Epoxa    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Переводчики: Capitan Jack Sparrow (pink_rabbit@mail.ru)(1-10), Ern Z.E.K(11,13,18), Hellen(12,14,17), Lord_V (15), Бри (16,19-26), Саммари: Гарри Поттер осужден за убийство, которого он не совершал, и отправлен в Азкабан на долгие десять лет. Однако за эти годы угроза Вольдеморта стала лишь страшнее. Что сделает Гарри, вновь столкнувшись лицом к лицу со своим злейшим врагом и предавшими его друзьями? Переметнется ли он на темную сторону или будет бороться с ней?
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Новый персонаж, Гарри Поттер
    Драма /Angst || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 26
    Прочитано: 228482 || Отзывов: 179 || Подписано: 126
    Начало: 28.05.05 || Последнее обновление: 23.10.05
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Betrayed

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1. Узник


– Министр, по нашим последним сведениям, Вольдеморт собирается напасть на Азкабан. Сокращение числа дементоров дает нам не слишком большое преимущество. Мы не знаем, что он ожидает от этой атаки, ведь большинство его сторонников, находящихся там, уже сошли с ума. Тем не менее, по рекомендациям Ордена мы должны перевести Узника номер 8561 в другое место. Даже если этот заключенный безумен, Вольдеморт мог бы, вероятно, использовать связь между ними для увеличения собственной силы, – двадцатипятилетний Рональд Уизли, официальный посредник между Орденом Феникса и Министерством Магии, пристально смотрел на Министра Магии Амоса Диггори.
Министр задумался на некоторое время, а затем подписал пергамент, разрешающий перевести заключенного номер 8561, более известного как Гарри Поттер, из Азкабана в Хогвартс, штаб-квартиру Ордена Феникса.
Рон взял пергамент и покинул кабинет Министра, аппарировав прямо на остров. Он использовал свое министерское удостоверение, чтобы его немедленно пустили в крепость Азкабан.
Пока он плыл по волнам пролива Стикс (прим. переводчика: по древнегреческой мифологии, Стикс – это река, которую пересекали души, чтобы попасть в царство Аида), на него нахлынули воспоминания десятилетней давности, когда его предал лучший друг…
– Пошли, Рон! Мне надоело безвылазно торчать в замке! Мы можем незаметно смотаться в «Три Метлы» и там выпить сливочного пива, – упрашивал Гарри своего лучшего друга одним январским вечером пятого курса.
Рон на мгновение задумался.
– Рон, я схожу с ума!
На самом деле Рон чувствовал то же самое. Из-за активности Лорда Вольдеморта, все посещения Хогсмида были отменены. Так же, как, впрочем, и все мероприятия, проводившиеся вне здания школы. А это означало, что уже два года не было квиддитча.
Статьи Ежедневного Пророка никак не улучшали сложившуюся ситуацию.
– Ну ладно, Гарри, пойдем, – наконец решился Рон.
Когда они приблизились к статуе Одноглазой Ведьмы, у Рона промелькнула мысль о том, почему же Гарри не пригласил с ними Гермиону. Но он тут же нашел этому здравое объяснение, вспомнив, что Гермиона теперь префект и могла бы не разрешить им нарушить установленное правило.
Гарри и Рон вышли из “Сладкого Королевства” и направились в сторону “Трех Метел”. Рон уже стучал зубами и был не прочь выпить сливочного пива.
Как только они свернули на аллею, Гарри внезапно отскочил в сторону и толкнул Рона в темноту. Поднявшись, Рон взглянул на Гарри:
– Ты… ты в порядке? Почему ты упал? – испуганно спросил Рон, – Это ведь не из-за твоего шрама, да?
– Нет, не из-за шрама, – односложно ответил Гарри и начал осматриваться вокруг.
Рон в смятении тоже смотрел по сторонам.
Когда Рон отвернулся, Гарри толкнул его в сторону здания. Рон провалился сквозь стену и упал на пыльный пол. Через секунду Гарри тоже прошел сквозь стену.
– Гарри, да что здесь, черт возьми, происходит? – Рон начинал злиться. Он резко встал и вытащил свою волшебную палочку.
– Экспеллиармус! – мгновенная реакция Гарри и… Рон был безоружен.
– Хорошая работа, Поттер, – произнес голос, донесшийся из тени, – ты доказал свою верность нашему повелителю! – Рон содрогнулся, осознав, чей это был голос. Люциус Малфой.
С отчаянным криком, Рон кинулся было к стене, через которую вошел Люциус.
– Круцио! – хладнокровно сказал Гарри, указывая палочкой на Рона. Через секунду тот уже бился в судорогах на полу…
Внезапно сквозь стену вошли люди – Ремус Люпин и Сириус, а вслед за ними Хагрид с Арабелла Фигг.
Гарри тут же освободил Рона от Круциатуса и повернулся к вновь прибывшим.
Люциус Малфой и два других мужчины, которые до этого момента оставались в тени, начали посылать на них заклятия. Через секунду к ним присоединился и Гарри, который кинул заклятие в Сириуса и моментально отпрыгнул к стене.
Шокированный Хагрид попытался остановить мальчика, но…
– Авада Кедавра! – выкрикнул Гарри, направив палочку на Хагрида. Полувеликан упал, а Гарри исчез сквозь стену.
Арабелла Фигг с мрачной решимостью последовала за ним.
У Рона текли слезы. Он, выстрелив в Люциуса Малфоя заклятием Оглушения, упал и потерял сознание…
Когда Рон очнулся, он понял, что находится в лазарете. Услышав голоса и повернув голову в их сторону, он увидел директора и Ремуса Люпина, тихо беседующих у кровати Сириуса Блека.
