Добавить в избранное Написатьь письмо
Siliveren (бета: Alleeya)    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфика

    Любовь подобна семенам цветов - одни привередливо игнорируют даже самую лучшую почву, другие расцветают и в пустыне. Иногда неожиданно в наших сердцах прорастает стебелек надежды. Он упрямо тянется к солнцу и чистому небу. Вопрос лишь в том, насколько мы готовы дать ему шанс зацвести.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Северус Снейп, Гермиона Грейнджер
    AU /Любовный роман /Юмор || гет || G
    Размер: миди || Глав: 2
    Прочитано: 4982 || Отзывов: 7 || Подписано: 22
    Предупреждения: ООС, AU
    Начало: 22.07.12 || Последнее обновление: 11.02.16

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Восемь дней роз

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Рай здесь нашел, за чашею вина, я
Средь роз, близ милой от любви сгорая.
Что слушать толки нам про ад и рай!
Кто видел ад? Вернулся кто из рая?

Омар Хайям


Глава № 1


Меня зовут Гермиона Джин Грейнджер. Мне двадцать три года. Глаза — карие. Волосы — каштановые. Рост — 163 см. Вес — 55 кг.
Я студентка Английского Магического Университета. Специальность — гербология и зелья. Живу в съёмной квартире недалеко от университета. Примерная студентка, отличница и умница. Не могу сказать, что писаная красавица, но вполне довольна своими внешними данными.
Ах, да — я кавалер Ордена Мерлина первой степени. Героиня войны и одна из самых завидных невест магической Британии.
Наверное, вы сейчас подумали: «Везёт же ей!»
А вот и ошибаетесь. У меня и парня-то до сих пор нет. А всё потому, что я ещё не встретила того самого, единственного. Скажете — разборчивая какая!
Не соглашусь. Просто я считаю, что человек должен быть только рядом с тем, кто действительно подходит по всем параметрам. К такому выводу я пришла после расставания с моим первым и единственным увлечением — что бы там не говорили про Крама — Роном Уизли.
Ещё на первом курсе я составила небольшой такой списочек (пунктов на сорок) качеств будущего избранника и теперь пользуюсь им при оценке мужчин. Вот только первые восемь пунктов:

1) умный;
2) любящий;
3) образованный;
4) неприхотливый;
5) трудолюбивый;
6) внимательный;
7) с чувством юмора;
8) смелый.

Вам может показаться, что я слишком много требую. Не стану спорить. Действительно, я предъявляю довольно много требований, но, с другой стороны, почему же я должна тратить своё время на кого-то менее подходящего? Нет, я совсем не сноб и тем более не самовлюблённая стерва. Просто в этой жизни помимо мужчин слишком много вещей, на которые стоит потратить свое время.
К примеру, научные изыскания или работа на благо общества. Я занимаюсь и тем и другим. Большую часть времени трачу на учебу в университете, конечно. Оставшиеся свободные часы стараюсь уделять обществу по защите магических и не магических существ. О, вы даже не представляете себе, сколько невинных маленьких беззащитных бумслангов, златоглазок, растопырников, грюмошмелей и прочих погибают, чтобы стать ингредиентами для зелий. Нет, я и сама люблю зельеварение, но я, в отличие от престарелых зельеваров, считаю возможным использовать синтетические ингредиенты. Ведь уже около десяти лет в Британии существуют магазины с искусственными заменителями чешуи, желчи, волос и прочим. Не спорю, некоторые зелья несколько теряют от этого свои свойства, но разница не столь велика, чтоб так же бездумно убивать невинных животных.
А ещё я пытаюсь усовершенствовать уже известные рецепты. Моя задача — заменить ингредиенты животного происхождения на растительные. Во-первых, это опять же сбережет жизни существ, а во-вторых, сделает зелья более дешёвыми и, следовательно, доступными.
К счастью, зелья в моём университете преподаёт мистер Леонард Кип. Он очень прогрессивный волшебник, не гнушается даже маггловскими изобретениями. Вместе с ним мы разработали немало новых искусственных заменителей. Некоторые наши изобретения удостоились награды на всемирном съезде зельеваров. К сожалению, на него явился и мой бывший профессор — Северус Снейп. Этот невоспитанный мужчина, естественно, весь вечер насмехался над моими открытиями. Утверждал, что толку от них меньше, чем от бактерии. Ха! Да что б он знал: если б не бактерии, мира вообще не было бы! В общем, вы поняли, что далеко не все зельевары желают прекратить страдания несчастных существ. Закостенелые, эгоистичные садисты!
Но что-то я ушла от мысли. Одной из серьёзных помех для моей деятельности являются мужчины. Бесконечное внимание с их стороны раздражает. Тем более, они не видят во мне личности. Многих привлекает внешность, остальным же просто нужна подходящая жена. Например, один так называемый джентльмен сватался ко мне ради того, что б пробраться в политические круги и урвать свой кусок власти. Такая вот история. Поэтому-то я предпочитаю тратить своё время на эксперименты, книги и общение с моими школьными приятелями.
Особенно часто бываю у Поттеров. Правда, сейчас, когда удаётся навестить этих неугомонных путешественников, мне целые часы приходится выслушивать отчеты об их очередной поездке. Будто бы я не читаю статей Джинни в Ежедневном Пророке. Она, кстати, ведёт там свою колонку путешествий. Никогда не думала, что она обладает таким живым и выразительным слогом. Её статьи словно переносят вас то в Египетские пирамиды, то в Ватиканские подземелья.
Гарри же удачно подстраивается под график жены. Только она заикнётся, что собирается рвануть за впечатлениями для очередной статьи, как наш живучий мальчик тут же устраивает там себе встречу по политическим вопросам. Он у нас теперь посол магической Британии. Молодцы они! Живут душа в душу да горя не знаю. Я безумно рада за них, все мы после этой войны заслужили своё счастье.
О, сказала в точности как мисс Уизли. Она постоянно повторяет эту фразу, намекая Рону на то, что ему пора бы сделать предложение Луне Лавгуд. Не то чтобы наша странноватая блондинка так уж нравилась Молли, но счастье сына дороже. К тому же Луна оказалась отличным кулинаром, что для старины Ронни является важным аспектом семейной жизни. Хотя, когда Луна, стоя у плиты, спрашивает рецепт у мозгошмыга, становится как-то не по себе: мало ли, что он нашепчет. Но ещё ни разу после её стряпни никому не было худо. А я вот совершенно не умею готовить. Может, тоже завести мозгошмыга — пусть нашепчет мне хотя бы, когда яйца вынимать, что б они всмятку были, а не вкрутую.
Но данный момент меня больше волновало другое. Близился очередной бал, на котором я, как героиня войны, обязана присутствовать. Почему же я не такая упёртая, как Снейп? Вот его никто не принуждает принимать участие в таких мероприятиях. Да и сам он редко появляется в Лондоне. Теперь он работает на одного богатого владельца магических аптек. Изобретает всякие снадобья. Денег, говорят, гребёт немерено. Но я его давно не видела. Последняя наша встреча состоялась как раз три года назад на всемирном съезде зельеваров. Хотя вряд ли он сильно изменился. Судя по его статьям в «Критике новинок зельеварения», он все та же саркастичная задница.
Возвращаясь к проблеме бала, хочу признаться, что их я ненавижу. Именно на этих глупых вечерах мужчины особенно настырны. Постоянно пристают: кто с шампанским, кто с просьбой о танце. Невыносимо… Ох, если там будет этот противный Густав Грейп, я сбегу. Непременно сбегу! И пусть эти неуёмные писаки строчат очередную статью про зазнайку Грейнджер.

