Eien no Neko    закончен

    Стас очень хотел стать оборотнем...
    Оригинальные произведения: Юмор
    Стас Кудрявцев, хомяк
    Юмор / / || джен || G
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 3149 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Начало: 28.10.14 || Последнее обновление: 28.10.14

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Не будите во мне хомячка!

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


«Не буди во мне зверя».
Вы задумывались когда-нибудь над этим выражением? То есть, наличие в душе человека ещё одной части – звериной – не оспаривается! Зверь внутри – важная часть себя, утраченная большинством людей, – существует, и до него можно достучаться. Можно принять его облик, стать иным: более сильным, более ловким, увидеть мир иначе… Заманчиво, безмерно заманчиво!
— Не буди во мне зверя, — огрызнулся привычно я на подкол Лёшки, с которым вместе возвращались из университета.
— Да не боюсь я твоего хомячка! — довольно захохотал приятель.
Зараза. Всё мой вид безобидный… Впрочем, я уже не слушал. Махнул рукой на прощание и пошёл прочь.
Идея про зверя внутри покоя мне не давала давно. Упрямым я был с детства — вот хочу, значит, у меня это должно быть, рано или поздно, так или иначе.
Нет, ну, в самом деле, если три оболтуса-недомага из книги про всем-известного-мальчика смогли научиться превращаться в зверей, то чем хуже я – Стасик Кудрявцев, будущий религиовед? Вот в магию, которая с палками, мне верилось очень слабо. А зверь — он же часть тебя, он уже с тобой, надо только суметь дозваться. Наверное, люди всё же это чувствуют… и сожалеют об утраченном. Не зря же вокруг сплошные истории про оборотней, сериалы про оборотней, едва ли не культ оборотней!
Главное — вера, рассудил я — воображения у меня хватало за глаза. Вера — она и горы двигает, только сфокусируй правильно — и получи своё чудо. Верить хотелось очень… но чуда пока не получалось, хотя я упорно раз за разом пытался воззвать к своему внутреннему зверю и освободить его.
Тогда я решил, что во мне не хватает веры, и принялся упорно её воспитывать. Попробовал даже другой подход: вот ходят же разговоры о множественности миров, которые могут различаться лишь в мелочах. И разговоры о том, что где-то есть все выдуманные миры и герои. Так почему бы не быть миру, где я — оборотень? Надо только притянуть эту линию к себе. Тогда я не научусь превращаться — просто оборотнем и буду. Не изменю себя, а притяну ту мировую линию, где я — такой.
Как ни странно, что-то сладко скреблось внутри от таких рассуждений, хоть я слегка и путался в них сам. Неудобно немного, будто выбраться пытается наружу, но всё равно приятно, вроде как постепенно вспоминаешь часть себя, без которой цельным не будешь, возвращаешь себе своё. «Просить надо так, будто уже имеешь», — всплыло откуда-то. Я, смутно чувствуя в этих словах истину, раз за разом представлял, как мчусь на четырёх лапах — быстрый, ловкий, убеждал себя, что это уже есть во мне, что я вот так уже бегал, надо только вспомнить. Внутри скреблось всё сильнее, и я подавлял торжество — ведь чему тут радоваться, это у меня уже есть.
Но всё-таки, несмотря на все самоубеждения, я совершенно растерялся, когда сегодня вдруг получилось. Голова закружилась, в глазах на миг потемнело, накатил приступ дурноты… Стоять на двух ногах стало неудобно, и я плюхнулся на четыре конечности. Мало того, что мир выглядел странно и непривычно мутно, так ещё и угол зрения изменился. Теперь я смотрел на всё так, будто лежал, хотя ощущал себя стоящим на ногах.
Глянул вниз, увидел покрытые светлой шёрсткой коротенькие лапки, оканчивающиеся розовыми ладошками. Так, кажется, я стал кем-то неправильным. Уж точно не волком, не лисой и не кошкой. И голова не поворачивается… Зеркало, мне нужно большое зеркало!
