Добавить в избранное Написатьь письмо
anyamallik    закончен

    Четвёртый год в Хогвартсе. Остаётся последнее испытание в турнире Трёх Волшебников и родители всех участников приезжают их поддержать. Северус видит свою давнюю любовь - Лили Поттер.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Северус Снейп, Лили Эванс, Гарри Поттер
    Драма / / || гет || G
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 1014 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Начало: 11.03.16 || Последнее обновление: 11.03.16

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Ты единственный свет, который я знал

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Пролог. Глазами Гарри Поттера.

Закрыв за собой дверь и повернувшись лицом к присутствующим, Гарри не поверил своим глазам. Около стены стояла его мать, осматривая старый портрет четырёх волшебников. Мистер Диггори недовольно поглядывал в её сторону, а завидев Гарри, идущего прямо за Седриком, лицо его озарила алчная ухмылка. Наконец, повернувшись на шум, миссис Поттер заметила сына. Не прошло и пяти секунд, как она сжимала парня в своих объятьях.
Увидеть кого-то близкого перед концом испытаний было как бальзам на душу, и тут же возникла уверенность, что всё будет хорошо.

— Гарри, мой милый…— миссис Поттер смахнула одинокую слезу с лица, отчего Гарри сделалось совестно.
— Мама…
— Прости, что я вот так тебя встречаю. Просто очень переживаю… Ради Мерлина, прости, — она осеклась, прикусив губу — Я рвалась в Хогвартс, как только узнала о твоём участии. Меня, конечно же, не пустили. Сказали, что потом будет возможность… — она положила ладонь на его щёку и шмыгнула миниатюрным носом. — Мой Гарри…
— Всё прошло отлично, — сказал сконфуженный гриффиндорец, надеясь успокоить мать, и покосился вправо, где стояла в окружении своих родных Флер Делакур. Поймав его взгляд, она лучезарно улыбнулась и помахала рукой.
— Я слышала, ты спас её сестру, — проследив за взглядом сына, сказала женщина. — Отец бы тобой гордился.

В такие моменты Гарри становилось грустно и тоскливо. Он вновь думал, как бы обернулась его жизнь, будь у него полноценная семья. Будь у него отец.

— Молли тоже хотела приехать, но её не пустили. Жаль, конечно…
— Мам, я рад, что ты здесь, — он сжал её руку в ответ.

Губы Лили образовали тонкую полоску нежно-розового цвета. Женщина боялась снова расплакаться и притянула сына к себе, чтобы обнять в последний раз, перед уходом.

Покинув комнату свиданий, Гарри и Лили как раз проходили мимо учительского стола, когда женщина резко остановилась — Дамблдор сделал приглашающий жест рукой и, к всеобщему вниманию учеников, она направилась туда, оставив Гарри стоять столбом.

— А, Лили! — послышался радостный возглас директора, сопровождающийся громкими приветствиями от других преподавателей.

Лили задерживалась возле каждого, чтобы ответить, а Гарри нетерпеливо теребил рукав мантии, не зная, как поступить. Стоит ли ему подождать или уйти к своим, давая возможность матери вдоволь пообщаться со старыми знакомыми?

Только один человек, сидящий за профессорским столом, отличался своим поведением и это был ненавистный для Гарри — Северус Снейп. Он выглядел ещё бледнее, чем обычно, и сжимал стакан так, что костяшки пальцев побелели.
Когда она остановилась возле него, тот натянуто прошипел:

— Приветствую, Лили, — и едва удостоив взглядом, встал из-за стола, чуть поклонился — наиграно — и вышел.
— Здравствуй, Северус, — ответила женщина вслед не без некоторой грусти.

Рон и Гермиона, явно сгорающие от любопытства, махнули Гарри, чтобы тот шёл к ним. На ходу парень проводил взглядом спину Снейпа, который чуть не сбил с ног несколько второкурсников, если бы те вовремя не отскочили.
***


Оставалось немного свободного времени, которое Гарри провёл с матерью. Сначала они прогулялись по территории Хогвартса: мимо Гремучей ивы, заглянули к Хагриду, но того не оказалось дома, и поэтому теперь двоица бродила по коридорам школы, иногда останавливаясь возле портретов, окликающих Лили как давнюю знакомую.