***

Мерлин! За что мне все это? Я так и знала, что этот скользкий тип притащится на бал. Идёт сюда. И где он купил такую отвратительную мантию? Морковно-рыжий цвет совершенно не сочетался с голубыми брюками и уж тем более — сиреневыми туфлями. Нет, одежда для меня не имела никакого значения. Но в нём раздражало совершенно всё. А самое ужасное — мне некуда от него спрятаться.
Держись, Гермиона!
— Миона, дорогая!
Какая же мерзкая у него улыбка. Нет! Не смей целовать мою руку. Фу-у-у! Я всю ночь буду её отмывать.
— Добрый вечер, Густав.
— О, вечер чудесен, моя горошинка. А знаешь, почему, горошинка? У гороха такие закрученные завитки на побегах, прямо как твои локоны, кудряшка.
— Ммм…
— Ты такая бука, Миа. Почему не отвечала на мои письма и звонки?
Интересно, откуда он вообще достал мой маггловский номер?
— Прости, дела.
— Ми-ми, ну какие дела могут быть у такого сладкого карамельного леденца? Или, может, ты всё-таки влюбилась? О, я не перенесу этого… Хотя, может, ты просто стесняешься своих чувств ко мне?
Мерлиновы панталоны. Он точно псих: возомнил себе невесть что. Моя однокурсница Кейт Верита утверждает, что более красивого парня, чем Густав, она не видела. Не могу с ней согласиться. Как бы мне отделаться от него раз и навсегда. Уже полгода он не даёт мне прохода. Да и не влюблён он. Я слышала, что его папаша готовит сынка на пост министра магии, вот и ищет влиятельную жену. Размечтался.
— Гермиона, хватить мечтать! Поговори со мной.
И как он умудряется делать голос таким слезливым? Меня сейчас стошнит. Хотя… Придумала!
— Ах, Густав, дорогой, ты себе не представляешь, как мне грустно.
— Отчего же, сладкая?
— Скучаю по своему жениху.
-— К-кому?
Ага! Закашлялся! Так тебе. Думай, что моё сердце уже занято.
— Невероятно… И кто же этот счастливчик?
Что-то ты не очень расстроился. Заинтересовался зато. Вот морда любопытная! Но стоит назвать имя, что б он точно отстал. Вопрос только, кого… Нужно, чтобы это был кто-то, с кем Густав не стал бы тягаться. Сложная задача. Грейп слишком самоуверенный и наглый. Жажда лидерства может толкнуть его на любой поступок. Но кто же тогда?..
- Северус Снейп…
Мерлин, что? Что я только что ляпнула?.. Кошмар. Зато Грейп заткнулся. Вон как побелел. Ага! Со Снейпом никто не станет связываться.
— Только никому не говори: это тайна, понимаешь? Мы помолвлены уже два года. Но тайно. Мне нужно доучиться и всё такое… К тому же, я его бывшая ученица.
— Да, я понимаю. Поэтому ты ни на кого не смотришь. Он, наверное, ревнивый очень. Я пойду, пожалуй...
Естественно, никому не скажешь. Не захочешь признать, что проиграл старому сальноволосому ублюдку. Да и боишься ты его.

***

Меня зовут Северус Тобиас Снейп. Мне сорок два года. Глаза — чёрные. Волосы — чёрные. Цвет одежды, что не удивительно, чаще всего тоже чёрный. Хотя в последнее время в моём гардеробе наметились серьёзные изменения. Рост — примерно 184 см. Вес — чуть больше 70 кг.
Бывший Упивающийся Смертью. Бывший преподаватель зельеварения в школе магии и колдовства Хогвартс. Бывший преподаватель ЗОТИ — там же. Бывший директор — опять же той самой школы. Ныне главный изобретатель зелий в корпорации «Зелья от всех болезней».
Я довольно умён и образован. Ежегодно издаю по два-три объёмных научных труда. Пишу статьи в «Альманах алхимика», «Критику новинок зельеварения». У меня весьма впечатляющий магический потенциал. Можно сказать, что после смерти Дамблдора, которого я же и убил по его просьбе, кстати, я один из сильнейших боевых магов Англии. Внешне я неказист. В молодости это меня расстраивало: хотелось женского внимания, но девушкам подавай красавчиков. Сейчас понимаю — зря переживал. Бабы дуры, причём практически все. За исключением собственной матери, я не встречал ни одну вменяемую представительницу женского пола. И вообще, когда есть деньги и власть, купить женское внимание не сложно. Что касается настоящих чувств, Мерлин упаси. Хватит с меня глупой влюбленности в Эванс, которую лелеял в душе больше двадцати лет.
И, к слову сказать, многие школьные ловеласы, к моему превеликому удовольствию, сейчас превратились в разожравшихся боровов. А я как был Тощим Недоноском, так тощим и остался. Пусть теперь завидуют моим выпирающим ребрам: это уж лучше, чем их торчащие животы.
В настоящее время я вновь нахожусь во власти очередного тирана. В который раз себе удивляюсь. Ещё в детстве ведь поклялся — никто не будет мной помыкать. Хватило и отца властолюбца. Ан нет, потом попал под каблук Лили. Затем стал ручным псом Волдеморта. Сорвавшись с поводка, угодил в цепкие лапки директора Хогвартса. Помог покинуть этот мир всем троим и, не долго думая, добровольно отдался в рабство очередному господину. Видать, не могу я сам за себя решать. Упрямлюсь, упираюсь, а всё равно выполняю указания директора Перкеле Илойнена. Вот даже освоил курсы вождения этих ужасных маггловских машин, усовершенствованных братьями Уизли. Теперь вожу свою собственную — хонду CR-V, естественно, чёрного цвета.
А эти двое оказались не промах. Начинали с глупых кровопускательных батончиков, потом открыли магазин не менее идиотических, но весьма популярных «ужастиков», а после, припомнив злополучный фордик Уизли старшего, принялись совершенствовать маггловскую технику. Даром, что запрет на это был ужесточен. Мальчишки добились отличного результата и с помощью небезызвестного Поттера пропихнули в Министерство закон, разрешающий использовать прокачанные магией маггловские приборы при несении ответственности за их попадание к магглам. Штрафы, конечно, за такое большие, зато теперь многие маги всерьёз увлеклись автомобилями. А пуще всех чистокровные маги: естественно, это ведь теперь знак финансовой состоятельности — иметь у себя летающий автомобиль. Аппарации им, что ли, мало, она быстрее и экономнее. Но, с другой стороны, можно и в маггловском мире спокойно разъезжать на этих самых авто. А у нас теперь частенько приходится выезжать в «свет». Рождаемость-то в поствоенное время повысилась, и каждый уважающий себя маг возжелал жить в хорошем коттедже, да с удобствами, что б тихо и спокойно. А у нас не так много отдельных поселений волшебников, что б всем места хватило. Вот и селятся рядом с магглами. А там ведь конспирация нужна и прочее. Поэтому особо не поаппарируешь. Соседи озадачатся, чего из дома не выходишь, как без машины живёшь.
Вот даже я теперь живу в небольшом городке Кейтерем на улице Парк Роуд в небольшом аккуратном домике. У меня даже газон такой же ухоженный, как у моих соседей Берков. Приходится за это, правда, приплачивать местному работяге Стиву Киплингу, но мальчишке нужны деньги: собирается сделать своей подружке предложение.
Я все больше социализируюсь. По крайней мере, с соседями больше не ссорюсь. Первое время было сложно: все в городе постоянно напрашивались в гости. Пара местных домохозяек даже пытались меня подцепить. Совсем со скуки сбрендили, бедняжки. Народ тут дружный, любит совместные посиделки и празднества. Но месяца через два они смекнули, что я человек нордического склада, и перестали ко мне лезть. Только на Рождество миссис Бювье пытается всучить мне Плум-пудинг или еще какую-нибудь традиционную праздничную дрянь. В первое Рождество моего проживания в Кейтереме она позвонила в дверь и, стоило мне её открыть, тут же подожгла этот свой пудинг. Традиция, видите ли. Теперь, к счастью, Рождество я провожу у шефа, и эта чуднАя дамочка оставляет свои кулинарные изыски в пластиковом контейнере в большой кадке с бересклетом, которая стоит у лестницы, ведущей к двери моего дома.
Иногда ко мне в гости заявляется босс. Он с чего-то решил, что мы лучшие друзья. Вообще мистер Илойнен человек со странностями. Он видит мир под каким-то своим, особо кривым углом. Когда выпьет пару стаканчиков ирландского кофе, хлопает меня по плечу, смеётся и говорит, что я невероятный шутник. Самое удивительное, что минут пять до этого я молчу. Видимо, моё молчание для него своеобразная шутка, ну или у него слуховые галлюцинации. Кто разберет этих эстонцев. Или он все-таки финн? Начальник просит, чтобы я называл его по имени. По мне звучит просто ужасно — Перкеле. Хотя ему, мне кажется, подходит: он и правда похож на дьявола, когда с огнём в глазах убеждает меня послушать его очередного «гениального» совета. У Перкеле есть пара весьма избалованных сорванцов. Но, признаюсь, они мне нравятся. Раньше не замечал за собой отцовских чувств, а ведь долгие годы преподавал детям от одиннадцати до семнадцати. Наверное, в этом моя беда: я вечно боролся с последствиями переходного возраста. А этим паршивцам четыре и восемь. Босс гораздо старше меня, поэтому души не чает в своих поздних детишках. Когда они приезжают ко мне в гости, я накрепко запираю вход в подвал. Однажды Николас пробрался в лабораторию и испортил зелье, которое я изобретал более полугода. Пришлось заново браться за сложную работу. Миссис Илойнен, урожденная англичанка, чем-то напоминает мне миссис Уизли. Нет, не комплекцией: Элизабет очень стройная, я бы даже сказал, суховатая женщина. Скорее всего, своей необузданной материнской опекой: она так похожа на Молли, возможно, многие любящие матери таковы. Очень часто эта женщина сокрушается над моей холостяцкой долей. Ох уж эти женщины. Она умудрилась вбить в голову Перкеле, что мне необходимо жениться. И что же вы думаете? Он поддался её внушению. Теперь этот дьявол с пивным брюшком не хочет финансировать моё очередное исследование. Дело в том, что я изобретаю лекарства для его аптеки и получаю за это стабильную неплохую зарплату. Дополнительно шеф даёт мне бонусы на мои эксперименты, которые могут касаться любых зелий, не только медицинских, но при условии, что в каждой моей публикации о новом изобретении он будет упоминаться как спонсор проекта. Для него это способ увеличить популярность сети своих аптек. Хотя куда уж популярнее: он главный поставщик для Министерства и Аврората, многих магических учебных заведений и частных домов.
В общем, мистер Илойнен решил меня женить. А до того, как я познакомлю его со своей невестой, денег на исследования мне не видать. И, клянусь двумя «С» в своем имени, я б смог переубедить этого упрямца, но проклятая публикация в Ежедневном Пророке дала такой козырь в руки семейке Илойненов, что теперь мне не отвертеться от целых восьми недель в их поместье. Я и раньше гостил у них. Местечко вполне приятное. Только вот теперь мне требовалось привезти свою молодую подружку. Что ж, я ещё узнаю, что эта Грейнджер ляпнула при Рите Скитер такого, что теперь я на всю Англию известен как жених самой завидной невесты магического мира Соединенного Королевства, да и, пожалуй, ещё парочки государств. И оказывается, мы обручены больше двух лет… Может, я сразу сделал ей предложение, как только она ступила в стены Хогвартса, зачем же мелочиться!

