Lecter jr    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика    SMS рейтинг 10 (голосов: 1)

    «Молодых матерей-одиночек теперь охотно приглашают на свидания. А младенцы скоро станут более популярным аксессуаром, чем той-терьеры» ((С) примерная цитата из м\ф «King of the hill»). Вполне возможно, что это и к отцам-одиночкам относится. Питер Петтигрю, вынужденный возиться с Лордом-«младенцем», проверяет это на себе. К чему это приведет? Вот девятнадцать лет спустя и посмотрим! Предупреждение: тотальное осмеяние всего святого, неумелое обращение с младенцами, жестокое обращение с магическим животным, Альбус-Северус!!! Ну и тотальный хэппи-энд, вот ужас какой.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Питер Петтигрю, Вольдеморт, Барти Крауч-младший, Альбус Дамблдор, Альбус Северус Поттер
    Пародия/стёб || джен || G
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 5617 || Отзывов: 22 || Подписано: 6
    Начало: 21.03.09 || Последнее обновление: 21.03.09

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


"Отец-одиночка"

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


От автора: ни на что не претендую. Особенно на глубокий смысл, точное соблюдение реалий маг. мира и попадание в характеры. Есть действительно хорошие произведения, в которых кто-нибудь из известных нам героев "Поттерианы" воспитывает вынужденно помолодевшего или просто еще молодого Тома Риддла. «Memento» от Comma, к примеру. Или «Другая история». А есть - вот такое. Почитать и забыть. Но я надеюсь, что во время этого единственного раза вы пару раз улыбнетесь.


Посвящается дорогому другу и товарищу precissely. Просто за то, что она такая, как есть.

Приятного чтения.

****************************

Спи, дитя, во мраке ночи,
Дай и мне поспать.
Твой отец – простой рабочий,
И батрачка мать.

((с) Одна из известных переделок «Казачьей колыбельной песни» М. Ю. Лермонтова периода гражданской войны.)


Часть 1: «Несколько недель в аду»





Питер давно забыл, что такое нормальный сон.
Слова «сон» и «нормальный» ничего не напоминали ему даже в отдельности.
Мерлин Великий, ну что за идиотом он был, когда поспешил найти Лорда. И нашел же – остальные, кто не в Азкабане, пусть удавятся от зависти. Им вот не удалось, а он снова обвел всех вокруг пальца и нашел. На свою голову.
А между прочим, у Уизли всегда кормили досыта, и спать можно было сутки напролет.

- Хвост! Хвост!

- Гиппогрифий помет! – прошептал Питер, пытаясь разлепить глаза. Выбравшись из холодной постели, наступил на Нагини и был тут же ею обруган на парселтанге. Интуитивно догадавшись, что именно хотела сказать любимица Хозяина, он поспешил на зов.

- Подои Нагини, Хвост! – требовательно проскрипело милое создание, обладающее телом младенца, чешуйчатой кожей и красными глазами.

«Чтоб ты подавился», непочтительно подумал Хвост. Он не боялся, что Хозяин прочтет его мысли – тот ни разу не посчитал нужным хотя бы слегка замаскировать свое к нему презрение. А раз презирает, значит, считает ничтожеством, а каким могут быть у ничтожества мысли?

- Конечно, Хозяин! – поклонился Питер и ударился лбом о ручку кресла, в котором лежал омерзительный младенец, он же Том Марволо Риддл, он же Темный Лорд.

Нагини снова сказала ему пару нежных слов на парселтанге, но яду все же нацедила. Питер перелил полученное в старинную фарфоровую чашку, прихватил чайную ложечку и побрел к Хозяину, не дожидаясь, пока тот позовет.


- Покорми меня! - снова подал голос Лорд.

«Иду, иду. Еще пара дней такой жизни – и я подброшу тебя в тот приют, в котором ты вырос».

Питер взял Хозяина на руки, неловко прижал к груди и принялся кормить с ложечки.

«Когда ты уже наешься и уснешь, а?»