Тело как-то странно переваливалось, задевало мягким животом пол, но при этом шустро семенило в нужном направлении, действуя независимо от моего сознания. Над тем, как это у меня получается, я решил не задумываться, припомнив сороконожку, разучившуюся ходить, когда её спросили, с какой ноги она начинает. Сперва надо хоть рассмотреть себя.
Ой… Я — хомяк! Гигантский пушистый хомячок. Розовый нос, светлые лапы, глаза-бусинки… Усы сами зашевелились, обоняя окружающий мир. Хомяк в зеркале как-то странно задёргался. Вы видели когда-нибудь истерику хомячка? Я буду первым в мире хомячком, у которого истерика.
Сел столбиком, принявшись нервно умываться. Ну, хоть не в морскую свинку...
Морских свинок боюсь с детства — с тех самых пор, как тётушке вздумалось подарить мне этого... жуткого зверя на день рождения.
— Тебе самое время учиться ответственности, – заявила тётушка. — Поэтому тебе нужен кто-то, о ком ты сможешь заботиться. Морская свинка — замечательный питомец, много хлопот не требует.
Я посмотрел на зверя, протянутого мне. Зверь посмотрел на меня. Был он лохматый, с блестящими глазками и хохолком на голове.
— Уи-уи-уи! — выдал пронзительно зверь, стоило мне протянуть руку. — Уи-уи-уи!
Я шарахнулся, зажал уши руками и заревел.
— Уи-уи-уи! — перекрикивал меня зверь.
— Да что же это такое! — квохтала тётушка. — Стасик!
— Уберите крысу от ребёнка! — возмущалась мама, пытаясь меня успокоить, отчего я ревел только пуще.
— Да какая же это крыса! Морская свинка! Милый, добрый зверь! — возмутилась тётушка.
Зверь, выпущенный всплеснувшей руками тётушкой, мягко шлёпнулся пузом на пол и заверещал ещё громче. Я спрятался за маму, уцепившись за край её платья, и не соглашался отпустить, пока чудище не уберут. Больше морских свинок мне не дарили, а страх так и остался.
Отец потом пытался отучить меня от боязни — не дело, мол, будущему мужчине бояться какой-то крысы — и купил мне хомяка на двенадцатилетие. Я приготовился было заорать, когда увидел его, сидящего на диване...
Но тут хомяк сел на задние лапы и принялся умываться. И... трогательный он такой был — с этими своими крохотными розовыми лапками-ручками, мордочку тщательно намывающий, весь кремово-розовый, пушистый, с глазками-бусинками, круглыми ушками-лепестками... Я растаял.
Мама, в своё время обозвавшая крысой лохматую свинку, милостиво согласилась мириться с хомячком. Дескать, какая он крыса, так, мышь разве. Мышей мама не боялась.
Хомяк оказался зверем мирным и молчаливым — никогда не слышал, чтобы моя Розочка хоть какой-то звук издала. Молчаливость она с лихвой компенсировала шебуршением по ночам. Грызла очередной картонный домик, грызла кормушку, пыталась опрокинуть поилку... потом купили колесо для грызунов, и Розочка тихо-мирно бегала в нём по полночи. Тихий скрип особо не мешал. Я несколько разочаровался в питомце, когда оказалось, что хомячок спит практически всё время. Сворачивается себе в клубок в домике — а клубок-то забавный, хомяки сворачиваются сидя, не лёжа, как кошки, к примеру, — и целыми днями посапывает. Вытащишь, погладишь — вроде и не сопротивляется особо, но и не млеет. За ушком можно почесать... Но вообще хомяк существует в какой-то своей плоскости, в своём мире, человека плохо воспринимает. Даже Рози моя — на что умница была, а на имя толком не откликалась. Хотя всё равно я её любил. Если б знал тогда, что хомячки живут так мало — ни в жизнь не согласился бы заводить…
Хомяк в зеркале пошевелил розовым носом.