***

Моё настроение зашкаливало на отметке «отвратительно». И дело было не только в мерзкой статейке этой Скитер. Мерлиновы панталоны! Эта мерзавка опять подслушивала. Не подумайте, я не настолько наивна, чтобы полагать, что эта неудавшаяся журналистка не попытается мне отомстить. Но я была уверена, что она просто что-нибудь сочинит. А тут сама так оплошала. Эх, права была моя бабушка: сплетни на пустом месте не возникают. Я сама же создала легенду века. Не представляю, как теперь выпутываться из всей этой ситуации. Особенно пугает реакция самого Снейпа. Не верится, что он оставит статью без внимания. И что-то мне подсказывает, претензии у него будут в первую очередь ко мне.
Но повторюсь, кроме этой позорной, всеми обсуждаемой подробности моей якобы «личной» жизни у меня масса проблем. Удивитесь, но, как и любой студентке, мне банально не хватает денег. Статус героини магической войны приносит славу и положительную репутацию, а вот деньги-то нет. У родителей недавно родилась дочка. Я обожаю свою сестричку Лисандру. Она очень милый и не по годам умненький ребёнок. Надеюсь, малышка тоже окажется ведьмой и поступит в Хогвартс. Но самое главное, чтобы в её жизни были такие же верные друзья, как для меня Гарри, Рон, Джинни, Луна и многие другие. Недавно в связи с банкротством банка, в котором наша семья держала свои сбережения, родители сильно потеряли в финансах. В общем, мама и папа не могут присылать мне деньги для аренды квартиры. Моих заработков и стипендии едва хватало на питание, одежду и кое-какие исследования. Теперь мне мало того, что придётся отказаться от экспериментов в зельеварании, так ещё и ограничить себя в питании. Честно говоря, ума не приложу, как быть. Не могу же я бросить университет. А для того, чтобы устроиться на работу с необходимым доходом у меня совершенно нет времени.
Просить деньги у друзей слишком большая наглость. Все сейчас заняты созданием семей, копят на собственные дома. Можно было бы обратиться к близнецам. Но они, по сути, не располагают свободными деньгами. Бизнес ширится, и вся прибыль уходит на закупку и переоборудование новых машин.
Как вы поняли, я была невероятно зла на своё затруднительное положение. Грозной походкой шагала по тротуару, как вдруг под каблук попался камушек. Кажется, потянула ногу.
- Чёртов булыжник! Что б тебе!
С этими словами я спустила на бедный камушек мощную левиосу. Камень, словно только и ждавший моего гневного колдовства, покорно, даже с какой-то дьявольской прытью, полетел мне за спину.
Буквально через минуту меня окликнули. Это был мужчина. Высокий, в солнцезащитный очках, модной чёрной рубашке с изумрудным узором на воротничке и рукавах. В дорогих чёрных джинсах с золотыми молниями. Его лаковые туфли сверкали в лучах весеннего солнца. На запястье поблёскивали дорогие золотые часы, на указательном пальце — изумрудный перстень. Длинные волосы связаны в хвост. Вот такой тип мужчин ненавижу больше всего! Чёртовы престарелые мальчики-мажоры. Ну, или просто весьма обеспеченные дяденьки с самомнением, большим, чем у Папы Римского. Очередной поклонник-ухажёр заявился. Или просто любитель наивных студенточек. Тут у нас частенько появляются такие типы. Обещают небо в алмазах, используют в своих целях, и потом ищи их с ветром в поле. Ну, сейчас я тебе покажу, подонок, Волдемортову мать!

