Redhat    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    История о красоте и ее жертвах. Цель оправдывает ООС ;). От всей души посвящается Айс! Дисклеймер: формула шампуня "Long & Strong" принадлежит ребятам из лаборатории Garnier.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Люциус Малфой, Северус Снейп, Нарцисса Малфой, Вольдеморт, Драко Малфой
    Общий /Юмор || джен || G
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 10055 || Отзывов: 28 || Подписано: 4
    Начало: 23.02.07 || Последнее обновление: 23.02.07

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Имидж is nothing

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Посвящается дорогой подруге и бете Айс, которая очень любит истории про Малфоя и Снейпа! Солнце, они оба – для тебя!

«А были у Рапунцель длинные прекрасные волосы, тонкие, словно из пряжи золотой. Услышит она голос колдуньи, распустит свои косы, подвяжет их вверху к оконному крючку, и упадут волосы на целых двадцать аршин вниз, и взбирается тогда колдунья, уцепившись за них, наверх».

Братья Гримм, «Рапунцель».

«Волос долог, да ум короток»

Русская народная пословица


Люциус Малфой снял маску, откинул капюшон и с поклоном приблизился к Темному Лорду с докладом. Встав по правую руку Повелителя, он вначале громко и внятно изложил информацию, доступную для всех Пожирателей Смерти. Затем, вопросительно взглянув на Волдеморта – тот слегка кивнул – Люциус наклонился к зеленоватому уху и шепотом сообщил сведения, обладавшие статусом особой секретности. Повелитель ритмично кивал, скользя рассеянным взглядом по рядам Пожирателей: многие из них недовольно хмурились и топтались на месте. Почти все они завидовали привилегии Малфоя – статусу «правой руки» и доверию, которое испытывал к своему первому помощнику Темный Лорд.

Выслушав подробный отчет Люциуса и жестом отпуская его, Волдеморт неожиданно брезгливо поморщился. Под окружающими масками послышался взволнованный ропот. Повелитель пощупал правое плечо и тонкими пальцами снял с мантии длинный белый волос.

- Стареешь, Люциус, - свистяще произнес Лорд, поднося волос к сузившимся глазам. Малфой побледнел несколько сильнее обычного.

- М-м-мой Лорд...

- Вот и волосы уже начали выпадать... не рановато ли, а? – среди шепота Пожирателей послышались отдельные смешки. – Плохо за здоровьем следишь, значит. Северус!

- Да, мой Лорд? – Снейп выступил из толпы и склонил голову набок, ожидая указаний.

- Пригляди за Люциусом. А то что же это такое? – Волдеморт подул на ладонь и погрозил Малфою пальцем. – Пить надо меньше, и проказничать. Долохов! Что у тебя?

Судорожно натянув на голову капюшон, Люциус забился в темный угол, и тогда уже залился краской стыда. Надо же – так опозориться перед Повелителем! Докладывавший Долохов то и дело шарил глазами по толпе соратников, приосаниваясь и самодовольно улыбаясь. Вот кто был бы совсем не прочь передавать Лорду конфиденциальную информацию! Люциуса особенно волновало то, что в отличие от остальных, у Антонина были реальные шансы занять почетное место «по правую руку». Повелитель одобрительно кивает... черт! И все из-за какого-то проклятого волоска!

- Что делать будем? – раздался над ухом драматический шепот Снейпа – господин Малфой вздрогнул. – Здоровый образ жизни вести? Или локально воздействовать?

- Как действовать?

- Локально. Голову будешь мыть тем, чем я скажу, и настои укрепляющие втирать.

- А пить что-нибудь надо?

- Тебе лишь бы пить! Сделай умное лицо – Долохов стратегию излагает. Тут питьем не поможешь. Только наружное.

Люциус вздохнул и сосредоточенно посмотрел сквозь Долохова. Довольный Лорд поблагодарил докладчика и вызвал Родольфуса Лестрейнджа. Дальше можно было не слушать.

***

Придирчиво повертев бутылку, Люциус открутил крышечку и понюхал. Зелье, цветом напоминавшее спину жабы, приятно пахло лесными травами и хвоей. Не иначе как Северус пытался «подсластить пилюлю»; Малфой тяжело вздохнул, бросил полный тоски взгляд на галлеонные шампуни на полке и, зажмурившись, стал втирать в кожу головы снейпово снадобье. Нагнувшись под струей воды и смывая ароматную пену, Люциус открыл глаза – в дверях ванной вверх ногами стоял маленький Драко.

