Georgie Alisa Black    закончен

    Серия драбблов о разных персонажах, связанная общей идеей — книгами. Книги используются как реально существующие, так и вымышленные. (Не кроссовер!) // Джен, гет.
    Аниме и Манга: Детектив Конан
    Мори Ран, Кудо Шиничи, Хаттори Хейджи, Акай Шуичи, Акэми, Хайбара, Кайто, Аоко и другие
    Общий /Драбблы || PG
    Размер: мини || Глав: 3
    Прочитано: 2606 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Предупреждения: Спойлеры
    Начало: 25.01.15 || Последнее обновление: 25.11.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Между пыльных страниц

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Автор: Georgie Alisa Black
Название: Между пыльных страниц
Фандом: Детектив Конан
Персонажи: Мори Ран, Кудо Синъити, Хаттори Хейдзи, Акай Сюити, Мияно Акэми.
Тип: джен, гет
Рейтинг: G
Размер: драбблы
Саммари: Книжные драбблы. Книги реальные и вымышленные
Предупреждения: Если упоминание фактов, сюжетных линий и имён/псевдонимов из не переведённых на русский язык серий считать спойлерами, тогда тут спойлеры есть (в первой главе - 4-й драббл).
Примечание: имена (за некоторыми исключениями) будут писаться по системе транслитерации Поливанова, хотя я и не очень хорошо разбираюсь во всём этом.
Публикация на других ресурсах запрещается.

~*~*~


1. Шерлок Холмс

Мори Ран / Кудо Синъити (коего я в этом драббле буду именовать Шиничи, чтобы сохранить некоторое созвучие с Шерлоком)

Под подушкой у Конана лежит раскрытая книга, и Ран даже не нужно смотреть на заголовок, можно догадаться и так: это «Знак четырёх».

«Снова Холмс», — вздыхает она.

«Шерлок Холмс» стойко связывается у неё с Шиничи. Будто его тень или что-то подобное.

Кажется, ещё в три или четыре года он немного сбивчиво, но восторженно рассказал ей о Холмсе со слов отца, а Ран подумала, что этот самый Холмс — реальный человек. Кто-то вроде её папы и его коллег-полицейских или Юсаку-сана, только ещё умнее… Каково же было её удивление, что такое уважение Шиничи вдруг заслужил придуманный книжный персонаж!

Ещё удивительнее было то, что увлечение Холмсом так и не прошло с годами.


Так и тянется цепочка воспоминаний...

Им с Шиничи восемь, и она теребит его за футболку: «Идём гулять», но он так зачитался, что вместо ответа только бормочет что-то невразумительное.

В тринадцать они вместе сидят на берегу реки. «Замечательная идея — устроить пикник, верно?» — восклицает Ран, доставая из корзинки для него бутерброд. «Ага», — соглашается Шиничи, не отрываясь от чтения. «Опять твой «Холмс»? — кричит она ему на ухо так громко, что он едва не роняет от неожиданности книжку.

В пятнадцать они приезжают в Каруидзаву. «Ран! — восторгается он. — Это первый памятник Холмсу в полный рост в мире!», а она любуется в этот миг не каменным изваянием, а радостью на лице Шиничи.

В семнадцать они катаются на аттракционе, и это почти свидание, а Шиничи в тысячный раз рассказывает ей про Холмса, будто больше говорить не о чем!

Даже его признание в любви — и то не обошлось без Холмса.

Ран могла бы представить Шиничи и в восемьдесят: как он сидит в кресле и с наслаждением вчитывается в давно знакомые строки.


Разумеется, в детстве она тоже читала некоторые рассказы Дойла, но восторга Шиничи не разделяла. Теперь же сам Шиничи где-то пропадает, и Ран, вместо того чтобы лечь спать, приподнимает подушку на кровати, включает ночник и глава за главой читает «Знак четырёх», позаимствованный у Конана. Она читает, но видит не мужчину с орлиным носом и квадратным подбородком; главную роль в её мыслях играет подросток с синими глазами и торчащим вихром на макушке. Это Шиничи Кудо охотится за похитителями клада, а вовсе не неведомый и несуществующий Шерлок Холмс. Книга больше не вызывает протеста, пересекаясь с реальностью. Тень перестаёт быть только тенью, она становится частью того, кого Ран сейчас так не хватает.

«Шиничи хотел быть на него похожим, — думает она, находя фразу «Я никогда не женюсь». — Но как всё-таки хорошо, что в этом они отличаются».