Чтобы Лорд уснул и оставил его в покое хотя бы на час, Питер начал по памяти цитировать ему один из наиболее нудных (выбрать было трудно) школьных докладов Перси Уизли. О счастье! Всего лишь через полчаса увлекательнейшего повествования о влиянии численности популяции докси на среднее время обработки заявки в отделе магического транспорта Лорд как-то странно всхлипнул, закрыл свои красные очи и уснул у него на руках.
~*~*~*~
Питеру давно уже ничего не снилось – нечего было и мечтать о такой роскоши, как хорошие сны, а кошмаров ему хватало и наяву. Просыпался он от малейшего шороха, а когда живешь в одном доме с двумя любителями поболтать на парселтанге, то от шорохов просто голова идет кругом. Сейчас же он проснулся, потому что кто-то тряс за плечо.

«Авроры», подумал Питер, не открывая глаз.

«Как хорошо. В Азкабане я наконец-то отосплюсь».

- Проснись!

Нет, это были не авроры, а гораздо хуже. Обычно бледная встревоженная физиономия Барти Крауча-младшего в лунном свете выглядела еще бледнее и встревоженнее.

- Чего тебе? – позабыв о субординации (весьма, по его мнению, несправедливая расстановка сил царила в этом проклятом доме в кошмарной провинции), прошипел Питер.

- Тебе не кажется, что Лорд нездоров?

Питер нервно захихикал и тут же заткнулся, не желая разбудить Повелителя.

- А тебе не кажется? – ответил он вопросом на вопрос и закрыл глаза, намереваясь проспать весь пространный монолог Барти.

- Кажется, - обеспокоенно прошептал Барти. – Это все от затхлого воздуха. Ты должен побольше гулять с ним. Завтра и начнешь!

=+=+=+=+=

Часть 2: «Лорд в большом городе»

Питер Петтигрю решил отправиться в маггловский Лондон. «Обойдется Повелитель без свежего воздуха», мстительно думал он, сидя на лавочке в чахлом парке. По дороге неподалеку мчались чадящие маггловские автомобили.

На предложение отправиться на прогулку Лорд неожиданно ответил согласием. Возможно, потому, что в ожидании активных действий совсем заскучал и закис. Или потому, что ценил мнение Барти Крауча куда больше, чем его, Питера, мнение.

«В каком месте был бы ты сам, если бы не я», размышлял Питер, машинально покачивая на руках спеленатого Лорда. Чтобы не вызывать подозрений, они с Барти накануне обыскали все шкафы в доме Риддлов, в конце концов обнаружив крайне старомодные маггловские детские вещички.

Барти удалось убедить Лорда, что все это в интересах дела, ведь они не хотят привлечь ненужного внимания, это было бы совсем не вовремя. Питер клевал носом, рассеянно созерцая голубей, клевавших, в свою очередь, хлебные крошки, которыми их наделял сидящий на соседней скамейке мальчишка лет трех

- Посмотри, мама, этот дядя родил ребеночка! – радостно взвизгнуло дитя, вдруг потеряв интерес к голубям. – Посмотри, мама! Ну маааам!

Прелестное существо визжало пронзительнее банши, и его родительница, наконец, соблаговолила посмотреть в направлении, которое ее дитятко указывало грязным пальцем.

«Гуляет с ребенком. А Марка было не заставить! Неужели не все мужчины – эгоисты?»
Видя, что мать никак не реагирует на его призывы посмотреть на родившего дядю, мальчик снова переключился на голубей. Наступила блаженная тишина, нарушаемая лишь шумом проезжающих автомобилей.

Лорд в свертке у него в руках задремал. Задремал и Питер, не веря своему счастью. Но, как это часто бывало с ним в последнее время, был грубо вырван из объятий Малфоя. То есть Морфея. В последние бессонные недели Питер стал замечать, что путает простейшие понятия, не отличая харизму от клизмы, а концепцию – от контрацепции, поэтому составлять речь, с которой Лорд планировал выступить, когда вернет себе тело, было поручено Барти.

- Как зовут вашу прелесть? – взвизгнул кто-то у него над ухом. Питер страдальчески приоткрыл один глаз.

- Чего? – невежливо переспросил он и приоткрыл второй глаз. На него смотрела мать чудовищно голосистого ребенка, средней симпатичности брюнетка лет тридцати пяти, чем-то похожая на Риту Скитер.