- Папа, мама зовет к ужину, - объявил мальчик, пока господин Малфой обворачивал голову мягким полотенцем на манер тюрбана. – Дядя Северус тоже пришел!

- Очень хорошо, Драко, пойди и скажи маме и дяде Северусу, что я сейчас спущусь. И не вздумай читать наизусть то стихотворение – я не хочу, чтобы Снейп решил, что ты плохо воспитан.

- Ладно, пап! – радостно воскликнул Драко и побежал, подпрыгивая, прочь по коридору, громко распевая:

«Грязнокровок надо в море утопить,
Нечего им небо синее коптить!
Грязнокровок надо бросить в яму львам -
Будет вам Авада и Кедавра вам!»

«Чудесный ребенок, умница, - довольно улыбнулся Люциус, смотрясь в большое зеркало. – А вот я пахну как Хагрид. Ну, ничего страшного...»

Ужин прошел превосходно: Северус был в прекрасном настроении, ехидничал и рассказывал смешные истории – Нарцисса хихикала, Драко вовремя отправили спать. Как выразился Снейп: «Негоже будущему студенту Хогвартса слушать истории про собственного директора» - Драко выпятил губу и насупился, но противостоять троим взрослым не мог. Правда, напоследок он, подойдя к зельевару попрощаться, выпалил: «Грязнокровок надо...», но Нарцисса предусмотрительно зажала ему рот рукой, чмокнула сына в макушку и очаровательно улыбнулась.

- И что же было потом? Северус, не томи, рассказывай дальше! – проворковала госпожа Малфой, подливая в бокалы вино. В канделябрах трепетали свечи, струился синеватый дым сигары, которую лениво курил Люциус, в клетке щебетали канарейки. Как уютно было сидеть вот так, в узком кругу, наслаждаясь отличным вином и приятной беседой!

- Дамблдор, как обычно, произносит речь – ее суть из года в год не меняется – голодные дети авадят его глазами, - медленно продолжал Снейп, теребя серебристую кисть на диванной подушке, - и, наконец, хвала Мерлину, на столах появляется еда. Все набрасываются на угощение, и тут...

- И тут что?

- И тут, милая Нарси, раздается возмущенный голос какого-то первокурсника: «А где лимонные дольки?!» - забавно пропищал Снейп. Малфой безмолвно затрясся от смеха, пуская кольцо дыма.

- Вопль слышно без Соноруса по всему Большому Залу. Студенты постарше переглядываются и хихикают, Дамблдор делает вид, что ничего не произошло. Но стоит всем приняться за еду, как вновь голосит тот же самый мальчишка: «Где же лимонные дольки?! Кто-нибудь мне скажет? Хочу лимонные дольки!» Хохот стоит уже такой, что наш дорогой директор не выдерживает и встает. На вопрос, почему молодой человек так упорствует в своих гастрономических предпочтениях, тот искренне и нагло отвечает: «Но ведь вы сами только их и кушаете, профессор! А я хочу стать таким же умным бородатым стариком, как вы! Так кто-нибудь даст мне лимонные дольки?!!»

Нарси покатилась со смеху, а Люциус фыркнул так, что сдул все содержимое пепельницы на ковер.

- Изложи суть, Сев! – произнес он, подавая смеющейся жене бокал.

- Суть была в том, что мы с Люциусом – тогда ты учился на шестом курсе – поспорили, можно ли заставить человека сделать нелепость без Империо. Люц подкупил этого молодца, как только тот переступил порог школы – ума не приложу, как тебе это удалось! Так или иначе, директор навсегда запомнил то распределение, - хмыкнул зельевар, бросив взгляд на роскошные часы с маятником. – Пожалуй, мне пора домой. Доброй ночи!

- Северус, ну посиди еще немного, - предложила госпожа Малфой, хотя у нее уже слипались глаза.

- В другой раз. Как всегда, замечательный вечер, Нарцисса, спасибо! – поклонился хозяйке Снейп. Он позволил товарищу проводить себя до камина, крепко пожал ему руку и покинул поместье Малфоев.

