Добавить в избранное Написатьь письмо
Heldis       Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Цикл мини, объединенный сквозными героями. Писались в разное время по просьбе разных людей и просто ради фана. АУ, без учета 7 книги. Внимание: по характеру это джен, но упоминаются любовные отношения между Поттером и Снейпом. Если Вы - идейный противник чего-то из перечисленного - скорее всего, Вам не понравится.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Нимфадора Тонкс, Северус Снейп, Гарри Поттер
    Приключения/ Юмор || джен || PG-13
    Размер: мини || Глав: 6
    Прочитано: 21678 || Отзывов: 31 || Подписано: 39
    Предупреждения: ООС, AU
    Начало: 27.03.11 || Последнее обновление: 16.02.12


Пока Ремуса не было дома

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


1.

- Ну, то есть, штаны можно даже и не снимать, - сказал Гарри Поттер, ерзая у стеночки.
В ответ раздалось глухое рычание разъяренного тигра.
- Тогда я пойду, снежок с дорожки раскидаю. Я быстренько.
Дверь за ним хлопнула, заглушая быстрое шлепанье босых пяток по лестнице.


***
Собственно, когда в камине нарисовалась чихающая голова Поттера, я делала генеральную уборку. Я в курсе, что все нормальные люди делают такие вещи ДО Йоля, Рождества и прочих водоразделов. Но как-то всё руки не доходили. А тут так все совпало – Рем в командировке, мама забрала Тэдди на пару дней, а у меня – отпуск. В общем, почему бы и нет? Может быть, если в этом доме станет хоть немного чище, у нас возьмет и заведется домовой эльф? Но это все лирика.

Одним словом, мне как раз свалилась на голову книжная полка, когда из камина раздалось страдальческое:
- То-о-онкс!
- Чего-о! – отозвалась я, выползая из-за кресла в поле зрения вызывающего. Выглядел Гарри взъерошенным и очень расстроенным.
- У меня к тебе дело государственной важности, - убито проговорил он.

Плохое начало.

Я уселась поудобнее, водрузила на голову диванную подушку, чтобы унять боль в ушибе хоть немного.
- Может, зайдешь?
- Не могу, - поморщился он. – Я на ассамблее защитников магического правопорядка в Цюрихе. Я и так-то нарушаю. В общем-то, в этом и дело.
- Говори.
- Сегодня день рождения Северуса, - печально сказал Гарри.

Здрасьте, приехали. А звучит так, будто он с утра умер.

- И что? Я должна голой выскочить из торта по этому случаю?
- Не совсем, - отозвался мой дорогой друг. Как это - не совсем? Выскочить наполовину?
- Мы всегда празднуем его вдвоем. Только вдвоем, - продолжал Гарри. Видно было, что слова даются ему с трудом, и я постаралась сосредоточиться. – Собственно, он никогда раньше его и не праздновал.

Бедный, бедный Северус. Но при чем здесь я?

- У нас традиция. Мы в этот день оба приезжаем домой раньше. Готовим праздничный ужин, общаемся, разговариваем, беседуем…
- Гарри, когда подряд идет «общаемся, разговариваем и беседуем» это называется одним простым словом «трахаемся».

Честное слово, у него уши покраснели!

- Блин, Тонкс! Да! И трахаемся тоже! Всю ночь, до утра, как чокнутые кролики. Довольна?

Как кролики. Надо же. Завидки берут.

- Но это потом. А вечером мы – раз-го-ва-ри-ва-ем. Едим торт, пьем чай. Он задувает свечи. Разворачивает подарки. Тихий, спокойный семейный вечер.

- Ну здорово, отлично. А я-то причем?

Он совсем завял.

- Мой доклад перенесли на дополнительное время, и я смогу быть дома только в восемь.

Я все еще не понимала. А Гарри волновался не на шутку.

- А Северус ждет меня в шесть! И он ни за что не поверит, что я не смог! Он опять вобьет себе в голову, что я не хочу с ним быть, сплю и вижу, чтобы сбежать, что мне не хочется проводить с ним время. Что я его не люблю на самом деле. И снова все мои труды насмарку. Но самое главное, - тут он поднял глаза, и в них было настоящее отчаяние, - самое главное – он будет страшно расстроен.

Страшно расстроенный Северус Снейп. Конечно, такого нельзя допустить.
- Чем я могу помочь?

Мерлин, каким счастьем и надеждой озарилось его лицо.

- Тонкс! Замени меня на эти два часа! Просто поболтай с ним, побудь дома, помоги готовить ужин. А я примчусь сразу же, как только смогу!

Подушка медленно сползла у меня с поседевшей головы.

Следующие пятнадцать минут прошли примерно в таком вот препирательстве:

- А почему бы тебе не…
- Я не могу аппарировать туда-сюда. С таких мероприятий все норовят сбежать поближе к концу, и в этом году организаторы закрыли аппарацию до официального окончания. Поэтому на ассамблее меня тоже нельзя заменить.

- А может, тебе взять справку?
- Какую? Справку для супруга, что провел лишние два часа на официальном мероприятии и список из шестисот свидетелей с заверенными показаниями?

- А просто ему сказать?
- Он не поверит и расстроится.

- А почему я?
Гарри вздохнул.
- А кого я еще могу о таком попросить? Рона?

Не-е-ет.

- Кого-то из близнецов?

Только если решил громко взорвать свой брак. Впрочем, я для этого – тоже очень удачный выбор.

- Гермиона сама здесь, а Джинни точно не согласится.

Еще бы она согласилась.

- Все. Остаешься лишь ты. Помоги мне, Тонкс! Ты моя единственная надежда.

Тоже мне, Принцесса Лея.

- А если…
- Не волнуйся. Он не очень-то склонен к лишним нежностям. Если ты это имеешь в виду.

***

Через камин Гарри переправил мне свой чемодан, зеркало для связи и пучок волос. Подделать его лицо я еще сумела бы, но голос... Любой аврор хранит дома что-нибудь запрещенное. У меня вот нашлась бутылочка с Оборотным.

Что поделаешь – друзей надо выручать. Особенно если от этих друзей слегка зависит твоя семейная жизнь в полнолуние. У Снейпа лучшее Волчьелычное в городе.

Потоптавшись еще немного у запертой темно-зеленой двери, я потерла маленькое зеркальце. В нем тут же отразилась перевернутая физиономия Гарри. Похоже, сидя там где-нибудь в своем президиуме, он спрятал зеркальце в складках мантии на коленях.
- Я не могу попасть в дом, - прошипела я. – Твой драгоценный Северюнчик шляется где-то, а ключа у меня нет. И я замерзла, тут снега навалило до жопы.
- Я тебе сейчас пришлю ключ совой, - прошептал он в ответ. К его чести, вид у него был очень виноватый.
- Из Цюриха?! Ты в уме? Ты хочешь, чтобы Снейп нашел у порога твой хладный труп с признаками обморожения? Быстро думай, как я могу проникнуть в дом, пока я не ушла!
- Труба! Камин в гостиной, – сообразил он. – Она достаточно широкая. А защита тебя пропустит, даже без оборотного.

Офигенно. Приятно узнавать, как тебе доверяют.

В гостиную я ввалилась с победным грохотом, в сопровождении внезапно увеличившегося чемодана, клубов сажи и пары поленьев, до того спокойно лежавших в камине.

- Что ж, признаю. Тебе удалось меня удивить.

Северус Снейп стоял на пороге гостиной, держа в одной руке уличную мантию, а в другой – коробку с тортом.
Сидя на полу, я улыбнулась во все гаррины тридцать два.
- С Днем рождения, Северус!

***

В следующие два часа я только и делала, что пряталась в укромных углах, чтобы пообщаться с зеркалом.

- Гарри, он спросил, кого ты видел на ассамблее.

- Гарри, он послал меня за сыром в погреб. Где у вас погреб?

- Гарри, вино какой страны он предпочитает в это время суток?

- Гарри, он требует, чтобы ты ответил насчет Антверпена в мае.
- Гарри…
- Гарри…
- Гарри…

Все остальное время я старательно отмалчивалась и улыбалась, отвечая только на прямые вопросы. Видимо, ничего противоестественного я не делала, так как Снейп выглядел довольным, улыбался и даже пару раз чуть было не замурлыкал какую-то песенку.

Мы приготовили мясо, овощи, выставили на стол вина, сыры и фрукты. Торт ждал своего часа. Гарри пора было уже появляться.
В кармане завибрировало зеркало. Наконец-то!

- Тонкс! – отчаяние в его голосе переходило все мыслимые границы. – Я еще задерживаюсь. На час минимум. Я нужен Министру на закрытом совещании. Пожалуйста, Тонкс!

Я как следует выругалась сквозь зубы.

- Все в порядке? – послышался голос Снейпа из-за стены. Естественно, для переговоров я спряталась в сортир.
- Все отлично, - грустно отозвалась я, и в порыве вдохновения добавила, - Просто крышка неожиданно упала.
- С тобой всегда так, - невозмутимо прокомментировал он.

Что, правда?

Что-то мне подсказывает, что такого количества тостов за себя любимого Снейп не слышал никогда. Я выпила за его блестящий ум, верное сердце, несомненный талант, прекрасное чувство юмора, железное здоровье, прекрасный цвет волос, будущие великие дела, ловкие пальцы и героический нос. Где-то на моменте с носом он и вышел из комнаты. Я мигом проглотила остатки вина из бокала и напряженно зашипела в зеркальце.