***

Итак, я выехал из дома на этой дурацкой машине. Лучше б я всё-таки использовал аппарацию. Но в этом случае с Грейнджер побеседовать было бы сложнее. Мой план был прост. Предложить подвести её до общежития или съёмной квартиры, а по дороге выяснить всю эту историю со статьей. Заодно попытаться подбить её на авантюру. Чёрт с ней, с гордостью, готов предложить ей совместный проект. Девчонка, конечно, с тараканами, зацепила идею искусственных составляющих для зелий. Но всё-таки весьма не дурна как исследователь. Пусть себе порезвиться в лаборатории в поместье шефа (не в моей же лаборатории, в конце концов), может, и сгодиться на что. Добавлю её фамилию в очередную публикацию: это повысит её репутацию как специалиста в зельях.
Прокатился с ветерком. Признаюсь, даже получил удовольствие. А что? Едешь себе, слушаешь музыку. Маггловский рок весьма недурен. Периодически делаешь глоток кока-колы — химия невероятнейшая, но в детстве очень уж я её любил. К сожалению, семья была небогатая, да и отношения не простые. В общем, не пил я колы в детстве, вот теперь и отрываюсь. А что уж тут поделаешь: первые сорок лет своей жизни как-то был другими делами занят.
Погодка прекраснейшая. И как я только раньше просиживал сутками в подземелье? Не в жизни б не вернулся туда. Подъехал к Университету Магии часам к двум. Думал припарковаться где-нибудь и подождать мисс Грейнджер. Не успел даже место подыскать, как в лобовое стекло моей хонды врезался какой-то камень.
О, Хагридовы полосатые трусы! Этот булыжник разбил! РАЗБИЛ стекло из слёз тритоних-девственниц. О, ну всё ясно. Это не просто камень, а доминиканский янтарь — единственная вещь, способная разрушить это самое стекло. Не везёт — так по-крупному. Теперь придётся выложить кругленькую сумму. Да и Перкеле окажется прав: не продержался и недели без аварии. Ну, маленькая зараза, я тебе сейчас устрою!
Нашла где применять свои магические способности. Лучше б головой думала. Не переношу баб. Особенно этих юных вертихвосток. Нарядятся в такие вот короткие юбки, выставят все прелести и думают — всё, справились с ролью идеальной женщины. Невероятная самоуверенность на пустом месте. Вон как идет, так и виляет задницей из стороны в сторону. Никакой скромности. Аж тошнит от этой современной вседозволенности. Славься Мерлин, мне предстоит беседа с Грейнджер. Уж эта хоть не вырядится как последняя потаскуха. Девицы либо страшненькие-заучки, либо сексапильные-дуры, в крайнем случае — очумелые-домохозяйки.
— Эй, мисс! — сейчас она у меня выслушает всё, что я думаю о таком вот использовании магии. Посмотрим, как исказится смазливое личико, размалёванное тоннами косметики.
— Нагини мне в штаны! Да это же Грейнджер!

***

— Послушай-ка, мистер! Мне нафиг не нужны твои признания и заверения в моей красоте. Можешь засунут своё восхищение в свою же взлелеянную и изнеженную задницу! — пусть знает своё место и валит отсюда. Нет желания разбираться с этим пижоном. Мне нужно решать свои проблемы.
Он, кажется, впал в ступор. Нет, вдруг всё-таки опять прицепится. Терять-то нечего:
- И вообще, ты что, не в курсе, что местечко занято. Помолвлена я, ясно! Скоро стану миссис Снейп и буду травить таких, как ты, тоннами.

***

Такого я ожидал ещё меньше. Похоже, маленькая мисс всезнайка превратилась в большую мисс стерву. Это уже становится интересно. И как она только меня не узнала. Да, Перкеле говорил, что в новом наряде я выгляжу совсем иначе, чем прежде. Но не настолько же. А быстро девчонка нашла выгоду в этой паршивой сплетне. Теперь вот моим именем ещё и ненужных кавалеров отпугивает. Интересно, не вошла ли моя фамилия в Большой магический словарь английского жаргона как нецензурное выражение? Было бы забавно. Спросили бы: «Как ваша фамилия, сэр?». А я им: «Снейп». Они: «Ах, мистер, как неприлично ругаться в общественных местах».
От этих мыслей чуть сам не рассмеялся. Не уместно в данном случае. Я должен наводить на студентов прежний страх. Пусть моя жизнь вполне улучшилась, и я теперь гораздо более дружелюбен. О, старею… Лимонных долек, что ли, купить. А что? Вот бы Грейнджер удивилась. Вместо того, что б орать страшный Снейп тащит её в кондитерскую угощаться сладостями. Глядишь, от шока и согласиться притвориться моей невестой.
— О, мисс Грейнджер, я как раз в курсе. Сам же сделал вам предложение ещё два года назад, — эффектная фразочка, чтобы вогнать заучку в ступор. О чём я там думал пару минут назад? О том, что девицы бывают либо сексапильными дурами, либо страшными заучками. Что ж, придётся пересмотреть мои убеждения. Заучка вполне может быть сексапильной. А вот дура Грейнджер или нет, мы вскоре разберёмся.

***

Мне резко поплохело. Нет, я догадывалась, что Снейп не оставит всё так, как есть, что он обязательно явится разбираться, но чтобы вот так внезапно встретить его на улице, а главное, не узнать…
Невероятно, как он изменился. Солнечные очки, конечно, скрывают глаза, но ведь это не причина не узнать старого носатого злыдня. Но даже его выдающаяся часть лица и вполне узнаваемый голос меня не предупредили. Я всегда знала, что люди, если не ожидают что-то увидеть, могут пропустить это мимо своего восприятия. Вот и я так же лоханулась. Ну, кто ж знал, что Снейп может выглядеть так стильно и моложаво. И куда только делись засаленные волосы и неопрятная чёрная мантия? А он стал вполне привлекательным. Не какой-нибудь там смазливый красавчик из голливудский романтических комедий. Но интересный своей неординарной внешностью и умом мужчина. И даже этот его крючковатый нос вполне себе…
Но о чём это я? Вот как странно бывает. Встречаешь своего бывшего сокурсника, к примеру, красавчика Малфоя. Смотришь на него, и никакого интереса не появляется. Красавцем был, красавцем и остался, ничего нового. А вот встретишь кого-то, кто не отличался привлекательностью, но сумел измениться, и тут же просыпается интерес. Недавно вот Невилл рассказывал, как случайно встретился на Диагон-Аллее с Джоу Чанг, и та настолько была поражена новым обликом нашего гриффиндорского растяпы, что САМА пригласила его на чашечку кофе. Не удивительно: Нев за последние три года здорово подкачался, стал таким рельефным мускулистым мачо, что ни одна девушка не устоит. Но, кроме меня, конечно.
И всё же, Снейп значительно похорошел. Жалко только, что всё такой же тощий — ему бы пошло немного поправится.
— Профессор? Простите, я вас не узнала. Думала, это очередной безмозглый искатель внимания.

***

Как странно она на меня смотрела. И совсем не испугалась. Хотя, очевидно, предполагала моё появление. Девчонка всегда была сообразительной и наверняка догадалась, что я не позволю безнаказанно порочить своё имя в грязных газетенках.
Как же удивительно изменилась несносная гриффиндорская заучка. В последний раз на той конференции я и не заметил, как она расцвела. Впрочем, это ведь не моё дело. Но всё же хороша, слов нет…
— Мисс Грейнджер, видимо, школьные годы ничему вас так и не научили. Вы всё так же слишком полагаетесь на своё везение, используете заклинания направо и налево, не думая о последствиях. Вы разбили мою машину! — я указал на повреждённое стекло. Испробованный метод — начать с запугивания.

***

Мерлиновы панталоны! Чёртов булыжник! За что мне всё это? И какого хрена Снейп разъезжает на маггловском автомобиле? Неужто и он попал под всеобщий машинный психоз? И, судя по всему, машина безумно дорогая. Надеюсь, это простое стекло. У меня и так нет денег, как же я смогу выплатить ещё и за эту дурацкую пробоину. Мало того, что из-за меня по всей Англии разнеслась сплетня про скорую свадьбу Снейпа, так ещё и машину ему испортила. Он меня сожрёт с потрохами.
— Профессор, сэр, я… Я… Так вышло, я не хотела. Я заплачу…

***

— О, заплатите? У вас достаточно денег, чтобы заплатить за стекло из слёз тритоних-девственниц и за мою подмоченную репутацию? — главное —это реактивное нападение, пока девчонка не успела сообразить, как ей выкрутиться из этой ситуации. Вряд ли у студентки найдётся такая сумма, чтобы оплатить стекло, но если она попросит у родителей…
— Или вы побежите к мамочке за материальной помощью? За свои ошибки вы, как взрослая девочка, должны отвечать сами, мисс Грейнджер.

