danita    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Шляпа философствует "за жизнь".
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Другой персонаж
    Общий || джен || G
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 2812 || Отзывов: 9 || Подписано: 0
    Начало: 14.04.09 || Последнее обновление: 14.04.09
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Задним числом

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Ну, здравствуй. Решился всё-таки надеть меня ещё раз? Не удержался от искушения? Очень уж интересно узнать, что ещё я умею, кроме как распределять трясущихся от волнения первокурсников по факультетам да изредка ронять мечи на некоторые особо отчаянные головы? Ладно, не смущайся. Не ты первый, не ты последний.
И не извиняйся – ты ни в чём не виноват. Вызвали к директору? Ничего страшного. Я уверена, что он просто хочет услышать от тебя некоторые подробности вашей вылазки – теперь, когда страсти несколько улеглись. Директору всё известно, и он считает, что ты вёл себя как нельзя более достойно. Он вообще о тебе самого высокого мнения.
Мне тоже всё известно. Когда круглый год пылишься в этом кабинете, поневоле много чего будешь знать. К тому же я слышу, о чём ты сейчас думаешь. Нет, нет, не торопись меня снимать! Не по себе, когда у тебя в голове звучит чей-то голос? После всего, что с тобой случилось, это не удивительно. Не бойся; от меня ещё ни у кого не оставалось шрамов.
А мне так редко удаётся с кем-то перемолвиться словом.
Что я делаю весь год? Хороший вопрос. Лежу тут, слушаю, что говорят, и размышляю. Если уж начистоту, делать мне совершенно нечего. Раз в году, в начале сентября, меня выносят в Большой зал, и все с замиранием сердца ждут, что я скажу. А когда я спою свою песню и распределю всех первокурсников по факультетам, меня опять относят сюда и забывают обо мне до следующего года.
Вижу, ты уже задумывался над этим вопросом и даже говорил со своими друзьями. Что ж, это делает честь твоей сообразительности. Ты совершенно прав – быть Шляпой чертовски скучно. Но не могу же я целый год придумывать новую песню для следующего Распределения. Так что мне остаётся лишь размышлять. К счастью, всегда можно найти, о чём подумать - даже когда круглый год лежишь на полке. А уж если эта полка находится в кабинете директора Хогвартса… Да ещё такого директора, деятельность которого не ограничивается школой… Я слышу всё, о чём он говорит с учителями, да и не только с ними. К тому же портреты бывают в разных местах и, возвращаясь сюда, рассказывают много интересного. Они вообще любят поболтать. Если подумать, то быть портретом тоже не слишком весело.
Но чаще всего я думаю о тех молодых людях, в чьи головы мне когда-то довелось заглянуть, и о том, правильный ли я сделала для них выбор. Ты удивлён? Никогда не думал, что я могу сомневаться в своих решениях? Что ж, возможно, порой я и бываю слишком уверена в себе. Припоминаю, в одной из недавних своих песен я даже утверждала, что ещё никогда не ошибалась. Пожалуй, если хорошенько припомнить, то и не в одной. Когда целую тысячу лет делаешь одно и то же, поневоле начнёшь повторяться.
Причём это чистая правда. И всё же, отвечая на вопрос, который ты из вежливости не решаешься задать: да, бывает, что я сомневаюсь в правильности принятого когда-то решения. Задним числом – кажется, так теперь говорят? Когда узнаю, как сложились судьбы некоторых из распределённых мною студентов. Не пойми меня превратно: я никогда не направлю студента на факультет, который ему не подходит. Но это вовсе не значит, что мои решения всегда абсолютно правильны. Сделать выбор иной раз бывает очень нелегко. Я распределяю каждого студента на тот факультет, где его способности могут полностью раскрыться – но я не могу знать, что ждёт его в будущем. И не один из таких студентов сбивался с пути – в то время как, распредели я его на другой факультет, с ним было бы всё в порядке. Я не обладаю даром прорицания, увы.