– Директор? – тихо позвал Рон.
Альбус Дамблдор повернулся и быстро подошел к нему.
– Мистер Уизли, как вы себя чувствуете?
– Со мной все хорошо. Что случилось? Кто притворялся Гарри?
Почему они напали на меня?
Альбус Дамблдор закрыл глаза:
– Рон, никто не притворялся Гарри. Это и был Гарри.
– Что?! Этого не может быть! Гарри никогда, он… – Рон осекся, увидев выражение глубокой печали на лице Дамблдора.
– Ремус видел вас, когда вы уходили. Он смотрел в это время на Карту Мародеров, а ты знаешь, что Карта не может лгать. Арабелла отправилась за Гарри. Она не поймала его, но по палочке мы определили его местонахождение. Когда владелец палочки пропадает, его можно найти, если у тебя есть его палочка, и он трогал ее хоть раз за последние двадцать четыре часа. Мы нашли Гарри на окраине Запретного Леса. Он был обвинен в применении заклятия Круциатус, сговоре с Темной стороной и убийстве Рубеуса Хагрида.
Рон, ошеломленный, лежал в кровати. Он не мог поверить в это. Он отвернулся от директора, накрылся подушкой и подумал, что для него лучше было бы вообще не приходить в сознание…

…Лодка, известная большинству магов как Харон (прим. переводчика: Харон (древнегреческая мифология) – это имя паромщика, который перевозил души умерших через реку Стикс, если они платили ему монеты, которые при погребении клали им на глаза), мягко уткнулась носом в пирс, заставив Рона очнуться от мрачных воспоминаний. Собравшись с мыслями, Рон сказал паромщику ждать его и узника здесь. Пройдя мимо двух контрольных пунктов, он вошел в тюрьму Азкабан. Струя холода окутала его, напомнив о присутствии дементоров, большинство которых Министр убрал в прошлом году, боясь их перехода на сторону Вольдеморта. Но все же осталось около пятидесяти дементоров, охранявших крепость.
По всем отчетам, сокращение числа дементоров не привело к сокращению числа заключенных, сходивших с ума. Рот Рона сжался в тонкую полоску, когда он приблизился к камере своего бывшего лучшего друга. Дементоры хотя и находились в другой части крепости, все еще влияли на Рона, заставив его вспомнить суд…
…Рон давал показания, так же как и Ремус Люпин, и Арабелла Фигг. Они использовали Приори Инкантентем, чтобы доказать, что Рубеус Хагрид был убит палочкой Гарри.
В конце у суда уже не было сомнений в том, что Мальчик-Который-Выжил переметнулся на сторону Вольдеморта.
И несмотря на все это, Гарри не переставал умолять, говорить, что он невиновен. Судья наложил на него заклятие немоты.
Поскольку Гарри был несовершеннолетним, его не могли приговорить к поцелую дементора и поэтому, вместо этого он получил два пожизненных срока в Азкабане.
Когда два дементора вывели ослабевшего Гарри из зала суда, по щеке Рона скатилась одна последняя слеза, и он поклялся сделать все, что сможет, для того, чтобы уничтожить тьму, которая поглотила его друга…

Стоя перед камерой, он смотрел на Гарри Поттера впервые за десять лет.
Мужчина был ужасающе худым.
Его ребра выступали из-под тонкой тюремной робы.
Его волосы были длинными и спутанными, а не взлохмаченными непослушными вихрами… как когда-то.
Его знаменитый шрам был скрыт под грязными космами, лежавшими на его лбу. Его очки только с одной дужкой были зажаты в белой костлявой руке.
Его глаза были закрыты… он спал, но каждые несколько секунд его тело содрогалось.
Рон пробормотал пароль, чтобы открыть камеру, и вошел внутрь. Заключенный подскочил, проснувшись от скрежета металла.
– Узник 8561, вас переводят в штаб-квартиру Ордена Феникса. Любое сопротивление приведет к нежелательным последствиям. Встаньте и повернитесь лицом к стене.
Гарри Поттер, надев очки, сделал все, как ему велели: он встал лицом к стене без каких-либо эмоций, даже не проявив никакого интереса к личности мужчины, который стоял в его камере.
Рон наколдовал ему наручники и, взяв за локоть, повел в другую часть крепости. Там он оставил его в одной из комнат, предварительно заперев дверь.
– Я перевожу узника 8561 в Хогвартс с разрешения Министра Магии. Мне нужны все тюремные отчеты по этому человеку, – сказал Рон, показывая Министерское разрешение служащему, сидевшему в комнате администрации.
– Да, похоже, все в порядке, мистер Уизли. Будьте добры, подождите немного, пока я отыщу данные.
Рон сел и стал ждать, раздумывая, кто согласиться работать в Азкабане. Он знал, что сотрудники здесь работали по две недели. То есть сначала они работали две недели, а потом шесть недель отдыхали от острова. И все равно это была, вероятно, самая ужасная работа, какая только существовала в мире.
Когда мужчина вернулся, Рон поблагодарил его, взял файл с отчетами, уменьшил его и вернулся к Гарри.
Они прошли два контрольных пункта, где ему снова пришлось показать разрешение Министра, и сели в лодку.
Следуя инструкциям Министерства, Рон приковал Гарри к лодке (заключенные, как известно, иногда пытались топиться в процессе транспортировки). Когда они достигли «большой земли», Рон повел Гарри в главное здание администрации, чтобы официально завершить процедуру перевода заключенного.
Когда вся бумажная канитель была окончена, он вынул маленькую коробочку, которую дал ему Дамблдор, взял Гарри за плечо и активировал портключ.