- Как зовут вашу прелесть? – с готовностью повторила дама. – Это девочка или мальчик?

Питер почувствовал, что Лорд задрыгал ногами, и посильнее прижал к себе сверток.

- Это мальчик. Его зовут Том.

- Ах, чудесно, - не отставала непрошеная собеседница. – А как зовут папочку Тома?

- Папочку Тома зовут Том, - пробурчал Питер, удивляясь, как это можно не знать семейную историю его Повелителя.

- Ах, Том…а меня зовут Анжела, - протянула руку брюнетка, сунув ее прямо под нос Питеру, и тот не понял – то ли для поцелуя, то ли для рукопожатия. – А вы женаты, Том?

Питер замотал головой, отодвигаясь от Анжелы подальше. Но дальше кончалась скамейка, и он замер, балансируя на самом краю.

Он сосредоточился на том, чтобы не позволить Лорду добраться до палочки, лежащей во внутреннем кармане его пиджака (не хватало еще убийства в довольно людном парке!) и на том, чтобы не дать назойливой дамочке сунуть нос в сверток и лицом к лицу встретиться с Хозяином. Ее визг мог привлечь внимание маггловских полицейских.
Питер обнаружил, что его приглашают на обед. Или на ужин. Или на завтрак. Куда угодно. И он не уйдет живым, если откажется.
Последний раз женщина касалась его…
Питер замер, пытаясь припомнить. Ну конечно! Вот оно – то самое чудное мгновенье. Осень прошлого года, девичья спальня в гриффиндорской башне, Гермиона Грейнджер вытаскивает его из пасти паршивого кота и, слегка обтерев носовым платком, доверительно шепчет: «Скабберс, ну мы же никому не скажем?»

Петтигрю занервничал. Анжела молча смотрела на него, ожидая реакции, и он ощутил себя практически в кошачьей пасти, готовым к употреблению. Питер опечалился и решил, что сейчас самое подходящее время, чтобы его кто-нибудь пожалел. Пусть даже эта назойливая особа.

- Знаете, Анжела, - жалобным тоном, который никогда не впечатлял Повелителя, но вполне мог сгодиться для незнакомки, - ваше предложение…дело в том, что я только недавно выпутался из бракоразводного процесса. Ее адвокаты…

Анжела с готовностью закивала.

- Расскажите мне все, Том, - простонала она с жадным блеском в глазах, не замечая, что ее прелестный сыночек занялся изучением содержимого урны.

И Питер, очень натурально всхлипывая, изложил внимательной слушательнице длинную историю своих противоречивых взаимоотношений с Темным Лордом, прижимая его к животу, чтобы тот не вывалился из свертка.

- Понимаете, она…я всегда был самым незаметным из всех ее кавалеров. Ей нравились блондины с миллионами в банке, а я…особенно я ревновал к тому уроду, профессору химии, который ее в грош не ставил, мечтая о какой-то рыжеволосой домохозяйке. Но однажды я оказал ей неоценимую услугу, и она стала благоволить мне. И вот тепе-еееерь, - прочувствованно взвыл Петтигрю, - она меня бросила!

Лорд извивался в свертке, возмущенно сопя. Питер продолжал:

- Бросила одного с младенцем! Я не сплю уже три недели, я…я…
Исповедь была прервана в самый неподходящий момент. Питер рыдал на пышной груди Анжелы, немного (совсем немного) опасаясь, как бы этой самой грудью не придушить Хозяина. Глядя поверх его головы, женщина, наконец, заметила, что ее сын пропал из виду.

- Тони! – взвыла Анжела. – Тони!

- Что? – из-под скамейки возник, передвигаясь на манер земляного червяка, счастливый, но слегка измазанный мальчик. Мать отвлеклась на него, пытаясь привести в порядок с помощью подручных средств, а когда вновь подняла голову, то заметила, что ее недавний собеседник исчез без следа.

- Мужчины, - прокомментировала Анжела. В слово это было вложено столько яда, что хватило бы Лорду на три кормления.

=+=+=+=+=

Часть 3: «Мужчина на кухне»

- Как прогулка? – с беспокойством поинтересовался Барти.

- Отлично! – ответил Питер, устраивая Лорда в кресле и разворачивая. – Завтра еще пойдем.