Она снова вспоминает Лондон и признание Шиничи, и сердце её переполняется радостью. Ей хочется сейчас увидеть Шиничи, но он давно исчез и не показывается. Как он обычно говорит по телефону: «Дело, которым я занят, очень важное и от его решения зависит очень многое. Но, Ран… Я обещаю, что вернусь».

— Возвращайся, Шиничи. А пока у меня есть твоя тень, — грустно улыбается она, проводя пальцем по имени Шерлока Холмса в книге, которая до сих пор лежит у неё на коленях.




2. Биография Мори Когоро

Кудо Синъити, Хаттори Хейдзи

— Кудо, ты уже видел, да? — именно такой вопрос задаёт вместо приветствия Хаттори Хейджи, внезапно прилетевший сегодня утром в Токио.

— О чём это ты? — заинтересованно спрашивает Шиничи, предвкушая какое-нибудь запутанное новое дело, которое они вместе могли бы расследовать.

— Об этом! — Хаттори протягивает ему… новенькую, с блестящей серой обложкой, толстую книжку, на которой красуется заголовок: «Великий детектив Мори Когоро. Биография. Только эксклюзивные факты и фото».

— Ой-ой, Хаттори! Ты думаешь, это смешно? — Шиничи складывает на груди руки. — Старик мне все уши прожужжал. Раз десять хвастался только этим утром. Фоткой с Окино Ёко — наверное, даже двадцать. Тебе тоже покажет, можешь не сомневаться. Ран третий день таскает в сумке, несмотря на толщину, а Мицухико на уроках читает под партой и пересказывает на переменах…

— И что, — спрашивает Хаттори с ехидным видом, — ты не завидуешь? Ведь это могла бы быть книга о тебе.

«Ну, — думает Шиничи, — последние главы, где рассказывается о расследованиях, и так обо мне».

— Глупо, — отвечает он, пока Хаттори пролистывает биографию дяди Когоро. — Вот уж не хотел бы я…

А и в самом деле не хотел бы? Он вдруг ловит себя на мысли, что очень бы не прочь однажды увидеть в сумке Ран «Биографию Кудо Шиничи», хотя охотнее признается в неразгаданной простой загадке, чем в этом.
Но он искренне уверен, что жизни людей дороже честолюбия, поэтому всё это не более чем фантазии.

— Нет уж, спасибо, — решительно отвечает он.

— О нас ещё напишут, — добавляет вдруг Хаттори, сжимая книгу в руках. — И знаешь, Кудо, ты этого достоин больше, чем я.

Шиничи удивлённо смотрит на него, но через секунду удивление сменяется признательностью: слова дружеской поддержки дороже целой полки биографий.

— Ха-ха, купился! — смеётся Хаттори Хейджи, показывая на него пальцем.

Но Шиничи знает, что это была не шутка.



3. Хроники Нарнии

Мори Ран, Кудо Синъити (Эдогава Конан), Сузуки Соноко

Ран регулярно ходит прибираться в пустующий дом Шиничи.

Сегодня нужно хорошенько вычистить библиотеку от пыли, думает она каждый раз, хотя ей это никогда не удаётся, потому что библиотека в доме Кудо слишком обширна, чтобы можно было перетрясти все книги за один присест.

И в один из таких уборочных дней Ран находит толстую книжку, на обложке которой красуется лев. Ран медленно перелистывает страницы, словно вспоминая что-то, и обнаруживает на полях пометки, которые сделал когда-то Шиничи.

— Значит, он всё-таки её прочитал, — удивляется она. — Слышал об этих историях когда-нибудь, Конан-кун?

— Э-э-э, да, — кивает он.

— Я любила в детстве эту книгу, — объясняет Ран. — Особенно обложку — там был изображён огромный и величественный лев. А ещё мне нравилось, что эти дети такие самостоятельные, такие смелые…

— Но ты тогда тоже была очень самостоятельной, Ран-нэтян, — возражает Конан, — Кисаки-сэнсэй уехала делать карьеру, а дядя Когоро постоянно пропадал на службе…

Ран почти испуганно смотрит на него, удивляясь его осведомлённости, а он бормочет что-то про рассказавшего ему Шиничи-ниичана.