- Ну что, пойдем спать, дорогая? – спросил Люциус, обнимая жену. Та сладко зевнула и уткнулась лбом в плечо мужу; от него чарующе пахло лесом и сигарами...

***

В три часа ночи Нарцисса Малфой беспокойно заворочалась в широкой постели под балдахином. В кои-то веки ей снился сон, и очень неприятный: Нарциссу обвивали то ли веревки, то ли змеи, которые ползали по ее телу, щекоча и опутывая. Очнувшись от кошмара, госпожа Малфой вздохнула, подвинулась ближе к мирно спавшему мужу и приоткрыла глаза.

По одеялу и подушкам ползли платиновые волосы.

Если бы не Заглушающие чары на супружеской спальне, вопль Нарциссы разбудил бы и Драко, и всех эльфов в огромном доме. Визжа от ужаса, она колотила руками по змеившимся прядям, отползая в ноги кровати – волосы устремились следом, норовя «схватить» госпожу Малфой за щиколотки. Проснувшийся Люциус также изменил своей привычке «держать лицо», заорав и громко выругавшись. Он пытался сесть, но волосы накрепко обвились вокруг резного изголовья; дернувшись, господин Малфой почувствовал, что от боли брызнули из глаз слезы.

- Л-Ю-У-УЦ!! – голосила Нарцисса, съежившись в комочек на другом конце кровати; платиновые пряди словно лианы ползли по столбикам, подпиравшим балдахин. – Что делать, Лю-у-уц?! Ай, уйдите, противные!

- Палочку давай! Давай палочку! – скомандовал Малфой, достаточно быстро сообразивший, что криками тут не поможешь.

- Как? Она же у тебя под подушкой! – запричитала жена.

- Свою дай, Нарси! Да скорее!! – проревел Люциус, с ужасом наблюдая, как его собственные волосы неконтролируемо сплетались под балдахином в чудовищные узоры.

Спрыгнув с постели, Нарцисса метнулась к столику со множеством ящичков и, хвала Мерлину, с третьей попытки нашла свою волшебную палочку.

- Вот, бери! – взвизгнула она, сунув палочку в руку мужа и с опаской отскакивая назад. – Какое заклинание-то надо?

- Не зна-а-аю! – в отчаянии провыл Малфой, стараясь вспомнить хоть что-то подходящее. Как назло, из головы повылетали все заклятия. – Скорее отправь сову Северусу, или... нет, накинь что-нибудь, и к нему, через камин! Пусть сейчас же придет, это он во всем виноват!! Ступефай! – Люциус запустил заклятием в волосы под балдахином – те моментально прекратили змеиться. Однако, пряди, которые Малфой не мог разглядеть, продолжали неумолимо расти, шуршащим каскадом низвергаясь куда-то за кровать. Пискнув напоследок, Нарси набросила на себя халат мужа и кинулась к камину в смежной комнате.

Через десять минут она вернулась со злым заспанным Снейпом, который не переставая брюзжал что-то про вторжение и необходимость идти рано утром на работу. Остановившись в дверях спальни, зельевар минуту созерцал волосатые джунгли – платиновые волны выкатились из-под кровати, «карабкались» по рамам зеркал и резным полкам – и заорал:

- БЕСТОЛОЧЬ!

- Сам такой! Что ты мне подсунул, изверг?! – раздался глухой вопль из стога волос.

- Идиот! Что я тебе несколько раз повторил? Одну крышечку на таз воды! ОДНУ КРЫШЕЧКУ! – продолжал кричать Снейп, в гневе воздевая руки к потолку. Испуганная Нарцисса решила, что наступил подходящий момент, и разрыдалась, размазывая слезы длинными рукавами халата. – Что ж ты наделал, голова твоя садовая!

- Сев, вытащи меня отсюда! – взмолилась «садовая голова». - Мне уже дышать нечем!

- И поделом, - уже спокойнее отвечал зельевар; он обогнул кровать, бесцеремонно наступая на змеившиеся пряди, и внимательно осмотрел «стог», из которого торчала рука с волшебной палочкой.

- Надо убирать. Все, - строго заявил Снейп, раздвинув Люциусу челку и отнимая у него палочку.

