Инолка    в работе   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Когда заканчиваешь Хогвартс, проблем хватает: приближающиеся выпускные экзамены, бесконечные вечера в библиотеке, смутные мысли о том, куда поступать и как жить дальше. А еще безумная тоска, предчувствие расставания, дождливая весна, друзья и запутанная личная жизнь. Лили думала, что этого вполне достаточно, но в один прекрасный день она здорово усложнила свою жизнь, связавшись с Джеймсом Поттером...
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Лили Эванс, Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Алиса Лонгботтом, Новый персонаж
    Приключения /Любовный роман || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 19
    Прочитано: 146004 || Отзывов: 449 || Подписано: 525
    Начало: 28.07.09 || Последнее обновление: 25.11.12

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Выпускники

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Дамокл Белби


Автор: Инола
Название: Выпускники
Рейтинг: PG13, по крайней мере, пока.
Жанр: романс/приключения.
Саммари: Они бежали долго. Коридоры сменяли друг друга, освещенные и темные, с резкими поворотами и крутыми лестницами, с холодными стенами и скользкими ступенями. Страх быть пойманными гнал в спину; где-то позади Лили слышала топот и резкие, усиленные эхом голоса, но времени разбираться уже не было. Сердце колотилось где-то в горле, не давая дышать, и если бы не горячая ладонь, сжимающая ее руку, она вряд ли смогла бы сосредоточиться на дороге.
От автора: в тексте использованы цитаты из книг, фильмов, песен и т.д.
Все права принадлежат Дж.Роулинг.
Размещение: с разрешения автора.



Воздух был пропитан сыростью, сочившейся из оконных щелей, терпким запахом чадящих факелов на стенах и гуляющими по коридорам сквозняками с запахом дождливой весны. Легкие шаги Лили гулко отражались от холодных камней, слабым пульсом разносясь по пустым закоулкам. Она старалась идти как можно тише, как можно быстрее: пустота и какая-то отчетливая настороженность, напряженность северных коридоров пугали ее до дрожи. Все время казалось, что кто-то наблюдает за ней, все время казалось, что она слышит еще чьи-то шаги, все время хотелось обернуться, и чтобы отвлечься, Лили обычно старалась думать о чем-нибудь постороннем – типа домашнего задания на завтра; но сегодня ночью мысль о незаконченной трансфигурации напрягала еще больше.
В северной части замка факелов не зажигали, Мерлин знает почему. Коридоры здесь переплетались, сливаясь между собой, то вдруг резко сворачивая, то приводя в тупик. Почти вдоль всей северной стены главного коридора тянулись огромные окна, из которых даже ночью лился слабый прозрачно-стеклянный свет, разрезая каменные плиты на ровные полосы. Но Лили прекрасно знала: еще немного, и ей придется свернуть направо, уходя вглубь этого лабиринта. Она ненавидела этот момент.
Здесь было очень тихо и очень темно. Темнота давила на глаза и, как ни странно, мешала дышать; шум дождя остался где-то за спиной. Лили шла практически наощупь, кончиками пальцев касаясь неприятно шершавой стены справа: страх быть пойманной отметал всякие порывы достать палочку и прошептать: «Люмос».
Дышать глубже.
Пропустить три поворота.
Она знала этот путь наизусть, до каждой ступеньки, до каждой выбоины в стене под пальцами, хотя прошло всего чуть больше месяца. Что сказал бы Хейли, узнав о ночных походах обожаемой старосты? Мысли путались, сменяя друг друга, но каждый раз выходя из спальни, Лили уже была твердо уверена: никто об этом не узнает.
Странно было узнавать себя с новой стороны, что, в общем-то, и происходило в эти двадцать минут, которые казались вечностью: странно было осознавать, что ты на самом деле не такая смелая, какой хочешь казаться. Хотя, может быть, дело было не в трусости; она с самого начала недолюбливала замок. Она вообще сначала не понимала, как здесь можно жить и радоваться жизни: неуютно, холодно. Камни. Огромные, поражающие пространства бесконечных темных коридоров. Потайные двери, случайно роняющие тебя лестницы, проваливающиеся ступеньки… с этим еще можно было свыкнуться, если не ходить там, где не надо. Теперь, когда последнее правило постоянно нарушалось, стало сложнее. Тем более - ночью. Хогвартс никогда не спал: постоянные шорохи, горящие глаза миссис Норрис из-за угла, гремящий где-то этажом выше Пивз, приведения. Но здесь, в северной части, было хуже всего: здесь было тихо. Абсолютно. Тишина давила на нее, как и толстые каменные стены, как и этот воздух…
Спасала одна-единственная мысль.
