Добавить в избранное Написатьь письмо
Лицо в ночи (бета: Ник Иванов)    в работе   Оценка фанфика

    Гарри вернулся на Тисовую улицу после четвертого курса. Волдеморт возродился, но Министерство в это не верит. Все как обычно? Вовсе нет! Новая сила проявившая себя во время финала Турнира заставила всех несколько изменить собственные планы. Да и само возрождение прошло не совсем так, как ожидалось. Сие есть продолжение моего фика "Пока не меркнет свет, пока горит свеча..." По прежнему кросовер с СейлорМун, а точнее с ее первым сезоном, причем не совсем каноничным, а этакой смесью Манги и Аниме. Разумеется, первоисточники принадлежат не мне.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Усаги Цукино/СеренаВайт
    AU /Приключения /Crossover || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 10
    Прочитано: 14910 || Отзывов: 13 || Подписано: 48
    Предупреждения: AU, Спойлеры
    Начало: 16.01.13 || Последнее обновление: 23.10.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Гарри Поттер и Серебряный Союз.

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Пролог

Школа Чародейства и Волшебства Хогвартс всегда была почти пуста летом. Ученики возвращались домой, большинство преподавателей также предпочитало проводить свой отпуск за пределами этих стен. Число тех, кого можно было назвать воистину постоянными обитателями замка, было крайне мало. Первым был школьный лесничий Хагрид, чья хижина, его единственный дом, располагалась на территории. Вторым был школьный завхоз, Аргус Филч; по слухам, он не покидал стен замка уже пару десятилетий. Третьей была преподавательница Прорицания Сибилла Треллони, также безвылазно сидевшая в этих стенах полтора десятилетия, фактически с тех пор, как устроилась на работу. Ну а последним обитателем – не считая многочисленных призраков – был сам директор, Альбус Дамблдор. Вообще говоря, у старого волшебника был собственный дом, но – опять же по слухам – он не появлялся там уже немало лет.
И нынче Альбус Дамблдор сидел у себя в кабинете, в глубокой задумчивости. Старому волшебнику было, о чем поразмыслить. Учебный год завершился три дня назад, а незадолго до этого был финал Турнира Трех Волшебников... который был полон сюрпризов, в большинстве своем неприятных. Волдеморт возродился – да, старый волшебник почти не сомневался, что ступивший на темную тропу школьник однажды вернется. Но он очень надеялся, что это случится позднее, желательно – когда юный мистер Поттер уже закончит школу. Когда он успеет неторопливо рассказать юноше все, что тому необходимо знать, после того как четко наставит отважного, но подчас чрезмерно порывистого гриффиндорца на верный путь... Теперь придется спешить, а спешить старый директор ой как не любил.
Осознание того, что он в течении многих месяцев не замечал того, что самозванец занял место одного из его старых друзей и товарищей, также отдавало горечью поражения.
Другой неожиданностью были сами обстоятельства возвращения юного мистера Реддла и участники этих событий. Гарри, который временно перестал быть тем Гарри, которого он знал и к которому привык... История путешественника между мирами заставляла на многое взглянуть в новом свете. Возможность того, что юного и доверчивого школьника мог так без предупреждения заменить опытный не боящийся замарать руки волшебник, который ко все прочему, похоже, не относился к нему с особой теплотой, настораживала... Но Альбус утешал себя тем, что все указывало на то, что вероятность повторения подобной подмены, видимо, ничтожно мала. Ну а сам Гарри вернулся к ним целым и невредимым, лишь только сильно сбитым с толку...
Но главным потрясением финала была, несомненно, мисс Вайт и ее... подруги. Старый волшебник льстил себе мыслью, что представляет себе, чего ждать от событий... У него были планы на случай скорого возрождения Волдеморта. У него были планы на случай, если бы Гарри вдруг сошел с предначертанного ему пути... У него были планы, как быть, если бы какие-нибудь посторонние, но известные ему силы вдруг вмешались в происходящее. Но он никак не был готов к появлению новой, совершенно чуждой и неизвестной ему силы в самом центре событий. Тем более не был он готов к тому, что эта сила будет в руках одной из его учениц, кому прежде он не придавал большого значения.