Они оказались около главного входа в Хогвартс. Не сумев удержать равновесие, Гарри упал на траву. Рон, указав палочкой на Гарри, поднял его на ноги.
– Спасибо, мистер Уизли, – послышался голос Сириуса Блека из-за открывшейся двери. – Пожалуйста, следуйте за мной вместе с заключенным. Я отведу вас к его камере.
Рон и Гарри пошли за Сириусом по коридорам и вниз по лестницам в нижние подземелья, где находилась самая охраняемая камера.
Закрыв дверь, они сняли с Гарри наручники и оставили его одного. Компанию ему теперь составлял только волшебник, который охранял коридор.
Рон и Сириус отправились в кабинет директора с отчетом.
– Альбус, узник успешно был переведен, – сказал Рон.
– И каково его поведение? – спросил Дамблдор. Рон понял, что на самом деле он интересовался, сошел ли Гарри Поттер с ума.
Вытащив отчет и увеличив его, Рон передал его директору:
– Посмотрите, здесь данные узника.
– Спасибо, Рон. Ты можешь идти.
Рон вышел, закрыв за собой дверь.
Дамблдор и Сириус раскрыли папку с отчетами на узника…
“…Личный номер узника: 8561
Имя узника: Гарри Джеймс Поттер
Приговор: два пожизненных заключения
Возраст на момент заключения: 16
Дата заключения: 17 ноября 1996
Физическое состояние: вес узника ниже нормы
Умственное состояние: неизвестно. Узник не издавал ни звука с тех пор, как был заключен в камеру. Он выглядит не безумным, но иногда он содрогается и хватается за голову.
Комментарии: отсутствуют.”

…Отчеты за остальные годы сообщали примерно то же самое, поэтому Альбус и Блек не смогли сделать никакого заключения о психическом здоровье заключенного…
* * *
Альбус тяжело вздохнул. Он потирал лоб, пытаясь понять, каков будет следующий шаг Темного Лорда. Его шпионы узнали только то, что это будет что-то грандиозное. Будет ли это атака на Хогвартс, Министерство, или что-нибудь еще, никто не знал. Все варианты были одинаково возможны.
Стук в дверь прервал невеселые размышления директора…
– Войдите, – сказал он, радуясь возможности отвлечься. Из-за двери показалась молодая женщина, которая выглядела слегка обеспокоенной.
– Да, аврор Луна?
– Сэр, вы хотели, чтобы вам сообщали о любых изменениях в поведении узника. Он… он заговорил и настаивает на встрече с вами.
Брови Альбуса приподнялись от удивления. Гарри Поттер не сказал ни слова с тех пор, как его перевели в Хогвартс. Да и судя по отчету, последние 10 лет он вообще не говорил. Он медленно встал, так кряхтя старыми костями, что Альбус был уверен – молодая женщина слышала это.
– Я посмотрю, что хочет узник.
Пока он спускался к камере Гарри Поттера, он все еще обдумывал последние новости, пытаясь найти им какое-то объяснение. Когда он приблизился к заключенному, он услышал его хриплый голос:
– На этот раз я его остановлю!
– Мистер Поттер, вы хотели что-то сообщить.
Гарри испуганно подскочил, когда открылась дверь и вошел Альбус. Дверь за ним закрылась, и вошедший с директором аврор встал у двери камеры, контролируя ситуацию.
Сразу перейдя к делу, Гарри сказал:
– Диагон Аллея. Его следующая цель. Ровно через неделю, среди бела дня. С ним будет около 300 Пожирателей.
Альбус Дамблдор пристально посмотрел на Гарри.
– И как ты узнал это? Никто из моих лучших шпионов не знает его следующего шага.
– Они не посещают каждую встречу с Вольдемортом. Единственные, кто посвящены во все планы – это Червехвост, Люциус Малфой и Маркус Флинт.
– Как ты это узнал?
Гарри сухо и безрадостно засмеялся:
– Азкабан не разрушил связь между нами, а дементоры лишь усилили ее. Если бы вы не бросили меня туда, я был бы вашим самым важным источником информации. В последние десять лет я видел и слышал, как планировались и обсуждались все мельчайшие детали каждой атаки за неделю или месяц до его совершения.
– Вы говорите мне это, надеясь на милосердие, мистер Поттер? Мы должны пожинать плоды того, что мы сеем, – в голосе Альбуса не было гнева, потому что он давно понял, что проклинать Гарри за его выбор было бесполезно.
Гарри пристально глядел на него:
– Я надеюсь на милосердие, но не на то, о котором вы думаете. Каждая жизнь, которую я смогу спасти, дав вам эту информацию, избавит меня от всех новых смертей, которые я вижу, от заклятия Круциатус, которое я всякий раз чувствую на себе. Вот то самое милосердие, на которое я надеюсь. В течение прошедших десяти лет я в изобилии пожинал даже то, чего не посеял, – с этими словами Гарри лег на кровать и отвернулся к стене.
Альбус покинул камеру, раздумывая о сказанном.
Выйдя из камеры Гарри, он немедленно созвал собрание Ордена. Пока все собирались, он думал о том, как сообщить участникам собрания о том, что его информация поступила от знаменитого заключенного.
– Спасибо за то, что так быстро собрались на мой вызов. У меня есть новая информация относительно следующего шага Вольдеморта. Он планирует напасть на Диагон Аллею в следующий четверг около полудня. Мои источники сообщают, что там будет около 300 Пожирателей. Теперь, когда у нас есть эта информация, мы должны предотвратить катастрофу.
По толпе прошелся шепоток. Кто-то спросил:
– Откуда у тебя эта информация, Альбус? Ни один из лучших шпионов Ордена Феникса не смог добыть эту информацию. Действительно ли источник надежен?