Как же я тогда делаю выбор? Вопрос разумный, и я рада, что ты его задал. Как известно всем – вернее, всем, кто на Распределении прислушивается к моим словам, а не к голодному урчанию в собственном животе – каждый из четырёх Основателей вложил в меня частицу своего ума. Точнее будет сказать, каждый из них вложил в меня частицу себя – что, позволь заметить, для уровня магии того времени было настоящим чудом. Но думаю, вы проходили это по исто… а, понимаю. В общем, они сделали так, чтобы я могла оценивать способности каждого первокурсника так, как оценили бы их Основатели; и направить его на тот факультет, на который направили бы его они сами. Кроме того, я использую и свой, накопленный за тысячелетие опыт…
Должна признаться, на своём первом Распределении я трусила ничуть не меньше, чем ты на своём – а, ты не думал, что Шляпе может быть страшно? Ещё как может! Но Основатели были очень добры; они уверяли меня, что как нельзя больше довольны своими студентами и что сами распределили бы их точно так же. Это придало мне уверенности на будущее.
Ты изумлён? Что ж, так и должно быть. Я поистине чудесная Шляпа. Скажу без ложной скромности: Хогвартсу со мной здорово повезло.
Что? Как сами Основатели распределяли студентов прежде, чем создали меня? Последним, кто спрашивал об этом, был волшебник, собиравший материалы для своей книги… помнится, он хотел назвать её "История Хогвартса". Ну, поскольку Основатели действительно вложили в меня частицу своего ума, постараюсь удовлетворить твоё любопытство.
Как поётся во всех моих песнях, у каждого из хогвартской четвёрки было своё мнение о том, каким должен быть идеальный студент; и каждый Основатель старался заполучить тех новичков, которых считал самыми перспективными. Бывало, что новичок настолько идеально отвечал требованиям одного из Основателей, что остальные на него не претендовали, и тогда дело обходилось мирно. Но зачастую Основатели прямо-таки торговались за того или иного студента; а нередко доходило и до откровенных стычек.
Да, стычек. Сказать по правде, они грызлись, как кошка с собакой. Разве в "Истории Хогвартса" об этом не сказано?
Мда. Надеюсь, меня однажды наденет кто-нибудь, кто не поленился прочесть эту самую "Историю".
Так о чём я? Да, они грызлись, как кошка с собакой – что не мешало им отлично работать вместе. И вообще быть добрыми друзьями – иначе эта школа не просуществовала бы и года. При всех своих разногласиях они прекрасно ладили. Это случается не так уж и редко…
Обычно Годрик, Салазар и Ровена оспаривали друг у друга понравившегося им первокурсника с пеной у рта. Даже покладистая Хельга иной раз могла заупрямиться и требовать, чтобы тот или иной студент учился именно на её факультете. Подозреваю, они все здорово обрадовались, когда Годрик подал идею насчёт меня. Теперь им было на кого свалить решение.
И вину, в случае чего, тоже.
Знаешь, иногда я думаю, что из Годрика получился бы отличный слизеринец. Поэтому Салазар так им восхищался… по крайней мере, до поры до времени.
Тебе странно это слышать, не правда ли? Но ведь ты наверняка не раз замечал, как какому-нибудь первокурснику приходится добрых несколько минут просидеть на табурете, прежде чем я объявлю своё решение? Теперь-то ты понимаешь, почему. Да-да, это те самые студенты, характер и способности которых делают их идеально пригодными для двух, а то и более факультетов. В своё время Годрик и Салазар только что не с кулаками кидались друг на друга за каждого отважного, честолюбивого подростка; да и Хельга иной раз чуть ли не со слезами на глазах упрашивала Ровену отдать ей какого-нибудь усердного первокурсника, обладающего острым, пытливым умом… хотя уговорить Ровену ей редко удавалось. А поскольку во мне есть частица каждого из Основателей, я буквально слышу, как они спорят за каждого "универсального" студента. Таких новичков мне особенно трудно распределять, несмотря на весь мой тысячелетний опыт.