Лили знала, что за третьим поворотом какой-то пестрый бессюжетный гобелен, никогда не привлекающий особого внимания. Знала, что за ним находится небольшая дверь, которая ужасно скрипит, если открыть ее чуть пошире. Знала, что в полупустой комнате за ней уютно и есть чудесный балкончик.
Знала, что ее ждут.
Теперь, когда цель была так близко, она занервничала; она всегда нервничала, хотя прошло уже столько времени. Она все еще не привыкла, она думала, что не привыкнет никогда. Месяц сумасшедшей, неправильной жизни, когда Лили Эванс из старосты и надежды факультета превращалась в сумасшедшую девчонку, возвращающуюся в гостиную Гриффиндора только под утро, и притворяющуюся, что «уже встала».
Дверь скрипнула так знакомо. Здесь было немного светлее, в открытую балконную дверь врывался ветер и ливень, но громкий стук сердца в ушах перекрывал все остальные звуки. Она увидела его силуэт на фоне окна; кажется, он услышал, как она вошла, потому что вздрогнул и распрямил спину. А потом приподнялся со старенькой парты, оборачиваясь.
И спустя пару секунд девушка оказалась в объятиях Брайана, пропахшего ночным ветром и горькой весной.

- Отлично-отлично. А теперь – немного практики, - довольный голос профессора Слизнорта эхом отзывался в классе зельеварения. Семикурсники неохотно потянули из сумок принадлежности и ингредиенты. Послышалось звяканье медных котлов, стук посуды и ножей, негромкие возгласы и бормотание. Алиса шумно листала учебник в поисках написанной на доске страницы.
- Огнезащитное зелье, - констатировала она, упершись рукой в парту и разглядывая рисунок с ярко-оранжевой пузырящейся жидкостью в стеклянном флаконе. Светлые волосы почти закрыли ее лицо. - Так… майоран…
Она с тревогой повернулась к сидящей тут же Лили, которая тихо застонала.
- Только этого мне сегодня не хватало.
Алиса постучала пальцами по испещренной порезами столешнице. Со второй парты на них оглянулся Хейли. На его лице было написано такое же беспокойство.
- Оставим его напоследок, - сказала Алиса. Лили пожала плечами, мысленно готовясь к худшему.
Слизнорт устроился поудобнее в учительском кресле, с видимым удовольствием развернув утренний «Пророк», и только изредка бросал взгляды на занятый класс. Ученики вяло переговаривались, все еще не до конца проснувшись, гремела посуда; через пять минут забулькали закипающие котлы, и кабинет заволокло теплым паром. Лили сосредоточенно нарезала корни Огнеглазок, попутно следя за зельем и часами на стене. Алиса уже покончила с корнями и принялась за мяту, проделывая всю работу на удивление молча – за что Лили была ей безмерно благодарна. Судя по лицу подруги, ту просто распирало желание пересказать вчерашний разговор с Фрэнком, обсудить Мэри Макдональд, которая явилась сегодня в какой-то немыслимой бордовой кофточке, и заодно разузнать, почему Лили выглядела так, словно не спала неделю. Она невольно опустила голову ниже, жалея, что собрала волосы в пучок. Если зеркало утром не обмануло – под глазами у нее чудовищные синеватые круги.
Минут через десять, когда они сидели и просто ждали, когда отвар станет «нежно-золотистого оттенка», Алиса не выдержала.
- Как вчера всё прошло?
- Откуда ты знаешь?.. – Лили вскинула голову, но Алиса лишь насмешливо приподняла тонкие брови. Она была единственной (Лили очень на это надеялась), кто знал о ее ночных прогулках, но обычно это не обсуждалось. Она потерла горящие от усталости глаза. Сутки с каждым днем становились все длиннее, а сон – все короче, и она устала, чудовищно устала, но каждый раз вечером ее непреодолимо тянуло к нему.
- Отлично, - она смущенно улыбнулась себе под нос, - просто отлично.
Алиса покачала головой, и снова схватилась за ложку, перемешивая свое ставшее золотистым зелье.
Многие слизеринцы, с которыми у них шло занятие, уже почти закончили: они всегда торопились сделать все быстрее. Впрочем, на Слизнорта никогда не производило впечатления наспех сваренное «нечто» Флинта, или Забини… Разве что Снейп… Лили невольно задержала на нем взгляд, и вдруг заметила небольшую стеклянную баночку в тонких пальцах.