- Гарри, Гарри, мне кажется, он что-то подозревает! Он скорчил рожу и ушел. Что делать?
- Почитай ему что-нибудь вслух, - почти неслышно прошептал в ответ Гарри. – Он это любит, я так часто делаю.
- Что, что почитать? – я пригнулась за столом, шептала в зеркало, а сама выглядывала, не идет ли Снейп.
- Диккенса почитай. «Лавку древностей» или «Посмертные записки».

Ну и вкусы. Надеюсь, это у них не в качестве любовной прелюдии?

- Ты скоро?
- Не знаю. Не могу уйти – это может разрушить наши международные отношения.
- Имей в виду – пока ты там разрушаешь международные отношения, я тут разрушаю твою семью! – отчеканила я и захлопнула зеркало.

Снейп вернулся с пыльной бутылкой. Я уже устроилась на диване у камина с томиком «Записок Пиквикского клуба».

Тедди не засыпает без хорошей книжки на ночь. И хотя сам уже умеет читать, больше любит, если ему читаем мы с Ремом. Так что опыт у меня большой. И все, кто слышал, говорят, что у меня здорово получается.

В общем, я что хочу сказать. Чтение вслух для меня – вполне привычное занятие. Ежевечернее и очень расслабляющее. К тому же, после родов и кормления я так толком и не начала пить, так что употребленные две с лишним бутылки вина оказали эффект почти убийственный. Сначала за чтением я незаметно сползла Северусу на плечо, потом улеглась на живот, потом оказалось, что мы обнимаемся, а дальше дело дошло и до поцелуев. Конечно, все это ради Гарри и его спокойствия. Безусловно. Я целовала Снейпа и чувствовала, что…
… у меня на него ВСТАЕТ!

Парадные трусы Мерлина!

- Пойдем в спальню.

Мама!

- Иди первым, - порыв вскочить и удрать я подавила с большим трудом. – Я тут приберусь и сразу же прибегу.

Он посмотрел на меня немного удивленно. Видимо, Гарри никогда не проявлял большого рвения к хозяйствованию, особенно имея впереди перспективу скорого секса. В общем-то, я и сама подобного рвения никогда не проявляла.

Снейп ушел вверх по лестнице, а я сгребла бокалы и пустые бутылки и укрылась с ними в кухне.

- Гарри! Гарри! – я трясла злополучное зеркальце, терла его, даже плевала туда. Тщетно. Поверхность отражала только бешеные зеленые глаза, принадлежащие в данный момент времени мне.

Дело принимало неприятный оборот.

- Так! – твердо сказала я сама себе. – Я не хочу изменять мужу. Раз. Я не хочу, чтобы Снейп изменял Гарри. Два. Я хочу убить Гарри сама. Три. Точка.

И еще секунду подумав, я нашла выход.

***
Северус ждал меня в постели. Я вплыла в дверь спальни, левитируя перед собой поднос с вином и фруктами. Под прикрытием ананаса мне удалось применить одно невербальное заклятие, вычитанное в каком-то из старых дел. Его вербальная часть – Penis Passivus… В общем, всем все понятно. И я молила всех богов, чтобы не промахнуться.

Боги не подвели. Северус на мгновение напрягся, нахмурился. На бледных щеках проступил нервный румянец.

А у меня от счастья чуть слезы не полились – в кармане завибрировало зеркало!
- Готовься! – торжественно сказала я Северусу, удаляясь в сторону ванной комнаты. – Этот номер я репетировал специально к сегодняшнему дню.

В его глазах мелькнуло плохо скрываемое облегчение.

- Я буду через 20 минут! – прокричал Гарри из зеркала. – Сейчас нас везут к границе зоны аппарации. Я просигналю, как буду у двери. Найди повод выйти во двор.
- Угу, - буркнула я. - Поторопись.

Ладно. Пять яблок - пять свечей. Так, теперь нужны цимбалы. Этот номер я видела в каком-то клубе. Надеюсь, Снейп там не бывал. И, надеюсь, я упаду не сразу.

На мне оставались только брюки, когда Снейп резким движением сел на кровати, сдавленно выругался и закрыл лицо руками. Я замерла у стены, переступая с носка на носок. Он мрачно смотрел в пол.

- Я... Я, - начал он севшим голосом. Я напряглась. Настолько, что даже не сразу почувствовала дрожание зеркальца.

***

- Как он? Как все прошло? - с тревогой спрашивал Гарри. Я, приплясывая в тапочках и надетой на голое тело мантии, бодро кивала.
- Хорошо. Даже отлично. В какой-то момент именинник был расстроен, но, думаю, это уже прошло.

Еще бы. Убегая, я наложила Finite Inkantatem. А если я правильно понимаю эффект, то это похоже на выстрел из рогатки. Сначала долго-долго натягивали, а потом резко отпустили.
В общем, Гарри не должно быть скучно сегодня.

- Спасибо, Тонкс, - с чувством сказал он, обнимая меня. - Я в долгу.
- Ты себе даже не представляешь!

Надеюсь, это прозвучало с не меньшим чувством.

- Я пойду. Спасибо еще раз. Ты всегда можешь на меня рассчитывать, если вдруг что.
Зеленая дверь тихо закрылась за ним.

***
Шмыгнув носом, я пошлепала к границе аппарации.

Блин. Читать друг другу Диккенса.

Должно быть, это и вправду Любовь.




2.

Все стало кристалльно ясно в тот момент, когда я поняла, что люблю Северуса Снейпа.

Эта истина была простой, как бритвенный порез, и ошеломляющей, как супернова.

Я плакала и смеялась, сидя за кухонным столом. Рядом ножи вяло скребли тыкву на пирог. Но что за дело мне было до ножей? Какая нужда в пироге? Когда внутри меня сияли радуга и тысячи солнц.

Я. Люблю. Северуса. Снейпа.

Что может быть яснее?

Что может быть проще?

Что может быть счастьем большим, чем это?

Все остальное - просто пыль по сравнению с этой великой истиной, заполняющей всю меня, заставляющей звенеть каждую жилку в теле, наполняющей светом и солнцем каждую клетку.

С радостным хохотом я прошлась колесом по комнате. Тедди восторженно завопил из кроватки вместе со мной.

О, кстати, неувязочка.

Тедди.



Тедди пришлось временно отдать маме. Но это омрачило радость осознания лишь немного. Потом, когда я все устрою, я снова заберу сына.

И Рем меня обязательно поймет. Он ведь такой чуткий и деликатный. Он понимает абсолютно все. И мы все будем друзьями.
Как же иначе?



Мне обязательно нужно было рассказать Северусу, как много счастья ждет нас впереди. Странно, но камин оказался заблокирован. Ничего, мы живем слишком близко друг от друга, чтобы такая мелочь могла меня остановить. Десять минут - и я барабанила кулаками в темно-зеленую дверь.

Северус встретил меня в дорожной мантии. Стоя на пороге, я широко раскинула руки.
- Я люблю вас!

Господи, моим желанием было обнять весь мир, и дарить, дарить эту невероятную, случайно и неожиданно мне доставшуюся радость каждому, кто попросит, а в особенности - этому невероятному, так самозабвенно любимому человеку.

Он торопливо отступил вглубь комнаты.

- Тонкс, осторожнее. Не говорите ничего лишнего. Входите и присядьте.

- Северус! - мое сердце пело, и я пела вместе с ним это имя. - Верьте мне. Я люблю вас. Ничто не сможет изменить это. И я готова кричать о своей любви на всех перекрестках и площадях, если это понадобится! Я пройду за вами полмира босой, и весь остальной мир тоже, и брошу его к вашим ногам, если только это будет вам нужно. Я потушу все эти далекие чужие солнца, чтобы ничто не мешало вам спать ночами, и зажгу новые, чттобы вы могли ими любоваться! Я...

- Тонкс! - он надавил ладонями на мои плечи, принуждая меня сесть в кресло. Осторожно опустился передо мной, внимательно глядя в глаза.

Мерлин и Моргана! Как чудесно - чувствовать тепло его ладоней и тонуть в его глазах.

- Это проклятье, Тонкс. Сильное любовное проклятье. Дайте мне несколько секунд, и я избавлю вас от него.

Я расхохоталась, и, прежде чем он успел опомниться, обняла ладонями его лицо, стала целовать эти насупленные брови, усталые глаза, узкие нервные губы. Его ноги подкосились, и мы рухнули вместе на ковер, чем я не преминула воспользоваться, вложив в поцелуй всю радугу, которая переливалась в моем сердце.

- Северус, - нежно прошептала я прямо в его полуоткрытые губы. - Это не может быть проклятие. Потому что это - самое прекрасное, что случалось со мной в жизни.

- Тонкс, - он перекатился, оказавшись сверху. - Для вас не секрет, что я предпочитаю мужчин.
- Это ерунда! - я обхватила его еще и ногами. - Вы любили маму Гарри.
- Давно и платонически, - уточнил он.

Я мысленно представила себе долгую жизнь с любимым без секса. И нашла, что меня это не пугает.

- Я готова любить вас так, как это будет вам нужно. Все, что вы захотите. Просто будьте со мной. Я смогу подарить вам столько счастья, сколько вы не можете представить сейчас! Я обещаю - вам будет хорошо со мной. Как ни с кем другим.

- Тонкс, - он глядел мне прямо в глаза. О, Господи, что за восторг! - Предлагаю поступить так. Сейчас вы подниметесь и сядете в кресло. Я сниму проклятье. И если ваши чувства не изменятся, мы всегда будем вместе.

