Della D. (бета: Alius)    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Две параллельные прямые никогда не пересекутся. Так же должны вести себя параллельные миры. Но если однажды это правило было нарушено, то оно нарушится и во второй раз. И Рождество - самое лучшее время для этого. Вселенная "Зеркального отражения". СС/НЖП, СС/ГГ, севвитус. Написано в подарок для Catkin.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Северус Снейп, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Новый персонаж
    AU /Любовный роман || гет || PG-13
    Размер: миди || Глав: 10
    Прочитано: 77090 || Отзывов: 63 || Подписано: 76
    Начало: 28.07.09 || Последнее обновление: 22.01.10

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

По разные стороны зеркала

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1. С одной стороны


Комментарий автора: Вселенная "Зеркального отражения" (http://www.hogwartsnet.ru/fanf/ffshowfic.php?l=0&fid=13943). Лучше, если вы уже читали этот фик, иначе трудно будет понять, откуда что берется и почему Снейп не такой, как в каноне. Этот фик написан в подарок для Catkin и с единственной целью: порадовать ее.
_______________________________________________

Гарри осторожно прикрыл за собой дверь и прислушался к тишине, царившей в комнатах. Казалось, здесь никого нет или все спят, но мальчик был уверен, что Снейп, во-первых, дома, а во-вторых, еще не ложился. Откуда в нем была эта уверенность, он едва ли мог сказать. Вероятнее всего, это утверждал его опыт: обычно по вечерам пятницы его приемный отец всегда был у себя и не ложился допоздна, тайно надеясь, что Гарри заглянет к нему. Он, конечно, никогда не говорил этого вслух и, наоборот, всячески пытался показать, что Гарри абсолютно необязательно заходить к нему так часто, но за время, проведенное с зельеваром, Гарри научился распознавать, когда тот говорит искренне, а когда пытается скрыть за показной холодностью свои истинные чувства. Сегодня была среда, но это была не обычная среда, а канун Рождества. Наверняка Снейп ждал его.

Не желая гадать дальше, прав он или нет, Гарри тихонько прошел в гостиную. Его внимание привлекла елка, стоявшая в углу комнаты. Увешанная разнообразными украшениями и закутанная в мишуру, она сияла бегущими по ее веткам разноцветными огоньками. Это, наверное, была первая рождественская елка, появившаяся в хогвартских комнатах профессора Снейпа за все время его пребывания в школе. Гарри улыбнулся. Он был рад, что Снейп все же послушал его.

Его приемный отец был в кресле у камина. В неизменно черных брюках, ослепительно белой рубашке, расстегнутой на груди, с закатанными до локтя рукавами, он сидел с закрытыми глазами, откинув голову на спинку кресла. На его коленях лежала раскрытая книга. Судя по глубокому размеренному дыханию и расслабленному лицу, он спал. Очевидно, дожидаясь Гарри, Северус решил почитать, но его сморило. Эта картина умилила Гарри. Он почувствовал ставшее уже привычным тепло, разлившееся в груди. Неслышно ступая по ковру, он приблизился к креслу и опустился рядом с ним на колени. Мягко коснувшись руки профессора, Гарри тихонько позвал:

– Северус…

Мужчина тут же встрепенулся, мгновенно напрягаясь всем телом. Однако увидев сына, он тут же снова расслабился. На несколько мгновений его лицо просветлело, и он выдохнул, выдавая свою радость:

– Гарри!

В следующую секунду его лицо снова стало суровым, и он прохладно поинтересовался:

– Что ты здесь делаешь?

– Зашел в гости, – невозмутимо ответил Гарри, продолжая улыбаться. – Все-таки Рождество завтра. Думаю, я поживу здесь во время каникул.

– Зачем это? – фыркнул Снейп, поднимаясь из кресла и потягиваясь, разминая затекшее тело. – Чтобы иметь возможность каждый день агитировать меня жениться? – Он недовольно поморщился и направился в кухню.

Гарри закатил глаза и отправился вслед за ним. На кухне он уселся за стол, подпер голову рукой, положив другую перед собой, и принялся наблюдать за тем, как Северус проворно готовит чай. Какое-то время он молчал, но потом не выдержал:

– Я не агитирую тебя жениться. Мне просто кажется, что тебе стоит рассмотреть этот вариант.

Снейп опять недовольно фыркнул, даже не удостоив его взглядом.