Альбус вздохнул:
– Я не уверен, что источник надежен. По некоторым обстоятельствам мой источник начал снабжать меня информацией только сейчас. У меня нет сомнений в том, что мой источник точно знает, что происходит; что же касается того, сказал ли он мне правду… У меня есть только мои инстинкты. Кое-что, что сказал мне мой информатор, заставляет меня верить этой информации.
Через несколько минут было решено довериться этой информации и начать подготовку к отражению атаки.
Когда все остальные члены собрания трансгрессировал и, Артур Уизли, Сириус Блек, Мафалда Хопкирк, Райен Забини, Минерва МакГонагалл, Северус Снейп и Рон Уизли остались, чтобы поговорить с Дамблдором.
Они перешли в небольшую комнату для собраний и сели.
Северус сразу начал разговор:
– Кто этот шпион, который знает все внутренние дела Вольдеморта?
Альбус Дамблдор вздохнул:
– Вам это не понравится. Именно поэтому я и не говорил об информаторе на общем собрании.
Все напряглись, это не наводило на хорошие мысли.
– Ну же?.. – тихо сказала Минерва после нескольких минут тишины.
– Я хочу, чтобы вы были объективными, не позволяйте своим эмоциям повлиять на вас. Я верю, что мой источник сообщает мне правду, и если это действительно так, я думаю, мы можем положиться на него.
– Кто он? – нетерпеливо спросила Мафалда.
– Наш узник из подземелий сообщил мне информацию о последних планах Вольдеморта.
Наступила абсолютная тишина.
Лицо Сириуса потемнело. Он начал говорить низким, хриплым голосом:
– И Вы решили поверить этому предателю? А если это ловушка?
Альбус вздохнул; он ожидал подобную реакцию от Сириуса.
– Я думал об этом. Я не считаю, что он завлекает нас в ловушку. Он сказал правду просто для того, чтобы помочь.
– Ни один Пожиратель Смерти не рассекретит информацию, не попросив что-либо взамен, – отрезал Риан Забини. – Это может быть смягчение приговора, но он никогда не станет давать информацию просто так, хотя мы можем заставить его говорить под воздействием Веритасерума.
– Риан, я хорошо это знаю, – мягко заметил Дамблдор. – Я принял во внимание этот факт. Мистер Поттер получит кое-что взамен, если мы успешно отразим атаку.
– Что же это будет?.. – растерянно спросила МакГонагалл.
– Если наша операция будет успешной, мистер Поттер не будет каждый раз видеть смерти невинных людей, чувствовать, как их пытают, и наблюдать за разрушениями.
Первым догадался Артур Уизли:
– Шрам все еще связывает его с Лордом Вольдемортом? Он жил в Азкабане в течение прошлых десяти лет, наблюдая каждое нападение?
– Он не только наблюдал каждое нападение, но и знал все планы, которые составлялись за месяцы до них, и был неспособен что-либо сделать с этой информацией.
* * *
Северус Снейп крепко выругался про себя, но не осмелился сделать этого вслух… Заклинание контроля, которое наложил на него Темный Лорд, позволяло Вольдеморту слышать и видеть все, что слышал и видел он сам. Битва уже подобралась к воротам замка, и Дамблдор командовал теми, кто смог бы усилить защиту. Вольдеморт пока еще не присоединился к битве. Вместо этого, он послал в замок Северуса, прежде наложив на него контролирующее заклинание, чтобы привести к нему Поттера. Если бы Северус предал его, Темный Лорд мог убить через это контролирующее заклинание.
Северус обдумывал, что он мог сделать. Должен ли он обнаружить свое прикрытие у Вольдеморта, чтобы спасти от него Поттера? Нет, Вольдеморт и так получит Поттера, а вот Северус в таком случае умрет зря. Северус знал, что он был еще нужен в предстоящей битве. Он цеплялся за почти мертвую надежду на то, что Поттер откажется от предложения Темного Лорда. Он скривился про себя. Естественно, Поттер не откажется.
Подойдя к камере, он открыл ее и сказал:
– Узник, вам предлагают выбор. Или вы остаетесь здесь и гниете, пока замок не превратится в обломки прямо над вашей головой, или вы встаете на сторону Темного Лорда. Вы согласны присоединиться к Вольдеморту?
Поттер посмотрел на Северуса, и тот почувствовал, как холодок пробежал по его спине, когда он смотрел в лицо этого мужчины перед ним. Это было лицо обреченного человека.
Узник медленно кивнул и встал, готовый идти. В голове Северуса пронеслись все ругательства, которые он знал.
– Очень хорошо, Поттер, идите за мной.
Снейп даже не попытался наложить на него какое-либо препятствующее побегу заклятие. Да и куда бы он пошел? Что бы он делал? Он ведь намеревался воссоединиться со своим господином, так что с какой стати было ему сбегать от Северуса?
В полной тишине Поттер шел за своим бывшим преподавателем Зелий.
Когда они достигли ворот, сердце Северуса упало, потому что он увидел, что битва оборачивалась против союзников Дамблдора. Вольдеморт создал защитный купол, в котором находился он, Дамблдор и двое Пожирателей Смерти, которые крепко держали старого волшебника. Дамблдор пытался вытащить что-то, но барьер не позволял ему. Снейп догадался, что он пытался достать палочку.
Вольдеморт знал, что они приближались, и создал проход, по которому Гарри и Северус могли войти внутрь купола.
– Хорошая работа, Северус. Я приятно удивлен. А теперь покинь круг.
Снейп, не видя другого выхода, ушел. Он с нехорошим предчувствием смотрел, как круг закрывается, отделяя его от его наставника.