Она как в замедленной съемке видела, как он встряхнул ее, как мелкий мутно-зеленый порошок взметнулся внутри, как осела на стенках мельчайшая пыль. А потом он поддел большим пальцем крышку, и одним махом высыпал содержимое в котел.
Лили судорожно вдохнула, внезапно почувствовав знакомый, едва уловимый запах. Оглянувшись по сторонам, она увидела похожие баночки в руках у Люпина, Грея, Хейли… По всему классу раздавались мягкие хлопки, ученики, ничего не замечая, высыпали майоран в зелья. Лили вцепилась руками в край парты так, что побелели пальцы, борясь с подступающей дурнотой. В голове замелькали мысли, что Антиаллергическое зелье она оставила в спальне, что у нее есть минут двадцать, прежде чем она начнет задыхаться и что, кажется, она пропустила время добавления этого чертового порошка. Лили показалось, что в голове начался обратный отсчет, и, чтобы отвлечься от распирающей боли в висках, она решила погрузиться в работу, и заодно покончить с этим поскорее.
Нехотя потянулась к стоящей на столе маленькой стеклянной баночке. Она уютно легла в ладонь, хлопок, пальцем Лили отбросила покатившуюся по столу крышку и одним махом высыпала зеленую пыль в свое ставшее уже темно-медным варево. В нос ударил терпкий горьковатый запах, и, помешивая отвар по часовой стрелке, Лили изо всех сил старалась сосредоточиться, но пространство перед глазами уже покачивалось, а голоса слились в странный невнятный гул.
- Время на исходе, у вас осталось пять минут, - жизнерадостно объявил Слизнорт, - поторопитесь. А в оставшиеся полчаса мы поговорим о методах применения приготовленного вами отвара…
Алиса рядом уже сливала Огнезащитное зелье в колбу. Лили покосилась на ее образец и не смогла понять, какого он цвета: перед глазами плясали цветные точки, сменяясь раскаленными красными кругами. Она закрыла глаза.
- Лили?
- Я в порядке, - шепотом ответила Лили на встревоженный возглас Алисы, - почти.
Подруга заглянула в ее котел.
- Тебе осталось подождать минуты три, пока оно не перестанет булькать, - пробормотала она, потушив огонь, - Конечно, чуть краснее, чем нужно, но сойдет…
Лили кивнула, снова почувствовав, как закачалось все вокруг.
- Сядь, - Алиса потянула ее за рукав, но Лили только раздраженно отмахнулась.
- Чтобы потом не встать? Я ухожу, - она начала как попало сгребать свои вещи в сумку, затолкала сверху учебник и облокотилась о стол. Потом повернулась к сидящему сзади Люпину, чтобы вернуть весы, и встретилась взглядом с Поттером, который тоже, видимо, уже закончил, и теперь сидел на парте лицом к ней. Она слишком резко отвернулась, тут же получив новую порцию раскалывающей боли. Не хватало только обеспокоенных взглядов – то, что они не разговаривали уже почти два месяца, должно было что-то означать, так что… Она схватила свой флакон, и, уже направляясь к преподавательскому столу, случайно задела учебник Северуса Снейпа, который приземлился у ее ног, распахнувшись на середине. Извиняясь, Лили, присела, чтобы поднять его, но Снейп выдернул его у нее из-под носа, едва она протянула руку.
«Ну и катись к черту», - зло подумала Лили, наспех объясняясь со Слизнортом, и пулей покинула кабинет, напоследок обернувшись и знаками показав Хейли, что ждет снаружи.

В коридорах подземелий в этот час не было ни души. Лили бросила сумку на пол и со вздохом присела у холодной стены, откинув голову и закрыв глаза. Боль продолжала пульсировать в голове, словно жуткий таймер, медленными всполохами разливаясь по всему телу. Что ж, по крайней мере, теперь можно было надеяться, что она не задохнется. Лили глубоко вдохнула, чувствуя, как воздух, лишенный майорана, наполняет легкие.