– Не понимаю, почему ты так против, – тут же насупился Гарри. – По идее, это я должен быть против. Ревность там и все такое…

– Я уже говорил тебе, – устало сказал Северус. Этот бесконечный спор начинал его утомлять. – Я не являюсь принципиальным противником брака. И я бы женился, будь у меня такое желание и будь рядом со мной подходящая женщина. Но жениться только ради твоего удовольствия, тратить силы на поиски женщины, которая подошла бы не только мне, но и тебе, выставлять себя на посмешище – нет уж, уволь. Мне вполне неплохо одному.

Снейп поставил на стол чайник и две чашки. Потом еще немного порылся по ящикам и шкафчикам, нашел там печенье и конфеты и выставил все это так же на стол. С тех пор, как Гарри прочно вошел в его жизнь, Северус старался всегда держать на кухне запас сладостей, которые приемный сын так любил.

Сев напротив Гарри, Снейп наконец встретил его обиженный взгляд.

– Что?

– Я не хочу, чтобы ты женился ради моего удовольствия, – сообщил Гарри. – Я хочу, чтобы ты был счастлив. Тебе ведь не может по-настоящему нравиться такая жизнь! У тебя ведь никого нет…

– У меня есть ты, – неожиданно мягко возразил Северус, улыбнувшись. – Это гораздо больше, чем я мог ожидать от этой жизни. И этого вполне достаточно для того, чтобы я был счастлив. Поэтому давай оставим это…

– А что будет, когда я уеду? – резко спросил Гарри, нахмурившись. – Да, сейчас все прекрасно, мы семья, мы рядом, но через полгода я окончу обучение. Я не смогу остаться в Хогвартсе навсегда, мне нужно будет учиться дальше, где-то работать.

– Я ведь никогда не требовал, чтобы ты оставался со мной, – Северус удивленно приподнял брови. – Конечно, ты уедешь учиться дальше, а потом работать. И ты женишься на своей Уизли, вы заживете своим домом, наплодите кучу детей. В этом нет ничего страшного.

– Но ты ведь останешься один! – Гарри поражался нежеланию Северуса понимать, что именно он хочет сказать.

– Ты же будешь навещать меня в свободное время, – Снейп пожал плечами, демонстрируя свое безразличие. – Пойми, Гарри, мне этого достаточно.

– Но я ведь не смогу навещать тебя каждый день, – расстроено сказал Гарри. – Я не хочу, чтобы ты продолжал сидеть в одиночестве в своих подземельях, злясь на весь мир за то, что твоя жизнь сложилась не так, как тебе хотелось!

Гарри выпалил это так быстро, что даже не заметил, как изменился в лице Северус. Только по окончании тирады он понял, что сказал лишнее. Недовольство Снейпа перестало быть напускным, глаза раздраженно сверкнули, брови сдвинулись к переносице.

– Вот это было жестоко, – холодно произнес зельевар, отставляя в сторону чашку, после чего встал и вышел из кухни.

Гарри мысленно обругал себя всеми нехорошими словами, какие только знал, и поспешил за отцом. Северус вернулся в гостиную. Когда Гарри вошел туда, тот стоял у камина, засунув руки в карманы брюк, и смотрел на огонь.

– Ладно, прости, я не хотел тебя обидеть, – тихо сказал Гарри. – Я просто хочу, чтобы ты был счастлив.

– Я счастлив, – Снейп обернулся к нему. – Меня трогает твоя забота, но я действительно счастлив. Я свободен, у меня есть ты… Я жив, в конце концов. И почти здоров. Так что не переживай за меня.

– Хорошо, – Гарри решил отступить. Он продолжит этот разговор позже, в более подходящий момент. – Забыли. Это твоя жизнь, твое решение, я больше не буду тебе ничего навязывать.

– Отлично, – Снейп облегченно выдохнул. Еще несколько таких баталий его нервы не перенесли бы. Он, конечно, сильно сомневался, что Гарри действительно решил оставить этот разговор, но теперь у него появилась надежда, что сын просто забудет о своих намерениях непременно женить его. Пусть лучше женится сам… лет через десять.

Гарри тем временем прошел через комнату, застряв на несколько мгновений напротив елки и любуясь мигающими огоньками, плюхнулся в кресло, которое перед этим занимал сам Снейп и с невинным выражением лица поинтересовался:

– Так какие у тебя планы на Рождество?

