Ice-White Rose (бета: Silestial) (гамма: Элла Энн)    в работе   Оценка фанфика

    - К тебе применяли Круцио? – спросила дрожащим голосом Гермиона. - Да, такое было однажды, потому то я и спас тебя, я не хочу, чтобы они причиняли кому-то боль, хотя знаю, что они делают это каждый день. Я просто хотел спасти тебя от темноты этого мира, не дав поглотить ему тебя. Пусть ты и гриффиндорка и подруга ненавистного мне Поттера, но ты девушка, которая излучает невероятный свет и тепло. А погубить это все всегда так просто. И они губили таких, как ты, губят и сейчас.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Рон Уизли
    Общий || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 36
    Прочитано: 202530 || Отзывов: 229 || Подписано: 596
    Начало: 15.07.09 || Последнее обновление: 02.10.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Стань моей жизнью

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Пролог


Группа в контакте
http://vkontakte.ru/club24671869
-----------



Солнечный теплый день клонился к вечеру. И чем ниже опускался к горизонту, озаряя его багрянцем, оранжевый диск, тем ощутимее становился холод.
Гермиона Грейнджер накинула на легкое платье теплую шаль и прошла, ступая по мокрой траве, к почерневшей от времени скамейке. Здесь она любила проводить время. Почти никто не знал о существовании этого уголка, вероятно, потому что мало кто заходил так далеко за пределы старинного замка.

Время шло. Секунды превращались в минуты. Гермиона глядела на постепенно меняющее цвет небо. Еще совсем недавно оно было залито солнечным светом, а теперь шаг за шагом покрывалось сумеречной пеленой.

«Как же быстро наступает вечер», - подумала Гермиона.

Она опустила взгляд и только сейчас заметила на скамье альбом в золотистой обложке. Дрожащими руками девушка взяла его. Наверное, она оставила его тут в прошлый раз. После прошедшего днем дождя альбом чуть вымок. Гермиона достала палочку и произнесла заклинание. Струйка прозрачной воды взметнулась из альбома к кончику палочки, спустя мгновение он стал сухим. Гермиона бережно его открыла: на колдографии с первой страницы она, Гарри и Рон – все вместе смеются в объектив камеры.

Да, как же много времени прошло с того дня.

Пролистывая страницы, Гермиона снова и снова пересматривала колдографии, записи, комментарии. Кажется, только вчера Рон подарил этот альбом: они вместе сидели в гриффиндорской гостиной и пили согревающий шоколад. А теперь все совсем по-другому. И страшнее всего принимать сложные решения, которые непременно должны изменить жизнь.
На последней странице Гермиона обнаружила черно-белый снимок. На этой колдографии она стояла в красивом платье и сдержанно улыбалась, а рядом с ней – ОН. Гермиона помнила, что в этот день, впервые за долгое время, она была счастлива. По-настоящему счастлива. Вспомнив это, она улыбнулась.

Вдруг послышался шорох травы и тихие шаги. Гермиона не стала оборачиваться. Она знала, кто это. Знала того, кто, как и она, постоянно бывает здесь. Она захлопнула альбом, поправила сползающую с плеч шаль. Наконец, шаги замерли – Драко Малфой обогнул скамейку и сел рядом с Гермионой.

– Прошу, пойдем в замок, здесь холодно, –сказал он.

– Нет, – ответила она резко и встала со скамьи.

– Гермиона, я не смогу тебя уговорить?.. – встав вслед за девушкой и поймав ее за локоть, без тени надежды шепнул он.

– Не надо меня уговаривать, оставь меня, прошу, Драко, – почти беззвучно ответила Гермиона и попыталась высвободить руку.

– Ты нужна мне…

– Зато ты мне не нужен, да пойми же, – сказала она тихо. – Не нужен….Неужели это не понятно…. – не выдержав, Гермиона расплакалась и уткнулась ему в грудь. В эти секунды она корила себя за слабость, но это были всего лишь эмоции, растрепанные чувства, и он знал это. Драко бережно гладил ее по волосам. Прошло несколько минут, когда Гермиона перестала плакать и, почувствовав, что ее слезы пропитали его рубашку, чуть отстранилась.