- Да! Да-да-да!!! - столько ликования, казалось, не может вместить мое маленькое тело, весь этот дом, эта невероятная, волшебная планета, на которой могут существовать такие чувства. Я уселась в самое прекрасное в мире кресло и снова раскинула руки в приглашающем объятии.

- Твори свои чары, любимый! И ты поймешь, что никакого проклятья не было!

***

- Ладно, хорошо, это было проклятье.

Мир как-то поблек. Снейп сидел в кресле напротив, сложив пальцы домиком. А я старалась не смотреть в его сторону.

- Говорил вам, - отозвался он. Я хмыкнула.
- Извиняться не буду.
- И не нужно. Забыли.

Нужно было сменить тему.

- Странно. Это не похоже на обычное действие проклятий. Слишком оно... светлое.

Снейп фыркнул.

- Это вы у нас светлая душа, Тонкс, - и договорил негоромко. - Как и Гарри.

Гарри... В моей голове, что называется, начал брезжить свет.
Эта внезапная влюбленность в Снейпа два года назад. Этот избыток позитива и энергии, который отличал его тогда... Что-то это все напоминает. Такое знакомое.

- Гарри? - я подняла голову и встретилась с напряженным взглядом Снейпа. Глядя мне прямо в глаза он кивнул.

- Да. Я понял, что он под проклятием почти сразу. Два года ушло на то, чтобы в нем разобраться и создать чары противодействия.

Ага. Значит, он все же не заколдовывал Гарри. Прошу прощения, профессор, это была гнилая мысль.

- И теперь? - осторожно спросила я.

Он пожал плечами.

- Я наложил чары перед тем, как он уехал с вашим волком. Он был под проклятием гораздо дольше, чем вы, но к возвращению должен быть... здоров.

Голос у него все же сорвался. Хотя внешне - все тот же Снейп. Зануда и язва.

- Кто же его так наградил? - поинтересовалась я. Если он, чего доброго, заплачет, это разрушит мою картину мира навсегда.

- Не знаю. Белла, возможно. У нее всегда было плоховато с юмором.

- А меня? - ну разве я могла не спросить?

- А вас - я. Отсроченное проклятие. Мне нужно было удостовериться, что чары работают. Только, похоже, я что-то напутал со временем. Все должно было произойти еще три дня назад. А так - вы едва успели меня застать.

Ну, да. Дорожная мантия. Чары подействовали, безумной любви больше нет. Значит, нет у него и семьи. Логично.


- Можно я вас ударю по лицу? - вежливо поинтересовалась я.

- Что, простите?

- Я хочу вам врезать, - повторила я, разминая пальцы. - Во-первых, вы рисковали моей семьей и моим рассудком, чтобы поставить эксперимент.

На его лице ясно читалась мысль "невелика была бы потеря".

- Во-вторых, вы намерены позорно смыться, не удостоив объяснений человека, с которым прожили два года. А этот человек, на минуточку, мой друг.

- Вы ничего не забыли? - язвительно поинтересовался он в ответ. - Проклятие там, все такое? Этот ваш друг сейчас, скорее всего, отмывает ершиком все интимные части тела и воет от ужаса на плече у вашего волка. К тому же, я послал ему сову с подробным отчетом.

- В-третьих, - невозмутимо продолжала я, - вы упорно называете моего мужа волком.

- Потому что он - волк, - буркнул он в ответ.

- И в-четвертых, за то, что вы - идиот, не способный сложить два и два.

Тут он обиженно вскинулся, и я от всей души навернула ему в челюсть, опрокинув назад в кресло.

- Объяснить? - определенно, вежливые вопросы сегодня - мой конек. Он хмуро кивнул.

- Обратная связь от жертвы эксперимента, - я уселась поудобнее, закинула ногу на ногу и приняла одухотворенный вид. - У меня полное ощущение, что здесь все дело в резонансе.

- Что за чушь?

- Поясняю специально для глухих. Чтобы проклятье подействовало так, как на меня и Гарри, для него должна быть какая-то чувственая основа. Что-то, на что ложится проклятие, и что оно усиливает до состояния эйфории. Я так ощущаю. Можете запереться в лаборатории и проверить мои выводы как-нибудь научно, но проще дождаться Гарри и спросить у него.

Снейп надолго замолчал. И это молчание было тяжелым, как чугун.
Наконец он проговорил:

- И что, вы хотите сказать, что в меня влюблены?

Я радостно кивнула.

- Было такое. На третьем курсе. Да и сейчас немного есть. Давно и платонически, в общем. Ну а что, я всегда предпочитала сложных и взрослых мужчин.

Он громогласно фыркнул. Не могу сказать, что где-нибудь там у него засветились надежда и радость, но зато он выставил недурственный десятилетний коньяк.


Кто же знал, что у него его ящик?

***

Рассвет и Гарри с Ремом застали нас, свернувшихся в обнимку на ковре перед камином, в окружении баррикад из стеклотары. Можно сказать, что мы со Снейпом высокопрофессионально нажрались.

- И как это понимать? - поинтересовался Рем.

- Я меняю пол, бреюсь налысо и ухожу от тебя к Снейпу, - глухо проговорила я, не в силах даже приподнять голову, лежащую на профессорском животе. Рем улыбнулся.

- Ясно. А почему налысо?

- Потому что волосы очень давят на мозг, - глухо отозвался из под меня Снейп. Голоса этим утром у нас звучали совершенно одинаково. Вот он человек, который меня понимает.

Я скосила немного глаза. Гарри стоял рядом с Ремом и, кажется, плакал. Хотя, возможно, это двоилось у меня в глазах.

- Спасибо, Тонкс, - одними губами прошептал он.

- Фигня вопрос, - также отозвалась я.

***

- Я только одного не пойму, - осторожно спросил Рем, после того как эвакуировал меня со Снейпа, принес домой и аккуратно разложил на диване. - Вы выпили. Разговаривали. Подрались немного. Но что на люстре делали твои трусы?

Что-то такое было... Надо просто вспомнить.

- О... Это... я показывала, как играть в резиночки, - руками я вяло попыталась изобразить, как натягиваю и отпускаю резинку. - Ничего больше не нашла. А они улетели ...

Рем счастливо рассмеялся, уткнулся носом мне в шею.

- Кому-то другому я, быть может не поверил бы. Но ты - это ты. Самая невероятная женщина на земле.

С этим я и уснула. Счастливая.




3.

- Северус… Хорошая киса… Кис-кис-кис. Ну не бойся меня. Кис-кис-кис. Это я, твоя подружка Тонкс. Смотри, что у меня есть… Ам-ням-ням, как вкусно. Киса-киса-киса.

Тонкая ветка опасно раскачивалась. Я пыталась балансировать, плотно обхватив ее коленками и размахивала в воздухе ядреным куском ветчины. Здоровенный котище наблюдал за мной с верхушки дерева, сильно накренившейся под его весом. Вот бы мне еще одну руку – тогда я смогла бы ухватить его за нагло топорщащиеся усы. Но ветку я не отпустила бы и за тысячу галеонов, а шмат ветчины Гарри отрезал размером с кирпич.

Я продвинулась по ветке еще на дюйм. Новенькие, первый раз надеванные джинсы грустно трещали по мере продвижения. Тут же налетел особенно сильный порыв ветра. Я с визгом схватилась за ветку обеими руками. Кот внимательным взглядом проводил спикировавшую вниз по красивой дуге ветчину. Хоть бы усом дернул, скотина.

- Ну, Гарри… Ну, Поттер… Ну держись у меня, - яростное шипение сквозь зубы вышло, мягко говоря, жидковатым. В этот миг и джинсы издали грустный прощальный треск и стали вдруг очень свободными. Черный котище громко фыркнул и начал таять в воздухе.

***

Верная примета: если в камине появляется голова Гарри Поттера – сейчас что-то будет. Во всяком случае, для меня она всегда сбывается, с тех самых пор как мы имели неосторожность поселиться по соседству. Благодаря дорогому незабвенному другу – а с недавних пор еще и начальнику – слишком заскучать я не успеваю.

Гарри хороший друг, и я его люблю. А Гарри любит Северуса Снейпа.
Собственно, это и есть проблема. В основном, конечно, для Гарри.
Но иногда и для меня тоже.
Вот как сегодня, например.

***

- Тонкс, зайди, пожалуйста к нам.

Ух, ты – никаких «не могла бы ты», «пожалуйста» и «как-нибудь». Что-то будет.

Шагнуть в камин – минутное дело. Блин, ну почему, почему я из их камина всегда выхожу вместе с дровами?
- Агуаменти! – Гарри затушил мои тапки. Выглядел он несколько необычно. Одна штанина висела клочьями до самого пояса, указательный палец и нос явно кто-то грыз, а руки усеивали свежие царапины. Пара таких же багровела на щеках и лбу. А когда он повернулся, оказалось что и футболка висит длинными полосами на расцарапанной спине.

- Привет, Гарри. С тобой пытался познакомиться особо крупный кролик?

Мой друг как-то странно взглянул на меня.

- Обещай, что никому не скажешь, и не будешь смеяться.

Обожаю истории, которые так начинаются.

- Обещаю. Я что, угадала?

- Нет, - Гарри кивнул на окно. – Я пытался поймать его.

На подоконнике размещался глиняный горшок со вполне невинной геранью. Решив, что речь явно не о горшке, я выглянула во двор.