– А что, есть какие-то варианты? – Северус повернулся к нему, сложил руки на груди и вопросительно приподнял бровь. – Я полагал, что это будет обычный рождественский ужин в компании директора и других учителей в Большом зале.

– Может, устроим маленький семейный праздник? – предложил Гарри. – Это ведь наше первое совместное Рождество.

Северус отвел взгляд, на губах его появилась легкая улыбка, и выражение лица сменилось в который раз за вечер. Теперь он выглядел так, словно вспомнил нечто очень приятное. Гарри даже заподозрил, что именно. Он тоже не мог забыть то Рождество.

– Ты о них подумал, да? – безошибочно определил Снейп, бросив на него взгляд из-под полуопущенных ресниц.

– Я часто о них думаю, – признался Гарри. – Мне интересно, как там дела. Надеюсь, мой двойник одумался и понял, что вел себя неправильно. Было бы жаль, если их отношения так и не наладились.

– Думаю, наладились, – уверил его Снейп, подходя к креслу и усаживаясь на его ручку. – Тот Гарри очень тосковал здесь без своего… отца.

– Интересно, Северус нашел себе кого-то? – задумчиво протянул Гарри.

– Ты и его жаждешь женить? – насмешливо поинтересовался Снейп.

– В отличие от некоторых он уже был женат, – вредным голосом заметил Гарри. – Но меня это интересует потому, что когда я был там, у твоего двойника складывались довольно интересные отношения с Гермионой.

– С кем?! – в ужасе переспросил Северус, чуть не свалившись с ручки кресла.

– С Гермионой, – безжалостно повторил Гарри, довольно ухмыляясь. – Я сначала не придал значения этим их взглядам, прикосновениям, а потом меня осенило. И ты бы слышал, как он ее имя произносит.

– О, Мерлин, – простонал Снейп. – Она ведь совсем девчонка, ребенок. Вот уж не думал, что есть реальность, в которой меня потянет на малолетку.

– Она не малолетка, – запротестовал Гарри. – Она, между прочим, на год меня старше.

– А, ну если на год старше тебя, то это в корне меняет дело, – едко отозвался Северус. – Нет, если честно, не ожидал от себя такого… Зачем ты мне это сказал? Как я на нее буду теперь в классе смотреть?

Гарри мерзко захихикал, очевидно, представляя себе Снейпа, который не смеет взглянуть во время урока на гриффиндорскую отличницу. Северус фыркнул и отвесил сыну подзатыльник, но потом не выдержал и сам рассмеялся.

– Значит, тихий семейный праздник? – переспросил Северус, возвращаясь к прежней теме. – И как ты его себе представляешь?

Гарри задумался на несколько секунд, а потом выдал скороговоркой:

– Можно устроить пикник здесь, перед камином. Ты сваришь мне мой любимый шоколад, себе нальешь мятный ликер… Не смотри на меня так, я знаю, что ты его любишь и пьешь, когда думаешь, что тебя никто не видит. Можно позвать Мию, она печет потрясающее печенье, которое подойдет и под шоколад, и под ликер…

– Стоп-стоп, – перебил его зельевар, предупреждающе вскинув руку. – Во-первых, не Мия, а профессор Гарибальди. А во-вторых, она не член семьи, так что она делает в твоей рождественской семейной фантазии? – Он строго посмотрел на сына.

– Ну, – Гарри захлопал ресницами, изображая святую невинность, – я просто подумал, что ей будет грустно одной в Рождество, она же не в ладах со своей семьей, так почему бы нам не позвать ее к себе?

– Не верю. Ни единому. Слову, – отчеканил Снейп, вскакивая с места. – Ты опять продолжаешь свои интриги, – он укоризненно посмотрел на Гарри. – Ты же обещал!

– Но она действительно одинока, – возразил Гарри. – И действительно печет божественное печенье.

– Интересно, откуда ты это знаешь? – Снейп прищурился, глядя на Гарри с подозрением. – И почему ты зовешь ее по имени?