– Может, я тебе и не нужен, но ты мне нужна!

Гермиона хотела что-то ответить, но он обнял ее, крепко-крепко.
– Я тебя ненавижу, – тихо лепетала Гермиона, зная, что он слышит.

– Знаю, и всегда знал, – почему-то весело сказал Малфой, разжимая объятия и глядя в глаза девушке. – Потому-то мне и легче тебя любить…





Глава 1

Мы никогда не задумываемся о том, что где-то там за нас уже все решено. Нам хочется полагать, что мы сами строим свои жизни, но, к сожалению, это не так. Наши судьбы давно уже сплетены небесными ангелами. Эти милые создания вплетают в наши полотна нити разного цвета, которые подобно черному и белому привносят счастье или несчастья в наши жизни. А иногда ангелы могут переплести два совершенно разных полотна, тем самым, соединив в этом огромном мире два сердца. И вот, однажды по прихоти небесных созданий, два человека сходятся. Иначе говоря, с той минуты когда ангелочки переплетают их полотна, жизни выбранных людей становятся неразлучно связанными.

Белые хлопковые занавески развевались от легких порывов ветра. Гермиона подошла к распахнутому окну и, облокотившись на подоконник, вдохнула наполненный ароматами ночных цветов воздух. Вечерняя прохлада вызвала прилив бодрости, вырвав девушку из тяжелой духоты «Норы». Внизу, в саду, копошились маленькие гномы. Что-то бормоча, они вскакивали друг на друга и пытались сорвать созревшие плоды. Чуть дальше, за садом семьи Уизли, проглядывали многочисленные деревья, очертания которых сливались с горизонтом. Небо уже алело, и багровые тучи постепенно застилали небосклон.

В детстве Гермиона очень любила смотреть на заходящее солнце. Однажды ее отец увидел, как она заворожено наблюдает за темнеющим небом, где постепенно проступают яркие оранжевые пятна, сменяясь красными полосами. На следующий день он принес теплый плед, чашку горячего шоколада и набор акварельных красок. Он окунул кисть в банку с водой и, пристроив палитру на коленях, начал рисовать. Казалось, произошло маленькое чудо – теперь закат пылал на бумаге. Гермиона охнула и попросила отца научить ее этому мастерству. Он улыбнулся и пообещал сделать из дочери истинного художника. Конечно, Гермиона не могла похвастаться роскошными рисунками, но через месяц она спокойно могла написать закат, который решалась запечатлеть на бумаге. Может, ее отец не был волшебником, но он умел создать мир всего лишь с помощью двух-трех красок. А это уже волшебство. Поэтому Гермиона испытала разочарование от того, что не могла написать эту картину в «Норе». Она вздохнула, сожалея, что не захватила с собой нескольких тюбиков краски, хотя бы одну кисть и чистый лист бумаги.
Всего несколько минут прошло, а красный цвет размылся, уступив свое место темно-синему. Гермиона огорченно продолжала разглядывать окрестности. В саду, осветив узкую дорожку, зажглись огоньки с искусственным светом, затрещали сверчки. За спиной девушки послышались скрип ступенек и осторожные шаги. Гермиона оглянулась и встретилась взглядом с Роном.

– Я думал, вы с Джинни все еще сплетничаете! – проговорил он.

– Джинни смотрит модные журналы. Да к тому же она не в духе сегодня.

– Ааа… – протянул Рон и в точности как Гермиона, начал рассматривать пейзаж за окном.

– Знаешь, так странно, здесь так спокойно, а мы думаем лишь о покупке учебников и школьных принадлежностей, о том, как сыграют в квиддич британцы, что еще придумают близнецы, а где-то гибнут люди, да и вообще, творится что-то ужасное, и виноват во всем этом всего лишь один человек! – Гермиона усмехнулась, – Точнее даже не человек…

– Лучше не думать об этом! – в голосе Рона проскользнула печаль. – Тот-Кого-Нельзя-Называть не достоин столь частого упоминания. Про него и так много говорят. Уж лучше радоваться, что эти несчастья нас пока не касаются.

– Но это «пока», верно?