— Жуткое место. Предпочёл бы вообще туда не ходить, — комментировал Гарри подземелье, проходя мимо ведущей туда лестницы.
— Я думаю, ты преувеличиваешь, — мягко улыбнулась миссис Поттер. — Мне всегда нравилось зельеварение. Помню, как Слизнорт назвал меня лучшей ученицей на курсе перед слизеринцами, а я так раскраснелась…

Она оборвала предложение, увидев тёмный силуэт. Снейп, нахмурившись, поднимался по лестнице, не замечая никого. Казалось, он вообще был в своём собственном мире и если бы вовремя не поднял голову, ступая на последнюю ступень, то так и прошёл бы мимо.

— А, — неожиданно выпалил он, замерев, — это вы.

По худому лицу пробежала едва заметная тень… грусти?

«Нет, не может этого быть. Скорее, раздражения. Да, так оно и есть».

— Я как раз рассказывала Гарри, как любила зельеварение в школьные годы, — зелёные глаза Лили настороженно следили за лицом Снейпа, улавливая его настроение.

Гарри знал, исходя из рассказов матери о том, что они старые приятели и, что удивительнее всего, очень хорошо общались когда-то. Интересно, как Снейпу удалось выдать себя за нормального человека? Миссис Поттер всегда была умной и хорошо разбирающейся в людях, поэтому причина их дружбы оставалась загадкой. Если только Империус…

— Ну да, я помню, — он сверлил её взглядом и впервые за все четыре года, парень не заметил холодной злобы или отвращения на бледном лице. Стало быть, и правда дружили.
— Ты тоже был хорош. Теперь и сам преподаёшь… — она добродушно улыбнулась, как и всегда, отчего у Гарри глаза на лоб полезли.

«Улыбаться Снейпу? Это уже мазохизм чистой воды».

— Ты…— во взгляде Снейпа читалась ностальгия по прошлому и, казалось, что с языка вот-вот сорвётся нечто очень важное и тайное, но кинув беглый взгляд на Поттера, он осёкся, — а впрочем, не важно.
— Гарри! — из глубины коридора воскликнула Гермиона, спеша к гриффиндорцу вместе с Роном. — Ой, извини, мы не знали, что ты не один.

Профессор зельеварения подарил мисс Грейнджер фирменный ледяной взгляд, отчего девушка подошла как можно ближе к Гарри, и как можно дальше от Снейпа.

— МакГонагалл сказала срочно явиться к ней, она тебя везде ищет.

Гарри посмотрел на мать, не желая оставлять её одну, а потом перевёл глаза на подругу.

— Зачем?
— Мы не знаем, — ответил Рон, чувствуя себя неловко.
— Иди, Гарри, не беспокойся. Я знаю эту школу не хуже тебя, — она сжала его плечо и ободряюще улыбнулась.

Снейп тихо хмыкнул, привлекая всеобщее внимание.

«А он-то чего ухмыляется, старый гад?»

Парень ещё немного поколебался, но всё же согласился.

— Ну… хорошо.
— Мы тебя проводим, — тут же отозвалась Гермиона, не желая оставаться в неловкой ситуации и, быстро улыбнувшись миссис Поттер, последовала за Гарри и Роном.

Женщина проводила их взглядом, пока те не свернули за угол, и обернулась к Северусу. Он воодушевлённо пожирал её глазами и, пойманный с поличным, словно на месте преступления, принял невозмутимый вид.

— Ты спешишь? Я хотела бы с тобой поговорить, Северус, — прервала неловкое молчание женщина.

Снейп, ещё несколько минут назад направлявшийся по срочному вызову Каркарова, тихо вздохнул. Даже с каким-то воодушевлением.

— Нет, я свободен, — он снова рассматривал миссис Поттер как заворожённый, но её это ничуть не смущало.

Северус сделал приглашающий жест рукой и оба начали спускаться по лестнице, ведущей в подземелье. Она чуть впереди, а он — на два шага назад, любуясь вожделенной спиной

***

А боль такая же, как прежде?

— Почему они до сих пор не вышли? — лихорадочно думал Северус, не в силах съесть покоившийся на тарелке кусок пирога с патокой.