И тем не менее... мисс Вайт и ее подруги, кто на четвертом курсе способны перенестись на сотни километров прямо из Хогвартса и обратно, сразиться со множеством темных магов и выжить, а главное... мисс Вайт была способна вернуть мертвых к жизни... без помощи сказочных Даров Смерти, что так его занимали, а с помощью этого... Кристалла. За один-единственный день Серена Вайт нанесла сокрушительный удар его мировоззрению. Появление подобной силы могло перевернуть все...
Одно утешение: мисс Вайт была, несомненно, сторонницей Света... но вопрос был в том, что понимала под Светом она – принцесса уничтоженной цивилизации, которая отомстила своим врагам ценой собственной жизни, чтобы потом вновь вернуться? Велика вероятность, что их точки зрения будут... различны. Конечно, мисс Вайт была очень юна, и достаточно наивна: в этом он успел убедиться... и, возможно, было бы нетрудно должным образом повлиять на нее... если бы не одно «но». Серена Вайт была не одна: у нее было четверо подруг, весьма разных подруг, которых, тем не менее, объединяла общая история, эти их нечеловеческие способности, а главное... их фанатичная преданность своему лидеру. И выражалась она даже не только и не столько в том, что юная мисс Добрынски без колебаний отдала за нее жизнь... Но в том, что ни она сама, ни остальные, очевидно, не видели в этом чего-то столь выдающегося... Как она сказала: «Я сделала то, что была должна сделать». Из рассказанной ими истории следовало, что где-то и когда-то эти девушки были, по сути, королевской гвардией. И что они уже отдавали свои жизни за ту, кого поклялись защищать... и что они готовы в любой момент сделать это вновь. Это была преданность, которой можно было только позавидовать...
Возможно было в ней что-то от каких-то давно принесенных нерушимых магических клятв, каких-то особых уз, что связывали правителей той мифической лунной державы, о которой ему поведали, с их избранными воинами... Но была в ней и иная составляющая... та, которую он знал. Для этих девушек мисс Вайт была не только принцессой, которую они поклялись защищать в какой-то иной жизни. Нет, для них она была другом, боевым товарищем, а главное – лидером. Лидером, за которым они шли в той тайной мистической войне в Токио, о которой рассказывали... Лидером, кто привел их к победе... пусть даже эта победа была пиррова – ведь теперь они все вернулись... Эта пятерка... эта группа, они были спаяны общим прошлым, общей тайной, которую они хранили, общими испытаниями, что они преодолели... и той кровью, что они пролили... но прежде всего, они были спаяны той победой, которой они добились.
Это были узы, которые так просто не разорвешь. Это была группа, в которую так просто не войдешь. И Альбус Дамблдор очень сомневался, что ему удастся так сразу войти в доверие к Серене... она не как юный Гарри, которому столь отчаянно не хватало хоть сколько-нибудь близких людей, и кого было столь легко впечатлить. У нее уже были те, на кого она могла положиться, а потому повлиять на нее может быть куда сложнее, чем хотелось бы...
Из этого следовала еще одна проблема: старый волшебник опасался, что его влияние на Гарри может оказаться под угрозой. До недавнего времени у него просто не было соперников, кто мог бы оспорить его роль идола, наставника... и просто того, на кого Гарри рассчитывал и надеялся. Этот его ореол величия несомненно принял на себя немало ударов за эти последние годы: история с Философским камнем, когда в конце все пошло наперекосяк... Второй курс и Тайная Комната, когда и он сам, и его подчиненные были слишком заняты заботой о защите студентов – не очень успешной, приходится признать – чтобы всерьез думать об источнике этих нападений. И в конце загадку разгадали двенадцатилетние дети... есть отчего потерять уважение к себе, все-таки стар он ныне, стар... Слава Мерлину, Фоукс помог избежать худшего. Третий курс, и в конце сперва выясняется, что более десяти лет назад он – слишком занятый выстраиванием дальнейшей судьбы для Гарри – допустил чудовищную ошибку и несправедливость. Худшего снова удалось избежать, в этот раз благодаря Маховику Времени, что ему удалось под сравнительно благовидным предлогом дать мисс Грейнджер – на случай непредвиденных обстоятельств. Но потом ему приходится кривить душой, а заодно и самолично рушить образ своего всемогущества в глазах Гарри – только чтобы не допустить его переезда к Сириусу. И дело было не только в том, что юному Гарри надо было оставаться у дяди с тетей – по множеству причин, но и в том, что сбежавший из Азкабана мистер Блэк в случае своего оправдания несомненно откажется от любого лечения – в силу своей бунтарской натуры. И доверять ребенка такому человеку просто нельзя – Сириус был тогда по сути неадекватен. Сейчас, год спустя, все было уже не столь критично... Ну и наконец, последний год... Альбус Дамблдор не мог не признать, что сильно подвел Гарри... Не защитил его, а потом, погрузившись в расследование – при этом опять же не разглядев врага почти у себя под носом – даже никак не поддержал мальчика в те трудные времена, когда от него отвернулись почти все. И столь желанную поддержку Гарри получил именно от мисс Вайт! Да, он совершил много ошибок, и его образ померк... Само по себе это было не столь важно, пока у него не было соперников. Но теперь...