Петтигрю послушно подал Лорду палочку и покорно подставился под Круциатус.
Пусть Хозяин недоволен, но завтра…

Спустя неделю «прогулок» Лорд окончательно впал в мизантропию, зато Барти и Питер согласно отметили, что цвет лица у него сильно улучшился. Оба они настаивали на продолжении прогулок. Барти – заботясь о здоровье Хозяина, Питер – по собственным причинам. Не проходило дня, чтобы его не пригласили на свидание, а то и на два. Одинокий мужчина, даже такой, как он – серенький коротышка с плешью, гуляющий с младенцем, притягивал дам как магнитом. Конечно же, на личную жизнь времени не было по-прежнему, ночами Лорд мстил за дневные унижения, принимаясь звать его всякий раз, как Питеру удавалось донести голову до подушки. «Надо что-то делать, чтобы характер у него улучшился, может, болит у него что? Может, змеиный яд ему вреден? Загубим же Хозяина. Интересно, чем магглы кормят своих младенцев и как за ними ухаживают?»

Набрав яд в бутылку, Петтигрю задумчиво посмотрел на нее.

– По-моему, Барти, мы неправильно кормим Повелителя. Поэтому он так плохо выглядит.

- Повелитель сам знает, как ему лучше! – преданно оглянувшись на дверь, за который пребывал Лорд, заявил Барти.

- Нет, не знает! – неожиданно твердо ответил Питер. – Зато я знаю. Завтра пойду и куплю все необходимое. Так что с Лордом сидишь ты. И сегодня ночью ты будешь к нему вставать, когда позовет, ясно?

- Откуда ты знаешь, что именно «необходимое» надо покупать?

- Из надежных источников, - с загадочным видом сказал Питер. На самом деле он понятия не имел об уходе за младенцами, но догадывался, где можно обзавестись необходимыми сведениями.


Ответ на свои вопросы о младенцах Питер получил следующим утром у очередной охотницы на вдовцов и разведенных. Кристина (так звали милую даму) также снабдила его подробными инструкциями, где купить все необходимое и как применять, и даже вызвалась лично продемонстрировать, как ухаживать за «прелестными крошками». Поблагодарив за список и отказавшись от личного участия новой знакомой в воспитании Лорда, Питер удалился. Список покупок был длинным, а денег было в обрез. Лорд настаивал на сохранении тайны до полного и окончательного воскрешения, Питер же подозревал в нем склонность к театральным эффектам. Сейчас не помешало бы солидное вливание от Люциуса Малфоя!

Проблему нехватки наличных Питер решил просто. Призвав на помощь кое-какие старые навыки (в основном – воровство еды на кухне у Молли), он легко увел кошелек у раззявы, обнимавшегося у фонтана со своей подружкой. Маггловские деньги были весьма кстати – соваться в обменный пункт Гринготтса было крайне рискованно.

~*~*~*~
Питер, обманным путем вырвавшийся на свободу (с Лордом остался Барти), вошел в маггловскую аптеку. Вытащив из кармана список, стал читать загадочные слова. Те же самые слова нашлись на ярких больших упаковках с изображенными на них улыбающимися детскими физиономиями. От обилия младенцев Питер занервничал, но пришлось взять себя в руки. Посмотрев на ценник, Петтигрю отсчитал нужную сумму и протянул магглу за прилавком.

- Мне вот это, - Петтигрю показал пальцем на витрину. – Вот это. П…подгузник.

- Какой вес? – скучным голосом поинтересовался маггл.

- Не знаю, - растерялся Питер. – Никогда его не взвешивал.

- Сколько вашему малышу?

- Дайте подумать…за шестьдесят.

Аптекарь недоуменно уставился на него. Питер в отчаянии призвал все имеющиеся в памяти сведения о весо-ростовых показателях детей до года. Сведений было мало, и он ляпнул наугад:

- Семь месяцев.

- Ясно.

Маггл взял деньги, плюхнул на прилавок объемистый пакет и отсчитал сдачу.

Питер сказал:

- Это еще не все. Мне нужна молочная смесь.

- Какую марку предпочитаете?