Ему казалось, что прошло уже несколько часов ожидания, хотя на самом деле только десять минут. Пальцы на ногах непроизвольно загибались и приходилось постоянно одёргивать себя, чтобы не порвать новые туфли. Да что ж такое-то, Мерлин всемогущий!

Северус осмотрелся: ученики весело переговаривались и спорили, кто же, в конце концов, победит в турнире; преподавательский стол тоже заметно ожил — Дамблдор рассказывал профессору Стебль о том, как Пивз отдубасил Филча шваброй, находясь в предпраздничном возбуждении; Грюм уплетал за обе щеки омлет, его волшебный глаз то и дело бешено вращался; а МакГонагалл с пренебрежением слушала рассказ Трелони. И только у Северуса сердце выплясывало чечётку. Хотя внешне мужчина был совершенно спокоен и собран. Долгие годы тренировок и ничего больше.

И вот, наконец, дверь распахнулась, заставляя Снейпа затаить дыхание. Но секундой позже по его лицу проскользнула тень разочарования — это вышла Флер Делакур в сопровождении своей семьи. Мужчина понурил голову, прикрывая глаза и надеясь, что этого никто не заметил.

— Лили! — донёсся звучный голос директора спустя некоторое время, отчего Снейп вздрогнул и перестал буравить взглядом тарелку.

Худенькая рыжеволосая женщина почти с юным лицом, не считая нескольких морщинок, обернулась и сразу же тепло улыбнулась.

Его Эви здесь. Так во всём мире улыбалась только она — тепло и уютно.
Женщина уже столько лет называлась миссис Поттер, но для Северуса навсегда останется милой беззаботной Эванс.

Огибая стол, Лили заметила Снейпа, быстро заморгала и отвела взгляд. Северус резко прижал к себе стакан и старался казаться совершенно безразличным, несмотря на разрывающуюся грудь. А она, чертовка, так предательски вздымалась!

— Рада тебя видеть, — наклонила голову вбок профессор МакГонагалл, спешно сдавив её руку своей.
— Миссис Поттер! — прощебетал Флитвик, стараясь тянуть голову как можно выше, но всё равно не доставая. Даже для этого карлика у Лили имелась особенная, такая желанная улыбка.

«Идиот», — презрительно подумал Снейп и насмешливо искривил губы.

И вот Эви, проходя мимо него, замерла. И вместе с ней остановилось сердце. Разом…

«Поздоровайся, болван!» — злился на себя Северус, мысленно давая пинка. — «А то она точно поймёт, что с тобой что-то не так».

Он поднял взгляд на рыжеволосую нимфу и произнёс склеившимися губами:

— Приветствую, Лили.

На лице женщины появилась такая улыбка и блеск в глазах, отчего Северус внезапно решил, что выглядит как законченный идиот. Словно она глумится над ним. Нет, серьёзно, так и есть!

Не дожидаясь ответа, он вскочил из-за стола, едва не споткнувшись о собственный стул, когда разворачивался, и постарался как можно быстрее скрыться ото всех, в особенности неё.

Казалось, Эви видела его насквозь. Поняла, что Северус остался тем же безмозглым мальчишкой, смотревшим на неё с благоговением. И что он до сих пор… всё это время… любит.

Это слово пронзило мозг, словно самый сильный яд, и мужчина прислонился к холодной стене в коридоре, закрыв руками лицо. Казалось, кто-то мог прочитать все его мысли.

— Неужели спустя столько лет ты не научился контролировать эмоции? Пора бы уже смириться…. Но каждый раз будто разрывает что-то внутри, — прошептал мужчина. — Словно и не было этих лет, — он хмыкнул не без горечи и направился к себе в кабинет, чтобы выпить успокоительного зелья.
***


Приведя себя в порядок, Северус вышел из старого надёжного убежища, по дороге размышляя, как себя вести при встрече с Эви.

Вдруг он всё-таки ещё раз встретит её? Ну конечно! Лили ведь будет на турнире. Да и потом, когда объявят победителя и состоится пир, они безусловно встретятся. Все внутренности вмиг сжались. Снейп только не мог понять: его это радовало или огорчало?

Чей-то нежный, но громкий голос совсем рядом заставил профессора поднять голову. Нет, не чей-то. Он узнал его сразу же. Этот голос въелся в мозг и звучал каждый день, каждую минуту в его голове.