На высокой липе сидел огромный черный кот, размером с сенбернара. Порывы ветра, раскачивающие его насест, похоже, зверюгу нимало не беспокоили. Котик наслаждался качкой, сверкал злющими зелеными глазами. И гаденько улыбался.

- Вы завели кота?

А что я еще могла спросить? Гарри почему-то густо покраснел и отвел глаза.

С нетерпением жду продолжения.

- Это должны были быть хвосты, - сдавлено проговорил он.

А?

- Хвосты, - еще более сдавленно повторил он. – Длинные, пушистые, подвижные хвосты. Спецзаклинание из секс-шопа. Дорогое.

Я сначала открыла рот. Потом закрыла. Моргнула несколько раз для храбрости. Потом все же спросила.
- Так это Снейп что ли?

Гарри грустно кивнул.

Следующие пару десятков минут я отчаянно гоготала над несчастьем одного из моих самых близких друзей. Это очень невежливо. Но сдержаться я просто не смогла.
Гарри взирал на меня с неодобрением, не забывая поглядывать и на кота на липе. Наконец, я смогла отдышаться и выговорить:

- Значит, ты превратил Снейпа в кота заклинанием из секс-шопа. А зачем тебе я?

И конечно тут же оказалось, что все гораздо хуже.

***

Достижение магической секс-индустрии срикошетило от остатков защиты, наложенной на Гарри за день для этого перед спецоперацией. Такая защита сама сходит на нет спустя определенное время. Никто из горе-любовников, конечно, не озаботился проверить, как там она, сошла или нет. Не до того людям было, понимаю. В итоге Снейп превратился в кота. И, похоже, начисто утратил память, человеческую личность и интеллект. В общем, все, кроме характера. И когда Гарри попытался расколдовать любимого, тот с шипением смылся под диван.

- Я пытался выманить его сначала курицей, потом рыбой, потом свежим «Вестником зельеварения». Он только шипел и завывал в ответ. В итоге я левитировал диван, но Северус удрал за шкаф. Я сдвинул шкаф и почти вытащил его за хвост, - Гарри рассказывал все это с таким удрученным лицом, что из уважения к его горю я очень старалась не ржать. Выходило, честно признаюсь, плохо.
- Тут он меня покусал и порвал штаны. Потом взлетел на шкаф, оттуда спрыгнул мне на голову, укусил за нос и нагадил на футболку.

Тут я не выдержала и все же расхохоталась. Замаскировать смех рыданием не удалось. Гарри, глядя, как я катаюсь по дивану, кажется, тоже уже начал несмело хихикать.

- Потом он забрался на стелаж в библиотеке. Он бы в этот момент сам себя прибил за "когтями по ценным экземплярам". Это же под самым потолком. Тогда я на метле поднялся вверх, а он снова меня укусил, спрыгнул, рванул на второй этаж и забился под ванну. Тут я, признаюсь, немного вышел из себя, и попытался выкурить его оттуда рукояткой метлы.
- Ничего, потом купишь новую, - хихикнула я. Гарри тоже усмехнулся.
- В общем, из-за метлы я порядком озверел, свинтил душ и начал лить под ванну воду. И когда он выскочил, шарахнул по нему Ступефай. А он заорал и исчез.

Опа.

- Гарри, коты не исчезают.
- Этот исчезает. Обнаружился уже на липе. Сидит там. Раньше орал, теперь просто сидит. Меня к себе не подпускает - сразу начинает исчезать. Я уже все перепробовал.

Настроение у моего друга снова испортилось. Выглядел он при этом настолько расстроенным, что помочь хотелось немедленно и как-нибудь навсегда.

- Может, его оттуда камнем сбить? Или палкой.

Это предложение энтузиазма не вызвало. Зато он выдал встречное.

- А давай позовем Ремуса, и он на него погавкает?

Воображение тут же взбодрило меня роскошной картинкой: Ремус в любимом желтеньком халате сидит на корточках под деревом и сосредоточенно гавкает на кота.

- Гарри, я сочувствую твоему образованию, но волки не гавкают. Может, проще подождать, пока он захочет жрать и спустится сам?

А эта идея привела Гарри в ужас.

- Его нужно оттуда снять, Тонкс. Во-первых, вдруг он испуган и не может спуститься?

Тоже мне, беда. Ослабеет от голода и свалится. Делов-то. Впрочем, озвучивать эту мысль вслух я не стала.

- А во-вторых, я не знаю, когда закончится действие заклинания. Представляешь, он переместится куда-нибудь далеко, и окажется там без палочки и в одних насупленных бровях!

Перед глазами тут же встала картинка: Снейп в бровях сидит на вершине липы, а снизу на него в халатике гавкает Ремус. Чтобы отвлечься, я еще раз строго оглядела предмет нашего разговора.

- Кстати, а почему он такой здоровый?

Гарри вздохнул.

-А вот это еще одна проблема. Он увеличивается.

- Котзилла! - завороженно проговорила я. Теперь перед глазами вставали картины разрушенного Лондона. Вот огромная кошачья лапа раздавила Колесо обозрения, а кончик хвоста легким толчком отправил на орбиту Биг Бэн...

- И Снейп-Конг, - с грустным вздохом подытожил мой друг.

Дело неожиданно приобретало, так скажем, БОЛЬШОЙ резонанс...

- Снять его - это полбеды, Гарри. Его ведь еще нужно удержать. Чем, спрашивается, можно поймать исчезающего кота?

***

- Конечно же, Сачком для Чеширских котов, - ответила мне из камина Луна Лавгуд. Я уже мысленно передавала большой привет тем, кто говорил мне, что после замужества она вполне вменяема, когда она добавила. - Они уже давно не встречаются, эти Коты. Но я думаю, что в "Волшебном зверинце" должна бы лежать пара-другая Сачков.

***

Вот так я и оказалась на дереве с куском ветчины. С другой стороны лысой верхушки парил на метле и в мантии-невидимке Главный Аврор Поттер. Впрочем, видны были только ноги в красно-желтых вязанных носках, хвост метлы и огромный, ярко-розовый сачок для котов. Моей задачей было сделать так, чтобы всего этого не заметил Снейп.

***

- Стой, скотина! - я отчаянно рванулась к растворяющимся в воздухе усам. Одновременно сверху обрушился целый ворох розовой прозрачной сетки. Кот яростно взвыл, материализовался обратно, и всеми зубами вцепился мне в руку. А пасть к этому времени была будь здоров. Забыв о том, что ветка раскачивается и лететь вниз очень долго, я, злобно ругаясь, заматывала кота сеткой. Получившийся воющий кулек Гарри благополучно доставил на землю, а потом мы заперли его в спальне, предварительно завязав горловину сачка.

Англия была спасена. В очередной раз. И об этом никто никогда не узнает.

***

Залечив друг другу раны и худо-бедно убравшись в развороченном доме, мы сидели в гостиной и слушали многообещающий вой из спальни.

- Скучно у вас, - задумчиво проговорила я. - Пойду я, пожалуй.
- Давай, давай, - вздохнул Гарри. - Бросай друга в беде.
- Надо будет еще погавкать - зови, - сказала я уже из камина.
Стоптанный поттеровский тапок вылетел вслед за мной, шлепнувшись на лоскутный коврик.

"Хорошо дома. Тихо так", - подумала я.

И , на всякий случай, заблокировала камин.




4.

- … и – опля! – раздается громкий звук, как будто кто-то пустил звонкого петуха!
- Фу, Рон, - Гермиона поморщилась, а щеки ее порозовели от смущения. – Тебе не кажется, что этот юмор как-то дурно пахнет?
- Нет, что ты! – замотал Рон головой. – Совсем ничем не пахнет. Можно даже какой-нибудь приятный запах сделать. Главное – что штуковина абсолютно незаметна!

Вечер пятницы мы проводили у Гарри. Снейпа, по обыкновению, не было. Рон рассказывал о новинке, что вот-вот появится в магазине. Перышки-пердушки, или что-то в этом роде. Гермиона, что бы она не говорила о работе мужа, не отпускала его руки. Молодожены. Тед, умаявшийся за вечер, сладко сопел, обнимая диванную подушку, плюшевого пегаса и игрушечную метлу. Под подушкой, кажется, тоже что-то хранилось.

Я отошла к окну. За ним все также лило.
Рем почти две недели в Румынии.
До чего тоскливо.

- Скучаешь?
Гарри стоял рядом, заложив руки в карманы домашних брюк. Молодожены куда-то исчезли. Должно быть, целоваться на кухню, под предлогом заваривания чая. Я отрастила огромные ноздри, уперлась ими в стекло. А печальные заячьи уши выросли, кажется, сами собой.
- Вижу, - сам себе ответил Гарри. Я выдала душераздирающий вздох.
- Выходные. Съезди к нему, если хочешь.
Уши немедленно поднялись торчком.

***
- Съезди к нему, - сказал мне Гарри Поттер на тринадцатый день командировки Рема в Румынию. Дорогой начальник, должно быть, испытывал чувство вины, глядя все эти дни в мою унылую физиономию, поскольку на приказе красовалась именно его подпись. К тому же вторую неделю наша половина Англии мокла под проливными дождями особой противности, по утрам смерзающимися в чудненький, ломкий в лужах но очень скользкий на ступеньках ледок.
- Съезди к нему, - сказал мне этот образчик человеколюбия. – Я присмотрю за Тедди. Разве зря я крестный?