Петтигрю проверил список – об этом не было ни слова. Вспомнив кое-какие подробности из разговоров с милыми дамами во время прогулок и кожу Лорда, покрытую чем-то вроде чешуи, мужественно воспроизвел загадочное слово:

- Гипно…аллергическая.

- Вы, должно быть, хотели сказать «гипоаллергенная»?

- Точно! Марка не важна – так говорят все подруги жены. Моей бывшей жены….

Питер уставился на маггла своими покрасневшими от недосыпа глазами. Тот, видимо, охваченный загадочным чувством под названием «мужская солидарность», перегнулся через прилавок и похлопал Питера по плечу.

- Так ты один остался с ребенком, парень?

- Да, - захлюпал носом Питер. – И я не знаю, что де-елать.

- Давай сюда свой список. Подберу в лучшем виде.

~*~*~*~
Через четверть часа Питер вышел на улицу, нагруженный тремя объемистыми пакетами, полными младенческих аксессуаров – сосок, бутылочек, пресловутых подгузников и прочего. Нужно было заглянуть еще и в книжный магазин – доброжелательный маггл присоветовал книгу какого-то доктора Спока.

- Через полчаса я должен быть в Хогвартсе! Чем ты занимался столько времени? – злобно поинтересовался Барти Крауч, занятый упаковкой в багаж Аластора Моуди. Наконец старик аврор был компактно размещен в одном из собственных сундуков. Барти вздохнул и вытер лоб. – Повелитель голодный!

- Сейчас я буду его кормить, а ты не суйся! – рявкнул Питер. Он вовсе не собирался признаваться в том, что долго просидел в парке, читая купленную книгу об уходе за младенцами. – Подумаешь, задержался!

Домой, то есть в дом Риддлов, Петтигрю вернулся в состоянии крайней задумчивости, вызванной непривычным чтением. Задумчивость была настолько глубокой, что его не особенно впечатлил двойной Круциатус от Хозяина, которым тот его наградил, как только Барти Крауч, нагруженный чемоданами, убрался в Хогвартс на учительскую работу.

- Да-да, - прокряхтел он, поднимаясь с пола, на котором только что принимал разнообразные позы. – Уже иду доить Нагини.

- Я не просил доить Нагини, недоумок! – вызверился Лорд, ворочаясь в кресле. – Я…

Петтигрю взял Хозяина на руки, уселся в кресло и решительно заткнул Повелителю рот соской. В бутылочке была та самая молочная смесь, разведенная до нужной консистенции и подогретая до нужной температуры на кухонной плитке. Это оказалось посильнее зельеварения, но Питер справился.

- Что за…тьфу…

- Повелитель, не плюйтесь, будьте хорошим мальчиком, - примирительно промурлыкал Хвост, убирая палочку Волдеморта подальше и возвращая соску куда следует. – От этого змеиного яда у вас испортится желудок, а нам нужен здоровый Лорд, правда? Мы сместим министра, мы…то есть вы…будете всеми нами править…

Глаза у Питера закрылись сами собой. Придерживая Лорда и бутылочку, слегка раскачиваясь из стороны в сторону, он уснул.

Проснулся Петтигрю от истошного детского плача. От неожиданности он вскочил, позабыв, что на коленях у него Хозяин и успев подхватить того в последний момент.

Хозяин?!

На руках у Питера заливался криком хорошенький темноглазый мальчик с умилительными розовыми щечками и черным хохолком на голове. Судя по состоянию старой мантии, в которую был завернут Лорд, и штанов Питера, последствия того, что перед сном тот не додумался обрядить Повелителя в свежеприобретенные подгузники, были близки к катастрофическим.

- О Мерлин! Хозяин…простите, простите меня! Я все исправлю, только скажите как!

Но младенец не желал отвечать. Он орал, как маггловская сирена, и сучил ногами.

- Какие же у меня теперь будут неприятности, - убито протянул Питер и, взяв младенца, направился в ванную. Похоже, намечалась большая стирка. К счастью, в списке советов милой Кристины оказался пункт насчет купания, и в последний момент Петтигрю отказался от намерения сунуть в одно корыто перепачканные штаны, мантию, самого младенца и засыпать все специальным порошком для стирки. – Какие же у меня теперь будут неприятности…

Нагини, заглянувшая в открытую дверь ванной, недоуменно уставилась на Хозяина в новом обличье и поспешила убраться подальше. После такого нервного потрясения ей необходимо было выспаться.