Теперь открытая и откровенная Серена – Дамблдор знал точно, что она рассказала Гарри обо всем – кто поддержала его в трудный час, а в последствии пришла ему – или не совсем ему – на выручку в минуту смертельной опасности... Магическая, сказочная принцесса-воительница может выиграть состязание с чудаковатым директором, которого никогда не оказывается рядом в решающий момент...
Оставалось попытаться их сколь возможно разлучить, помешать общению летом, когда его влияние на учеников – даже на Гарри – куда ниже. Потому он уже проследил, чтобы совы от Серены или ее подруг перехватывались... но с другой стороны, в школе разделять их будет куда сложнее...
В любом случае, слишком усердствовать в этом не стоит. Ибо Дамблдор находился в крайне редком для него состоянии неведения. Он не имел почти никакого представления о способностях этих новых игроков: все, что ему было известно – им подвластны невиданные силы, и они способны творить чудеса даже с точки зрения мага... Они были совершенно неизвестной величиной, и с ними надо было быть сколь возможно осторожным и аккуратным... Именно потому он позаботился, чтобы информация о них не разошлась далеко. Это было одновременно возможностью чуть лучше держать ситуацию под контролем и начать знакомство с хорошей ноты...
Слава Мерлину, Корнелиус не придал должного значения тому, что увидел на площадке перед Лабиринтом по окончанию Турнира. По его непоколебимому убеждению, никакие мертвецы там не воскрешались, и вообще: четверо неизвестных, исчезновение и неожиданное появление Раи Добрынски, финальное светопреставление – все это было делом рук двоих безумцев: Барти Крауча младшего и Сириуса Блэка. Барти... Барти подозрительно быстро и не вовремя попался дементору, а Сириус, несомненно, скоро будет заменен на Питера – уже покойного. Директору в хаосе после произошедшего было необходимо хотя бы на время оставить Гарри у дяди с тетей – там, где ситуация развивалась бы в известном ему направлении, не требуя внимания с его стороны. Потому он, конечно же, передал тело Питера куда положено, но и одновременно нажал на некоторые рычаги, чтобы отстрочить реакцию. Теперь пройдет еще не меньше двух недель, прежде чем разберутся и делу будет дам ход. Сложнее было объяснить эту задержку Сириусу, но он отговорился бюрократией и тому подобным...
В любом случае, Корнелиус предпочел закрыть на все глаза, и хорошо. Трусоватый Министр вполне мог предпринять какие-нибудь неразумные и необратимые меры, осознай он силу этих неизвестных... Но было это палкой о двух концах, ибо, закрыв глаза на это происшествие, Министр и слушать не собирался о возвращении Темного Лорда. И учитывая то, насколько тесно эти события были связаны друг с другом, Дамблдор не стал даже пытаться... Что он мог предложить? Показания Седрика, который только и видел зеленую вспышку? А потом был убит – оглушен злоумышленником по официальной версии. Или мисс Добрынски, которая, по сути была соучастником... и точно так же была убита – оглушена. Впрочем, она, вероятно, скоро станет мисс Баховой, ибо все случившееся между ее родителями послужило более чем веской причиной для развода... к несчастью, на большее рассчитывать не приходится. Ну и наконец, Гарри – главный участник событий... который ничего не помнит, а вернее - не знает, ибо участвовал во всем не он, а некто, занявший его тело...