Гарри смущенно опустил глаза и заерзал на кресле. Да, объяснить Северусу природу его отношений с Амилией Гарибальди будет непросто. Но что он мог поделать, если в параллельном мире, где он побывал год назад, эта женщина была женой Снейпа и приемной матерью Гарри? Судя по рассказам двойника Северуса, Амилия была хорошей матерью. Да и в этом мире она ему очень нравилась. С ней было легко и весело, она была так непохожа на Снейпа, но при этом очень им интересовалась. Гарри нравилось говорить с ней о Северусе. Он был уверен, что женщина рано или поздно влюбится в его приемного отца, а уж на того Гарри найдет способ повлиять. И будет у них настоящая семья. Северус сам по себе значил для Гарри очень много и очень многое для него делал, но его одного было мальчику мало. Он хотел всю сказку. Целиком. Без оговорок и исключений.

Но как это объяснить Северусу и не вызвать снова его гнев и раздражение? И главное – не обидеть?

– Она мне разрешила звать себя по имени, – сообщил Гарри, стараясь выглядеть равнодушным. – И печеньем один раз угощала. Она как-то назначила мне взыскание, а после того, как я его отработал, угостила чаем. Вот и все.

– Ну и методы, – раздраженно процедил Снейп, начав нервно мерить комнату шагами. – После взыскания – чай с печеньем! Какой тогда смысл в наказании?

– Ну, не у всех же такой инквизиторский склад характера, – нервно пошутил Гарри, с опаской посматривая на то, как Снейп мечется из стороны в сторону.

– Готов поспорить, она еще и баллы не снимает за неправильные ответы или плохую подготовку, – проворчал профессор, скривившись.

– Ага, а еще она не шипит, не задает непомерное домашнее задание, объясняет, как готовить зелье и какие нюансы при этом следует учесть. И еще ни разу не задала вопрос по теме, которую до этого не давала для изучения, – доверительно сообщил Гарри. – Это просто ужасно, я с тобой согласен, – с убийственно серьезным выражением добавил он.

Снейп недобро покосился на него, нахмурившись, но ничего не сказал. Он еще немного походил из угла в угол, а потом, неожиданно затормозив, изрек:

– Я должен с ней поговорить. Ее поведение неприемлемо.

Сказав это, он стремительно развернулся и направился к двери, в прихожей на ходу сорвал с крючка мантию и распахнул дверь.

– Не надо, пап! – умоляюще воскликнул Гарри. – Ну что в этом такого? Это было-то всего раз!

Тут он, конечно, сильно покривил душой, но Северус выглядел таким взбешенным, что Гарри всерьез испугался за судьбу профессора Гарибальди. Он вскочил с кресла и бросился вслед за Северусом, но тот уже успел захлопнуть за собой дверь, и когда Гарри попытался ее открыть, она не поддалась: видимо, Снейп успел наложить на нее какое-то заклятие.

Гарри тяжело вздохнул и покачал головой. Ему оставалось только ждать.

***

Профессор Снейп еще несколько раз постучал в дверь, вновь не получил ответа и, тихонько выругавшись сквозь зубы, повернулся, чтобы уйти, но замер на месте, дабы не пройти сквозь Почти Безголового Ника, который оказался прямо за его спиной. Амилия Гарибальди хоть и была зельеваром, но не разделяла любви Снейпа к подземельям и не являлась деканом Слизерина, поэтому ее комнаты находились ближе к Гриффиндорской башне.

– Добрый вечер, профессор, – весело поприветствовал призрак. – Счастливого Рождества!

– Счастливого Рождества, сэр Николас, – сдержанно ответил Снейп. – Скажите, вы не видели профессора Гарибальди? У меня к ней срочное дело.

Призрак окинул насмешливым взглядом мантию Северуса, поспешно накинутую поверх небрежно застегнутой рубашки, понимающе покачал головой и сказал:

– Профессор Гарибальди всего несколько минут назад была в восточном крыле, на четвертом этаже.

Снейп недоуменно моргнул. Насколько он помнил, четвертый этаж восточного крыла не использовался, там было несколько опасных комнат, заклятия с который так и не смогли снять, поэтому весь этаж закрыли, дабы не вводить студентов в искушение и не подвергать их жизни опасности. Учителям, конечно, не запрещалось находиться там, но он не мог себе представить, что интересного мог найти там взрослый человек. Северус подозревал, что ничего, кроме слоев грязи, там нет.

– Интересно, что она там делает? – тихо пробормотал он, но призрак услышал.

– О, профессор часто гуляет по замку, – охотно пояснил сэр Николас. – Все обитаемые и используемые помещения она уже осмотрела, вот несколько недель назад и принялась за неиспользуемые.

