Добавить в избранное Написатьь письмо
Jean (бета: Ник)    заброшен   Оценка фанфикаОценка фанфика

    Однажды утром Гермиона и Драко просыпаются в одной кровати с жуткой головной болью и без одежды. И ужасаются при виде друг друга. Но жуткое похмелье — ничто по сравнению с... четырьмя годами счастливой семейной жизни!
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Ральф Малфой
    Любовный роман /Юмор || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 12
    Прочитано: 166569 || Отзывов: 325 || Подписано: 771
    Начало: 04.01.10 || Последнее обновление: 08.04.11
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Позабытые клятвы

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Бледное солнце стояло уже высоко в небе, когда Гермиона Грейнджер открыла глаза. Голова ужасно раскалывалась. Сколько же она вчера выпила? И, во имя Мерлина, зачем? Память упорно оказывалась оживлять подробности минувшего вечера. Гермиона слегка пошевелилась и поняла, что кровать, на которой она лежала, — явно не ее. Эта была самая удобная кровать, на которой она когда-либо спала, но это была не ее кровать! Ну и где она, спрашивается?!

Решительно игнорируя головную боль, она присела и огляделась. Большая и красивая спальня была смутно знакома, но откуда — этого она не могла вспомнить. Может быть, кто-то из знакомых привел ее сюда после вечеринки, потому что она слишком много выпила и была не в состоянии отправиться домой?

Она провела пальцами по волосам, пытаясь распутать на голове хаос, в который превратилась ее прическа, и вдруг поняла, что на ней совсем нет одежды. Она была совершенно, абсолютно голой!

Гермиона застонала и закрыла лицо руками. Никогда больше она не притронется к алкоголю! Хотя она и прежде им не злоупотребляла и всегда могла вовремя остановиться.

Помянув всех гриффиндорцев добрым словом, она все же решила не терять времени и поискать свою одежду.

Вдруг с другой стороны кровати — к слову сказать, огромной, — послышались какие-то звуки. Это привело ее в чувство, и она захныкала от безысходности и унижения, прижимая к обнаженной груди одеяло. И что теперь делать?

Мужчина снова застонал, и Гермиона осторожно на него взглянула: одеяло откинуто, а голова прикрыта подушкой, которая, видимо, защищала от солнечного света. Она понятия не имела, кто он, и не была уверена, что хочет это знать.

Мерлин, как же сложно думать! Может, ей удастся выбраться незамеченной, пока он не проснулся… Завернувшись в одеяло, Гермиона поднялась с кровати и подобрала свои вещи, разбросанные по всей комнате.

Глупо надеяться, что прошлой ночью ничего не было: отсутствие одежды и повышенная чувствительность тела явно говорили об обратном. Сердце ухнуло куда-то вниз: она же хотела подождать до первой брачной ночи, отдаться человеку, которого действительно полюбит… А теперь, после этой пьяной оргии ее планам не суждено было осуществиться. Гермиона почему-то была уверена, что человек на кровати — точно не любовь всей ее жизни, и хуже всего было то, что она не помнит свой первый раз!

"Да катись все к дьяволу!" — подумала она, запирая дверь в ванную комнату. Роскошная и просторная ванная вновь напомнила о любовнике (Мерлин, как же ей не нравилось это слово), вероятно, очень богатом. Гермиона осмотрела кучу разнообразнейших баночек и флакончиков и ее глаза расширились: большая их часть могла принадлежать только женщине. Отлично, она спала с женатым мужчиной! Стараясь больше об этом не думать, Гермиона открыла маленький шкафчик и достала антипохмельное зелье. На вкус, конечно, гадость, зато помогает.

Расправившись с головной болью, она открыла кран, чтобы умыться, и, проведя ладонью по лицу, ощутила, как что-то твердое царапнуло кожу. Смахнув с ресниц капли воды, Гермиона посмотрела на руку, и почувствовала, что земля уходит из-под ног.

— Мерлинова мама! — она в ужасе уставилась на обручальное кольцо, украшающее безымянный палец. — Нет, нет, нет

Гермиона осела на пол и, ударившись о плитку, поморщилась. Почему она не может вспомнить? Это было намного хуже, чем переспать с каким-то случайным парнем, это ведь обязательство на всю жизнь! Кто же был настолько подлым, чтобы напоить ее, соблазнить и жениться? И именно после дня Святого Валентина, отлично! У «Ежедневного пророка» будет счастливый день. А что скажут ее родители?!

Изо всех сил стараясь не заплакать, она думала, что это однозначно хуже, чем, например, исключение из школы или увольнение с работы. Да лучше бы ее убили! Она не знала, как регистрируются волшебные браки, — а он, должно быть, волшебник, раз в его ванной есть зелье от похмелья, — но ей определенно нужен развод или аннулирование брака, хотя это теперь проблематично. Но с другой стороны, он ведь уже женат… М-да, над этим надо подумать.

С помощью палочки она привела лицо и волосы в порядок и принялась быстро одеваться, насколько это позволяли ватные ноги и слабое головокружение. От внезапного стука в дверь она подскочила на месте.

— Там кто-нибудь есть?