=+=+=+=+=

Часть 4: «Первое слово Лорда»

Шли недели. Питер даже как-то привык к такому положению дел. Верный Барти писал каждую неделю, рассказывая, как ему удалось провести «всех этих идиотов», какие нынешние школьники нахальные, и что кормежка за преподавательским столом не так хороша, как он предполагал в детстве.

- Из одного котла наливали, - прокомментировал Питер, укачивая Лорда в найденной на чердаке деревянной колыбели. Дождавшись, когда тот уснул, Петтигрю сел к столу сочинять ответ Барти.

«Все идет по моему гениальному плану, - писал он. – Делай все, как было задумано. Ты отлично заколдовал Кубок, я горжусь тобой». Почесав пером в затылке, Петтигрю зачеркнул последнее предложение. Повелитель редко кого-то хвалил, даже будучи в приподнятом настроении.
~*~*~*~
Приближалось Рождество. Припоминая маленького Гарри Поттера, Питер пришел к выводу, что Лорд почти сравнялся в развитии с годовалым ребенком. Хозяин любил поползать по полу и, если находил прячущуюся Нагини, поточить режущиеся зубы о ее хвост. Змея стоически терпела оскорбительные действия, но старалась пореже попадаться в руки и зубы милого ребеночка.

Жизнь, можно сказать, налаживалась. Воспитание ребенка оказалось не таким уж страшным занятием. Не рискуя более воровать кошельки (он же теперь должен быть ответственным, так как стал отцом!), Питер зарабатывал на жизнь, сдавая в антикварные лавки ценное старье из дома Риддлов, не разворованное только потому, что у дома после смерти всех Риддлов, кроме самого Лорда, дурная слава была прочнее некуда. Заглушающее заклятие не давало случайный прохожим услышать плач младенца, плотные занавески на окнах позволяли избежать ненужного внимания деревенских. Барти Крауч ничего не подозревал, сидя в Хогвартсе и продолжая выполнять ранее полученные распоряжения Лорда. Лорд в своем теперешнем состоянии вряд ли мог дать новые, даже если бы очень сильно пожелал.

К морде Нагини прикипело навеки удивленное выражение. Змея Лорда старалась пореже показываться Питеру на глаза, чему он был только рад. Младенец начисто растерял все прежние навыки Лорда, интересы его от захвата власти над миром сузились до достаточного количества еды и сухих пеленок. Порой впадая в философскую задумчивость (теперь у него появилось на это время), Петтигрю размышлял о своей нелегкой доле и неподъемной ответственности, что обвалилась на его плечи. Ему предстоит вырастить Темного Лорда и правильно его воспитать. Иначе нельзя – еще одного превращения Волдеморта Мерлин-знает-во-что ему точно не простят.

~*~*~*~

Чтобы дитя лучше засыпало, Питер читал ему маггловские сказки, благо в доме Риддлов была отличная библиотека. Когда детские сказки кончились, Петтигрю вытащил тяжеленный том «Легенды и мифы Древней Греции». Из-за этой книги ему пришлось пережить несколько знаменательных минут.

Уткнувшись носом в книгу, Питер уснул, не дочитав Лорду про маленького Геракла, и проснулся от жуткого грохота. Хвост несчастной змеи, обвившийся вокруг поваленного стула, конвульсивно дергался. Остальная часть Нагини пребывала в кроватке маленького Лорда, а тот…

Петтигрю не поверил своим глазам. Уникальный младенец стоял в своей кроватке, обеими руками обхватив змею, явно пытаясь ее задушить!

Освободив несчастную, Питер обмотал ее вокруг талии и, кряхтя, вытащил в кухню.
Со змеей у него состоялся короткий и строгий разговор.

- Не знаю, понимаешь ли ты меня…

Змея кивнула, все еще дрожа от пережитого ужаса.

- Так вот. Может, ты и права, и этого младенца следует истребить, но делать этого не смей! Раз мне нельзя, то и тебе тоже! Только попробуй еще раз!