Со второго курса, с того самого занятия, когда она впервые взяла в руки майоран, чтобы приготовить Запутывающее зелье, эти приступы накрывали ее всегда, стоило только почуять горький запах. Слава Мерлину, сегодня порошок, а не листья – в прошлом семестре она чуть не скончалась, когда пришлось их мелко нарезать. К ее огромному облегчению, майоран был далеко не самым распространенным ингредиентом, его использование строго контролировалось: на каждого студента выделяли не более одной маленькой баночки на занятие, и то, видимо, с большой неохотой. Его мало применяли для приготовления типовых учебных зелий, зато широко использовали в Высшей магии, особенно в Темной. Учитывая то, какие настроения охватили Хогвартс, да и весь магический мир в последний год, неудивительно, почему профессор Слизнорт оборудовал для себя новую лабораторию, закрытую для студентов, где, по слухам, хранил все то, к чему раньше столь сильного интереса не возникало.
Все еще не открывая глаз, Лили запустила руку в сумку и извлекла свой учебник. Нужно было хоть как-то отвлечься, и заодно прочитать про применение этого Огнезащитного зелья, Мерлин бы его побрал.
Она открыла книгу где-то на последних главах, пролистала. До экзаменов всего ничего, а еще столько предстоит выучить… Игристый раствор, целый параграф зелий памяти, еще одна глава про антидоты, эссенции… Лили зачиталась так, что забыла, зачем, собственно, открыла учебник. Минут десять прошло в тишине, нарушаемой только шелестом страниц, пока где-то в глубине подземелий не раздался грохот и смех Пивза, долетевший сюда неясным эхом. Лили вздрогнула, на секунду отрываясь от учебника. Потом вздохнула, и перелистнула несколько страниц, пытаясь найти Огнезащитное зелье, как вдруг взгляд зацепился за небольшую историческую справку, написанную мелким почерком в самом конце одного из параграфов.
«В XIX веке был сделан ряд интересных открытий в области экспериментального зельеварения. Так, в 1856 году Дамокл Бельби с учениками в своей лаборатории в Лондоне впервые приготовил Волчий раствор, позднее знаменитый как Аконитовое зелье. Известно, что основным свойством этого зелья является сохранение человеческого рассудка у оборотней во время трансформации. В настоящее время зелье не применяется. Морфологическая характеристика: густая жидкость буроватого цвета с легким отливом и характерным запахом, светлеет на воздухе. Используется в течение трех часов с момента изготовления. Методика изготовления изучается на курсах Высшей магии, указом от 23.01.1879 зелье отнесено к Особо Опасным категории С.»
Лили с минуту сидела неподвижно, глядя в одну точку на странице. Затем перечитала еще раз. И снова.
Мерлин, это было именно то, что она искала. То, над чем она ломала голову вот уже не первую неделю, глядя на измученное лицо своего коллеги-старосты. Как же она могла забыть?..
Что-то, что уже давно не давало покоя, снова заворочалось где-то под ложечкой. Что-то было не так, но когда она пыталась понять, что именно, это ускользало от нее. В голове все смешалось обрывками информации, разговорами, замеченными деталями, уверениями Северуса… Не хватало каких-то мелочей, чтобы эта головоломка сложилась в четкую картинку – Лили ненавидела это состояние, частично из-за того, что прекрасно знала, к чему могут привести ее подобные загадки.
Она резко захлопнула книгу как раз в тот момент, как ученики начали выходить из душного кабинета зелий: урок закончился. В коридор просочился еще не выветрившийся запах майорана, и в следующую секунду Лили и думать забыла о том, что только что нашла.

В длинные узкие окна коридора на пятом этаже уныло стучал дождь. Лили слушала, как его шум сливается со звуком их с Хейли медленных шагов. Они шли на обед – вернее, Хейли шел, а она, солгав, что совершенно не проголодалась, намеревалась вскоре свернуть на узкую лестницу, ведущую наверх.
- Ты как? – Хейли покосился на бледное лицо подруги.
- Бывало и лучше, - мрачно отозвалась Лили. Каждый шаг по-прежнему отдавался пульсирующей болью в голове, - Все болит, не хочу есть, не хочу спать, жить не хочу.
- Как насчет больничного крыла? – рационально предложил Хейли, кажется, уже не в первый раз за сегодняшнее утро.
Лили молчала.
У нее была куча причин не ходить в больничное крыло, и по возможности не встречаться с мадам Помфри, но выкладывать все Хейли сейчас хотелось меньше всего. По правде говоря, даже просто разговаривать сейчас не хотелось. Лили попыталась убедить себя, что именно поэтому она так старательно избегает этой темы.
- Не хочу, - упрямо отрезала она, не обращая внимания на Хейли, который закатил глаза. - Кстати, сегодня же была моя очередь дежурить после зелий!
Лили повернулась к парню, но тот пожал плечами.