- Стричь будешь? – отдышавшись, хмуро спросил Малфой.

- Не поможет. Брить надо – наголо.

Нарцисса заревела в голос, Люциус ожесточенно запротестовал:

- Ты с ума сошел? Завтра банкет у Повелителя!!

- На-го-ло. Или к завтрашнему вечеру все поместье утонет в твоей шевелюре, - бесстрастно произнес зельевар.

- Се-е-ев, ну придумай что-нибудь...

- Хватит ныть, решайся скорее – тут каждая минута дорога.

Минуту господин Малфой сосредоточенно думал, морщась от причитаний жены. Северус выразительно взглянул на часы.

- Время истекло. Будем тонуть или спасаться?

- Спасаться, - буркнул Люциус, мрачно наблюдая, как отдельные пряди по шторам достигли потолка и устремились к хрустальной люстре.

- Ох, дорогой! А кто будет... это все... – замялась госпожа Малфой. – Может, послать эльфа в «Колтуны и ведьмы»?

- Что ты, Нарцисса? Лучшие парикмахеры в Англии – да завтра все газетенки будут кричать об этом! – поднял брови Снейп.

- Можно память стереть, - угрюмо предложил «виновник торжества».

- Перестань, Люц – я сам все сделаю. Заодно попробую себя в роли брадобрея, - нехорошо ухмыльнулся зельевар. – Только захвачу кое-что из лаборатории – я мигом!

***

Быстро преобразив спальню Малфоев в парикмахерский салон, Снейп принялся за дело. Наложив на Люциуса Ступефай, он Режущим заклятием избавился от непокорных волос – Нарси сгребала их в кучи, чтобы потом уничтожить. Затем, вернув Малфою способность двигаться, Северус усадил друга в кресло перед зеркалом и вооружился ножницами и бритвой.

- Погоди, - Люциус встал и развернул кресло на сто восемьдесят градусов. – Не могу я на это смотреть, - пояснил он, глядя на Снейпа, как осужденный на эшафот.

- Приступим! – Северус выразительно щелкнул ножницами в воздухе.

- Цирюльник ты мой севильский, - пробурчала жертва, украдкой вытирая глаза тыльной стороной руки.

Через десять минут голова лорда Люциуса Малфоя обрела невиданную доселе легкость. Сделав последнее движение бритвой, Снейп отступил в сторону – Нарцисса тихо ойкнула. Закрыв глаза, бывший первый красавец Слизерина ощупал голый, как у Волдеморта, череп и застонал. Северус уже услужливо держал наготове бокал успокоительного.

- Ме-е-ерлин мо-о-ой... – Малфой медленно развернулся к зеркалу и приоткрыл один глаз, который чуть не вылез из орбиты. – Я сейчас умру.

- Люцик, лапочка, - всхлипывая, пыталась утешить мужа Нарцисса, - ничего страшного, тебе даже... идет... Ой, ну что я такое говорю! Сев, ну скажи ему – они ведь отрастут?!

- А как же, - чудовищно спокойным тоном ответил зельевар. – К полудню будет столько же, сколько убрали. Если меры не принять, - поспешно добавил Снейп, увидев в зеркале молчаливую Аваду. – Так что будем мазаться, - и брадобрей-дебютант извлек из кармана банку вонючего крема.

Просидев еще полчаса в шапке из отвратительной мази, Люциус понял, что нашел достойную альтернативу Круциатусу. Надо будет сообщить об этом Лорду на банкете...

- Сев, ты так и не сказал, как я к Повелителю на праздник пойду? В таком-то виде!

- Н-да, в таком виде нельзя. Ты хоть знаешь, на кого похож? – явно наслаждался ситуацией зельевар.

- На кого?

- На заключенного из маггловской тюрьмы строгого режима.

- ТЫ – ЗАРАЗА! – завопил Люциус, хватаясь за голову, но тут же в омерзении принялся вытирать ладони полотенцем.

- Успокойся, наши-то не в курсе. И потом, пойдешь ты на банкет как джентльмен из минувших дней. Пока ты тут под мазями сидел, я успел соорудить кое-что, - и Снейп показал в зеркале изящный парик с буклями и косой, мастерски выполненный из волос господина Малфоя. Нарцисса заулыбалась сквозь слезы и даже захлопала в ладоши.