***

Деньги, деньги, деньги…
Я так и знала! Проклятье! Как же тяжко быть бедной студенткой. И у родителей не попросишь… И вообще я и так всем должна. Эх, сейчас бы в школьные годы вернуться. Тогда б сальноволосый гад просто назначил взыскание.
Мерлин, помоги! Я всё сделаю, только б все эти проблемы с деньгами решились. Может, я смогу с ним договориться. Он, в конце концов, мужчина, к тому же весьма самолюбивый. Стоит только немного унизить себя на словах, конечно, он возгордится, и тогда… Так, жалостливую рожицу, глаза, полные слёз и раскаяния, и поехали.
— Профессор Снейп. Мне так жаль. Я не хотела. День такой неудачный. Я такая дура, профессор, совсем невнимательная стала. Всё так навалилось. Мне казалось, справлюсь. А тут университет, научная работа, эксперименты — в общем, ничегошеньки не успеваю. И с деньгами, как у всех студентов, сложности. Я выплачу деньги за стекло, но позже. Пожа-а-алуйста, профессор Снейп.

***

И что эта гриффиндорка вытворяет? Самолично унижается и почти плачет. Может, у неё и впрямь нервный срыв. Мне этого не надо. А может, всё это лишь игра? Несколько фальшивы эти тоскливые нотки в её голосе.
Если это всё показуха, то я б поставил ей за весь этот спектакль «выше ожидаемого» или даже «превосходно». Что ж, актерские способности у мисс Грейнджер вполне сносные. Это мне на руку. Как бы теперь перейти к сути. Впрочем, мисс Грейнджер деловой человек, поэтому лучше сказать ей всё как есть.
— Мисс Грейнджер, у меня есть к вам деловое предложение. Исходя из последних событий, оно может показаться вам вполне заманчивым. Я бы хотел обсудить это в другом месте: говорить посреди дороги несколько неудобно.

***

Честно говоря, хотелось послать Снейпа с его предложениями куда подальше. Ну не до него мне сейчас. Но на горизонте показалась весьма отвратительно-любопытная однокурсница – Жозефина Свон. Эта чёртова блондинка и так про меня нелепые сплетни распускала по всему общежитию на первом курсе, мне даже пришлось из-за этого начать снимать квартиру. Ну ещё и из-за личной лаборатории, конечно. А теперь, если она услышит наш со Снейпом разговор, то проблем не оберёшься.

***

Грейнджер как-то нервно уставилась на приближающуюся блондинку. Неужели смелую гриффиндорку пугают какие-то там пустоголовые девицы? Хотя и сам с трудом сносил все те обидные и унизительные издевательства, которыми одаривали меня однокурсники. Грейнджер, должно быть, нелегко. Правда, она в другом положении, чем я. Ведь она популярная победительница войны, самая желанная невеста и весьма успешная карьеристка.
С другой стороны, я всегда был незаметным. И нападали на меня поэтому не так уж и часто. А девочка слишком притягивает к себе завистников.
— Мисс Грейнджер, садитесь в машину, поговорим по дороге, — что-то я слишком великодушен.
Жозефина всё-таки нас заметила. Вон несётся на всех парах, несмотря на высоченные каблуки. Что б тебе запутаться в своей дурацкой мантии.
— Герми, дорогая, ты опять с мужчиной. Смотри, как бы твой жених не рассердился. Говорят, он такой строгий.
Я только открыла рот, чтобы ответить, что это не её ума дело, но Снейп меня опередил.
— Я и есть её жених. И гораздо больше меня злит, когда такие девицы лезут в чужую личную жизни за неимением своей собственной.
Что ж, профессор, вы удивляете меня всё больше. Возможно, всё-таки стоит рассмотреть ваше предложение. Может, мы сможем договориться.
Профессор за локоть мягко увлекает меня к своей машине. Интересно, что он сделает с треснутым стеклом, должно быть, непросто смотреть через такую трещину.
А, ну правильно, он его просто переместил на заднее сидение и сотворил временную замену магическим полем. Как же я сама не догадалась. Какой просторный салон. Чешуя дракона? Да вы мажор, профессор. Раньше за вами не замечала таких наклонностей к роскоши. Удобно тут, и кондиционер работает. Уизли всё больше меня удивляют, честное слово.
— Куда едем, профессор Снейп?

***

Не думал, что буду чувствовать такую гордость за мою крошку (фу, прицепилось же это слово). Дело в том, что Перкеле постоянно так называет свой красный внедорожник. Это даже смешно — назвал такую махину крошкой. По мне, его машина настоящий неповоротливый тролль, не то что моя детка. Мы вечно спорим по поводу машин. Признаюсь, раньше я посчитал бы таких спорщиков идиотами, но не теперь.
Грейнджер, кажется, удивлена. Ей нравится обивка моего салона. Вон как погладила рукой спинку кресла. Еще бы! Это же кожа теневого дракона, чёрная, как сама ночь. Правда, насколько я знаю, девчонки падки на сверкающую чешую сапфировых драконов. Надеюсь, мисс зазнайка не из таких дур.
Так, теперь она смотрит на меня своими карими глазищами. У меня дежавю. Вспомнились старые недобрые годы моего преподавательского плена. Вот она всё время именно так и смотрела на меня, ожидая всё новой и новой информации. Ну вот и как ей сказать, что она должна притвориться моей возлюбленной невестой. Чувствую себя последним извращенцем. Моя бывшая студентка…
***

Мне как-то не по себе. Снейп смотрит на меня, как удав на кролика. Почему он тянет с объявлением суммы, которую я ему теперь должна? Скорее б это закончилось.
Молчит.
— Профессор Снейп, сколько я вам должна за стекло? У меня сейчас некоторые финансовые затруднения. Сами понимаете: студенческая жизнь не позволяет больших растрат. Но я что-нибудь придумаю. Так что вы не переживайте.
Ох и недобро он скривился. Что-то ещё меня ждёт…

***

Мисс Грейнджер явно нервничает. Сжимает ручку своей сумочки, словно спасительный круг. Я даже не знаю, почему, но я и сам начинаю нервничать. Но мой голос как всегда равнодушен и бесстрастен.
— Хм. Мисс Грейнджер, я всегда был прямолинейным человеком. Полагаю, вы и сами это поняли за все те годы, которые я был вашим преподавателем. Я не просто мимо проезжал, когда ваш неудачный бросок пробил стекло моего автомобиля. На самом деле, я изначально приехал сюда, надеясь на встречу и разговор по поводу недавней статьи о нашем чудесном романе. О, не стоит оправданий. Я понимаю, пресса жестока и несправедлива. Если помните, сразу после памятной победы Скитер выпустила занимательнейшую статью о моей жизни.
О, да, эта чертова журналюга наваляла такого, что я чуть — а зря — её не разорвал. Газеты пестрили подробностями моей личной жизни, перевернутой с ног на голову.
— И, как вы понимаете, ничего не появляется случайно. Вы дали повод для данной публикации, а теперь ещё и разбили моё стекло. Сами понимаете, что теперь вы моя должница. Я понимаю, деньги за стекло вам не скопить. Что ж, это не беда. Мы заключим с вами сделку. Не подумайте, что я делаю вам это предложение с какими-то грязными намерениями, просто меня тоже поставили в тупик. Как вам известно, я работаю на одну известную корпорацию. Начальник оплачивает мои эксперименты и разнообразные исследования. Вам, как человеку в этом деле сведущему, понятно, что редко удается найти хорошего спонсора для научных изысканий. Мой босс человек эксцентричный и непредсказуемый. Он уже давно хотел наладить мою личную жизнь, несмотря на мои протесты. Мне-то совсем не до того, но Перкеле урезал деньги на исследования. У меня же горит проект. После последний статьи мне приходится особенно туго. Поэтому я предлагаю такой выход из положения: вы притворитесь моей невестой…

***

- НЕТ! Профессор, вы что, сдурели? – похоже, он и впрямь спятил. Снейп просит о таком — не-ве-ро-ят-но. Я, должно быть, отравилась парами бородавчатого пупырника. Полный бред. — Я не понимаю, зачем вам всё это? Вы издеваетесь? Хотя…
Мне всё вдруг стало предельно ясно. Поттер или Уизли, больше некому!
— Фините инкантатем! — однако моё заклятие просто растворилось в воздухе.