- Слизнорт кого-то назначил вместо тебя.
- И кого же мне следует благодарить за такое самопожертвование? – Лили представила, как бы она отмывала котлы, из которых ужасно воняло майораном, и ее передернуло.
- Кажется, Джеймса.
Не услышав ответа, Хейли повернулся. Лили шла рядом с непроницаемым выражением лица. Спрашивать о чем-либо было бесполезно, все равно ничего не добьешься – Хейли к этому уже давно привык, хоть его иногда по-прежнему ужасно бесило ее упрямство.
- Алиса сказала, тебя Брайан искал, - они начали спускаться по широкой лестнице на четвертый этаж, где людей было гораздо больше, чем в коридоре перед кабинетом Трансфигурации.
- Я увижусь с ним сегодня на собрании, - чуть улыбнулась Лили и тут же помрачнела при мысли о том, что снова нужно будет куда-то выходить… Самым большим желанием сейчас было поскорее добраться до спальни и не вылезать до завтра… а завтра суббота… Значит, можно даже до воскресенья…

- Так, раз с завтрашним матчем все ясно… - Миранда Томпсон, то и дело откидывая за спину длинные волосы, быстро просматривала свои бумаги, стоя во главе длинного овального стола. - Поговорим об экзаменах. МакГонагалл обещала зайти в конце собрания, чтобы что-то нам сообщить о вступительных…
- Сначала надо Хогвартс закончить, - мрачно пробормотал Зак Ньюман, семикурсник из Хаффлпафа, и кое-кто из старост одобрительно загудел.
Лили сидела почти напротив Люпина, подперев щеку рукой, и мысли ее были далеко от живо обсуждаемых старостами проблем. Рядом, старательно делая вид, что слушает, сидел Брайан МакКензи, стараясь смотреть в сторону, противоположную Лили. Их пальцы под столом были переплетены, но, похоже, никто из старост не замечал ни странных блуждающих улыбок, ни отсутствующих выражений на их лицах.
Над головами от невидимого сквозняка покачивалась огромная круглая люстра, тени от свечей танцевали на шершавой поверхности стола, испещренного следами многолетнего тяжкого труда старост: тут и там его украшали вырезанные слова, чернильные картинки и кляксы застывшего воска. За спиной у старосты школы, в запале размахивающей зажатыми в руке пергаментами с планом собраний, висел огромный плакат с написанным красивыми старинными буквами девизом: «Кто, если не мы». Лили всегда упиралась в него взглядом во время особенно скучных собраний, так что теперь знала его вдоль и поперек – до каждой завитушки. Слева чуть дальше пятикурсник Стен Сойер что-то увлеченном рисовал на куске пергамента. Со стороны могло показаться, что ему совершенно по-барабану, о чем там распинается Томпсон, но Лили знала, что это не так: Стен просто поддерживал свой имидж «плохого парня», успевая краем уха слушать все новости и участвовать в особо важных разговорах. Но экзамены явно не входили в его личный список «интересных тем».
- СОВ начнутся примерно с десятого июня, насчет ТРИТОНа еще ничего не известно – Ученый Совет что-то темнит в этом году. У нас даже расписания экзаменов пока нет, так что…
- Тогда о чем мы говорим? – резонно заметил Зак Ньюман.
- Просто ставлю вас в известность, - отозвалась Миранда. - МакГонагалл сказала, что составит расписание для других курсов уже на следующей неделе, так что как только оно будет готово, я вас извещу, надо будет, чтобы оно появилось в каждой гостиной. После этого сразу нужно будет приступить к составлению расписания подготовки к экзаменам. Кто этим займется?..
Лили слушала вполуха, почти полностью сосредоточившись на ощущениях: шершавые пальцы Брайана поглаживали ее ладонь, чертя запутанные узоры; это было щекотно. Блуждающий взгляд остановился на Люпине, сидящем напротив и внимательно слушающем старосту школы.
Через несколько минут Лили похолодела, внезапно вспомнив про свою утреннюю находку.
Она обдумывала все уже достаточно давно, полностью даже не отдавая себе в этом отчета. Сердце падало всякий раз, когда она видела лицо Люпина после полнолуния, как, например, сейчас: темные круги под глазами, заостренные черты лица и какая-то пугающая болезненная бледность. Она поражалась, почему никто ничего не замечал, или просто никто не обращал внимания. По школе ходили слухи, что у парня проблемы в семье, или что он смертельно болен, или еще какой-то бред, но за семь лет все давно привыкли и перестали зацикливаться. Люпин давно не был темой для сплетен. Его, похоже, это вполне устраивало.