Его планам многое угрожало...


Серена с удобством устроилась на крыше небольшого коттеджа на окраинах Слау, где жила семья Вайт – ее семья... Наличие воспоминаний о двух, а скорее даже трех жизнях не очень способствовало ясности мышления, но ей потребовалось лишь несколько дней, чтобы слившиеся жизни и воспоминания Цукино Усаги и Серены Вайт перестали представлять из себя совершенную кашу. В какой-то степени тому способствовал тот факт, что семьи Цукино и Вайты по сути мало чем друг от друга отличались.
Ее мать, Ирен Вайт, даже внешне была чем-то похожа на Икуко, разумеется, с поправкой на европейскую внешность. Любящая мать, домохозяйка, по утрам работающая в детском доме на добровольной основе. Магия, которую она применяла аккуратно и тайно, позволяла творить там истинные чудеса.
Отец, Кларк Вайт, преуспевающий фотожурналист, чьи фото пользуются спросом как магических, так и немагических газет. Очень много и часто пропадает в командировках и путешествиях, но в нем есть все то же желание грудью защитить свою крошку-дочку от любых опасностей... Она невольно задавалась вопросом, не требовалось ли маме физически его удерживать от того, чтобы вломиться в Хогвартс, едва заслышав, что его девочка пошла на бал с парнем. И это не говоря про историю на первом испытании Турнира, когда Лита и Мако стали одним целым...
Ее несносный и надоедливый младший братик Бен. Почти как Шинго, только с кошками ладит все-таки получше, хоть и ненамного. В мае ему исполнилось десять, так что через год он также поедет в Хогвартс. Его самый заметный всплеск магии произошел года полтора назад, когда он ухитрился поменять местами расцветку Луны и Артемиса: черная кошка и белый кот вдруг стали черным котом и белой кошкой. Вся семья долго не могла понять, почему их питомцы вдруг начали так беспокойно себя вести...
Луна и Артемис... волшебные домашние животные ее семьи, они оставались именно домашними животными до того самого момента, как на кладбище пробудилась Рая - последняя из ее Воинов-Хранителей. Ее Советники знали не больше ее самой о том, что же привело их всех в этот новый мир... Серена не удержалась и хихикнула. Если подумать, то в роли советников они – но прежде всего, Луна – мягко говоря, не блистали: то не помнят ничего, вплоть до того, что в упор не замечают Принцессу, которую так ищут... то просто не знают ничего. Но ведь если бы не они...
Это лето началось с операции «Переселить Артемиса»: и Мина, и он скучали друг по другу, потому были предприняты шаги, чтобы познакомить семьи Алис и Вайт, чьи дочери сдружились на четвертом курсе. Результатом тому был визит семьи Алис – отец Мины, потомок отдаленной ветви древнего рода Прюиттов, и его супруга-полукровка – к ним в Слау. Во время визита Артемис и Мина сделали все возможное, чтобы показать всем вокруг, насколько они понравились друг другу. И после примерно получасовых убеждений, Артемис обрел новую хозяйку... ну или вернулся к старой, это уж как посмотреть.
Серена вздохнула. Когда она загадывала желание, тогда, умирая в снегу на Северном Полюсе, после победы над Металией, она никак не думала, что окажется брошена прямиком в новую войну Добра со Злом... И хотя после победы над чудовищем, для которого уничтожение всего живого на Земле сводилось к плотному обеду, Темный Лорд, терроризирующий одну страну, не казался уж столь непобедимой силой... но все было не так просто. Их война с Темным Королевством была по-своему довольно простой: лишь две стороны, их врагом было абсолютное зло, и никакие другие силы в конфликт не вмешивались. Попытки полиции или Сил Самообороны что-то предпринять ничего не меняли и не решали. Здесь же... здесь все было иначе. Темный Лорд – маньяк-убийца, не стесняющийся использовать и убивать даже детей ради своих целей – на роль абсолютного зла подходил, но вот дальше...