Если я сейчас хомяк — это что, тоже жить буду мало? — испугался я.
Ну почему у нормальных людей внутренний зверь — волк, кошка, олень хотя бы, а у меня — хомяк?! Да ещё розово-кремовый какой-то, не обычный коричневый. Я сам, между прочим, русый, непонятно, почему мой хомяк на Розочку-переростка смахивает… Какой-то странный хомяк получился, некондиционный. Не думаю, что у обычных хомячков цветное зрение — читал, что они больше обонянием пользуются, а я цвета различал, хоть и иначе немного их видел, бледнее и расплывчатее.
Зато девчонки все мои, — утешил себя, разглядывая отражение в зеркале и пытаясь через плечо разглядеть коротенький хвост. Какая девчонка не любит мягкое-пушистое? Кто может быть кавайнее большого хомячка?..
Вот только не ходить же мне в таком виде теперь, а как обратно вернуться — непонятно. Встал столбиком, поджав передние лапы — может, если встать вертикально, то тело вспомнит, как человеком быть? А то у меня уже мысли странные. Хочется залезть в тёмный уголок и уснуть, свернувшись клубочком. А ещё не даёт покоя мысль, что деревянная оправа зеркала — самая подходящая вещь, чтобы сточить немного зубы.
Тут в замке повернулся ключ. Я с перепугу подскочил… и плюхнулся на то место, на котором сидят. Уже человеком. Похлопал удивлённо глазами. Это как я так?
— Стасик? — удивилась вошедшая мама. — Ты что это делаешь?
Отболтавшись чем-то невнятным, сбежал к себе в комнату. Надо же, это я так перепугался, что мама меня хомяком увидит, и сразу вернул себе человеческое обличье. Даже сам не понял, как. Интересно, обратно так быстро получится? Впрочем, экспериментировать я не рискнул — жутковато было, если честно. Вот останешься навсегда хомяком — и что потом делать?
Представил, как родители будут на поводке водить выгуливать сына-хомячка… тьфу, фантазия у меня больная.
Впрочем, совсем отказываться я не собирался, не для того столько пытался достучаться до зверя. Кто ж виноват, что мой зверь оказался таким…
Но все сложности были впереди.
Оказалось, хомяк — зверь вспыльчивый и раздражительный*. Кто бы мог подумать, помня, как он ленив? Мой-то опыт в хомячковедении сводился к одной Розочке. Дома я ещё мог запереться у себя в комнате, а в университете меня раздражало буквально всё. Шум, однокурсники, профессора, запахи, которых раньше не чувствовал — у меня вообще на самом деле обоняние ни к чёрту. Складывалось впечатление, что хомяк мной не был… то есть получилось, что мы вроде как сосуществуем с ним в одном теле. У него свои желания, у меня — свои… и поди разберись, где чьи теперь.
Надо было прогулять сегодня пары.
После того как прямо на парах по восточным религиям едва не превратился, рассердившись на соседа, а потом упорно боролся с искушением погрызть деревянный стол профессора, понял: надо что-то с этим делать. Я же не контролирую превращение совершенно! Вот скандалу-то будет — студент-хомяк… Пожалуй, конституционным правом на образование ректора тогда не проймёшь. Судорожно принялся перебирать в голове впихнутые туда познания. Религиовед я или нет? В мифах разбираюсь!
Профессор что-то там вещал об отличиях восточного и западного менталитета, но я, уткнувшись для виду в тетрадь, не слушал.
Для контроля над собой нужен какой-то талисман — спасибо фэнтези. Магический, понятно, достать неоткуда — знакомых колдунов у меня не водится. Но магическими свойствами, согласно мифам и легендам, обладают некоторые камни и растения, из которых делают обереги и талисманы.