Гермиона задохнулась, узнав этот голос.

— Ты! — быстро глянув в зеркало, она бросилась к двери и распахнула ее так резко, что он отступил на шаг, искоса прищурившись. — Малфой!

Драко в шоке уставился на нее:

— Грейнджер?!

— Этого не может… Я не могла… — запиналась Гермиона, путаясь в мыслях, но с трудом все же взяла себя в руки. — Мне нужно поговорить с Джинни. Я не могла выйти за тебя замуж!

И она с хлопком дизаппарировала, оставив Драко пялиться в воздух. Наконец, он заметил кольцо на своем пальце и застонал.

***

Гермиона отчаянно барабанила в дверь дома номер двенадцать на площади Гриммо. Ей очень хотелось наорать на подругу за то, что та не спасла ее от Малфоя, но решила пока придержать эмоции. В конце концов, ведь это она ничего не помнит. Этим утром удача все же улыбнулась ей: дверь открыла Джинни, а не ее импульсивный муж.

— Гермиона, что случилось? — спросила Джинни, слегка напуганная внезапным появлением подруги.

Она отошла в сторону, приглашая ту войти.

— Гарри уже проснулся? — Гермиона замялась, кивнув в сторону гостиной.

— Нет, позвать его? Что случилось? — Джинни повернулась к лестнице, вероятно, затем, чтобы позвать Гарри, но Гермиона схватила ее за руку.

— Не зови его. Я не хочу, чтобы он знал. До тех пор, пока все не улажу.

Джинни ничего не спросила о Малфое, и Гермиона решила, что подруга просто не в курсе, что они ушли вчера вместе.

— Что это с тобой? Почему на тебе вчерашняя одежда? — теперь Джинни по-настоящему испугалась.

Гермиона принужденно рассмеялась и свалилась на диван.

— Вы меня никогда не простите, Джинни. Как я могла быть такой дурой? Наверное, я вчера ужасно напилась, — она подняла руку, чтобы показать Джинни броское блестящее колечко на пальце.

— Что случилось? — повторила Джинни, кольцом явно не впечатленная.

— Неужели не ясно? Я за…за…замужем! За Малфоем! — заикаясь, проговорила Гермиона, давая волю слезам, которые так долго пыталась сдержать.

Джинни присела напротив Гермионы.

— Эй, Гермиона, успокойся. Я знаю, что вы ругаетесь, но ведь всегда все обходилось. Что же случилось на этот раз?

— Обходилось?! — завопила Гермиона. — Да я ненавижу его!

— Ты говоришь это в сердцах, — успокаивающе произнесла подруга. — Что произошло прошлой ночью?

— Я не помню. Я надеялась, что ты мне расскажешь. Я просто проснулась сегодня утром со страшным похмельем в одной постели с этим и … — Гермиона всхлипнула, и слезы побежали с новой силой.

Джинни села рядом с подругой.

— Похмельем? — облегченно спросила она, отсмеявшись. — И только-то? Я думала, случилось что-то ужасное. Ты говорила так…

— Нет, дело не в похмелье! Это самая большая ошибка в моей жизни! Джинни, ты это понимаешь?

— Ты приняла зелье? Нормально себя чувствуешь?

— А ты нормально будешь себя чувствовать, если вдруг проснешься замужней? И это еще что! Он уже женат, — дрожащим голосом проговорила Гермиона.

— Так, я думаю, надо все же позвать Гарри, — Джинни встала и осторожно попятилась, но Гермиона схватила ее за руку и притянула обратно.

— Нет! Ты не понимаешь? Если он узнает, он меня убьет! Должен быть другой способ, может, маховик времени?

— Гермиона, послушай меня. Нет, лучше послушай саму себя! Ты несешь бред! Ты заболела? — Джинни положила руку ей на лоб.

Гермиона увернулась.

— Я не чокнутая, — зашипела она. — Я же сказала, что проснулась этим утром в чужой постели, рядом с Драко-Чертовым-Малфоем! И прекрасно знаю, чем мы занимались ночью, так как все тело болит…

— Хватит! — Джинни вскинула руки и странно посмотрела на обезумевшую подругу. — Ладно, Гермиона... то, что я сейчас скажу, может стать для тебя неожиданностью, но клянусь, это правда, — дождавшись, пока до Гермионы дойдет смысл ее слов, она продолжила: — Ты — миссис Драко Малфой, уже как четыре года.

Гермионе понадобилась какая-то доля секунды, чтобы понять, что только что сказала Джинни. Казалось, время остановилось, и Гермиона почувствовала сильную слабость. Перед глазами все поплыло, а голос Джинни становился все тише и отдаленней.

— Гермиона? Гермиона! — Джинни помахала перед ее лицом рукой, но та не реагировала. — Гарри! Гарри, быстрее сюда!

Гарри, одетый кое-как, сбежал вниз по ступенькам. Вопрос застыл на губах, когда он увидел жену, склонившуюся над Гермионой.

— Уложи ее, — скомандовал он, быстро приблизившись, и взял ледяные ладошки подруги в свои теплые руки. — Гермиона? Закрой глаза и дыши глубже.