Что? А что, если студент ничем не выделяется среди остальных? Тоже хороший вопрос. Есть и такие, и не так уж мало; но ведь и их надо как-то распределять. Я просто стараюсь направить такого студента на самый подходящий факультет. Точно так же поступали и Основатели. Им вообще приходилось немало поторговаться между собой, чтобы Распределение завершилось справедливо, и на каждый из факультетов попало примерно поровну и одарённых, и заурядных первокурсников. Причём Основателям ещё было легче, чем мне; они-то видели всю группу новичков. Я могу лишь поочередно заглядывать в голову каждому.
Знаешь, мне всегда жаль последних в списке. В то время как их более удачливые товарищи уже сидят за столами своих факультетов, они ещё мнутся посреди зала. Разве что они отличаются незаурядными способностями или сильным характером – а иначе я просто отправляю их на тот факультет, где в этом году недобор. Но ведь заурядный студент останется заурядным на любом факультете. По крайней мере, так рассуждали Основатели – следовательно, и я тоже.
Не волнуйся; ты не был одним из этих заурядных, даром что шёл по списку в самом конце. Тебя-то я сочла возможным направить на факультет, студенты которого отличаются уверенностью в себе; не забывай. Что? Может, я сделала это потому, что ты хотел туда попасть? Следуя, так сказать, семейной традиции? Что ж, ты не первый, кто задумывается над таким вопросом. Не беспокойся; никому не придёт в голову усомниться, что ты-то истинный гриффиндорец.
Но в одном ты прав: желание первокурсника попасть именно на тот или иной факультет очень важно, и обычно я стараюсь не перечить. Так же поступали и Основатели. В конце концов, от учёбы гораздо больше толку, когда учишься с охотой, разве не так? И мало радости учить студента, который хочет учиться у кого-нибудь другого. И то, и другое в природе человека. Я могу судить об этом, ибо за тысячу лет многое узнала о человеческой природе, даром что сама её лишена. Или же у меня их целых четыре? Между прочим, сложный и чрезвычайно занимательный вопрос, ты не находишь?
Да, пожалуй, твоя подружка поняла бы это намного лучше. Кстати, я её отлично помню. Распределить её было нелегко; о, нет. Ей так хотелось попасть в Гриффиндор – притом, что она даже не знала толком, что это за факультет такой – что её желание повлияло на моё решение. Разумеется, она обладала всеми качествами, которые так ценил Годрик; иначе я ни в коем случае не направила бы её на ваш факультет. Но она из тех, чей потенциал легко бы мог остаться нераскрытым, сложись всё по-другому. Зная тебя и твоего друга, я нисколько не сомневаюсь, что тут вы ей здорово помогли. Да, именно помогли. И судя по тому, что я слышала от директора, он точно такого же мнения. Нет, насчёт неё у меня больше нет никаких сомнений.
Теперь ты уже ни в чём не уверен? Полно; ты наверняка уже понял, что я не могу распределить каждого ad hoc. О, прошу прощения; я забыла, что в Хогвартсе больше не учат латынь. Я хочу сказать, что не могу сделать идеальный выбор для каждого первокурсника. В конце концов, я всего лишь наделена способностью рассуждать так же, как Основатели – до того, как они создали меня. Как они рассуждали потом, мне знать не дано.
А ведь Основатели вполне могли со временем изменить своё мнение. Салазар-то, во всяком случае, изменил. И это не могло не повлиять на остальных. Порой я буквально слышу, как они предостерегают меня, что я не могу учесть всё. Так оно и есть. Я могу лишь использовать способности, которые в меня вложили мои создатели. И надеяться со временем достаточно узнать о том, что происходит во внешнем мире, чтобы понять, чем обернулись мои решения.
Так что вот так. Я представляю, кто из Основателей захотел бы заполучить данного конкретного первокурсника на свой факультет; вспоминаю случаи из своей практики; позволяю разным частицам меня спорить между собой – и принимаю решение. В конце концов, разве у меня есть выбор? Для этого меня создали, этим я занимаюсь вот уже тысячу лет и буду заниматься, пока во мне есть нужда.
Я осталась прежней – но Хогвартс изменился.