Он не мог слышать, что там происходит, но он, как и все, кто был на поле, пристально смотрели. Пожиратели Смерти и члены Ордера стояли вперемешку друг с другом, драка была забыта, они ждали, что произойдет.
Вольдеморт что-то сказал Дамблдору. Глаза Альбуса расширились, пока он говорил что-то в ответ. Вольдеморт рассмеялся и сказал что-то еще. Альбус взглянул на Гарри и закрыл глаза, повесив голову в знак поражения. Вольдеморт опять рассмеялся и повернулся к Гарри, чтобы что-то спросить. Гарри медленно кивнул. Потом он открыл рот и что-то сказал. Северус мог видеть, как Альбус содрогнулся, и он задавался вопросом, что там могло происходить. Вольдеморт вынул палочку и взмахнул ею.
– Держи, Поттер! – теперь все могли слышать, что происходит внутри защитного купола, хотя его защита осталась нетронутой. Вольдеморт передал свою палочку Поттеру.
– А теперь убей человека, который предал тебя! – сказал Вольдеморт. Северус слышал оживленное предвкушение в его голосе. Дыхание застряло у Снейпа в горле, потому что он увидел, как Поттер взял палочку и направил ее на старого волшебника.
– Отпустите его и выйдите из круга, – голос Гарри звучал грубо и хрипло, оттого что он долго не был в использовании. Два Пожирателя Смерти посмотрели на Вольдеморта, и тот кивнул. Небольшой проход в одной из стенок купола открылся, и двое мужчин вышли.
– Твои последние слова, Альбус Дамблдор! – ликующе воскликнул Вольдеморт. Дамблдор гордо поднял голову, но ничего не сказал.
Гарри навел палочку на Дамблдора и закричал:
– Авада Кедавра!
* * *
Альбус стоял между двумя Пожирателями Смерти, пытаясь вытащить свою палочку. Вольдеморт только смеялся над его попытками. Через несколько минут Темный Лорд повернулся, наблюдая за двумя приближающимися фигурами. Когда они подошли ближе, Альбус увидел, что это были Северус и Гарри.
– Ах, вот и они. Какая сладкая ирония, не правда ли, Альбус? Ты будешь убит своим Золотым Мальчиком. А ведь когда-то ты думал, что он нанесет поражение мне!
Северус и Гарри вошли в круг. Вольдеморт приказал Северусу выйти.
– Хочу сказать тебе кое-что перед смертью, Альбус. Гарри Поттер не убивал Рубеуса Хагрида и никогда не использовал Непростительные заклятия. Он невиновен, как он и говорил.
Глаза Альбуса расширились.
– Но карта Мародеров… – промямлил он ошеломленно.
Вольдеморт рассмеялся.
– А кто, как ни преданный мне Чеврехвост, помогал создать эту карту? Все сработало просто великолепно! Заклинание, которое он наложил на Карту, в создании которой он участвовал, и немного Многосущного Зелья – и вы все поверили!
Альбус посмотрел на Гарри, на мужчину, которым он стал после десяти лет заключения в Азкабане. Раскаяние, сильнее которого он не испытывал в своей жизни, затопило его, когда он осознал, что сделал.
Он приговорил невинного пятнадцатилетнего мальчика к аду Азкабана. Он вспомнил слова Гарри: «В течение прошедших десяти лет я в изобилии пожинал даже то, чего не посеял». Он понял, что-то, что Гарри вынес за все эти десять лет, пока он находился в Азкабане, было в сто раз ужаснее, чем-то, что вынес Сириус. Эта связь с Вольдемортом порождала все новые ужасы, и вероятно, каждую ночь. Альбус понял то, что он сделал, и повесил голову в поражении.
Вольдеморт опять рассмеялся.
– Гарри Поттер, не окажите ли вы мне честь, убив великого Альбуса Дамблдора!
Дамблдор не услышал от Гарри прямого ответа, потому что его хриплый голос произнес:
– Я хочу, чтобы все услышали, что происходит, и мне нужна волшебная палочка.
Альбус содрогнулся от холода, повеявшего от Гарри, и от мысли о предстоящей смерти.
Вольдеморт произнес заклинание, которое, Альбус знал, позволяло всем остальным слышать то, что происходило в защитном куполе.
– Держи, Поттер! – глаза Альбуса опустились, когда он увидел, что Вольдеморт дал свою палочку Гарри.
– А теперь убей человека, который предал тебя! – закричал Вольдеморт.
Через некоторое время, Альбус вновь услышал голос Гарри:
– Отпустите его и выйдите из круга.
Через секунду два Пожирателя Смерти, державшие его, отпустили его. Тихое жужжание доносилось до его слуха, пока они выходили из круга.
– Твои последние слова, Альбус Дамблдор! – прокричал Вольдеморт.
Дамблдор поднял голову и посмотрел на Гарри. Он не хотел умирать, смотря ему под ноги.
Гарри поднял свою палочку и прокричал:
– Авада Кедавра!
* * *
Начался полный хаос. Северус в изумлении уставился на Поттера. Он промахнулся! Снейп знал, что это не могло быть случайностью. Поттер специально направил смертельное заклятие так, чтобы оно не попало в Дамблдора, а ударило по куполу.
Любое заклинание, направленное на купол изнутри, должно было отразиться в того, кто сотворил купол, в данный случае, в Вольдеморта. Темный Лорд завизжал в гневе, поняв, что сделал Поттер. Он пытался увернуться от зеленого луча, но это было бесполезно. Смертельное заклятие ударило в грудь Вольдеморту в полную силу. Это не убило его, но сильно ослабило. Купол также замерцал.
Поттер сунул руку в карман, достал палочку и кинул ее изумленному директору Хогвартса. Снейп понял, что это была его палочка. Как Поттер умудрился стащить ее?