Гермиона немного пришла в себя и, услышав его голос, подчинилась.

Когда она вновь открыла глаза, в голове прояснилось, а Гарри и Джинни с беспокойством смотрели на нее.

— Что случилось, Гермиона? — осторожно спросил Гарри. — Джинни сказала мне, что ты не помнишь, как вышла замуж за Драко.

Гермиона отвернулась, села и потерла виски:

— Я не знаю, — пробубнила она, — Я не могу вспомнить. Это не может быть правдой… Я не могла выйти за него! — она взглянула на Гарри, ожидая подтверждения.

Он покачал головой.

— Но ты вышла. И всех нас удивила. Мы ведь даже ни о чем не подозревали, а ты держала все в секрете, пока вы с ним не обручились. Ты действительно ничего этого не помнишь?

— Но ты же так его любишь! — протянула Джинни.

От этих слов Гермионе захотелось завыть. Она замотала головой.

— Нет. Не может быть. Я ненавижу его! Должно быть, это какой-то кошмар. Пожалуйста, Гарри, — она жалобно смотрела на лучшего друга, — пожалуйста, скажи мне, что это просто сон. Это единственное объяснение.

— Сказал бы, если бы мог, — ответил он, сочувственно поглаживая ее руку, — но я абсолютно уверен, что это не сон.
Гермиона застонала:

— Гарри! Но почему я вышла за него? Это же Малфой! Я не верю, что ты позволил мне! — она обвиняющее уставилась на него.

Гарри издал смешок:

— Гермиона, когда это тебе требовалось наше разрешение?

Она неохотно согласилась — тут не поспоришь, и Гарри сменил тему:

— Малфой помнит?

Гермиона покачала головой.

— Нет. То есть, не думаю. Я с ним не разговаривала, но он выглядел таким же шокированным, когда мы встретились, — она закрыла глаза и откинулась на спинку дивана. — Что произошло прошлой ночью?

— Ну, — осторожно начал Гарри, — мы с Джинни устроили вечеринку по поводу пятой годовщины нашей свадьбы. Все там были. Ничего необычного, вроде бы.

— Стой, — взволнованно сказала Джинни, — кое-что произошло! Вы с Драко поссорились. Не знаю точно, но мне кажется, что из-за Ральфа. Мерлин, мы забыли про Ральфа!

— Ральфа? — робко спросила Гермиона.

— Вашего сына.

Покорно приняв и этот факт, Гермиона вздохнула. Если то, что они вытворяли вчера с Малфоем в спальне — для них нормально, этому не стоит удивляться. Ей даже следует радоваться, что ребенок у них только один.

— Стойте, у нас ведь один ребенок, так?

— Да, но он такой чудесный, Гермиона! Хотя ему всего три, он очень умный для своего возраста. Правда, это не удивительно, учитывая, что его мать — ты. С ним так интересно, что не хочется расставаться, — сказала Джинни, глядя на своего мужа.

— Но не с его отцом, — Гермиона помрачнела. Разговор о сыне натолкнул на мысль: интересно, а принимала ли она противозачаточное зелье?

Гарри все еще выглядел обеспокоенным.

— Может быть, стоит поговорить с Драко, Гермиона? Вдруг он хоть что-то помнит. Мы можем пойти с тобой.

— Ну, один из нас точно может, — поправила его Джинни. — Мы обещали сегодня сводить Лили и Джеймса с друзьями в зоопарк. Я могу пойти с Гермионой.

— Нет, — сказала Гермиона, осторожно садясь, — вы должны провести этот день вместе.

— Но мы не можем так просто оставить тебя.

— Я поговорю с Малфоем, увижу Ральфа, побуду в библиотеке или еще где, — поднимаясь, сказала она. — Все будет нормально. А если что-нибудь понадобится, отправлю вам сову.

— Ты уверена? — спросил Гарри, неохотно ее отпуская. — Это очень серьезно. Возможно, придется сообщить в…

— Куда? — спросила Гермиона, — В аврорат? Больницу Святого Мунго? Нет, это может быть только временно. И, кроме того, я не хочу, чтобы все знали, что я потеряла память. Это… неудобно, — подытожила она, глубоко вздохнув. — Я все улажу.

Гарри и Джинни переглянулись, но были вынуждены согласиться с Гермионой.

— Завтра в Норе воскресный обед, можно будет спросить у всех, вдруг кто-нибудь что-нибудь знает.

— Точно, — Гермиона вяло улыбнулась им,— спасибо.

Гарри поцеловал ее в щеку.

— Не пропадай.

— Хорошо, — она подошла к камину и обернулась к друзьям.

— Поверить не могу, что замужем уже четыре года и не помню ни дня. И не могу поверить, что до сих пор не убила Малфоя!

— Рон молится об этом каждый день, — пошутил Гарри. — Но ты все же не убивай его, хотя бы до тех пор, пока мы не поймем, в чем все-таки дело.

Гермиона кивнула.

— Ты прав, Гарри, — взяв горсть летучего пороха, она замялась. — А где я живу?

— В Малфой-мэноре.

С тревогой на душе Гермиона отправилась домой.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100