***

Чуть не рассмеялся сам. Она решила, что я под оборотным зельем. Видимо, Уизли не оставляют своё маленькое хобби — разыгрывать людей. Немудрено, что она подумала об обмане.
— Мерлин, Грейнджер. Я это, я! Ваш злобный профессор. Хватит уже тратить драгоценное время. Объясняю популярно: мне необходима фиктивная невеста на ближайшие восемь дней. Потом вы какое-то время ещё побудете моей официальной пассией и мы быстренько «разбежимся». Если мы сейчас начнем опровергать статью, заварится такая каша, что вовек не разгребём. Доказать правду сложнее, чем немного подыграть лжи. Тем более, на данный момент мне выгодно представить вас, как свою невесту. Не спешите вновь меня перебивать. Вы всегда имели широкие взгляды на события и их последствия. Я предлагаю выгодную сделку. Вы всего восемь дней погостите со мной в поместье моего босса. Взамен я прощу ваш долг и выступлю в качестве вашего руководителя. Вам же необходимо место для практики, если я не ошибаюсь, вы заканчиваете последний курс? Возможно, я мог бы помочь вам с устройством на работу. Так же вы сможете все эти восемь дней бывать в самой лучшей английской лаборатории. В мире зельеварения необходимы связи. Вы талантливая девушка, но ваши специфические методы и эти требования ввести искусственные ингредиенты полный абсурд. Но сделка есть сделка. Я дам вам определенные рекомендации, и даже ваши странные задумки станут более популярными, не говоря уж о вашей востребованности, как специалиста. Возможно, у вас даже появится спонсор. Не отказывайтесь от выгодного предложения. Я понимаю, Гриффиндор и есть Гриффиндор. Но вы всегда умели балансировать между правилами честной игры и лёгким жульничеством, не так ли?
Как сложно мне дался этот монолог. Не люблю я говорить в таком ключе. Но что поделать. Деньги правят балом. И мне они необходимы. Если моя формула верна, то уже в ближайшее время я смогу создать состав, который поможет ускорить процесс восстановления повреждённых заклятиями участков кожи и членов тела. Я не люблю затягивать с делами. За неимением личной жизни и большого интереса ко всяким там увлечениям я черпаю удовольствие в бесконечном процессе зельеварения. Слышал, магглы занимаются йогой, чтобы войти в медитативное состояние. Я же в хожу в своеобразный сладкий транс, созерцая маленькие пузырьки, которые возникают на поверхности котла. Помешивая варево и вдыхая аромат трав, я чувствую себя счастливее и спокойнее. Для меня возможность творить — самое ценное в жизни.

***

Мне показалось, что я героиня какого-то дурацкого кино. Всё это звучало словно плохо написанный диалог двух главных героев в низкорейтинговом сериале для домохозяек. Мне только и остаётся ответить что-нибудь вроде: «Хуан Карлос, мы не можем играть в эту игру. Если мой жених приедет из Америки раньше времени, то он убьёт нас обоих». Но жениха в Соединенных Штатах у меня не имелось, впрочем, как и в других странах. Лаборатория, рекомендации, возможность экспериментировать — мечта моей жизни. И всё это за восемь дней с мистером Высокомерие. Глупое, конечно, предложение. Но Снейп всегда вёл странные игры. К тому же, я со вчерашнего дня его официальная невеста, почему бы немного не продолжить спектакль? В этом есть ещё один маленький плюс.
Последние несколько лет Гарри и братья Уизли — а именно Рон, Фред и Джордж — постоянно пытались меня разыграть. Но фантазии их хватало лишь на пакости с применением разнообразных изобретений из магазина Ужастиков. Теперь моя очередь разыграть ребят. Но я, как настоящий гений, сделаю это с размахом.
— Профессор Снейп. У меня и правда нет денег на стекло. И мне вполне могут пригодиться ваши рекомендации и ваш опыт в различных экспериментальных методиках. Ваше же предложение звучит абсурдно. Но за неимением другого варианта, я согласна.
Я аккуратно пристегиваю ремень безопасности. Не знаю уж, как водит профессор, но лучше подстраховаться.

***

Всё так просто? Невероятная удача. Девчонка явно подавлена, раз так легко впуталась в сомнительную авантюру. Но я доволен. Теперь осталось лишь доставить её домой. Пусть собирается. Не стоит затягивать с визитом к Илойнену.
— Мисс Грейнджер, в таком случае, я предлагаю не затягивать с этим. Давайте я довезу вас до вашего дома, вы соберётесь, и мы отправимся в путь. Вы живёте в студенческом городке?

***

Длинные изящные пальцы профессора поворачивают ключ зажигания и, мягко надавив на рычаг переключения передач, замирают на руле. Я не могу оторвать взгляда от его рук. В голове всплывают картины школьных дней. Словно наяву я вижу, как ловкими движениями он опускает в кипящую воду пучок гортензий. Кажется, тогда мы обучались приготовлению очищающего зелья. Задумавшись о прошлом, я почти упустила суть его вопроса.
— Общежитие? Нет, я снимаю квартиру в маггловском районе.
Он спрашивает адрес, который тут же вводит в магический поисковик. Никогда не понимала. Зачем нужно это изобретение, когда можно просто расширить карту обычного электронного навигатора.
Профессор молчит и смотрит на дорогу. Мы выезжаем из засекреченной зоны и оказываемся на оживлённом маггловском шоссе. Как ловко он меняет положение машины в плотном дорожном потоке. Недаром он так хорошо держался на метле. Видимо, у него отличный глазомер. Я бы в жизни не втиснулась в такие маленькие промежутки между машинами, если бы даже умела водить. Вдруг я замечаю, что между мной и Снейпом у временного стекла болтается какой-то аксессуар. У моего отца в машине болтается мой старый брелок в виде собачки. Что же так ценно для профессора?
Осторожно обхватываю маленькую подвеску пальцами. Странно, это символ бесконечности. Обычная восьмёрка золотистого цвета, привязанная за веревочку ровно посередине. Что же в ней такого особенного?