Снейп рассеяно кивнул, быстро поблагодарил призрака и отправился в указанном направлении, размышляя про себя над странной причудой нового профессора зельеварения. Как-то некстати вспомнились слова Гарри о том, что Амилия Гарибальди очень одинока. Действительно, она мало с кем общалась. Она ведь была на три года младше Северуса, а тот был самым молодым преподавателем, следовательно, был единственным, кто подходил ей по возрасту. Однако он предпочитал избегать ее и общался только по необходимости, сохраняя дистанцию изо всех сил. Пару месяцев Амилия предпринимала попытки сдружиться с ним, но потом отступила. Видимо, с остальными она даже не пыталась установить более близкие отношения. Возможно, потому что они не разделяли ее страсти к зельеварению.

Северус почувствовал укол совести. Неужели так трудно было быть более дружелюбным? То есть, трудно, конечно, дружелюбие никогда не было его сильной стороной, но ведь можно было сделать над собой усилие. Тем более что Амилия ему нравилась.

Да, собственно, в этом-то и была вся проблема. Она ему нравилась. Это была очень красивая, умная женщина, действительно талантливый зельевар, интересный собеседник. Очаровательный акцент, королевская осанка и хорошие манеры делали ее еще более привлекательной в его глазах и еще более… недоступной. Северус был реалистом. Он адекватно оценивал свою внешность, собственные манеры, происхождение и положение в обществе. Каждый из этих пунктов был далеко не в его пользу. И мечтать о женщине вроде Амилии Гарибальди мужчине вроде него было глупо и бесполезно. Вот он и старался держать дистанцию, потому что банально боялся влюбиться в нее. Отношения с Гарри показали ему, что он так же уязвим для этого чувства, как и любой другой человек. Рисковать ему не хотелось.

Эти мысли были прерваны тем, что он после продолжительного сражения с хогвартскими лестницами наконец оказался в начале коридора четвертого этажа восточного крыла. Как он и предполагал, здесь было грязи по колено: видимо, эльфы считали необязательным убирать помещения, где никто не бывал. Снейп поморщился и вытащил из рукава палочку.

– Люмос!

Зато в плотном слое пыли, покрывавшем пол, были отчетливо видны следы женских ног. Причем следы вели только в одну сторону, значит, Гарибальди все еще здесь. Северус вздохнул и шагнул вперед, стараясь не касаться паутины, свисающей по углам. Пройдя несколько метров, он увидел еще один коридор, уходящий в сторону, более узкий, и следы вели именно туда. Завернув за угол, он почти сразу различил впереди мерцающий огонек еще одного люмоса.

– Профессор Гарибальди! – позвал Снейп, ускоряя шаг.

Женщина обернулась на его зов и тут же улыбнулась, увидев, кто нарушил ее уединение.

– Профессор Снейп, добрый вечер, – произнесла она, как всегда смягчая не те согласные и, наоборот, делая твердыми те, что должны быть мягкими. – Счастливого Рождества! А что вы здесь делаете?

– Добрый вечер, – Снейп приблизился к ней и замер, на мгновение забыв, а что же он здесь делает. – Счастливого Рождества, – в некотором замешательстве пробормотал он, сбитый с толку ее неофициальным видом. Она была в широких домашних брюках и майке, без мантии, длинные кудрявые волосы были небрежно собраны на затылке и неаккуратно сколоты.

Заметив его удивление, женщина смущенно пояснила:

– Я знала, что здесь не очень-то чисто, поэтому не стала одевать мантию.

– Да… это правильно… конечно, – сбивчиво произнес Снейп, пытаясь взять себя в руки.

– Вы меня искали? – спросила Амилия, чуть нахмурившись. – Что-то случилось?

– Да, я вас искал, – обрадованно подтвердил Северус, вспоминая, зачем сюда пришел. – Но нет, ничего не случилось. Я просто хотел поговорить с вами, – его тон стал суровым, – о ваших отношениях с моим сыном. С Гарри, – зачем-то пояснил он, как будто у него было два сына.

– О моих отношениях с вашим сыном? – недоуменно переспросила Гарибальди, а потом рассмеялась. – Клянусь, профессор, тот глинтвейн с пирогом был просто глинтвейном с пирогом, никаких грязных подтекстов…

– Был еще и глинтвейн с пирогом? – удивился Снейп. – Я знал только о печенье с чаем.