– Вдвоем! – сказал Гарри.
Без колебаний Гарри Поттер и Альбус Дамблдор направили чужие палочки на Темного Лорда и закричали в унисон:
– Авада Кедавра!
На этот раз Вольдеморт не выжил.
Еще до того как купол полностью исчез, вслед за своим хозяином, члены Ордена парализовали всех Пожирателей Смерти, которые находились в пределах их видимости. Некоторые боролись, некоторые пытались бежать, но их всех вскоре поймали.
Снейп смотрел, как Дамблдор подобрал свою палочку и начал плести сложное заклинание над телом Темного Лорда. Когда он закончил, вперед вышел Гарри Поттер и произнес заклинание. Он выпустил палочку Темного Лорда, и она упала на тело. Вскоре они исчезли в языках пламени.
Пока члены Ордена собирали в одно место обездвиженных Пожирателей Смерти, Северус подошел к Дамблдору. Директор отдал ему его палочку.
– Альбус, что случилось?
– Гарри невиновен. Его оклеветали. Мы отправили в Азкабан невиновного ребенка, – сказал директор голосом, полным боли и раскаяния.
Брови Северуса взлетели вверх. Он быстро оглянулся и увидел Поттера, медленно идущего вдоль поляны.
– Северус, пожалуйста, пойди за ним. Не трогай его, но и не выпускай из виду. Не позволяй никому навредить ему.
Северус кивнул и отправился за ним. Дамблдор созвал всех высокопоставленных членов Ордена и тех работников Министерства, которые уже прибыли.
Вскоре они собрались в прихожей.
– Директор, что случилось? – спросил Оливер Вуд, аврор из Министерства.
– Почему Поттер сделал это?
– Почему вы позволили ему уйти?
Вопросы летели со всех сторон. Дамблдор поднял руку, прося тишины.
– Вы ведь не слышали, что сначала происходило в круге? Вольдеморт рассказал, что подставил Гарри Поттера. Обвинения были ложными. Гарри Поттер не виновен.
Ответом ему была ошеломленная тишина.
Рон Уизли так и остался с открытым ртом.
– Но Альбус, Карта… – растерянно сказал Ремус.
Альбус закрыл глаза, словно от боли.
– Ремус, а кто создал эту карту? Кто знает каждое заклинание, которое использовалось при ее создании? Ты, Сириус и Питер. Кто мог ее изменить? Ты, Сириус и Питер. Кто исполнил роль Гарри и поработал с Картой? Питер.
Сириус Блек застонал в ужасе и начал падать. Кто-то поймал его, но он даже не понял, кто это был. Он застонал в агонии, вспомнив свое собственное заключение в Азкабане и поняв, что поскольку его крестник не был анимагом, он не мог себя защитить.
Ремус в шоке замолчал и медленно сполз на пол. Он сидел и ничего не мог сказать.
* * *
Сириус сидел, смотря в огонь. Однако он не замечал ни теплого воздуха, идущего от бодро мерцающего пламени, ни того, что остальная часть комнаты была не освещена, и он находился слишком далеко от огня, чтобы почувствовать его жар.
Позади него открылась дверь, и комната осветилась.
– Сириус? – произнес женский голос.
Ответа не последовало, и было не понятно, услышал ли он ее вообще.
Она прошла через комнату и встала перед ним.
– Сириус, ты в порядке? – спросила она, видя его отсутствующий взгляд.
Арабелла Фигг-Блек прикусила губу. Последний раз, когда она видела Сириуса в таком состоянии, был день, когда его крестника посадили в Азкабан. Она не могла представить, что могло случиться теперь. Она осторожно прикоснулась к его руке, которая оказалась холодной как лед. Арабелла резко вдохнула воздух. Встав сзади, она использовала свою палочку, чтобы придвинуть кушетку, на которой он сидел, поближе к огню. Потом она нашла покрывало и накинула его ему на плечи.
Она пошла на кухню, взяла кое-какие ингредиенты и через несколько минут вернулась к Сириусу с чашкой в руках. Она поднесла прямо ему под нос.
Когда Сириус понюхал снадобье, он автоматически схватил чашку и тут же опустошил ее. Однако Сириус, казалось, все еще не обращал на нее внимания. Холодок пробежал по ее спине. Что могло заставить Сириуса реагировать так? Она не знала деталей битвы. Когда Арабеллу наконец-то выписали из больницы, она немедленно отправилась на квартиру, где жили они с мужем.
Она пыталась представить себе, что случилось во время битвы. Она мягко взяла из его руки чашку и поставила ее на стол. Затем она хлопнула его по лицу.
Он вздрогнул и сфокусировал на ней взгляд.
– Ари?
– Сириус, что случилось? – обеспокоено спросила она.
Сириус закрыл глаза и затрясся. Затем он начал плакать. Постепенно его плач перешел в крик, а потом в вой.
Арабелла уставилась на своего мужа. Уже более тридцати пяти лет они знали друг друга, и она еще ни разу не видела Сириуса Блека плачущим. Он не плакал в шесть лет, когда убили его родителей, он не плакал, когда умерли Джеймс и Лили, он не плакал, когда его признали невиновным, он не плакал, когда Гарри предал их всех.
Послышался тихий стук в дверь, и она отрылась без приглашения. Арабелла оглянулась и, сдавленно вскрикнув, подпрыгнула, сжимая в руке палочку.
– Ты!
Сириус каким-то образом услышал ненависть в ее голосе, даже несмотря на свои стоны и повернулся, что увидеть, кто вошел.
Гарри проигнорировал Арабеллу и посмотрел на Сириуса тяжелым взглядом.
– Вы хотели меня видеть, мистер Блек?