***

Плотное движение не позволяет быстро прибыть к дому мисс Грейнджер. Поэтому я пытаюсь лавировать: не очень хочется простоять два часа в пробке. К тому же я проголодался. Стоит заехать куда-нибудь перекусить, надеюсь, Грейнджер не станет отнекиваться, изображая скромность. Я же не могу при ней есть в одиночку.
— Мисс Грейнджер? — девчонка зачем-то взяла пропускной ключ от моей личной лаборатории в здании нашего центра разработок. Понятно, решила, что это украшение. Я видел, у соседей что-то висит на лобовом стекле машины. - Это ключ от лаборатории. Смотрите, чтобы он не свалился с веревки: не хотелось бы его потерять.
— Почему вы не носите его в кармане? — любопытная девчонка даже об этом хочет знать.
— Неудобно каждый раз его перекладывать в новые вещи. А на работу я обычно езжу на машине. Сейчас я тоже живу в маггловском районе, а вы и сами знаете правила, изданные Министерством, о секретности. Поэтому делаю вид, что работаю в фармацевтической компании.
Сворачиваю на дорогу, ведущую к высотке, в которой проживает мисс Грейнджер. Паркуюсь на стоянке, девушка пригласительно указывает в сторону подъезда. А я ведь собирался ждать её в машине. Ну ладно, посмотрим, как живут нынешние студенты.
Поднимаемся на десятый этаж. Не люблю лифты, но пешком идти я бы и сам не стал. Грейнджер открывает крепкую стальную дверь. Небольшой коридор встречает меня ароматом лаванды. И верно, прямо над обувницей я вижу высушенный пучок фиолетовых цветов. Грейнджер взмахом палочки включает электричество. Нежно-фиолетовый светильник загорается, и я уже могу лучше разглядеть цветочный орнамент на обойных бордюрах. Мне нравится этот коридор. Уютно и чисто, чувствуется женская рука. Снимаю туфли и благодарю за протянутые девушкой гостевые тапочки.

***

Я немножко переживаю. Гости у меня бывают довольно редко. В основном Гарри и Джинни, реже кто-нибудь из семейства Уизли или Луна. Правила гостеприимства были вбиты мне с детства моей мамой: она настоящая радушная хозяйка. Поэтому я приглашаю профессора выпить чаю. Снейп, кажется, не против. Возможно, он просто ещё не обедал. Поэтому я ставлю на стол половину пирога с черникой — он остался у меня с позавчерашнего дня, но еще вполне съедобен. Поиски в шкафу привели меня к отличному результату: на столе появилась коробка конфет и пачка печенья. Заварив чай с гибискусом, я сажусь напротив зельевара.
Он кладёт в чай две ложки сахара и вдыхает тёплый аромат. Благодарит за заботу. Удивительная вежливость. Профессор очень изменился. С ним удивительно приятно сидеть за одним столом. Не то, что раньше на собраниях ордена, где он отпускал едкие замечания. Тонкие губы изгибаются в лёгкой улыбке, когда я высказываю свои впечатления о его удивительном поведении.

***

Грейнджер неуверенно и смущённо говорит о том, что я стал более приятным в общении человеком. Что ж, не могу не согласиться. Спокойная жизнь сделала и меня более спокойным. Не скажу, что я стал милашкой Ремусом, но вполне терпим в качестве собеседника. Тем более, Грейнджер мне тоже нравится. Милая молодая девушка, выгодно выделяющаяся из всех тех школьниц, которых я в своё время обучал, цепким умом и крепкой волей.
— Просто беседовать с вами мне тоже приятно.
Девчонка краснеет и пытается спрятаться за копной кудрявых волос. Не думал, что её смутят такие слова. Возможно, провести время с ней будет приятной перспективой. Давно я не общался с женщинами: не было подходящих претенденток на полноценный разговор. Всё-таки есть своя особая прелесть в компании умной и симпатичной женщины. Жаль, что интересной мне кажется именно Грейнджер, а ни какая-нибудь дама моего возраста: с такой бы я мог бы даже попытаться создать более чем дружеские отношения. Но в мире зельеваров, как правило, крутятся представители сильной половины человечества. Поскольку мой интерес к зельям столь повышен, мне необходима понимающая меня девушка. Таких я еще не встречал. Это в молодости мне казалось, что строить отношения можно и без общих интересов на одном лишь влечении, теперь же осознаю, как важно иметь общие интересы.
Грейнджер вертит в руках печенюшку. Красивые маленькие ноготки накрашены красным лаком. Удивительно, как я не заметил изменения во внешности школьной зубрилки ещё тогда, три года назад, на конференции зельеваров. Но тогда я был разъярён настойчивой проповедью о бедных маленьких бумслангах, которых тоннами убивают для зелий. Как будто не мисс Грейнджер стащила такую вот шкурку ещё на втором году своего обучения из моих личных запасов.
Ловлю себя на мысли, что я чересчур жадно рассматриваю свою бывшую ученицу. Не стоило так долго воздерживаться от интимной близости. Но ведь я и не был заинтересован настолько ни в одной женщине, как вдруг стал заинтересован в своей бывшей ученице, а с нашей встречи прошло всего полчаса. Что за животный магнетизм. Наверное, у меня кризис среднего возраста, вот и тянет на молодых. Мерлин меня дери! Это попахивает извращением — она ведь моя бывшая ученица. Я знал её еще ребенком…

***

Сижу на стуле, словно на иголках. Почему-то вспотели ладони. Хотелось бы думать, что виной этому тепло от чая, но вряд ли. Мне странно осознавать, что мой взгляд постоянно возвращается к лицу профессора зелий. Бывшего профессора. Во всём теле словно бы волны жара набегают друг на друга. Непонятная реакция. Не знаю даже, как и объяснить, но меня словно бы тянет сказать какую-нибудь глупость или рассмеяться ни с того не с сего. Чувствую, как краснеют мои щёки от взгляда чёрных глаз.
В школе мне казалось, что Снейп неприятный и некрасивый мужчина. Это можно понять. Я была совсем юной, как и все падкой на внешнюю красоту. Идеалом мне казался высокий, широкоплечий Рональд с белоснежной улыбкой и густыми рыжими волосами. Позже, повзрослев, я поняла, что в мужчине главное — сила духа, ум и умение справляться с трудностями.
Возможно, это и стало точкой на моей личной жизни. До сих пор я так и не встретила мужчину, который мог бы стать для меня тем самым единственным. Все дело в моей требовательности. Мне нужен кто-то особенный. Знаю, все говорят именно так. Но я не могу скомпоновать мои ощущения в слова, выразить те ощущения, которых я жду от отношений.
Но почему же тогда я смотрю на своего бывшего учителя, и что-то в моём сердце начинает шевелиться. Он снова улыбается этой лёгкой улыбкой. Возможно, несостыковка образов в моей голове вносит всю эту сумятицу в мои чувства. Тот, кого я вижу, и тот, кого я помню — словно бы совершенно разные люди с похожей внешностью. Волнительно смотреть в чёрные чарующие омуты.
А он пьёт чай, держа за тонкую ручку кружку из моего любимого набора. Губы касаются золотистой каёмочки, украшающей край фарфоровой чашечки. Мне приятно смотреть, как он пьёт, как слегка дёргается при каждом глотке его кадык.
— Мисс Грейнджер, у вас удивительно вкусный чай, — густой, тягучий, словно горячий шоколад, голос действительно идёт этому мужчине.
— Мой отец привёз его из Китая. Если желаете, я могу заварить ещё.
— Нет, благодарю. Нам стоит поспешить со сборами: ехать не близко. К тому же, мне необходимо заскочить к себе за кое-какими бумагами. И ещё — прежде чем появиться в доме моего шефа, мы должны обговорить детали нашей с вами игры.
— Возможно, стоит начать с обращения. Нам стоит называть друг друга по именам и перейти на «ты», — безумно смелое предложение. Но надо же с чего-то начинать.
— В этом есть смысл. Значит, Гермиона? — кажется, он слегка усмехнулся.
— Значит, Северус? — я тоже могу иронизировать. Снейп, хмыкнув, кивнул. Я отправилась собирать свои вещи и писать письмо моему заведующему кафедрой, чтобы предупредить об отъезде. К счастью, с моей успеваемостью я могу позволить себе отлучиться на восемь дней.