– Ой, кажется, я сама себя заложила, как говорят ученики, – она снова улыбнулась. – Но и печенье было только печеньем, а не предложением чего-то… неподобающего.

– Мерлин, я не имел в виду, что вы пытаетесь соблазнить Гарри, – разозлился Северус. – Я не тот человек, который будет кидаться подобными обвинениями, уж поверьте мне.

– Верю, – охотно согласилась Амилия. – Тогда к чему этот разговор?

– Я считаю, что вы должны держать большую дистанцию со своими учениками, – безапелляционно заявил Снейп. – Не стоит делать вид, что вы их подружка или что-то в этом роде. И не стоит разрешать им называть себя по имени. Тем более, сокращенному.

Выслушав эту тираду, Мия скрестила руки на груди и, чуть склонив голову на бок, поинтересовалась:

– Вы собираетесь учить меня, как общаться с учениками? Вы – тот, кого ненавидят и боятся все факультеты с первого по седьмой курс?

– Я не настаиваю на том, чтобы вы переняли мою манеру общения с учениками, – холодно заметил Снейп.

– И на том спасибо, – пробормотала Гарибальди.

– Но я прошу вас вести себя так, как того требуют школьные правила. По крайней мере, в отношении Гарри.

– Ах, вот как, – рассердилась Амилия. – На каком основании?

– На основании того, что я его отец, черт побери, – раздраженно прошипел Снейп.

– Хочу напомнить вам, что вы его приемный отец, – парировала собеседница. – И я подозреваю, что в свое время вы как раз пренебрегли правилами, выделив Гарри из остальных учеников и став ему больше, чем просто учителем.

– Я был нужен ему, – отрезал Снейп. – Он сам хотел этого.

– Я не сомневаюсь в этом, – не стала спорить Амилия. – Но сейчас ему точно так же нужна я, как были нужны вы.

– Зачем интересно? – с угрозой в голосе спросил Северус.

– Затем, что у него никогда не было матери, – раздраженно пояснила Амилия. – Я уверена, что вы делаете для Гарри все, что можете, но ему нужны ласка и тепло, которые вы дать не в состоянии в силу своего пола и – извините за откровенность – своей эмоциональной ущербности. Есть вопросы, которые можно обсуждать только с матерью, есть то, что может дать только мать.

– Но вы ему не мать! – разозлился Снейп.

– Как и вы не отец!

Крикнув это, Амилия развернулась и зашагала дальше по коридору, скрывшись через несколько шагов за дверью какой-то комнаты. Северус несколько секунд переваривал услышанное, но потом опомнился и последовал за нахальной ведьмой.

– Я, может, и не отец ему, – зашипел он с порога, – но я знаю его с одиннадцати лет, а не четыре месяца. Мы через многое прошли вместе. Я свое право называться его отцом заслужил, – закончил он, подходя к ней вплотную.

– О, конечно! – раздраженно воскликнула Амилия. – Можно подумать, вы все эти годы были его опорой и поддержкой. Нет уж, профессор. Я наслышана о том, как вы третировали ребенка все это время!

– Это он вам говорил? – неожиданно спокойно уточнил Северус, скрывая свое беспокойство.

– Нет, – призналась Гарибальди. – Гарри говорит о вас только хорошее. А если что-то и всплывает в разговоре, то он старается это замять или как-то оправдать вас. Из этого я делаю вывод, что вы все же хороший отец, раз он так вас любит. Но не будьте эгоистом. Если ему нужно больше тепла, чем вы можете дать, не мешайте ему искать его на стороне…

– Я могу дать ему все, что нужно, – отрезал Снейп. – Когда-то я сомневался в этом, но теперь абсолютно уверен. И если ему нужно, то я согрею его. Без вашей помощи!

– А кто согреет тебя, Северус? – неожиданно мягко спросила Мия, глядя на Снейпа со смесью тепла и сострадания.

Такие взгляды он ненавидел. Не найдя, что ответить, Северус предпочел спастись бегством, решив, что на сегодня с него хватит Амилии Гарибальди.

Однако судьба считала иначе. Дверь, которую он с грохотом захлопнул за собой, не желала открываться. Ни Алохомора, ни пяток более сложных заклинаний не сработали.

– В чем дело? – с тревогой спросила Гарибальди, наблюдая за его попытками выйти.

– Дверь, – сообщил Снейп. – Кажется, мы заперты.

>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100