И я не устояла. В самом деле – метнуться хотя бы на денек к Рему, пока дорогой друг Гарри оттачивает аврорские навыки на крестнике. Может ли что-то быть лучше?

А эти навыки с Теодором оказываются подчас крайне полезны. Не зря мама так полюбила уезжать подальше на выходные в последние полгода, и не выдает, куда именно. Что поделать – растет сын.

- Мамочка сейчас уедет, - ласково говорила я сынишке, глядя в его кристально чистые лазоревые глазенки. – Но скоро вернется. А с тобой останется дядя Гарри.
- Гайи! Гайи! – радостно залопотал и захлопал в ладоши Тед, а макушка его потемнела и приобрела такой знакомый взъерошенный вид. Еще бы он не любил дядю Гарри. Они немало мебели развалили вдвоем в этом доме. Не беда - зато мы постоянно обновляем интерьер.

Успокоенная, я сунула в карман уменьшенную сумку и наклонилась было завязать шнурки…

Вот, бывают плохие дни, когда с самого начала - задница задницей. Бывают, ничего. А бывают такие, как этот. Не каждый день, наклонившись, видишь между коленками, как твой любимый сынуля машет на тебя твоей же волшебной палочкой, которую ухитрился стянуть со стола за те две секунды, что ты на него не смотрела. Машет, и что-то радостно лопочет. А ты еще успеваешь набрать воздуха в легкие и протянуть ручонку к любимому мерзавцу... А потом - все. Ты носом упираешься в диван, не можешь дышать, не можешь пошевелиться, покрыть сынулю добрыми словами. Даже моргнуть - и то не можешь.

Потому что ты, мать твою, плюшевая жаба в перьях!
И все, что ты можешь - удрученно, без перерывов, взирать на мир выпученными глазами с высоты роста сидящей собаки.


Ничего, утешала я себя. Все в норме. Дышать вроде не нужно. Поначалу рефлекторно хочется, а потом ясно, что без надобности. Вот-вот придет Гарри, а уж он не пропустит такую улику - лежащую на полу палочку. Он догадается, что к чему, и освободит меня. Поржет, конечно, да и кто бы утерпел в такой момент. И я спокойно отправлюсь к Рему, как и планировалось.

- Тонкс! Это я, Гарри. Можно? - послышался голос из камина.

Да входи уже, не томи!

- Гайи! Гайи! Гайи! - Тедди с воплями радости помчался к любимому крестному. Моя волшебная палочка, поддетая сыночкиной ножкой, красиво и быстро закатилась под диван. Я бы скрипела зубами от досады, но у плюшевой жабы таковых не наблюдается.

Блин. Наверное, и правда не стоило превращать папу в пони для ребенка. Особенно на глазах у ребенка. Похоже, было в педагогической поэме, продекламированной нам Снейпом после того Дня рождения Тедди, некое рациональное зерно.
Снейп - великий педагог. Куда бы деться.
Ни за что ему не скажу.

- Странно, почему Тонкс нас не дождалась?

Ну, Гарри ну пожалуйста! Подумай еще немного и сопоставь мое отсутствие с новой странной деталью интерьера…

- А чего ты ожидал? Ковровой дорожки? Оркестра? Здравомыслия?
Северус Снейп собственной персоной выдвинулся из камина. В просторной домашней мантии, удобных домашних туфлях и с моей заколкой в волосах. Так вот где я ее посеяла. Интересно, своих он из принципа не держит?

У нас перед камином есть ступенька. На нее очень удобно ставить кружку с кофе, когда валяешься у огня с книжкой. И очень удобно на ней оступаться, когда из камина выходишь. За что не люблю Снейпа – на него карма ступеньки совершенно не действует. Должно быть, в его мире ее просто нет.

- Или, может быть, хорошего вкуса? – это он увидел жабу, то есть, меня. – В любом случае – напрасно.

Эй, ты на себя-то давно смотрел, образчик вкуса? Между прочим, выбирай выражения, когда говоришь о первом опыте моего сына в трансфигурации. Сам ты в его возрасте только из козюль куличики лепил!

Снейп вздрогнул. Брови его сошлись на переносице, а в глазах появилось то выражение, какое бывает у Рема, когда он пытается определить источник одному ему слышимого запаха.
Мерлин! Он же меня, кажется, слышит! Ну, или чувствует что-то.

Снейп! Северус! Это я! Жаба – это я! А я – это Тонкс!
Блин, а вы сами пробовали громко и целенаправленно мысленно орать?

Лицо Снейпа осталось непроницаемым, хотя взглядом он так и сверлил меня. Потом, очень небрежным тоном, словно бы невзначай, он поинтересовался у Гарри:
- Так ты говорил, Тонкс предлагала сбить меня с дерева камнем, когда ты превратил меня в кота?
- Было такое, - подтвердил Гарри, энергично подкидывая в воздух визжащего Тедди. – Не такая уж дурная идея. А почему ты вспомнил?
- Так, просто, - еще более небрежным тоном отозвался Снейп с моего дивана, аккуратно разуваясь и укладывая голые ноги мне точно между глаз.

Ну, Гарри! Ну, Поттер! Трепло несчастное!

На губах Снейпа змеилась довольная ухмылка. Он устроил пятки поудобнее.

- И открой мне уже, наконец, страшную тайну. В тот мой день рождения, когда Шеклболт сдернул тебя в Цюрих, у нас дома тебя заменяла Тонкс?

Мне капец.

Гарри замер, разинув рот. К счастью, в этот момент они с Тедди уже кидались подушками. Сыночка с радостным визгом начал лупцевать оторопевшего дядю диванной «колбасой». Я в это момент была всецело на стороне чада.

Снейп картинно прижал руки к груди.
- Только не говори, что это был Люпин!

- Тонкс, - Гарри несколько оправился от потрясения. – Как ты узнал?
- Догадался, - усмехнулся Снейп. – Но об этом мы поговорим позже.
Тяжелый взгляд остановился на Тедди.

Ребенка не трожь, гад ползучий!

- Тедди, - дружелюбно спросил Снейп у моего сына, и голос его просто истекал медом. - Хочешь покататься на жабке?

Еще бы Тедди не хотел!

***

На жабке катались с полчаса. По всему дому. По мебели. По стенкам. Жабка без устали скакала и скакала, брала барьер за барьером, теряя по дороге перья и блестки. Снейп с недюжинным энтузиазмом перемещался вслед за жабкой, придумывая для нее все более фантастические трюки. Тедди визжал от восторга, намертво вцепившись в лохматую жабкину шкуру и колотя пятками по ее бокам – быстрее, быстрее!

Потом Снейп, видимо, устал, и жабка стала летающей. Счастью Теда не было границ. С оглушительным «уаааааауууууу тыдыдыдыдыдыщ!!!» кружил он по комнате, иногда срываясь в пике почти до самого пола, а следом носился взмокший и также радостно вопящий Гарри, с успехом изображая попытки захвата воздушного судна. Снейп с довольным видом дирижировал всем этим из кресла.

Наконец, выдохлись все. Гарри рухнул во второе кресло и подбросил крестнику игрушечную метлу. Снейп оставил жабу парить в воздухе, и Тедди теперь неспешно греб по комнате, как по озеру, используя метлу в качестве весла.

***
Мне сверху все было отлично видно. Гарри отдышался, вытер футболкой лицо. Потом посмотрел на Снейпа с умиротворенным лицом сидящего в соседнем кресле. С ласковой улыбкой он любовался мной, парящей прямо над ним. Вопрос Гарри заставил его глаза округлиться.

- А ты никогда не думал о детях?
- В смысле?

Гарри очень старался выглядеть незаинтересованным.

- Знаешь, некоторые пары так делают. В неволшебном мире есть понятие «суррогатная мать»…
- Не объясняй, я понял, - Снейп быстро справился с собой. – Мы с тобой Тонкс попросим. Она добрая, не откажется. Одного тебе, одного мне.

Этого мне хватило! Остатки волшебства Тедди разорвало волной моей ярости. А штаны разорвало моей дорожной сумкой, которая вдруг решила увеличиться прямо в кармане. С оглушительным матом я сверзилась с потолка Снейпу на голову. Вместе мы перевернули кресло и покатились по полу. Расколовшийся флакончик окружил нас роем радужных чувственных пузырей, а на лампе повисли вылетевшие из сумки стринги с кроличьим хвостиком. Из под потолка заливался хохотом Тедди на метле.

Я на Снейпе, трусы на люстре. Все как полагается. Разве мог Рем выбрать другой момент, чтобы появиться дома?
- Вечеринка? – хладнокровно поинтересовался мой муж.

***
- У меня весь день сердце было не на месте, - поделился Рем, когда мы уже легли. Был один плюс во всем этом – Тедди заснул еще за полметра до подушки. – Не усидел, примчался.
Он усмехнулся мне в волосы.
- Но такого я, конечно, представить себе не мог.
Я только засопела в ответ. Вот что бывает, когда твои друзья - …!
Рем продолжал хихикать.
- Непременно порадую Минерву успехами сына по ее предмету.
- Только попробуй – и в следующий раз жабой будешь ты.
- Я уже был пони. Теперь твоя очередь.

Под сопение мужа стала засыпать и я.

После Рождества у Снейпа цикл лекций в Школе Авроров.

Как там, Рон говорил, называются эти их незаметные штуковины…

Перышки-пердушки?

Ну-ну…




5.