Министерство Магии, чьим долгом была, среди прочего, защита жителей волшебного мира. Но сторонники Темного Лорда имели там неприятно большое влияние. Ну и сам Министр, очевидно, предпочел просто закрыть на все глаза и сделать вид, что ничего не произошло – тут она до какой-то степени могла его понять. Сколько раз она сама желала забыть, что она СейлорМун, и вновь жить нормальной жизнью... Но это было ДО того, как она оказалась принцессой Серенити, ДО того, как неоплаченный долг из прошлой жизни нагнал ее. И ПОСЛЕ этого она стиснула зубы до боли и пошла вперед. Если вспомнить слова этого... другого Гарри, она – Цукино Усаги – сделала то, что должна была сделать принцесса Серенити. А министр Фадж... он закрыл на все глаза, ради собственного комфорта он забыл о долге перед своим народом. Это... это было непростительно.
Был Гарри Поттер... мальчик, чья судьба не сложилась с самого начала. Он осиротел в годовалом возрасте, и стал героем... Героем, которого все почитали, но никто даже не подумал его проведать. Он – как и она в свое время – желал обычной, спокойной жизни, но судьба... хотя, как теперь выясняется, возможно, вовсе и не судьба, раз за разом подсовывала ему испытания. И ему приходилось проходить через опасности, не столь сильно уступающие их собственным сражениям. Только вот у Гарри не было чудесного талисмана, с помощью которого он бы мог преобразиться в магического Воина... его волшебная палочка не очень годилась на роль такого талисмана. Да, именно ему принадлежали ее симпатии, как Борца за Добро и Справедливость.
Дальше шел Альбус Дамблдор, вроде как общепринятый добрый гений, всеобщий кумир и основной противник Темного Лорда. Только вот... за те четыре года, что она его знала лично, он совершил немало того, что теперь, по более зрелому размышлению Воина, прошедшего через войну, было, как минимум серьезными ошибками. А то, что она узнала от того... иного Гарри, и вовсе выставляло директора в весьма неприятном свете. Хотя этот Гарри и признавал, что его сведения могут быть неверны... Но, как бы то ни было – так просто довериться ему было нельзя.
Потому Омут Памяти, что оставил ей тот, другой Гарри, они сохранили для себя, ну и показали Гарри – это ведь был в каком-то смысле его Омут. Да, наверное, шок, который испытываешь, глядя как бы со стороны, как в твоем теле куролесит кто-то посторонний, совершая такое, на что ты совершенно не способен... Это, наверное, сравнится с тем, как если говорящая кошка сообщает тебе, что ты избрана быть магическим Воином, или когда вдруг оказывается, что ты – принцесса давно сгинувшей цивилизации. Потрясенный Гарри обязался молчать... молчать и избегать смотреть в глаза директору и Снейпу - которые в некоторых случаях были не дураки мысли почитать. Впрочем, показала она ему не все – она как никто знала, что бывает, когда на тебя наваливается слишком много потрясений сразу. Прочие новости она сообщит ему позже. Или уже в школе, если не удастся организовать визит уже летом.
Да, об этом Пророчестве она ему расскажет позже. Пророчество... Серена была не в том положении, чтобы презрительно и недоверчиво фыркать при упоминании о Судьбе и о Предначертании. Появление на свет, борьба и гибель Сейлор Мун – что это если не Судьба? Но одно дело, когда чье-то Предначертание – это результат столкновения сил способных разрушать и перекраивать целые миры. И совсем другое, когда все упирается в слова одной женщины. Женщины, которую за глаза все называют шарлатанкой или просто ненормальной...
И это ее недоверие к директору оказалось вполне оправданным – кто, кроме него мог организовать блокаду Гарри, так чтобы он не получал писем ни от нее, ни от Мины с Литой? Она помнила, как Гарри рассказывал про его немного чокнутого знакомца – Добби – кто взялся похищать его письма, дабы уверить, будто все забыли о нем. Если директор по какой-то причине хотел чего-то подобного, то к делу подошел он из рук вон плохо – не предусмотрел такой простой вещи, как телефон. Впрочем, надо заметить – Серена Вайт могла бы также не вспомнить об этом, но никак не Цукино Усаги. Найти нужный номер и дозвониться было не так трудно, пробиться сквозь его быстро забывающих о вежливости родственниках – уже сложнее. Но и это удалось. Гарри, по его словам, бросили в полный информационный вакуум – единственные письма, которые он получал, были от Рона и Гермионы, и те были удивительно малы и малоинформативны... Никаких особых новостей она и сама не знала, но взялась звонить ему почти каждый день. Гарри явно отчаянно нужен был кто-то, с кем можно поговорить... Еще один минус Альбусу Дамблдору.