Раньше она не принимала всерьез слова Северуса об оборотне: мало ли, что он говорил о мародерах. Но постепенно маленьких кусочков в этой мозаике накопилось достаточно, чтобы Лили смогла угадать картинку. Она прочитала все, что нашла об оборотнях. Она нашла все свои конспекты по колдомедицине до последнего листочка, но в них не было ничего. Мадам Помфри когда-то обмолвилась, и больше не возвращалась к этому разговору. Да это было и неважно сейчас; гораздо больше Лили хотелось понять, почему Мадам Помфри, явно поставленная в известность об истиной сущности Люпина, не предпринимала никаких мер по лечению? Как же это Аконитовое зелье? «Особо Опасное категории С», но ведь раньше его применяли, в чем тут загвоздка?
Казалось, тут концы с концами не сходятся.
Наверняка, это была не единственная возможность как-то помочь, но что могла знать семикурсница? Наверное, есть и другие зелья, и другие способы, только о них все молчали, и это просто добивало Лили.
Она нахмурилась, снова мыслями возвращаясь к маленькой заметке в учебнике. Вот если бы можно было раздобыть немного больше информации об этом зелье – пока это единственная надежда для Люпина. По крайней мере, Лили почему-то была твердо убеждена, что надежда есть. Это было чудовищно – на три дня каждый месяц исчезать из Школы, какие-то средневековые методы, честное слово. Она понятия не имела, куда отправляют Люпина, уж наверное не домой, но в ее воображении все меры сводились просто к изоляции… тогда можно было понять и его убитый вид по возвращении. Неужели всем все равно? Даже его хваленым друзьям?
«Держу пари, Поттер и не подумал разузнать больше», - зло подумала Лили.
Она сама не понимала, что ее манило во всей этой истории, какая-то очевидная тайна, может быть, или запрет на такие темы. Кажется, им даже на защите толком ничего про оборотней не рассказывали, хотя должны были… Неужели все взаимосвязано?
Дверь в Зал Старост открылась как раз, когда обсуждались какие-то очередные формальности. Лили, внезапно вспомнив, где она находится, оглянулась: вошла МакГонагалл, держа в руках кипу бумаг. Она прошествовала к Миранде, что-то тихо уточнив, и та заторопилась.
- Так, ну, вроде на сегодня все. Пожалуйста, сдайте рапорты за прошлую неделю.
Все засуетились, роясь в сумках. Лили, доставая рапорт, украдкой наблюдала за Ремусом. Точно на этой неделе было полнолуние, она еще удивлялась, почему в Северном коридоре так светло по ночам.
- Итак, я хотела поговорить с вами о предстоящем поступлении в высшие учебные заведения, - МакГонагалл повысила голос, стараясь перекрыть поднявшийся гвалт. - Семикурсники, останьтесь, остальные могут быть свободны.
Младшие, недовольно ворча, потянулись вон из Зала. Лили была уверена, что их распирало от любопытства, да и что такого, если они начнут думать о поступлении заранее? Но МакГонагалл, видимо, уставшая и желающая избавиться от большей части аудитории, для которой ее слова не предназначались, устояла под напором жалостливых взглядов и кислых лиц.
Их осталось всего восемь: они с Люпином, Брайан и Миранда из Ревенкло, Магорн Митч и Астерия Гринграсс из Слизерина и хаффлпафцы Зак Ньюман и Дженни Эббс. Все придвинулись поближе к тому концу длинного стола, где декан Гриффиндора уже раскладывала тонкие брошюрки с рекламами высших учебных заведений.
- Итак, - снова сказала МакГонагалл торжественным тоном, оглядывая своих выпускников, - до экзаменов чуть больше трех месяцев. Самое время подумать о том, чем вы собираетесь заниматься после Школы. Разумеется, вы говорили об этом со своими деканами еще в конце пятого курса, однако точные правила приема оглашаются только перед самым поступлением.
Большинство колледжей принимают по результатам ЖАБА без каких-либо дополнительных экзаменов, так что это еще один повод усиленно готовиться, убедительно прошу вас донести это до ваших сокурсников. На каждом факультете предъявляются свои требования, но в целом баллы должны быть достаточно высокими… Академия Магии набор на некоторые специальности проводит не только по результатам экзаменов, но и оценивая курсовые работы. Это в основном касается Зельеварения и Травологии, а так же Истории и ряда других дисциплин – там все написано, - она кинула взгляд на Астерию, пролистывающую тонкую брошюрку с огромными буквами АМ на обложке. Через плечо ей с любопытством заглядывала Миранда.