Припомнил любимые в детстве сказки — там колдуний порой побеждали с помощью рябиновой палочки. А ведь рябина дерево непростое… Если в сказках сдерживает колдовство, то, может, сумеет и превращение непроизвольное останавливать? Мне совсем не по душе внезапное охомячение! А сосед, зараза, семечки тайком щёлкает…
Ум… ням-ням.
— Ты что творишь? — шёпотом возмутился Лёшка, когда я отобрал у него пакетик с семечками.
— Приступ хомячковости! — огрызнулся я.
Семечки… крупные, отборные, сухие…
Почувствовав, что вот-вот превращусь прямо здесь, сгрёб все вещи сразу в сумку, подхватил её и поспешил к выходу из аудитории.
— Кудрявцев! — растерявшись даже на миг от моей наглости, окликнул преподаватель. — Это ещё что такое?
— Простите, Сергей Палыч, у меня хомячок не кормлен! — выпалил я — и не соврал ведь! — выскакивая за дверь.
Мне нужна рябина! Иначе — лаборатории отечественных учёных, где мою шкурку зря только загубят по причине вечной недостаточности финансирования. Даже пользы науке никакой.
В сквере рядом с университетом, по счастью, рябина росла. Вся усыпанная алыми гроздьями. Красиво — тёмно-зелёная листва и алые ягоды, будто капли крови. Впрочем, любоваться было некогда. Хорошо хоть, рябина хомячка явно не интересовала. И что мне делать с этой рябиной? Надо что-то вроде пояса плести, кажется… но я не умею же! Подумав, нарвал побольше ягод — ведь в них, наверное, тоже магия есть, в спелых-то? Дерево должно часть своих сил отдавать и плодам. Поблизости какая-то девица, с интересом косившаяся на то, как я обдираю рябину и набиваю ягодами сумку, выгуливала непонятного мелкого, но длинного зверя — мой внутренний хомяк почему-то ощетинился при его виде.
— Здесь нельзя животных выгуливать! — праведно вознегодовала при виде такого безобразия прохожая бабуля. — Вон табличка!
Табличка и вправду была. С перечёркнутым собачьим силуэтом.
— Так то собак нельзя, — не растерялась девица. — А про хорьков там ничего не сказано!
Я едва не зааплодировал. Ага, выходит, и мне тут можно гулять… во втором облике — про хомячков тоже ничего не написано!
Бабуля задохнулась от возмущения, подбоченилась, открыв рот… Я, показав большой палец девице и выразив мимикой, что болею за неё, поспешил слинять: знаю я этих бабушек, как заведутся — не унять. Ещё и мне достанется за компанию, а у меня тут хомячок не кормлен.
Махнул рукой на учёбу — объяснюсь потом как-нибудь — и пошёл домой. Придя, первым делом полез в Интернет, нашёл кое-что о свойствах рябины:
«Рябина рекомендуется людям со вспыльчивым характером. Постоянное ношение при себе ягод рябины помогает контролировать свои чувства, сглаживает отрицательные черты, делая человека более спокойным и терпимым по отношению к окружающим».
Ягоды, говорите, чувства контролировать помогают? Я мужественно сдержал горестный вздох — придётся взяться за иголку с ниткой… После получаса составления сложноподчинённых оборотов с поминанием богов основных религий и десятка мелких, исколотых пальцев и собирания рассыпающихся ягод по всей комнате бусы были закончены. Магические рябиновые бусы.
Надел, пошёл любоваться на себя. Это мне теперь всё время с таким сомнительным украшением ходить? Парень с алыми рябиновыми бусами в зеркале загрустил. Впрочем, отболтаюсь. Скажу, что к практике так готовлюсь, некоторые обряды на себе испытываю, чтобы лучше прочувствовать аспекты… шаманизма, к примеру. Зато оригинально, ничего не скажешь. От девчонок отбоя не будет…
Вспомнил, что не купил хлеба, накинул куртку — на улице было довольно тепло — и побежал в ближайший магазин.