Была в Омуте и иная информация. Прежде всего, о дементорах и о самом Волдеморте. «Вол де мор» - похититель смерти, крадущий у смерти, полет смерти или еще сбегающий от смерти... – так расшифровала его имя Амели... Ами. Во имя Луны! Он был даже более одержим смертью, чем Берил Эндимионом! И потом эти Хоркруксы... сейчас Ами и Рей изо всех сил ищут подтверждение того, что подобные ужасы существуют. Как только переезд их гения из Франции будет завершен, поиск и уничтожение этих творений Зла будет первым делом Воинов в Матросках! Пока же Мина, похоже, решила вспомнить былые годы, и теперь Сейлор Ви мелькала на крышах ночного Лондона.
И Лита, кажется, решила последовать ее примеру. Лита... в этой жизни ее судьба сложилась немного лучше. Снова ее родители погибли в авиакатастрофе, но в этот раз ее не пересылали из одного приюта в другой, а был назначен опекун из числа друзей ее отца. И тот со своей супругой, хотя и не заменили ей семью, заботились о ней и растили сироту достойно. Правда, были настроены весьма скептически, когда ту пригласили в какую-то закрытую школу изучать магию.
Итак, как бы то ни было – Воины в Матросках здесь. И, очевидно, чтобы оставаться верными идеалам, за которые они сражались и... и за которые умирали в прошлом, им нельзя оставаться в стороне. И выступать им, возможно, придется со своей собственной стороны. Луна, кстати, тут ее всячески поддержала.


Гарри Джеймс Поттер, Мальчик-Который-Выжил, Полупобедитель Турнира Трех Волшебников - ведь они с Седриком коснулись Кубка одновременно, и неважно, что это был не совсем он, а Чемпионов было четверо – а главное: мастер по притягиванию неприятностей смотрел в окно. Конец четвертого курса выдался крайне необычным даже на его непритязательный взгляд подростка, которому с завидной регулярность приходилось сражаться за свою жизнь в конце каждого учебного года. Главное - потому, что все произошло... вроде как не совсем с ним. Несколько часов его жизни бесследно исчезли, ибо на это время в него вселился кто-то иной и несколько часов действовал от его имени. Потом, правда, оставил Омут Памяти с подробным описанием всего того, что с ним за это время приключилось. И за это его стоит поблагодарить.
Да и нужно быть откровенным: если бы не этот неизвестный – велика вероятность, что Гарри бы не удалось пережить этот день. И намерения этот незваный гость имел самые благие: предотвратить возрождение Волдеморта, того, кому он обязан смертью своих родителей. Но ничего у него не вышло, судя по всему, он сам недооценил своих противников.
И потом девушка, которую он, казалось, хорошо знал, а за прошедший год узнал еще лучше, и от кого не скрывал ничего – даже историю Сириуса – вдруг оказалась принцессой, возглавляющей отряд волшебных воительниц. По сути – супергероем. И пришла ему, вернее, думала, что ему, а оказалось, что не совсем – с ума с этим сойти можно – на выручку в самый важный момент.
Но главное все-таки не это. Гарри за четыре года уже привык, что в Хогвартсе, «самом безопасном месте в Англии», ему будут попадаться гигантские пауки, змеи, тролли, дементоры наконец... Что преподаватели, кому положено учить их постоять за себя, будут пытаться убить его, стереть память, а то и просто разорвать и сожрать. Кстати, эту тенденцию надо взять на заметку: будущий учитель ЗОТИ - фигура заранее подозрительная. Но это все ничто. В этот раз угроза пришла как бы из глубины его собственного тела! Если теперь даже его собственное тело может вдруг кто-то похитить – даже если он сам Ангел Небесный – то что же тогда получается?!