Еще летом он и думать о таком не осмелился.

Змея кивнула еще раз и возмущенно уползла в темный угол.

Вернувшись в детскую, Питер осмотрел ребенка. Лорд ничуть не пострадал, и, пока Петтигрю переодевал его, заливался счастливым смехом.

- Мама, - вдруг отчетливо сказало дитя. – Мама!

От избытка впечатлений за столь короткий промежуток времени Питер едва не лишился чувств. Про древнегреческих героев он решил ребенку больше не читать – просто на всякий случай.

=+ =+=+=+=

Часть 5: «Предложение, от которого нельзя отказаться»


Неприятности, видимо, отличаются крайней степенью дружелюбия к себе подобным. Как иначе объяснить, что они никогда не приходят поодиночке?

Через два дня после неудавшегося удушения Нагини случилось то, чего Питер боялся до дрожи.

Питер мирно сидел в кухне, кормя Повелителя завтраком.

Дверь вынесло взрывом, и Петтигрю вскочил, опрокинув стул. Одной рукой попытался выхватить палочку, другой – поставить миску так, чтобы та не упала, третьей…
Третьей руки ему природа не дала.

На пороге стоял красный от гнева Барти Крауч-младший собственной персоной.

- Что это такое?! – спросил он, гневно тыча в Лорда своей палочкой. – Что ЭТО такое и где наш Повелитель?

- Вот, - сказал Питер тем же самым тоном, каким читал ребенку стихи типа «десять аврорят пошли купаться в море…», - вот это – Лорд.

- Это – Лорд? – взвыл Барти. – Что ты наделал, недоумок? С тебя живьем сдерут шкуру, уж я позабочусь.

Проверять, насколько заботлив Барти Крауч, Петтигрю совсем не хотелось, а внезапное исчезновение в прошлые времена ему пришлось отработать до совершенства, так что ругающийся на чем свет стоит Барти остался в кухне дома Риддлов в обществе миски с детской едой и перепуганной Нагини.

~*~*~*~

Альбус Дамблдор взирал на неожиданного посетителя сквозь очки, мерно постукивая пальцами по столу.

- Как ты похудел, Питер, - протянул он, пристально рассматривая Петтигрю, съежившегося в кресле.

- Похудеешь тут! – Питер сорвался на визг. – Сначала целый год меня пытается сожрать паршивый кот, потом пытаются скормить дементорам, потом унижает Хозяин…теперь вот это!

- А от меня ты чего хочешь? Надеюсь, понимаешь, что я в любой момент могу сдать тебя аврорам?

- Можете, но отчего-то не делаете этого. Хозяин, перестаньте! – отвлекся Петтигрю на Лорда, пытавшегося вырвать у феникса перо из хвоста. – Не делаете, а значит, это в ваших интересах…

- Нашу Шляпу пора отдать в маггловскую химчистку, - проворчал директор. – Процент ошибок при распределении растет с каждым годом. Какого гоблина она определила тебя в Гриффиндор, шантажист несчастный?

Питер ничего не ответил, и Дамблдор продолжал:

- Ситуация складывается интереснее некуда. Говоришь, тебе некуда идти? Так в Азкабане полно пустых камер. А вот его…

- Не отдам! - взвился Питер. – Я почти полгода его воспитывал, я…

- О Мерлин! – вздохнул Дамблдор. - День не задался с самого утра. Но ты прав – мы не можем уничтожить невинного младенца, которым он, судя по всему, сейчас является.

Рассказывая о своем опыте отцовства, Питер благоразумно пропустил попытку удушить Нагини.

- Так вот что мы сделаем. Я еще не до конца уверен, друг мой, но своими необдуманными действиями ты избавил магический мир от нависшей над ним угрозы. Конечно, ты этого не планировал, но это произошло. Что ж…

Питер смиренно ждал.

- Вот что мы сделаем. Что ты скажешь на такое предложение, Питер?

- Какое? – тут же поинтересовался Петтигрю.

- Ты остаешься на свободе. То есть не в Азкабане.

Своим крысиным чутьем Петтигрю ощутил какой-то подвох, но он был не в том положении, чтобы привередничать и назначать свои условия.