– Гермиона, поверь, все будет хорошо! Но если когда-нибудь случится что-то действительно ужасное, то мы поможем Гарри уничтожить его. А пока давай спустимся вниз и съедим что-нибудь вкусное, мама приготовила пирог с патокой, сливочный пудинг, а клубничный мусс ей удается особенно хорошо! Ты просто обязана его попробовать! Может и Гарри сегодня приедет, кто знает!

Гермиона посмотрела на него и улыбнулась.

– Да, твоя мама готовит просто чудесно! Ты пока спускайся, а я тут еще побуду! – увидев неодобрение на лице Рона, девушка добавила, – всего пару секунд.

– Хорошо, ловлю тебя на слове! – Рон отошел от окна и сделал один шаг вниз, скрипнула ступенька. Он посмотрел назад и удивился тому, как же заворожено Гермиона смотрела в окно. Он поднялся обратно, взял со старого деревянного стула теплую шаль и накинул ее на плечи девушки.

– Запах из кухни просто восхитительный, поторопись! – напомнил Рон.

Юноша, перепрыгивая через ступеньки, спустился вниз. А Гермиона все так же смотрела на ночное небо. Теперь она уже могла разглядеть звезды. Где-то за много миллионов километров от нее одна из них вдруг сорвалась и полетела в бесконечность. Гермиона по привычке загадала желание.


***

За окном величественного замка бушевал ветер, по стеклу колотил дождь. В длинной комнате в отделанном темном камнем камине горел огонь. Рядом стоял одетый в черное мужчина. Ничто в чертах его лица не выражало ни злости, ни раздражения. Он был спокоен и наблюдал за языками пламени. За мужчиной в неподвижности стоял светловолосый юноша. Он смотрел в спину своему отцу и с силой сжимал кулаки.

- Это приказ. А приказы Темного Лорда не обсуждаются. Я полагаю, ты все понял, Драко, – величественный голос мужчины пронесся по комнате.

- У меня все равно нет права выбора?!

- Нет, и ты знаешь это! – Люциус Малфой оторвал взгляд от огня и развернулся к сыну. –Лорд вытащил меня из Азкабана, поэтому мы обязаны беспрекословно исполнять его приказания.

- А ты не думал, отец, что я еще не готов?

- Молчать! – гневно закричал Люциус. –Ты сделаешь то, что тебе велят!

Люциус, опираясь на трость, зашагал к выходу из комнаты. Он обошел сына, положил руку на золотистую ручку двери.

- Все уже давно решено, Драко. Лорд помог мне, ты поможешь ему! Правила как в квиддиче – чтобы помочь выиграть команде, надо не сидеть на скамье запасных, а активно включиться в игру, выполняя все требования капитана! - с болью в голосе произнес мужчина. - Лучше подумай, как тебе справится с этим заданием.

- Почему Пэнси не приехала этим летом? – внезапно спросил Драко.

Люциус задумался на несколько секунд, но ответил все тем же величественным голосом, как и несколько минут назад.

- Потому что в следующий раз она окажется здесь только на вашей помолвке.

Мужчина раскрыл дубовую дверь, но так и не вышел за пределы комнаты:

- Завтра отправляемся в Косой переулок, подумай, что тебе надо купить к учебному году! – спокойно проговорил он.

Дверь захлопнулась. Драко Малфой остался в комнате совершенно один. Со стен на него взирали портреты предков.
Драко вдруг почувствовал себя совершенно разбитым. Он рухнул на колени и закрыл глаза руками. Но все же гордость не позволила пролиться и слезинке. Малфои не плачут – это правило он усвоил еще в раннем детстве.В порыве ярости, смешанной с беспомощностью, он изо всех сил ударил кулаком по полу.

- Я не способен на такое! – прошептал он.

За окном уныло завыл ветер, и ветки деревьев застучали по стеклу – стихия была солидарна в невеселых мыслях с юношей.

- И не смотрите на меня так! – гаркнул он предкам, презрительно глядевшим не него с портретов в позолоченных рамах.

Выбор… Он еще не готов его сделать! Стать копией отца или… А есть ли у него это «или»?






>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100