Поздней осенью мне скучно. За окном льет и льет, последние листья по утрам грустно вмерзают в лужи. Хочется к солнцу. В Прованс, например, куда мама увезла Тедди. Что мне мешало поехать с ними? Все равно ведь полнолуние, и Рема дома нет. После того случая в Хогвартсе он всегда встречает полнолуния только в безлюдных местах.

Уикенд в одиночестве! Кошмар. За вчерашний день я отдраила дом до блеска, включая подвал, три раза переставила книги в шкафу - по цвету, по названиям, по фамилии автора, выбросила все, что сломалось и отказалось чиниться, взорвала кофеварку, начала и бросила пять книг и семь фильмов, и теперь совершенно не представляла, чем заниматься еще целый один безумно долгий одинокий день…

И тут, как нельзя кстати, в стекло постучала почтовая сова.

У Снейпа странная привычка извещать о своем скором появлении письмом. Именно извещать - разрешения зайти он, как правило, не спрашивает.

Что ж, есть в этой привычке польза - я успею подготовиться.

***
- Шаманские ритуалы? - холодно поинтересовался Снейп. Его суровый взор молниеносно перескочил с висящих на люстре кружевных трусов на мое невинное лицо.
- Все равно каждый раз этим заканчивается, - пояснила я. - Лучше уж сразу.

Он только скорбно, по старушечьи, поджал губы, всем видом транслируя «терпение на исходе, но не хочется пачкать руки и лень прятать труп».

Это всегда приятно, когда тебя любят.

- Мне нужна ваша помощь, Тонкс, в одном деликатном деле.

Йо-хо-хо!

- Ну, я даже не знаю, - протянула я, похлопав ресницами. – Я в последнее время так занята…
- Понимаю, - очень дружелюбным голосом отозвался Снейп. – В наш век скоростей и круглосуточной занятости так сложно выкроить часок-другой, чтобы хотя бы сварить зелье одному знакомому волку…

Все, поняла, поняла. Повыпендриваться не сезон.

- Впрочем, - безупречно светским тоном продолжила я, - для друзей я всегда готова пожертвовать чем угодно. Располагайте мной сегодня.

- Прекрасно, - Снейп деловито устроился в кресле. – Есть один крайне редкий цветок. Растет исключительно в горах Большого Кавказа, в самых труднодоступных местах, почти на границе ледников. Цветет три дня в году в полнолуние.
- Ага, - глубокомысленно отозвалась я. Какое замечательное совпадение, что сейчас как раз полнолуние.
- Добыть его считается делом почетным. Такой цветок, подаренный любимому человеку – почти Нерушимая клятва.

Сейчас просто заплачу.
- Цветок крайне чувствителен к магии, пока не срезан. Малейшие её следы убивают растение. Поэтому добыть его сложно. Мне нужен этот цветок.
- Ага, - снова глубокомысленно повторила я. – А я при чем?
- Ах, да, зачем же мне вы, - сузил глаза Снейп. – Собрать цветок без ущерба для его магии может только невинная дева.

Упс.

- Не хотелось бы вас огорчать, - осторожно начала я, – но вот как раз ЭТУ деталь организма я не могу воспроиз…

Снейп закатил глаза.

- Я вас умоляю, Тонкс. Вы же не думаете всерьез, что высокогорные цветы устраивают каждой девице, приползающей за ними, гинекологические осмотры?

Я почувствовала, что краснею. Конечно нет, не думаю. Потом представила соответствующую картинку и чуть не подавилась.

- Разумеется, речь идет о состоянии души. И судя по тому, как горят ваши уши, оно у вас подходящее.

Ну да, ну да. Знал бы ты, от чего на самом деле они горят. Что ж, профессор, если от моих мыслей ваши цветочки завянут, виноваты будете вы сами.

- Я рассчитывал заполучить Лавгуд, - продолжал тем временем Снейп. – Но та досадная случайность порушила мне все планы.
- Это вы о ее долгожданной и давно запланированной беременности? – уточнила я. Снейп только поморщился.
- И как вы вообще еще ухитряетесь любить Гарри? – покачала я головой. Он бросил на меня долгий сумрачный взгляд.
- Сам не знаю. Через час у меня. Не опаздывайте, портал ждать не будет.

***
Собралась я быстро, и уже через сорок минут радостно шлепала в новеньких резиновых сапогах к их с Гарри дому. В преддверии приключений даже окружающая серая слякоть стала казаться бодрой и позитивной. К тому же не следовало упускать возможность наследить грязью в гостиной у Снейпа. Поэтому путь к парадной я срезала по перекопанной клумбе, давно превратившейся в озеро жидкой грязи.

- Итак, с чего начнем? – радостно поинтересовалась я, промаршировав по белоснежной каменной плитке. На блестящей поверхности остались крупные волчьи следы – такой уж рисунок подошвы у этих сапог.

Снейп молча пустил за мной тряпку из чулана.
Ну и ладно.

- Зачем вам резиновые сапоги?
- Вы, кажется, сказали «Кавказ»? Там же ни одной нормальной дороги наверняка нет.
- Я, кажется, сказал, «горы».
- Значит, тем более нет!

Горные ботинки лежали у меня в рюкзаке. Как и много других полезных вещей. С моей-то способностью влипать только это и остается - быть предусмотрительной.

Сам он тоже не то чтобы очень походил на покорителя гор. Во всяком случае, отправляться туда он собирался в том же пальто, в котором обычно выходил в магазин. И с небольшой сумкой. Что сказать – с Лавгуд они бы отлично смотрелись.

Портал увлек нас в обычный выжимающий нутро водоворот и с бодрым чпоканьем вытряхнул. Точно в болото. Омерзительная ледяная жижа радостно потекла во все щели, как родная приникая к трепещущему тельцу. К счастью, когда я, чертыхаясь, поднялась с пятой точки, глубины в болоте оказалось всего по колено. Но все равно выше голенищ сапог. Рядом Снейп плевался тиной.

- Кажется, тот, кто делал портал, вас не очень любит, - светским тоном отметила я, услышав в ответ нечто нечленораздельное, но явно непечатное. – Вы у этого человека случайно не преподавали?

В начинающихся сумерках мы шлепали по заболоченному лесу и искали горы. У Снейпа была карта – белый лист, испещренный волнистыми линиями, странными значками и цифрами. Еще на этой карте были три расплывшихся красных кружка, обозначающих места предполагаемого произрастания цветков. Надо ли упоминать, что они были единственным, что мы на этой карте поняли? По счастью, на ней все же были обозначены и стороны света, а я прихватила папин компас. Так что существовала вероятность, что мы идем в верном направлении.

И все же я не могла не восхищаться Снейпом в те минуты. Кто бы мог подумать, что он на такое способен? Отправиться черт знает, куда, чтобы принести любимому человеку самых редких в мире цветов.
Это дорогого стоит.

- А это точно Кавказ? – поинтересовалась я после часа пути. Уровень болота понизился, так что я смогла, наконец, вылить воду из сапог. – Может быть тот, кто делал портал, не любит вас еще больше, чем мы думаем?
- Я его сам делал, - сквозь зубы процедил Снейп.

Ух ты. Наверное, это должно было меня успокоить?

- А вот извините за вопрос,- ласково продолжила я, обращаясь к его мелькающему среди берез пальто. – У нас же есть разрешение на пребывание в чужой стране?
- Нет, - отозвалось пальто. Я с трудом могу судить об эмоциях одежды, но, кажется, никакого раскаяния оно не испытывало. – Тут такой бардак, что никто не заметит.
- Я слышала, что этот бардак называется «гражданская война», - уточнила я.
- Не в этой части, - уверенно отозвалось пальто. Ладно, поверим.
- Тогда следующий вопрос. Это ничего, что я – действующий аврор и, в принципе, могу считаться вооруженным вторжением на территорию чужого государства?
- Значит, сначала нарвем цветов, а потом пойдем захватывать почту, телеграф и телефон,- съязвило нахальное пальто.

Диалог с одеждой вышел дивный. Дышалось все тяжелее – последние полчаса мы явно шли в гору. Под ногами больше не хлюпало, да и лес начал редеть, что было очень кстати, так как давно стемнело. В рюкзаке у меня был фонарик, но пользоваться им я опасалась. Уверенность Снейпа в том, что воюют в другой части страны, была сильно подмочена в моих глазах давешним болотом.

Он остановился. Я прибавила шагу, нагоняя. Тут, очень некстати, мне пришел в голову еще один вопрос.
- А как вы думаете… - начала я и умолкла.

Лес кончился. Крутой, покрытый складками холм уходил дальше вверх. На его склонах попадались крупные камни и обломки – подарки, оставленные в незапамятные времена ледником. А еще выше, на фоне усеянного звездами неба, вздымались отвесные скалы, напоминающие очертаниями руины древнего замка. И нам явно нужно было туда.
- Вы что-то сказали? – переспросил Снейп, не отводя взгляда от скал. В этот миг ровно из-за них на небо выкатилась серебряная Луна.
- Да, - отозвалась я, глядя не нее. – Вы не знаете, есть ли тут волки-оборотни?

***

- Это ведь не совсем цветы, - мечтательно проговорил Снейп, когда мы уже отдыхали внизу у подножия отвесной скальной стены. В руке он вертел тоненькую сиреневую веточку с одуряюще пахнущими серебристыми шарами на тонких стебельках. Я вяло подняла взгляд. Карабкаться пришлось в основном мне – уж на невинную деву Снейп точно не потянул бы. А я, как выяснилось, вполне потянула. Должно быть, пока я пыхтела от натуги, выискивая щели и выступы на чертовых камнях, все мысли из головы улетучились напрочь, оставив одну чистую пустоту.