- Что касается Высшей Школы Авроров, - продолжила МакГонагалл, - то там предлагается целый комплекс вступительных испытаний, в том числе с индивидуальной оценкой психики абитуриента…
- Профессор, что это за испытания, нам скажут? – глаза Зака заблестели. Магорн едва слышно фыркнул, но никто не обратил на это внимания.
- Боюсь, мистер Ньюман, информация ограничивается только тем, что написано в брошюре – в Министерстве считают, что тесты теряют смысл, если каждый поступающий будет знать, с чем ему придется столкнуться.
- А как должна выглядеть курсовая? – подала голос Лили, пока остальные разглядывали брошюры, удивленно восклицая и заглядывая друг к другу. МакГонагалл не без удивления повернулась к ней. - Я имею в виду, какие требования предъявляют?..
- Новизна темы и полное раскрытие, конечно, - после недолгого раздумья ответила та, - Что-то сверх они не требуют, но, конечно, уровень должен быть чуть повыше школьного – особенно, если студент претендует на стипендию. Но, насколько мне известно, колледж при Святом Мунго курсовую не требует, будет более чем достаточно вашего диплома с курсов и сдачи практических навыков, если не ошибаюсь.
Лили кивнула, чувствуя, как неприятный холодок пробежал по спине. Брайан рядом тоже явно напрягся, но промолчал.
Когда с обсуждением было покончено, старосты гуськом вышли из Зала, держа в руках каждый по огромной кипе разноцветных тоненьких брошюр – завтра они должны будут раздать их своим одноклассникам. Лили в который раз с грустью подумала, что скоро все закончится. В это пока верилось с большим трудом.
Они с Брайаном задержались в коридоре, кинув сумки на подоконник. К вечеру дождь усилился, и теперь яростно стучал в окно. Уже стемнело, в пустом коридоре горели два факела, уютно потрескивая за их спинами. Лили, покусывая ноготь, смотрела на отражающееся в стекле лицо парня.
- Алиса днем сказала, что ты не взяла свое Антиаллергическое зелье на урок, - хмуро начал Брайан, глядя на ее профиль. - Я же тебе еще в понедельник говорил, что мы проходим Огнезащитное.
- Я забыла, - бесцветным голосом отозвалась Лили. - Честно, забыла, столько всего…
Он снова отвернулся к окну.
- Я волновался. Особенно, когда ты не пришла на обед.
Они помолчали. Лили чувствовала нарастающее напряжение. Она ненавидела, когда ее отчитывают, как маленькую девочку, даже, когда она совершала очевидные глупости. Но сейчас дело было явно не в ее аллергии. Она со смутной тревогой ждала того, о чем так хотел поговорить Брайан.
- Мадам Помфри спрашивает у меня, почему ты перестала появляться на курсах, - спокойно сказал он. Лили не обманулась этим видимым спокойствием, приготовившись к худшему. Ссориться с ним уж очень не хотелось, особенно сейчас.
Она молчала.
Как же не хочется об этом говорить… Она предпочитала об этом даже не думать, предпочитала избегать тягучего, вязкого ощущения, какой-то непередаваемой, неопределенной тревоги. Ей всегда казалось, что выбрать профессию – это все равно, что выбрать будущее, что это не просто так, что это ужасно ответственно. А Лили Эванс свое будущее представляла этакой идеальной сказкой: любимая работа, самая интересная и нужная, любимая семья… Раньше она всерьез была убеждена, что целитель – это то, что ей нужно. Теперь же она не была уверена ни в чем, кроме того, что целитель – это не то, чего она хочет, не то, чем ей нравится заниматься. Хоть и получалось неплохо.
- Думаешь, ты сможешь сдать навыки без подготовки?
- Я не хочу больше ходить туда. Это не к чему, - тихо сказала Лили. Брайан развернулся к ней.
- Что ты имеешь в виду? Лили, ты, никому ничего не сказав, просто перестаешь посещать занятия. Меня ставят в пару с какой-то жуткой Жоржией или Джулией, как ее там… - он возмущенно задохнулся, и Лили криво усмехнулась: неужели это именно то, что так напугало Брайана? – Не хочешь объяснить, что происходит?
- Я не буду поступать в колледж при Мунго.