– Гарри, Гарри, Гарри… – начал бормотать Сириус, напугав свою жену еще больше.
Она решительно подошла к Гарри Поттеру и сказала:
– Не знаю, как ты выбрался из своей камеры, но прошу, уходи. Разве ты не достаточно боли причинил этому человеку?
Гарри повернулся и пронзил ее ледяным взглядом. Она задрожала. Внезапно он вытащил свою палочку и, лишь слегка взмахнув ею, не произнеся ни слова, обезоружил Арабеллу. Поймав ее палочку, он немедленно положил ее в карман. Арабелла побледнела, вспомнив ту ночь, когда она видела, как он убил Рубеуса Хагрида. Когда он подошел еще ближе, Арабелла напряглась. Он был уже в каких-то сантиметрах от нее, вытащил свою палочку, и Арабелла закрыла глаза. Потом… он прошел мимо. Она посмотрела на него и увидела, что он засунул палочку обратно в карман.
Где он достал палочку?
Она смотрела, как он угрожающе навис над ее мужем. Он скрестил руки на груди.
– Ну? Что вы хотели сказать?
Слезы опять потекли по щекам Сириуса.
– Пожалуйста, Гарри, мне жаль. Мне так жаль. Я подвел тебя. Я предал тебя. О, Мерлин, никогда в жизни я не сожалел больше о том, что сделал. Когда я думаю, как сильно я покалечил тебя, о, Гарри, я даже не знаю, что тебе сказать. Я не верил в тебя, и я никогда не прощу себя за это. Я знаю, что, возможно, ты тоже никогда не простишь меня за это. Но мне нужно было сказать тебе, Гарри, как мне жаль. Никогда в жизни я ни о чем так не сожалел.
– Тебе жаль больше, чем когда мои родители умерли из-за того, что ты предложил сменить хранителя тайны? – спросил Гарри, голосом, не выдававшим никаких эмоций.
– Да, – без раздумий ответил Сириус. – Я подвел тебя, я предал тебя, я не верил в тебя, и я совершил самую большую ошибку в своей жизни.
– Не верил в меня. Да, ты не верил в меня, как и все вы, – на лице Гарри начали появляться проблески эмоций. В нем отражалась боль. – Вы имеете хоть какое-то представление о том, сколько жизней было потеряно из-за вашей ошибки?
Сириус непонимающе посмотрел на него.
– Я видел и слышал каждую деталь каждого нападения за недели до того, как оно должно было произойти, и я ничего не мог сделать. Я видел его планы. Я видел смерть людей. Ты знаешь, как это тяжело, знать все это и быть не в состоянии что-либо сделать? Знаешь ли ты, как близок я был к сумасшествию и самоубийству? Ты понимаете, через какую пытку я прошел? Я чувствовал каждое заклятие Круциатус, которое использовал Вольдеморт за прошедшие десять лет. А еще были дементоры. Они заставляли меня постоянно вспоминать каждый крик, каждую смерть, каждую боль. Я тысячи раз переживал заново каждое смертельное проклятие и каждое заклятие Круциатус. Возможно, ты и провел в Азкабане двенадцать лет, Сириус, но ты не можешь даже представить себе, через что прошел я. Я сохранил разум только потому, что хотел отомстить за всю свою боль. Именно это помогло мне выжить.
С этими словами Гарри Поттер покинул комнату. Арабелла все еще не понимала, что происходило. Она посмотрела на своего мужа, который раскачивался взад вперед на кушетке, сжимая и разжимая пальцы, и тихо всхлипывая.
Арабелла заварила чашечку чая, добавила туда успокаивающего зелья и дала чашку мужу.
Он пил, медленно возвращаясь в нормальное положение из своей скрюченной позиции.
– Сириус, – Арабелла говорила мягко, но настойчиво. – Ты можешь сказать мне, что случилось?
– Ари, Ари, я конченый человек.
– Сириус, пожалуйста, скажи так, чтобы я смогла понять!
– Он невиновен, Ари. Его подставили так же, как и меня. Тот же самый человек. Мы бросили невиновного ребенка в Азкабан. Я был взрослый, мне было почти двадцать два года, а ему – всего пятнадцать. Он был самым невинным из всех невинных, Ари, и мы предали его! Гарри ни разу никого не обидел за всю свою жизнь. Он был бесконечно добрым человеком. А что сделали мы? Мы отправили его в ад.
– Ари, я не знаю, как я теперь буду жить. Я хочу умереть. Я предатель. Я предал Гарри, и Джеймса, и Лили, полностью и бесповоротно.
Арабелла в ужасе застыла. Гарри Поттер все это время был не виновен? Как это могло произойти?
– Я знал его, Ари. Даже если я не верил его словам, я должен был настоять на использовании Веритасеруа на суде. Я никогда не смогу отплатить ему за то, что он сделал, Ари. Никто из нас не сможет. Я бы позволил ему убить меня, если бы это могло искупить мою вину, – Сириус опять заплакал.
– Что ты имеешь в виду? Мы не сможем отплатить ему за что? – ошарашено спросила Арабелла.
Сириус выпил еще успокаивающего чая. Судя по всему, зелье подействовало, потому что истерическая нотка пропала из его голоса, и он наконец-то объяснил, что случилось во время битвы.