— Мир, описанный в этой книге, — продолжает она, — завораживал меня настолько, что мне хотелось, чтобы и в нашем доме был такой шкаф. Я мечтала попасть в такую страну, как Нарния, но не одной, а обязательно с Соноко и Шиничи. Или хотя бы поиграть. Но вовлечь в мою игру этих двоих оказалось непросто. «Вот почему это я буду Сьюзен? — спрашивала Соноко, хотя ей тоже идея игры в Нарнию очень нравилась. — Я королевой буду». — «Она же ведьма! А ты добрая», — убеждала я её, но она не соглашалась. Не одобрила она и участие Шиничи: «Зачем он нам? Он только всё испортит». Но я не представляла никакой игры без него.

— Ран-нэчан, кстати, а кем должен был быть Шиничи-ниичан в вашей игре? — вдруг спрашивает Конан.

— Кваклем-бродяклем, — отшучивается Ран, хотя и отводила тогда Шиничи куда более значимую роль. Самую значимую, если честно, но не рассказывать же об этом семилетнему Конану, которому и так о ней слишком много наплёл «Шиничи-ниичан». — Всё же жаль, что мы не сыграли. А знаешь, почему он отказался? «Сказки? — презрительно спросил он, бегло пролистывая мой старый библиотечный томик. — Вот смотри: тут они выросли, а потом — бац! — и снова дети. Разве такое может быть? Это невероятно».

Поражённый Конан только качает головой.

— Но так ведь и в самом деле не бывает, Ран-нэчан, — говорит он жалобно, почти извиняясь.

— И правда, — вздыхает она, глядя на Конана, и он почему-то опять напоминает ей маленького Шиничи. — Это невероятно.



4. Поллианна

Мияно Акэми / Акай Сюити, Мияно Сихо

Акэми видится с Моробоши Даем очень редко, а потому дорожит каждой встречей, даже если это всего четверть часа в городском парке.

Дай, сегодня особенно немногословный и задумчивый, на ходу обнимает её за талию одной рукой. Акэми, тесно прижимаясь к нему, тоже идёт молча, ничем не нарушая тишины.

— Что такая девушка, как ты, делает в Организации? — вдруг спрашивает он.

Конечно, он прекрасно знает, как и почему Акэми оказалась связана с Чёрной Организацией. Просто Дай не хочет, чтобы она имела что-то общее с такими людьми, но как говорит её сестра Шихо: «Выход оттуда только один».

Акэми давно догадалась, что Дай — двойной агент. Если аккуратные расспросы о Шихо и её деятельности вызывали молчаливое недоумение, то желание Дая выйти на Организацию не оставили никаких сомнений, так как на преступника он похож не был. Но даже когда Акэми поняла со всей очевидностью, зачем ему нужна, то продолжала рассказывать многое без утайки, потому что не верила, что он способен навредить Шихо или ей самой. Возможно, это было опрометчиво, но Акэми полагалась на него. Ей нравилось, что рядом находился человек, с которым можно было быть искренней. Шихо говорила, что искренность — слишком большая роскошь для любого из агентов Чёрной Организации и что такое не прощают, но Акэми не хотелось жить по их правилам.


— А зачем ты вступил туда, Дай-кун? — наконец отвечает она, доверчиво глядя в зелёные глаза, полные нежности и тревоги.

— Я другое дело, — говорит он, не замечая вопроса. — Но ты… такая милая, такая красивая.

Акэми смущённо улыбается и думает, что когда-нибудь нужно расставить все точки над «i» в их отношениях. Не сейчас — сейчас ей слишком хорошо и уютно в его объятьях.

— Ты даже читаешь детские книги, — он скашивает взгляд на томик в мягкой яркой обложке, уголок которой выглядывает из её сумки. — «Поллианна». Эти странные игры в радость…

Она удивлённо смотрит на Дая.

— У моей сестры этот роман когда-то вызывал большой восторг, — поясняет он. — Но играла она своеобразно.

Акэми ничего не знает о любимом человеке, за исключением выдуманной биографии и выдуманного имени, и, кажется, это первый раз, когда Дай говорит правду. Произнесённое словно невзначай упоминание о его семье, о его детстве, о чём-то, что на самом деле с ним связано, заставляет её испытать облегчение. Это доказывает, что Дай вправду любит её и хочет остаться с ней, даже когда его планы будут исполнены.

— Не понимаю, что тебя в этой книжке привлекает, — честно признаётся он.

— Я объясню, Дай-кун. — Но прежде она нежно целует его в губы. — Благодаря этой книге я могу радоваться многому. Я рада, что я в Организации, потому что иначе я никогда бы не встретила тебя.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100