Когда-то факультеты действительно были факультетами. Каждый из Основателей сам обучал своих учеников, вёл у них все занятия, так что вместе студенты разных факультетов собирались лишь для трапез. Но потом Салазар покинул Хогвартс - и не отправлять же было его учеников по домам. Пришлось вводить совместные занятия. Со временем дошло до того, что на всех факультетах стали преподавать одни и те же учителя. Конечно же, это сказалось на обучении – увы, далеко не лучшим образом. Последнее время – последние несколько веков – вас всех учат одинаково. Установленные Основателями стереотипы ушли в прошлое, и Распределение, если вдуматься, давно уже ни к чему. Старые замшелые понятия тысячелетней давности разобщают вас, порождают отчуждение, а нередко и открытую вражду.
Теперь ты окончательно запутался? Право же, мне этого вовсе не хотелось. Но я уже тысячу лет наблюдаю, как действует заведенный Основателями порядок. На нём держится наша школа – и он же приводил её на грань раскола не раз и не два.
Хорош этот порядок или плох? Честно говоря, не знаю.
Но наступает новый учебный год - и я снова распределяю первокурсников по факультетам. Традиции, знаешь ли, чертовски сильная штука - особенно в таком консервативном мире, как наш. Я слышала, вы всё ещё носите мантии, освещаете свои дома свечами, пишете на пергаменте перьями, цепляетесь за тысячу других устаревших вещей из одного лишь страха, отказавшись от них, уподобиться магглам.
Хорошо это или плохо, я тоже не знаю.
Что, шаги? Ладно, снимай меня. Нехорошо будет, если директор увидит, что я так заболталась.
Нет, погоди минутку. Раз уж ты столько всего от меня наслушался, выслушай ещё одну вещь - и суди сам, когда Распределение оборачивается во благо, а когда и нет.
Потому что я знаю, о ком ты сейчас думаешь. Последние несколько месяцев мысли о нём не дают тебе покоя.
Мне тоже. Видишь ли, он один из тех, кто заставляет меня сильно сомневаться – задним, так сказать, числом – в правильности сделанного для него выбора.
О, того первокурсника я не скоро забуду. Он был поистине уникален: он идеально подходил для всех четырёх факультетов. За такого студента Основатели препирались бы до хрипоты с утра до вечера. В нём поистине идеально сочетались качества, которые так ценил каждый из четверых.
Отвага? Его, правда, считают смельчаком – но он храбр. И ценит мужество. Годрик гордился бы таким студентом.
Ум? Ума ему не занимать – уж это я поняла мгновенно. Ровена была бы рада видеть его среди своих учеников.
Честолюбие? Непомерное. К тому же он из рода настолько древнего, что сам Салазар счёл бы его достойным учиться на своём факультете.
Усердие? Трудолюбие? Настойчивость? Разумеется – они ведь всегда сопутствуют честолюбию. Хельга была бы счастлива заполучить его в на свой факультет.
Но тот первокурсник, так же, как и ты, совершенно точно знал, где должен учиться. Он считал, что его место там по праву рождения – и я не стала перечить.
Я не ошиблась – он сразу же стал первым учеником. Староста факультета, потом школы. Первый в своём выпуске. Ему прочили блестящее будущее
Но то, что я всё чаще слышу о нём последнее время и что читаю сейчас в твоих мыслях, заставляет меня сомневаться - может, зря я пошла у него на поводу? Может, стоило отправить его на другой факультет – туда, где он мог бы научиться тому, чего ему действительно не хватало? Первым он был бы и там, но не просто первым – там он по праву стал бы лидером среди сверстников, его уважали бы и любили, и у него были бы друзья; ведь на факультете, куда я его отправила, никто не хотел с ним дружить. Дружба могла бы несколько отвлечь его от честолюбивых устремлений, сделать его мягче, пробудить в нём снисходительность к людям и желание поступать по справедливости… пробудить в нём стремление ответить добротой на доброту. И уберечь тем самым от множества серьёзных ошибок.
Идут? Ладно, клади меня на место. И всё-таки задним числом я иногда думаю: может, надо было отправить твоего брата Перси в Хаффлпафф?



Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100