Если бы я застегнул куртку или надел вместо футболки рубашку, застегнув повыше воротник, то не нарвался бы на неприятности на обратном пути.
Решив сократить дорогу, собрался было свернуть в переулок… и наткнулся на двух бомжеватого вида мужиков. Не самый благополучный у нас район, что и говорить… Да и дело к вечеру.
— О, смотри, из этих! — обрадовался один. — Бусы вон как баба носит.
Второй сплюнул, вынул руки из карманов:
— Терпеть таких не могу. Сейчас мы его поучим…
Я попятился — особой силой не обладаю, боевыми искусствами не занимался никогда… точно изобьют! Не докажешь даже, что мне девушки нравятся, они и слушать не будут!
От бабульки помощи ждать явно не приходится, да и вызови она полицию, всё равно вовек не приедут – это им надо?
Не придумав ничего лучше, рванул бусы, подумав мимолётно, что ссадина от суровой нитки будет… Вперёд, хомяк, ату их! И в следующий момент мир опять изменился, а я с облегчением шмякнулся на все четыре лапы.
— Эт-то что такое? — удивился один из предполагаемых обидчиков. Подошёл ближе, пнул в бок. — Ну надо же, хомяк. Мутант какой-то.
Бабулька, сидевшая на углу и продававшая семечки, ахнула, мелко закрестилась.
Второй мужик дёрнул меня за шкуру на загривке, заржал:
— А что, в зоопарк сдадим, деньги получим!
Хомяк, который обычно существует в своей плоскости, обидчиков заметил — поди не заметь, когда в бок пинают и за шиворот пытаются таскать! — мигом рассвирепел и разинул пасть. Ой, мама… я обратно-то челюсти соберу?.. Обидчиков как ветром сдуло — пасть у хомячка безразмерная совершенно, резцы страшные, помню, меня тогда даже в исполнении крохотной Розочки впечатлило. Бабуля с семечками тоже удивительно шустро испарилась — будто и не было её. Только семечки и остались.
Кое-как я собрал челюсти обратно и довольно пискнул. Хомяк — звучит гордо!
Вот вам и милый пушистик. Да я любого обидчика пополам перекушу при желании!
Увидел рассыпанные бабулькой семечки… и опомнился только тогда, когда хомяк уже набил защёчные мешки. Ой… голова перевешивает теперь. И на кой я это сделал? Надо воспитывать своего хомячка, а то запасы он делать вздумал. Сел на задние лапы, передними надавил на щёки, выплёвывая всё, что насобирал. Хомяк упирался, с запасами расставаться не хотел. Кое-как задобрил его, пообещав купить в магазине много-много пакетиков семечек. Ну, как пообещал — представил, как приду домой и буду грызть эти семечки, так-то хомяк бы меня не понял.
Договорившись со внутренним хомяком, я потрусил собирать рассыпанные ягоды рябины: прохожие не поймут, если я буду в таком виде расхаживать, а без рябины сразу облик человека не верну. Безобразие — ущемление прав личности! Хочу — хомяком хожу, хочу — человеком, кому какое дело? Может, я так самовыражаюсь. Подавив не вовремя проснувшегося защитника прав хомячков-оборотней, принялся жевать рябину. Горькая… но как прикажете хомячку делать бусы? Будем надеяться, что употребление внутрь тоже поможет…
Помогло. Кое-как разогнувшись и потерев затёкшую поясницу, я подобрал сумку и пошёл, довольный, домой. Надо срочно запить чем-нибудь эту рябину, а то прямо скулы свело от горечи.
Нет, я своего зверя ни на кого не променяю, он один такой. Волком или котом каждый может быть, а где вы встречали гигантских хомячков?
«Не боюсь твоего хомячка», говорите?
Не будите во мне хомячка! Хомяк – зверь опасный…

*Хомячков даже держат исключительно поодиночке - они друг с другом не уживаются. С другими животными, впрочем, тоже.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100