- Можно камзол надеть – к случаю! – предложила она.

- Да ну вас, - отмахнулся «заключенный», недоверчиво косясь на парик и морща нос. – Сев, смывай эту гадость, я больше не могу! Я спать хочу, в конце концов! – запротестовал Малфой, прекрасно понимая, что заснуть этой ночью ему уже не удастся. Круги под глазами, плохой цвет лица и дурное настроение на следующий день были обеспечены.

Назвав друга неблагодарным болваном, Снейп вымыл ему голову очередным зельем, быстро свернул свой «салон красоты» и отправился домой, оставив Нарси расправляться с копнами мужниных волос. Напоследок обругав свое отражение в зеркале, Люциус побрел к кровати, залез под одеяло и, не обращая внимания на робкие просьбы о помощи, обиженно засопел, чувствуя себя почти что подопытным кроликом из косметической лаборатории.

***

Прочитав лекции трем курсам ничего не понимавших в зельеварении тупиц, Северус Снейп решил навестить Малфоев, очень кстати заявившись к обеду. Стоял чудесный весенний день, и профессор зельеварения решил в кои веки прогуляться до поместья друга пешком. Аппарировав неподалеку, в малфоевской роще, Снейп бодро дошел до ворот и зашагал по усыпанной гравием аллее, в перспективе которой виднелся роскошный неоготический портал родового гнезда. Будучи в прекрасном расположении духа – с Гриффиндора сегодня удалось снять аж тридцать баллов – зельевар насвистывал замысловатый мотив, щурясь на солнце и молодую листву величественных дубов. Лишь выйдя на широкую подъездную площадку перед домом, Снейп заметил, что здесь творилось нечто непонятное.

Возле стены сгрудились, казалось, все малфоевские эльфы – они верещали, толкались и тыкали пальцами вверх. Из окон третьего этажа почти до земли спускались два водопада платиновых волос; Люциус сидел, облокотившись о подоконник, и мрачно взирал на свои владения. Заметив Северуса, он скептически улыбнулся и показал другу кулак.

- Фи, лорд Малфой, - отреагировал Снейп, стремительно приближаясь к эльфийскому столпотворению. – Что тут происходит? Зачем ты высунулся?

- Комнату проветриваю, - съязвил Люциус, подпирая ладонью подбородок, - а то до сих пор паленым волосом воняет.

- А про Оксиген Циркулятус забыл, конечно! Волшебник называется... Ты и домовиков выгнал освежиться?

- Нет, просто Кудли сказал, что знает какое-то средство от... Сев, ну что ты смеешься? Думаешь, ты один тут умный? У эльфов, кстати, особая магия! – обиженно возражал Малфой, пока ухмылявшийся зельевар любовался на диковинное зрелище.

- Особая магия! – передразнил Снейп. – Жаль, у меня колдокамеры нет – было бы что оставить твоему потомку, - господин Малфой насупился и помрачнел больше прежнего. – Ладно – я пошутил, не злись. Сейчас поднимусь, придется все повторить.

- Спасибо, утешил, - пробурчал Малфой, подтягивая к себе пряди и затаскивая их в комнату, словно канаты. – Что уставились? Живо за работу! – гаркнул он на домовиков прежде, чем захлопнуть окно.

На этот раз пришлось не так тяжело – волосы отросли всего на каких-то тридцать футов – и Снейп быстро вернул голове Малфоя прежнее состояние. Уже смелее ощупывая безупречной формы череп и разглядывая себя в зеркале, Люциус спросил:

- Я одного не пойму – зачем было сейчас все сбривать? Все равно они медленнее растут... Что – опять мазаться?! Северус, ты смерти моей хочешь?

- Я хочу, чтобы ты хоть немного поумнел. В шампунь добавлен экстракт быстрорастущих лиан из джунглей Амазонки. Так что твои волосы теперь решили, что они – лианы, и надобно их в этом переубедить, воздействуя на корни.

- Они что, думать умеют? – изумился Малфой. Зельевар закатил глаза.

- Еще что-нибудь подобное ляпнешь – навсегда лысым оставлю, - пригрозил он. – Кстати, а где Нарцисса?