***

Мисс Грейнджер. То есть, теперь уже Гермиона весьма прытко собралась. Уже через час мы сидели в моей машине с закинутым на заднее сидение чемоданом. Девчонка, улыбнувшись, потрясла перед моим выдающимся носом термосом с тем самым чаем.
В дороге мы говорили о том, как следует изображать влюблённых. Точнее, говорила она. Должно быть у неё большой опыт, раз Гермиона так чётко поясняет даже самые незначительные, на мой взгляд, мелочи. На мой вопрос о её личной жизни девушка грустно ответила, что с этим пока не ладится. Я был удивлён. Впрочем, если она всё так же увлечена учебой, то, возможно, у неё просто не было на это времени.
В таких вот разговорах прошла наша дорога до моего дома. Удивлению Грейнджер не было предела, когда она разглядывала моё жилище. Но в лабораторию я её не пустил. Мы и так уже опаздывали на ужин к Перкеле. Благодаря каминной сети, к семи часам мы ступили в гостиную четы Илойнен.

***

Все происходило словно в ускоренной съёмке. Моя жизнь обычно заполнена совершенно обыденными, привычными вещами. Но стоило в ней появиться мистеру Снейпу, и начались очередные приключения. Последние пять лет по сравнению с моим бурным детством отличались полнейшей рутиной. Даже мои научные изыски не так сильно будоражили кровь, как игра в невесту Северуса Снейпа.
По просьбе бывшего профессора я нарядилась в вечернее платье и, взяв Северуса под руку, ступила в камин.
Как и ожидалось, мы переместились в невероятно богатое помещение. Тут же нас приветливо встретил толстый господин Илойнен и его ухоженная жена. Эта женщина оценивающе оглядела меня и улыбнулась. Кажется, она и правда считала своим долгом устроить личную жизнь подчинённого мужа. Познакомившись, мы отправились в столовую, где был накрыт праздничный стол. Я удивлённо смотрела на живую рождественскую фотографию, украшавшую одну из стен. На картинке у праздничной ели на мягком коричневом диване сидели Перкеле и Элизабет, между ними устроился их старший сын. Чуть поодаль, на кресле у самой, ели сидел Снейп, на коленях у которого возился малыш Илойнен. Больше всего меня поразил взгляд Северуса. Никогда я не видела столько нежности в этом холодном мужчине. Впрочем, видели ли мы его вообще? Его настоящего.
Не успели мы сесть на предложенные нам места, как дверь с грохотом распахнулась, и в обеденный зал влетели два разновозрастных сорванца.
— Привет, дядя Северус! — махнул старший и приземлился на своё место.
Малыш же, пыхтя, бежал прямиком к Снейпу. Северус встал из-за стола и поймал мальца в свои объятия. Меня происходящее поражало всё больше и больше.
Высвободившись из объятий, малыш вытянул руку с зажатым кулачком.
-— Я вырастил! — на ладошке лежал изрядно помятый белый цветочек.
— Очень хороший экземпляр, — Северус демонстративно поднёс растение к носу и понюхал, потом поглядел на ребёнка.
— Как ты себя вёл в последние дни? Не трогал больше мамины хризантемы? — прищурился зельевар.
— Нет, сэр! — отчеканил мальчик.
— Джошуа, а ты не хочешь рассказать дяде Северусу, как ты вчера обошёлся с моими незабудками? — насмешливо спросила Элизабет. Мне сразу понравилась эта женщина, в ней чувствовалась материнская любовь и забота.
— Но мама, я думал, они хорошо подойдут для зелья! — мальчик топнул ногой.
— Северус, Джо истолок мои цветы и насыпал их в бутылку с любимым вином Перкеле. Когда я застала его за этим «экспериментом» и сказала, что зелья-то варят не в бутылках, чертёнок подогрел вино при помощи магии, — женщина улыбнулась удивлённому мастеру зелий.
— Магией? — задумчиво переспросил Снейп. - Значит, первое проявление способностей? Так-так, ну что ж, такое событие не стоит оставлять без внимания.
Снейп присел на корточки, чтобы быть на одном уровне с ребенком. Мужчина погладил мальчика по голове и, нашарив под рубашкой цепочку, щёлкнул застежкой. Небольшой камень в серебряной оправе перекочевал на широкую ладонь зельевара.
— Поскольку, Джо, теперь мы узнали, что ты самый что ни на есть настоящий маг, ты можешь рассчитывать на мою помощь в твоих увлечениях зельями. Но помни: наука о зельях требует не только усидчивости, но и внимательности. Зельеварение интересное, но опасное занятие. Ты всегда должен заботиться о мерах предосторожности. Это безоар, его нужно проглотить, если зелье окажется ядом. Смотри, нужно только щёлкнуть вот так — и он готов к использованию, — профессор щёлкнул какой-то пружинкой, и камень отсоединился от серебряной оправы.
Малыш заворожённо разглядывал сокровище. Потом трясущимися руками закрепил цепочку на своей шее.
— Спасибо, крёстный! — мальчонка крепко обнял Снейпа и поцеловал в щёку.
Я чуть не свалилась со стула. Северус представал всё в более неожиданном свете. Любящий крёстный, преданный друг семьи, удивительно привлекательный мужчина. Моё сердце забилось сильнее обычного. И как он мог быть таким злобным и грубым раньше?

***

Меня переполняла гордость. Мой крестник проявил свою магическую сущность. Я никогда не был сентиментальным, точнее, пытался не быть таким. Но по отношению к мальчишке мне это не удавалось. Помню, когда он впервые выговорил моё имя — правда, с жуткими ошибками — я готов был прыгать от счастья. Я понимаю, что у меня уже никогда не будет семьи и детей. Не тот я человек, но этот малыш для меня почти как сын. Я даже в лабораторию его с собой иногда беру и позволяю кидать нарезанные ингредиенты. Малыш не по годам умён и любознателен. Я даже жалею, что не буду его учителем в Хогвартсе. Вот и у его брата, который уже в этом году войдёт на порог лучшей магической школы, вести буду не я. Но с другой стороны, мой педагогический подход не лучший для воспитания подрастающего поколения.
— Милая, я говорил тебе о моём крестнике Джошуа. Вот, теперь познакомься с этим сорванцом лично.
Грейнджер удивлённо моргала. Наверное, моё обращение её несколько покорёжило. Но мы же играем любовную парочку, поэтому необходимо пользоваться всякие сладенькими словечками. Джо вежливо поздоровался и самостоятельно представился, затем уселся на свой стул, и мы принялись за чудеснейшую баранину в чесночном соусе.

***

— Гермиона, Северус такой скрытный человек. Мы столько лет дружим, но даже не догадывались о том, что он всё-таки не волк-одиночка. Я так рада, что у вас всё так хорошо складывается. Но расскажи же хотя бы ты, когда и как вы начали встречаться. Ни за что не поверю, что ваш роман разгорелся в твои школьные годы. — Элиза глотнула красного вина и заинтригованно воззрилась на меня. Честно говоря, я понятия не имела, чтобы такого придумать.
— Мы встретились три года назад на конгрессе по зельеварению. И я не смог устоять перед чарами этой ведьмы. — Северус ласково взял мою руку. От прикосновения по коже побежали горячие мурашки. Такие тёплые, нежные и при этом сильные мужские пальцы. Большим пальцем он поглаживал мою ладонь. Я перевела взгляд на его лицо, неожиданно он подмигнул мне. Да, конечно. Это лишь игра, только игра. Но, Мерлин, как сложно. Мы только начали, а я уже не контролирую себя. Почему, почему я так реагирую на близость своего бывшего преподавателя, злобного слизеринского ублюдка, ужаса подземелий?..
— Это так романтично, — хихикнул Перкеле. — Но почему тогда такая секретность?
— Мы слишком медийные лица, чтобы давать повод для сплетен. Просто хотели сохранить всё в тайне хотя бы на первое время, до окончания моей учебы, — я тоже решила внести свою лепту в разговор о нашем общем «прошлом». Более того, я решила так же принять инициативу и в физической игре на публику, переплетя свои пальцы с пальцами профессора.
Почему-то его рука слегка дрогнула, но тут же он крепче сжал мою ладонь, подтверждая, что правила игры приняты.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100