- Их семена разносит ветер, - голос Снейпа был все так же задумчив. – Но из этих семян на плодородной почве вырастает нечто иное, совсем не похожее. Это растение, в свою очередь, дает ягоды. Их склевывают птицы. И вот тут-то начинается самое интересное.

Он повернулся ко мне. В свете луны его лицо было совершенно белым, как у вампира.

- Оказавшись внутри птицы, семечко пробуждается. Оно прорастает сквозь ткани невольной хозяйки, тонкие жгутики врастают в ее нервы, заставляя ее повиноваться воле паразита. Семечко заставляет птицу взлететь как можно выше, в недоступные никому другому скалы. Там птица умирает, а из ее тела вырастает цветок…
- Фу, - скривилась я. – А вы уверены, что Гарри такая гадость понравится?

Он удивлено взглянул на меня.
- А причем здесь Гарри? Мне для работы нужно.

Тут мне захотелось убить Снейпа первым же попавшимся камнем и скормить его драгоценным цветкам-птицеедам. Но мне помешал хищный вой, раздавшийся в очень неприятной близи.

Мы оба вскочили.
- Что это?
- Понятия не имею.

Ответ на этот вопрос поступил куда быстрее, чем нам хотелось бы.

Огромными прыжками к нам приближалось существо, которое смело можно было бы назвать драконом, будь крылья, болтавшиеся на его спине, больше. Роговая чешуя блестела в лунном свете. Как и длинные белые зубы. Чудовище снова взревело и выпустило сноп огня.

Тут не водятся волки-оборотни. Тут, блин, водятся драконы-оборотни!

- Бежим! – заорала я и помчалась вниз по склону, соперничая с неизвестным ящером в длине прыжков.
- Портал! – прокричал Снейп, ничуть не уступивший мне в скорости.
- Где!?
- Делай! – рявкнул он в ответ, на бегу посылая в монстра какое-то заклятье. Тот этого, кажется и не заметил.

Легко сказать, делай портал. Это и в обычных-то условиях непросто, а уж если ты удираешь по склону горы от недоделанного дракона…

- Быстрее!!! – заорал Снейп, обгоняя меня. Чудовище подпалило ему пальто.

Я нацелила палочку на ближайший по курсу валун, прокричала «Портус»! Снейп схватил меня за руку и мы с разбегу прыгнули. Удар о камень вышиб из меня дух.
«Яичница с беконом», - подумалось мне. Кушать подано.

Но время шло, а кушать никто не торопился. Вокруг стояла тишина. Я осторожно открыла глаза. И прямо над собой увидела собственные трусы, висящие на люстре в моей гостиной. Кружево почти касалось моего носа.
И как я могла забыть, что портал тоже перемещается?
- Он мог быть размером с весь дом, - философски отозвался на мою ругань Снейп.

И верно. Что бы ни случилось – всегда могло бы быть и хуже.

***

- Вижу, Северус заходил, - Ремус кивнул на люстру.

Блин. Совсем о них забыла. В следующий раз когда решу глупо пошутить…
- Заходил, - как можно невиннее улыбнулась я.

Ремус оглядел гостиную.
- И у нас ремонт…

Я продолжила натянуто улыбаться. Еще бы не ремонт. Поле того как кусок кавказских гор материализовался в комнате, в ней ни одной целой вещи не осталось. Если не считать люстры с трусами.

Ремус снова перевел взгляд на меня.
- Ты точно ничего не хочешь мне рассказать?

Хм… Дай подумать. Рассказать действующему сотруднику Министерства Магии, как нелегально проникла на территорию чужого государства и нанесла ущерб его наверняка охраняемой флоре и фауне? Увольте.

- Неа, - помотала я головой.

В этот момент подо мной развалилось кресло.

***
А через три месяца Снейп запатентовал новое зелье. Оно принесло ему деньги, славу, собственное почетное место в истории науки. Все то, в чем он так нуждался. Его имя вмиг встало в один ряд с именем Фламеля и так далее и тому подобное.

Что за зелье? Скажу одно.
В полнолуние Ремус теперь может оставаться дома.
Потому что он остается человеком.


Глава 6


Мне никто так ни разу и не объяснил, почему на метаморфов не действуют сращивающие кости заклинания. Нет, объяснять-то объясняли, но в основном эти разговоры крутились вокруг того, почему их НЕ ПРИМЕНЯЮТ к метаморфам. Особенное впечатление на меня произвела одна гравюра, изображающая юную особу в напудренном парике и фижмах, щеголяющую саблевидными выростами по полметра на каждом локте.

Как объяснил мне добрый колдомедик еще тогда, в мои веселые семь, с семнадцатого века наука в вопросах здоровья метаморфов так и не продвинулась. Как добавил он же на прошлой неделе - магия вообще очень сложная и мудреная штука, и знаем мы о ней до сих пор чертовски мало. Соглашусь. Вот, к примеру, волшебник может получить искусственный глаз, который будет видеть сквозь стенки, но зато избавить его от ношения очков магическая медицина бессильна. Чудеса да и только.

В общем, постольку-поскольку, мы с моей сломанной ногой обзавелись отличным гипсом и осели дома на две недели. Зелья метаморфам, к счастью, можно, так что к концу месяца нога должна была быть как новенькая. Но напрягать ее все это время категорически не рекомендовалось.

К счастью, у меня есть любящий муж и друзья. Поэтому когда встал вопрос о том, как мне передвигаться по дому, если аппарировать запретили, решение быстро было найдено…

***
- Mobilicorpus! - прищелкнув пальцами, сказал Гарри Поттер. - Сама на себя накладываешь, и дело в шляпе.

Нет, я вообще-то очень добрая. Это Снейп на меня дурно влияет. Поэтому, когда Гарри отошел в кухню сделать нам всем еще лимонада, я отрастила длинные седые патлы, придала лицу сильный оттенок разложения, наложила на себя Mobilicorpus и мстительно поплыла в сторону кухни. Рем и Снейп радостно поперлись следом, причем супруг быстро дотолкал меня до двери, а Снейп еще и украсил мне запястья отличными звонкими кандалами. Кто из них организовал понижение температуры и изморозь на стенах, они так и не признались.
Разве можно поверить, что эти люди друг с другом и разговаривают-то раз в сто лет?

Гарри, насвистывая, лил в содовую мятный сироп, а я, покачиваясь, висела за его спиной в полуметре от пола, протянув к шее друга иссохшие длани с загнутыми белесыми когтищами. Тихое позвякивание кандалов привлекло его внимание, он обернулся...

После того, как мы отчистили от сиропа кухню, меня и Гарри, он согласился, что идея с Mobilicorpus, пожалуй, не самая лучшая. А мне уже начинало нравиться. Остаток вечера ушел на мозговой штурм, и назавтра у меня появился Трон.

У Трона были четыре длинные лапы, на которых он ловко взбирался вверх и вниз по лестнице, удобная подставка для ног и высокая мягкая спинка. В первый день он ковылял довольно неуклюже, и пару раз вытряхнул меня за борт, после чего к делу были привлечены оба Уизли и пара знакомых ребят из Отдела волшебного транспорта. Их стараниями Трон обрел дивную ловкость, а некоторое количество Огневиски, употребленное честной компанией, породило два крыла, на которых Трон отлично планировал с крыши, и которые здорово работали опахалами. Еще они удлинили ручку, чтобы на нее с удобством можно было класть загипсованную ногу.

Меня до претворения проекта в жизнь не допустили. А я строила весь вечер с Тедди игрушечный Хогвартс, и не слишком рвалась поучаствовать.

Зря, наверное.

***

- Если вам не хотелось меня видеть, вы могли бы об этом просто сказать, - фирменным тоном оповестил меня Снейп, стоило мне открыть входную дверь.

Я помахала перед его подбородком скомканной запиской.

- «Буду у вас через десять минут». Если бы я не хотела вас видеть, я бы заткнула уши пробками, заперла дом и спряталась под кроватью. Почему не через камин?

- Он заблокирован, - Снейп обтек меня и Трон и удобно устроился в кресле. Трон затопал к нему.
- Заблокирован? Ничего подобного. Утром Рем уходил на работу через камин.

Снейп только отмахнулся. Выглядел он взъерошенным и невыспавшимся. И мантия явно была несвежая.

Что бы это значило?

- Вы, надеюсь, помните, что через полгода у вас переаттестация?

Интересный разворот событий. Я об этом даже не знаю!

- У меня с собой список вопросов и заданий, и вся необходимая литература. Вам все равно заняться нечем, я намерен вас подготовить.

Вот так живешь, живешь… а потом бац – и инфаркт. Я неловко поерзала в кресле.

- Э-э… надеюсь, с Гарри все в порядке?
Ответом мне было возмущенное фырканье.
- Разумеется! Гарри! Что ему сделается, вашему драгоценному дружку!

Отлично. А ему он, значит, уже не дружок. Дело понемногу начинает проясняться.
Я выкроила самую что ни на есть сочувственную физиономию.

- И что он натворил?
Снейп фыркнул еще громче.
- Не пытайтесь отвлечь меня от темы. Я уверен, что минимум половина вопросов этого списка обеспечит вам провал, и хотел бы избежать позора.