Он всегда полагал, что может рассчитывать на себя и на своих друзей. И вот теперь есть причины усомниться в себе... да и в друзьях. Гарри сам толком не знал, откуда это взялось – возможно, осталось как бы в наследство от того незваного гостя. Он, вроде бы, говорил Серене, что после ухода он не оставит в нем никаких своих следов, но кто его знает. Ибо с тех самых пор его не оставляли вопросы, которые прежде бы и в голову не пришли. «Правильно ли это, что в начале Турнира Трех Волшебников Рон обвинял его во всех смертных грехах, но стоило ему прозреть, как он его тут же простил?» «Столь ли случайна была его встреча с семьей Уизли? Зная Хагрида четыре года – нет ничего удивительного в том, что великан не подумал рассказать, где платформа. Но не странно ли, что миссис Уизли, отправившая в Хогвартс до этого уже пятерых сыновей, задавалась вопросом о номере платформы, и громко жаловалась миру на обилие маглов?» Или вот еще: «кому пришла в голову идея дать тринадцатилетней девочке Маховик Времени – крайне ценный и опасный артефакт – для того, чтобы она могла впихивать два учебных дня в один?» Ну и если уж пошли по этой тропинке, то: «что такого большого и тяжелого упало Дамблдору на голову, что мысль прятать Философский Камень – этакий магнит, заточенный на Темных Лордов и прочих неприятных личностей – в школе, полной детей?» Да и защита была... подозрительная.
И вот теперь эти вопросы казались весьма уместными, а вот хороших ответов было маловато. И, что еще хуже, его друзья выглядели еще менее достойно в свете самых последних событий. Он снова оказался заперт на Тисовой улице. Дурсли... ну, Дурсли были такими же, как и всегда, может, даже получше, по крайней мере, в этот раз ему не угрожала перспектива питаться одной морковью и грейпфрутами. И они оставили его в покое, даже не стали отбирать его вещи. Но вот в остальном... поначалу он был почти столь же отрезан от мира, как это было перед вторым курсом. Нет, письма от друзей приходили по два-три раза в неделю, но ничего хоть сколько-нибудь стоящего в них не было. Они сводились примерно к следующему: «Гарри, у нас все хорошо, но большего сказать мы не можем. Мы в безопасности, но не можем сказать, где. Никаких подробностей о том, что происходит, сказать также не можем, но ты не волнуйся, все в порядке, и веди себя тихо. Письма могут перехватываться. Оставайся там, где ты есть...» Вот примерно и все.
Гарри уже был готов на стенку лезть, когда к нему пробилась Серена, от которой вообще было ни слуху, ни духу. И оказалось, что вот ее письма кто-то как раз перехватывал, и – как бы ни хотел Гарри думать обратное – в Волдеморта или там Министерство верилось с трудом. Но потом она сделала то, о чем никто другой, очевидно, не додумался. Она позвонила ему по телефону. И, в отличие от Рона, который своими воплями из трубки сумел бы разозлить даже куда более спокойного и непредвзятого человека, чем дядя Вернон, она каким-то образом сумела не только упросить дядюшку передать ему трубку, но и вообще, произвести приятное впечатление. От нее ему наконец удалось выяснить, что же в мире творится – как он клял себя, что не подумал подписаться на Ежедневный Пророк. Как выяснилось, ничего особого и правда не происходит. Тишь да гладь, пятеро волшебников и одна ведьма, нашедших свою смерть в день окончания Турнира – все как один, представители благородных семейств, хоть и второго звена – считаются жертвами все тех же двух безумцев: Барти-младшего и Сириуса. Вопрос: «почему Сириуса все еще преследуют, когда тот непойми-кто добыл тело Питера – неопровержимую улику», также преследовал Гарри.
Но, что ранило сильнее всего, это не тот факт, что Дамблдор – больше вроде некому – устроил ему блокаду. Нет, горько было то, что пробить ее было так просто – Серена всегда признавала, что хитроумие или там изобретательность не ее сильные стороны. И тем не менее, она хотела с ним пообщаться, и нашла способ. Просто потому, что захотела, и еще обещала вскорости лично его навестить. А что это говорит о его друзьях?
Гарри помотал головой, прогоняя прочь эти мысли. «Не спеши так!» - строго сказал он самому себе. – «Вспомни три года назад, кто прилетел за тобой на фордике?!» В самом деле, не стоит всех вот так сразу судить.
Ну а пока ему оставалось только сидеть тут и ждать. В конце концов, пока это время у Дурслей было не таким уж и плохим.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Rambler's Top100
Rambler's Top100