– Во время битвы он… он… Вольдеморт приказал Снейпу предложить Гарри свободу, если тот присоединится к нему. Гарри согласился, и Снейп выпустил его. На тот момент все выглядело крайне мрачно. Вольдеморт заперся с Альбусом, который лишился своей палочки, в магическом куполе. Он мог убить его. Но Вольдеморту нравилась ирония того, что именно Гарри нанесет окончательный удар по Свету. Никто из нас того не слышал, но в куполе Вольдеморт рассказал Альбусу, что Гарри был невиновен. Затем Вольдеморт дал свою палочку Гарри и предложил ему убить Альбуса. Мы потеряли надежду – никто из нас не мог помочь Альбусу. Сам Альбус уже приготовился к смерти. Он понял, что сделал с Гарри, и поэтому признал себя побежденным. Ты когда-нибудь могла себе представить, чтобы Альбус Дамблдор признал себя побежденным?
– Гарри направил палочку Вольдеморта на Альбуса и произнес смертельное заклятие, но он преднамеренно нацелился не в ту сторону. Заклинание ударило в купол и отразилось в Вольдеморта. Затем он дал Альбусу палочку, и они вместе произнесли смертельное заклятие. Вольдеморт умер. Альбус произнес заклинание, чтобы удостовериться, что душа Вольдеморта не успела выйти из тела, а затем Гарри сжег его тело вместе с его палочкой.
– Вольдеморта больше нет, Ари, и мы обязаны этим тому, кого мы все предали, – Сириус повесил голову и застонал от боли.
* * *
Министр Магии прибыл в Хогвартс так быстро, как это было возможно.
– Альбус, – сказал Диггори, тяжело дыша. – Я слышал такое! Скажи мне немедленно, что случилось.
Альбус вздохнул и вызвал для Амоса стул.
– Вольдеморт повержен, навсегда. И мы обязаны этим Гарри Поттеру.
– Поттеру? – недоверчиво воскликнул Министр. – Этому предателю?
Директор покачал головой.
– Он не предатель. Это мы предали его. Вольдеморт подставил Гарри. Он открыто рассказал это мне, и мы также получили признание настоящего преступника. Гарри Поттер невиновен.
Амос Диггори застыл. Такого поворота событий он не ожидал. Он собрал мысли и решил разложить все по полочкам позже. А сейчас ему предстояло много дел.
– В свете последних событий, мы должны официально перед ним извиниться, и выделить ему компенсацию. Нужно встретиться с ним и выслушать его требования, – сказал Амос.
Альбус кивнул.
– Чем раньше, тем лучше.
* * *
На следующий день шесть человек собрались в кабинете Директора с намерением определить дальнейшую судьбу Гарри Поттера.
Амос, Альбус и Сириус многократно извинялись перед Гарри, но, видя, что это не возымело никакого эффекта, прекратили.
– Мистер Поттер, Министерство Магии снимает с вас все обвинения и официально просит прощения, – формально начал Амос. – Ваши деньги вернутся в Гринготтс, как и компенсация за ваше заключение по ложному обвинению. Все ваши личные вещи будут вам возвращены сегодня вечером. Вам возвращается Ваша палочка, и Вы можете ею пользоваться на правах взрослого волшебника. Желаете ли Вы чего-нибудь еще?
Гарри неуютно сидел на своем стуле, его крестный отец находился слева, а Альбус Дамблдор – справа. Он ничего не сказал.
Послышался вздох, и Альбус сказал:
– Гарри, ты не можешь себе представить, как мы сожалеем. Что мы можем для тебя сделать?
Гарри повернулся и посмотрел на старого волшебника. Затем он встал, вытащил из кармана листок бумаги и передал его министру магии.
– Я хочу, чтобы все мои деньги были переведены в маггловские. Без каких-либо процентов за перевод. Я хочу, чтобы они были помещены на мое имя в Банк Англии. Я хочу взять с вас магическую клятву, – он повернулся к Альбусу, – что ни вы, ни ваша школа не будет снова вторгаться в мою жизнь, – он повернулся к Амосу, – что ни вы, ни Министерство Магии не будет вторгаться в мою жизнь, – он повернулся к Сириусу, – и что ты никогда ко мне не приблизишься.
В кабинете воцарилась тишина, пока присутствующие переваривали новую для себя информацию.
Гарри покидал мир, который предал его.
Через три дня, в «Ежедневный Пророк» пришло письмо.
“Тем, кого это касается.
Я – Гарри Поттер, волшебник, которого вы предали.
Вы не думаете, что это было предательством? Нет, это предательство. Вы надеялись на меня, называли меня своим героем, вознесли меня на вершину, и затем, даже без каких-либо доказательств, бросили меня в ад.
А Азкабан – это именно ад, знаете ли. Вы вынудили меня каждый день, в течение десяти лет, заново переживать смерть моих родителей, видеть, как возрождается Вольдеморт, видеть смерть Седрика, чувствовать вновь всю боль, которую я когда-то пережил.
Как смели вы говорить, что любите меня, а затем вот так отвернуться от меня!
Я убил Вольдеморта, но сделал это не для вас, а для себя, я отомстил человеку, который разрушил мою жизнь.
Знаете, вы были всего лишь игрушками в его руках. Вы по глупости невольно стали его союзниками. Вам было недостаточно, что я боролся против всего, что он создал, с момента, как я пришел в ваш мир. Вы просто взяли и поверили, прекрасно зная, что и раньше людей подставляли, что я присоединился к этому человеку, которого я ненавидел всей душой.
Я говорю это только один раз и не собираюсь повторять снова. Я не хочу ничего слышать о волшебном мире или видеть кого-то из вас. Если хотя бы один человек придет ко мне, или пришлет сову, вы пожалеете. Я вас предупредил.
Гарри Поттер.”

В день, когда это письмо появилось в «Ежедневном Пророке», Гарри Поттер трансгрессировал из Хогсмида, порвав все связи с волшебным миром. Он пошел в банк в Лондоне и закрыл свой счет, забрав более пятнадцати миллионов фунтов. На следующий день Гарри Поттер исчез.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100