Фух. Оказывается, если произнести это быстро – не так уж и страшно. Хотя вслух это звучит даже более странно, чем в мыслях.
Брайан потрясенно замер. Потом взял ее за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.
- Что ты сказала?
- Я не буду туда поступать, - твердо, насколько могла, повторила Лили.
Он шумно выдохнул.
- Ты хоть понимаешь, насколько это серьезно?
- Нет, не понимаю, - раздражение вырвалось наружу, и Лили возмущенно прищурилась. - Думаешь, я не обдумала все? Просто так, в голову взбрело?
- Тогда я ничего не понимаю. Ты же так рвалась… Это была твоя мечта!
- Это была мечта моей мамы, ты это знаешь не хуже меня, Брайан. Думаешь, легко мне будет всю жизнь жить с мыслью, что все могло бы быть по-другому?
В его глазах на секунду отразилась странная горечь, и Лили только сейчас вдруг подумала, каково ему: их уже вполне оформившиеся планы о совместной учебе в Лондоне, чтобы быть как можно ближе друг к другу, всегда… Вот идиотка, подумала обо всем, кроме любимого парня. Даже не посоветовалась. Даже не сделала вид, что его мнение что-то значит.
- Прости, - тихо сказала она, но он только покачал головой.
- За что? Это твоя жизнь.
В повисшем молчании отчетливо слышались непроизнесенные слова о совместном будущем. Это наша жизнь, хотела сказать Лили, но не смогла. Это было бы идеально, если бы они учились вместе, работали вместе… То, что она рушит все их планы, просто разрывало Лили на части. Наверное, ее собственное будущее для нее важнее, чем их совместное, мрачно думала она. Наверное, она конченая эгоистка. Наконец Брайан негромко спросил:
- И куда ты теперь?
- Не знаю, - отозвалась Лили, глядя, как дождь оставляет косые полосы на стекле. Капли быстро стекали вниз, цепляясь за подоконник. - Наверное, в Академию. На Зелья.
Он отстраненно кивнул, будто она подтвердила его догадку.
- А курсовая? Уже выбрала тему?
Лили похолодела. Она сама сто раз думала об этом. Сотню, нет, тысячу раз. Оставалось всего три месяца, наполненные подготовкой к экзаменам, бесконечными делами старосты, учебой, свиданиями… В и без того плотное расписание теперь нужно будет втиснуть курсовую, и чем быстрее, тем лучше. Осталось только тему выбрать, гоблин ее задери…
- Да, почти выбрала, - быстро сказала Лили, и, чтобы избежать дальнейших расспросов, повлекла Брайана по коридору. - Пойдем, мне еще нужно в библиотеку заскочить до отбоя…
Он больше ни о чем не спрашивал.

Пятничным вечером библиотека почти пустовала, только несколько старшекурсниц из Ревенкло, шушукаясь, дописывали длиннющие эссе: закрученные концы свитков свисали до самого пола. На столах горели лампы, за окнами уже было очень темно. Лили примостилась за крайний стол около секции по Зельеварению, наспех пролистывая очередной том. Нигде ничего. Никаких упоминаний Дамокла Бельби, хотя он был достаточно известным алхимиком XIX века. Никаких упоминаний Аконитового зелья. Лили оглянулась на секцию с книгами по Защите. Огромные старые тома, и что, ей придется искать в каждом упоминание про оборотней, чтобы, может быть, рядом обнаружить что-то о зелье? Это бред, ей ведь нужен состав…
Аккуратно затолкав толстый фолиант наместо, Лили, оглянувшись через плечо, направилась к каталогу. Мадам Пинс где-то в глубине библиотеки длинной пушистой щеткой сметала пыль с книг. Не то, чтобы пользоваться каталогом было запрещено, просто Лили не нужны были свидетели. Она ловко перебирала карточки, успевая только мельком увидеть названия. Мерлин, сколько их здесь… Так она до ночи не закончит. Захлопнула ящик с черной надписью «Зельеварение» и шагнула к другому каталогу, открыв букву «Б». Уже почти не надеясь на удачу, Лили чуть не вскрикнула, когда почти сразу же наткнулась именно на то, что искала: «Бельби, Дамокл. Наука Зельеварения, том 3». Сердце забилось, как бешеное.
Наверное, именно так чувствуют себя кладоискатели после долгих бесплодных недель поиска.
Дрожащими от волнения пальцами она перевернула карточку, и ей показалось, что разогнавшееся сердце перестало биться: «Запретная Секция. Отдел 3/5, полка 14».
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100