- Ты получаешь новое имя, дом и определенное денежное содержание. Да, отличное решение, - похвалил сам себя директор. Повелитель тоже когда-то любил хвалить себя, и Питеру стало не по себе. – Ты будешь жить, как порядочный член общества и воспитывать ребенка. Правильно воспитывать.

Питеру почувствовал себя подопытным животным в маггловской лаборатории.

- А через десять лет, - продолжил Дамблдор, - он получит письмо с приглашением в Хогвартс. Лучше все-таки я буду держать его при себе. Как тебе мои условия?

Петтигрю кивнул головой так, что едва не вывихнул шею.

- Имя ему мы, пожалуй, оставим. Не стоит лишний раз травмировать ребенка. Фамилию себе и ему выберешь сам, - бормотал Дамблдор себе под нос. – Вот только выбор его будущей профессии я, пожалуй, оставлю за собой.

=+=+=+=+=

Эпилог: «Девятнадцать лет спустя»

- Не толпитесь! Постройтесь в линию! – профессор Макгонагалл тщетно призывала к порядку. - Вам предстоит важная экскурсия, которая может оказать существенное влияние на ваше будущее!

У хогвартских ворот бурлила пестрая толпа оживленных детей, заставить их стоять молча и неподвижно казалось абсолютно невозможным. Детям предстояла крайне увлекательная и полезная поездка, но некоторые почему-то абсолютно не желали этого понимать.

- Не понимаю, почему я должен туда ехать! – возмутился рослый второкурсник с каштановыми волосами. – У меня же ни одного взыскания и ни одной оценки ниже «Превосходно». Мой отец был старостой!

- Мистер Диггори, - с несколько неестественной улыбкой проговорила профессор, - и вы, мисс Уизли. На экскурсию в Азкабан отправляются все, повторяю – все ученики первого, второго и третьего курсов. Тем, кто постоянно нарушает правила и ведет себя неподобающим образом, экскурсия будет полезной, потому что они смогут увидеть, куда попадают те, кто продолжил это и после Школы. Тем же, кто отличается примерным поведением и отличной успеваемостью, это поможет и дальше не сворачивать с выбранного правильного пути.

- Какая скука, - в два голоса протянули слизеринские первокурсники, братья-близнецы Поттеры.

- Я покажу вам, в какой камере сидел мой дедушка! А бабушка Белла до сих пор там! - сказал худенький блондин-хаффлпафец, стоявший неподалеку.

- Отстань, Тараканиус, - процедил тот из Поттеров, чьи черные волосы были нарочито немытыми, а тот, что в очках-половинках, добавил: - А если будешь еще нам надоедать, мы скормим тебя василиску, понял, Комариус?


- Альбус и Северус Поттеры! – рявкнула выведенная из себя Макгонагалл.

Мальчики напустили на себя вид настолько скромный и серьезный, что профессор едва не восхитилась вслух.

- Не скормите, ваш папочка его убил! – ехидно прокомментировал Скорпиус Малфой и старательно высунул свой длинный розовый язык.

Наблюдавший эту сцену гриффиндорец-третьекурсник с прической, окрашенной в факультетские цвета, заботливо пихнул его кулаком и тихо посоветовал:

- Не нарывайся лишний раз, родственник. Мне не очень-то хочется защищать тебя от детей собственного крестного.

- Через минуту здесь появятся ваши сопровождающие, - объявила Макгонагалл, воспользовавшись «Сонорусом», чтобы перекричать учеников. - Поттеры, если вы не хотите, чтобы ваш декан поседел окончательно, ведите себя прилично, во имя Мерлина. О, а вот и...

Макгонагалл не договорила.

Улыбаясь во все свои белоснежные зубы и приветливо махая рукой, к группе детей приближался очень красивый брюнет лет двадцати в форме курсанта аврорского училища.

~*~*~*~
- О чем они там думали? – ворчала Минерва Макгонагалл, вкушая послеобеденный чай в директорском кабинете. – Разве он справится с такой оравой?

- Справится. Не беспокойтесь, Минерва. Томми с чем угодно справится.

Директор спрятал улыбку в бороде и взял из вазочки маринованный огурец.

= Хэппи-энд=



Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100