- А вот и я! – весело воскликнула госпожа Малфой; она появилась в спальне в сопровождении двух домових, тащивших ворох старинной одежды. – Люци, я нашла для тебя кое-что подходящее! Как тебе это нравится? – отделанные галуном и кружевами, украшенные драгоценными камнями и богатой вышивкой камзолы и кафтаны повисли в воздухе. Мистер Малфой покосился на них и горько вздохнул:

- Вот уж не знал, что дедушкины запасы пригодятся... Наши подумают, что я спутал банкет с маскарадом.

- Скажи, только честно – а тебе не плевать, что подумают «наши»? – поинтересовался Снейп, позвякивая пузырьками с зельями.

- Плевать, - согласился Люциус. – Ладно, давай темно-зеленый, бархатный, с вышитыми змеями – деваться-то некуда...

***

Ровно в полночь Люциус Малфой, как всегда неестественно прямой и самовлюбленный, твердой походкой пересек Большой Зал в замке Повелителя и низко поклонился, блеснув серебряной вышивкой и безупречно уложенными волосами. Беллатрикс Лестрейндж томно вздохнула и спрятала за веером улыбку. Волдеморт хрустнул пальцами и довольно прошипел:

- Какой ты у нас все-таки красавчик, Люц... Сразу видно, что за ум взялся. Твоей осанке даже Долохов завидует, - Темный Лорд сверкнул рубиновыми глазами в сторону Антонина, который тут же вытянулся во фрунт. – То-то же! Северус, ты тоже молодец. Моя личная тебе благодарность за нашего ненаглядного...

Что-то в тоне Волдеморта показалось Люциусу неуловимо угрожающим. Очевидно, Повелитель сегодня хотел как-то по-особенному позабавиться – впрочем, фантазии по поводу забав ему было не занимать. Поэтому Малфой снова поклонился, изящно перекинул трость из одной руки в другую и занял свое место по правую руку Волдеморта. Общественность в парадных черных мантиях шушукалась, с завистью поглядывая на великолепный наряд «первого приближенного».

Дождавшись, пока прибывшие после него Пожиратели должным образом поприветствовали Лорда, Люциус вместе с остальными товарищами из «Темной Гвардии» (так Волдеморт называл своих давних верных соратников), отлевитировал со столика хрустальные бокалы, полные красного вина – следовало произнести традиционный первый тост и выпить за здоровье, силу и бессмертие мудрого Повелителя. Набрав в легкие побольше воздуха – Сонорус несколько искажал его бархатистый баритон – господин Малфой собрался говорить, как вдруг у него за спиной раздался насмешливый голос Долохова:

- Ты зачем косичку-то заплел, Люц? – нагло осведомился Антонин, сделав противное умиленное лицо. – Девочку-припевочку изображаешь? А вот так?

Долохов что было сил дернул Малфоя за волосы. Парик слетел, и одновременно упал бокал, который держала Белла. Госпожа Лестрейндж пронзительно взвизгнула – совсем как Нарцисса.

Люциус отреагировал молниеносно. Швырнув свой бокал в Родольфуса, который был совершенно ни при чем, он развернулся и вцепился обидчику в роскошную окладистую бороду. Раздался чавкающий звук, и украшение долоховского лица отклеилось, открыв взору присутствовавших безвольный круглый подбородок с огромной бородавкой. Инстинктивно схватившись за челюсть, Антонин отступил, все еще сжимая в кулаке злосчастный парик. Столпившиеся вокруг Пожиратели молчали, в ужасе глядя на «дуэлянтов».

И тут в гробовой тишине раздался немыслимый, доселе неслыханный звук – это смеялся Темный Лорд. Он скорчился на троне, похлопывая себя по острым коленкам и издавая какое-то квакающее бульканье. В горле у Люциуса встал комок; еще минута, и его стошнит от позора, при всех. И так понятно, что все кончено! Когда же Повелитель прекратит истерику?

- Ох, Се-верус... – прохрипел Волдеморт; он перевел дух и снова «засмеялся».

- Мой Лорд? – бесстрастно проговорил Снейп, выступая вперед.

- Спаси-бо... тебе. Думал, ты забыл... обещал подарок на день рожде... – Волдеморта от хохота уже били судороги.

- Я ничего не забываю, мой Лорд, - несколько высокомерно отчеканил зельевар.