У-у, как все серьезно-то.

***
- Итак, какие вам известны способы поимки оборотня?
Снейп, нацепив очки, развалился в кресле. Мне же пришлось выудить из сундука стопу порядком запылившихся конспектов и занять позицию напротив.
- Выйти за него замуж, - буркнула я, увидев, что он выжидающе смотрит. Снейп закатил глаза. Тут очень вовремя в стекло постучала сова.

Гарри был как никогда лаконичен.
«Снейп у тебя?»
Учитывая, что Гарри вместе с Ремом и Кингсли прямо сейчас принимали международный саммит, посвященный проблеме обротней-экстремистов, это означало, что он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО волнуется. Кстати, если мне не изменяет память, Снейп тоже должен бы быть там, с ними.
- Послушайте, - сурово заявила я, обвиняющее тыкая в его сторону загипсованной ногой. – Если вы немедленно не расскажете мне, в чем дело, я на практике продемонстрирую вам второй, шестой и тринадцатый способы. И если шестой вам может понравиться, то остальные, гарантированно, нет.

Всего три минуты возмущенного сопения и обмена яростными взглядами, и Снейп сдался. Две фразы, с натугой выцеженные сквозь зубы, и я уже не знала, смеяться мне или плакать.

Гарри привел в дом собаку. Огромную, черную, лохматую и безумно жизнерадостную псину. Которая сожрала снейповы тапки, три его рукописи, две книжки, погрызла его любимое кресло, разбила любимую чашку и с грязными лапами завалилась спать на его половине кровати, после чего и было произнесено сакраментальное: «Или он, или я»!

- Строго говоря, - рассудительно начала я после долгого молчания. - Строго говоря, это ведь и его дом тоже. И он имеет право завести собаку…
- Строго говоря, - прожигая меня ядовитейшим взором ответствовал Снейп. - Строго говоря, это и мой дом тоже. И я имею право прожить остаток жизни безо всякой собаки!

Рем не раз говорил мне, что в вопросах человеческих отношений и чувств я демонстрирую чувствительность и грацию кирпича, влетающего в стекло. Конечно, если сравнивать с его собственным волчьим нюхом, это и в самом деле так. Но тут-то любому кирпичу все было ясно.

Снейп явился ко мне ни свет ни заря. И старался быть полезным. По-своему, конечно. Чтобы Гарри мог найти его тут, у моего огня, и как-то решить проблему. Потому что больше ему негде ждать этого, не роняя того, что он зовет достоинством. И если я выгоню Снейпа вон, тому придется быть последовательным и уйти.

Я тоскливо вздохнула, пошелестела конспектами.
- Себе собаку не оставлю, и не мечтайте. Хватит с меня совы, вороны, кроликов, крыс, попугаев, тарантула и пятерых черепашек.

Стоит Рему и Тедди пойти куда-то вдвоем, они почти каждый раз притаскивают в дом какую-нибудь живность. Интересно, если я продолжу традицию и в их отсутствие заведу дома Снейпа, будет считаться, что я здорово поквиталась?

***
- Все, я больше не могу, - простонала я четыре часа и восемнадцать вопросов спустя. - Не знаю, как вы, а я даже не завтракала еще.

Снейп отложил список вопросов в сторону.

- Тосты и чай вас устроят?

Черт возьми, как приятно оказаться правой!
Интересно, а если я попрошу ногти мне на ногах покрасить?

Прояснить этот животрепещущий вопрос мне не дал камин.

Сначала он выпустил длинную струю зеленого дыма. Снейп резво вскочил. Я от испуга тоже, но зацепилась за удлиненную ручку для ноги и рухнула обратно.

Из камина тем временем вылетели сначала пара камней, затем неопознанная калоша, затем изрядно пожеванная шляпа, затем зонтик с торчащими спицами и рукав мантии. Я с трепетом ждала появления хозяина всех этих вещей. Причем, судя по состоянию имущества, владелец должен был явиться тоже не целиком. Однако камин откашлялся и заговорил приятным женским голосом.

- Внимание. Соблюдайте спокойствие. Запущен новый протокол безопасности. Проводится тестовый запуск. Просьба избегать пользования каминной сетью в течение следующих трех астрономических часов. Обо всех изменениях будет сообщено дополнительно. Спасибо за внимание.

Мы со Снейпом переглянулись.

- Предупреждать же надо, - медленно проговорила я. - Я уж подумала, ядерная война началась.

Это были мои последние слова перед тем, как Трон, рванувшись вперед, опрокинул на меня Снейпа и, высадив дверь, унес неистово орущих нас в неизвестном направлении.

***
Мимо проносились деревья, машины, люди, собаки, скамейки и трамваи. Дома, мосты и фонари неожиданно выпрыгивали прямо перед нами и также неожиданно шарахались в стороны. Мир вокруг вел себя так же как во время поездки на «Ночном рыцаре», с той разницей, что от него нас не отделяли стенки автобуса. В каком-то дворе мы сорвали с веревки полотенце, и теперь оно гордо развевалось на моей ноге, словно на флаг на бушприте. Я вцепилась в Снейпа, он в меня, и мы оба орали как первокурсники на взбесившейся метле. Также, как и «Рыцарь», в каком-то городке Трон остановился на светофоре, едва не вытряхнув нас на дорогу.

- Кодовое слово, - прохрипел Снейп. - Эти придурки придумали план спасения!
- Что? - не поняла я. Его ответ потонул в нашем общем вопле, потому что Трон снова помчался вперед и, кажется, шел на лобовое столкновение с поездом. Тут милосердный порыв ветра накинул мне на голову подол снейповой мантии. Надо было раньше зажмуриться, сразу бы легче стало. Интересно, подумала я чуть позже, носит ли Снейп под мантией трусы? Как раз в этот момент Трон снова остановился, ткань сползла с глаз и я поняла, что пассажиры стоящего рядом автобуса ответ на этот вопрос теперь точно знают.
- Нужно слезать! - взъерошенный Снейп высунулся из под собственного подола. - Иначе нам крышка!

Я попыталась ответить, но мой ответ, неуслышанным, в мгновение ока остался далеко позади нас.

Никто так и не рассказал мне, кто придумал зачаровать Трон «на случай ядерной войны». Все участники клялись и божились, что об этом вообще только говорили. Мол, аврору со сломанной ногой, которому нельзя аппарировать, может понадобиться средство экстренной эвакуации. Что тут скажешь, средство вышло на совесть. Оставив позади пустой дом с высаженной дверью, оно тащило нас…
- Он везет вас… нас к Люпину! – проорал Снейп мне в ухо. Ему почти удалось заглушить свист ветра. Одной рукой он держался за спинку трона, второй придерживал мантию.
- На саммит по проблеме оборотней-экстремистов! – продолжила я.
- Самое охраняемое мероприятие года, - подытожил Снейп, отчаянно ругнувшись и упуская край мантии. Темная ткань укрыла мне лицо, словно намекая на самый вероятный финал этого путешествия.

***
На наше счастье, саммит успел закончиться, иностранные гости разлететься, поэтому большую часть охраны уже просто сняли. На наше счастье, Трон двигался очень быстро – ребята-транспортники в грязь лицом не ударили. На наше счастье саммит проходил не в Министерстве магии а в специально выстроенном шале в горах. На наше счастье, Кингсли, Гарри и Рем там задержались.

Все трое застыли немыми изваяниями, когда ударом передних лап Трон распахнул двери, затормозив точно в начале красной ковровой дорожки. Я удержалась только чудом, а вот Снейп с ускорением слетел на пол и покатился, заматываясь в ковер. Остановился он почти у самых ног Гарри.

- Служба доставки! – пролепетала я. - Распишитесь.

В следующий миг Рем и Кингсли вынесли меня за дверь вместе с креслом. Ошалело я наблюдала, как наш Министр магии сосредоточенно накладывает на дверь заклинания, а потом отчитывает подоспевших охранников.
- … просто отвратительно! Элементарная проверка готовности! Женщина на инвалидном кресле не напрягаясь прорвала периметр! Беспрецедентно!

Я помахала пальчиками обескураженным ребятам. За другую руку меня крепко держал муж. Кингсли указал на запертое шале.
- Сейчас двое наших лучших специалистов изучают протоколы безопасности здания. Если они не смогут выйти в течение суток – вы еще можете быть реабилитированы.

На лицах охранников отразилось глубокое понимание ситуации.
В этот момент дверь шале сотряслась от сильнейшего удара изнутри.
- Пойдем домой, - прошептал мне на ухо Рем. – Все расскажешь.

***
Собака, которую притащил Гарри, оказалась сукой, и совсем еще щенком. Снейп смирился и даже полюбил гулять с ней по улице, на которой стоят наши дома. Он проявляет тягу к дрессировке. Каждый вечер с улицы доносится:
- Тонкс, сидеть! Тонкс, лежать! Тонкс, ползи! Тонкс, фу, не пей из лужи, глупая бездарность!

В остальном все хорошо. Вчера я помогала Тедди писать письмо Санта Клаусу. Сыночка просил у него «большова гигантскава чернава багамола, как у Тетилуны в книшке, или сто сикссилиардав шиколадных лигушек».

Что тут сказать… шоколада детям много нельзя, а тягу к естествознанию нужно поощрять. Так что я написала Луне насчет богомола.

Я уже и кличку придумала…

Оставить отзыв:
Я зарегистрирован(а) в Архиве
Имя:
E-mail:


Подписаться на фанфик
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100