- Молодец, запомню. Люциус, бедняга, иди сюда! – Повелитель немного успокоился и поманил похолодевшего Малфоя крючковатым пальцем. – Ну и досталось же тебе! Хорош, очень хорош! Только вот что, - в хриплом голосе прозвучала настоящая угроза, - на меня ты все равно не похож, и не старайся. Повеселились, и хватит. Северус!

- Да, мой Лорд? – еще один легкий поклон.

- Позаботься, чтобы этого больше не было. То есть, чтобы было так, как всегда было. Понял?

- Будет сделано, мой Лорд, - кивнул Снейп.

- А теперь ты, несчастный мой, - Волдеморт жестом отпустил балансировавшего на грани обморока Малфоя и обратился к Долохову. – Что за маскировка такая? Зачем?

- А-а-а, мой Лорд... – взвыл от стыда Антонин, пряча лицо в ладонях. Северус крепко сжал локоть товарища – они осторожно отошли в сторону и аппарировали в поместье, предоставив остальным наслаждаться следующим актом дурацкой комедии.

***

- Сев!

- Ну, чего тебе? Надоел ты мне уже своими вопросами...

- А они точно... больше не будут? – в десятый раз за вечер с опаской спросил Люциус.

- Мерлин мой... Не будут, не будут, не будут!! Доволен теперь?!

- Да не кричи ты! Уже и спросить нельзя. Да я там чуть не умер, у Повелителя, а тебе хоть бы хны! – рассердился Малфой, в сердцах швырнув незакуренную сигару в камин.

- Еще скажи, что я нарочно это устроил.

- А что – вполне может быть!

- Не ожидал от вас такого свинства, лорд Малфой! – заскрежетал зубами Снейп.

- А почему Повелитель так подумал?

- Это самое невинное, что он мог подумать! Вот назвал бы тебя зэком маггловским – небо с овчинку бы показалось!

- Мда-а-а... – задумчиво протянул Люциус, вновь поглаживая отросшие по уши волосы. – Твоя правда. А они точно не будут... Все, молчу. Силенцио, - и Малфой сделал жест рукой, словно запечатывая себе рот.

- Кстати, верни мне шампунь, - промолвил Северус после долгой паузы. – Пусть семикурсники для него ингибитор изобретут.

- Не выйдет, - со вздохом ответил Малфой, разглядывая на свет бокал вина. – Нарси забрала его себе. Заявила, что станет добавлять по одной капле, даже из пипетки, но зато у нее будут самые роскошные волосы в Англии. Так что придется тебе, Сев, приготовить новый.

- Ладно, только следите, чтобы Драко до него не добрался! – строго предупредил Снейп.

Люциус кивнул, и тут, как по мановению волшебной палочки, дверь кабинета распахнулась, и на пороге возник маленький Малфой. На нем до пояса болталась трофейная борода Долохова, привязанная за ушами веревочкой, словно карнавальная маска. Мальчик с воинственным кличем пересек комнату и с разбегу уткнулся отцу в колени.

- Ага-а-а – умри, маггловское отродье!! – заорал он, громко хохоча из-под фальшивого «украшения».

- Драко, сними сейчас же эту гадость! Вдруг в ней докси водятся? – ужаснулся Люциус. – И хватит биться головой – не дай Мерлин, вырастишь таким же умным, как дядя Сириус. К тому же, ты забыл поздороваться!

Драко послушно оставил отца в покое, повернул бороду задом наперед, чтобы удобнее было разговаривать, и важно обратился к зельевару:

- Дядя Северус, когда я вырасту большой, у меня будет такая же длинная борода. Только настоящая и белая.

- Правда? – наигранно удивился Снейп. – А ты уверен, что тебе подойдет?

- А еще я буду очень умным волшебником! – вдохновенно продолжал малыш, вздернув носик и раздувая от важности щеки.

Снейп и старший Малфой встревоженно переглянулись, затем пристально посмотрели на Драко. Мальчик присмирел, вытаращил глазенки и, на всякий случай шмыгнув носом, испуганно пролепетал:

- А что я такого сказал?..

- Драко, - Снейп наклонился к нему, стараясь вложить в свой тон хоть немного дружелюбия, - а лимонных долек тебе случайно не хочется?

Конец.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100