— А, это вы, — неожиданно для себя выпалил он, прежде чем подумать.
— Я как раз рассказывала Гарри, как любила зельеварение в школьные годы, — улыбнулась Эви, чувствуя необходимость наполнить молчаливое и напряжённое пространство.

Зелёные глаза внимательно разглядывали его, и Северус обрадовался, что перед выходом из кабинета надел мантию — она была чем-то на подобии щита. О чём говорить он не знал. Так же и в какой форме. Как со старым другом или держаться отрешённо? Мужчина пробормотал первое, что пришло в голову, не отрывая взгляда. Даже не запомнил, что именно.

— Ты тоже был хорош. Теперь и сам преподаёшь, — внезапно выпалила Лили. Снейпу почудилась тоска и горечь в голосе, и захотелось рассказать, что он, несмотря на своё безразличное отношение, тоже помнит всё.
— Ты… — вот сейчас скажет, точно скажет. Только почем так сложно? Мерлин, дай сил! Желая найти помощь глаза мужчины растерянно забегали.

Впервые взгляд его упал на Гарри, стоявшего нахмурив брови и явно недовольному происходящим.

«Ох, я и забыл про мальчишку…» — подумал Северус.

—…можешь опоздать на Туринир, — закончил мужчина, кляня всё, на чём свет стоит.

Пожалуй, сегодняшний день можно отнести к самым позорным и неудачным. Понятное дело, это не то, что вертелось у него на языке. Но что поделать, когда рядом находится мелкая-копия-Джеймса-Поттера.

Собираясь удалиться, чтобы не ляпнуть ещё чего-нибудь, о чём в последствие сильно пожалеет, Северуса отвлёк приближающийся голос.

— Гарри! — воскликнула Грейнджер, таща за собой младшего Уизли с тупым выражением лица. Снейп, пользуясь обращёнными взглядами к друзьям Поттера, жадно впился глазами в Лили. Как будто прикасался, стоя в жалком метре от неё. — Ой, извини, мы не знали, что ты не один.

Северус встретился взглядом с гриффиндоркой, которая застала его за разглядыванием миссис Поттер.

Вечно лезет куда ни надо!

Почувствовав себя преступником по вине этой зазнайки, он постарался передать своим взглядом как можно больше ненависти и злобы.

Пусть знает место.

Пропустив мимо ушей разглагольствования неразлучной троицы, мужчина проверил наличие волшебной палочки — так, чисто машинально.

— Иди, Гарри, не беспокойся, я знаю эту школу не хуже тебя.

«Они уходят?» — оживился Северус.

Неужели он остаётся наедине с Эви? Разумеется, если она не убежит куда-нибудь.

Не сдержавшись, он выдал какой-то странный звук, и лицо Поттера тут же обратилось к нему и смерило подозрительным взглядом.

«Ой, ну давай, позлись, маленький герой».

Северус разжал пересохшие губы и облизал их.

— Ну… хорошо, — наконец, произнёс Гарри.

«Иди уже», — раздражённо подумал Снейп, —«я позабочусь о Эви».

Тот как будто читал его мысли и сразу же ушёл к МакГонагалл. Пока Лили провожала детишек взглядом, Северус рассмотрел её изящный профиль, сглатывая.

Странно сейчас было стоять здесь, с ней. Наедине.

Женщина повернулась к нему. Молчание ничем не прерывалось, и он часто заморгал, судорожно пробегая взглядом по её одежде.

— Ты спешишь? Я хотела бы с тобой поговорить, Северус, — неловко спросила миссис Поттер и заправила прядь рыжих волос за ухо.

«Она нервничает? Неужели?»

Мужчина просто недоумевал. Лили всегда так делала, когда нервничала или боялась чего-то важного. Эта мысль согрела его и заставила трепетать всё тело, будто бы в предвкушении.

Он спешил… Но сейчас до Игоря не было совершенно никакого дела, провались он хоть…

— Нет, я свободен, — мужчина отметил про себя, что морщинок возле глаз у неё прибавилось с последней встречи.

То есть, она, как и всегда, не могла видеть его. Об этом лучше не думать сейчас. Лили хоть и не самый выдающийся окклюмент, но всё же такое событие, выбившее Северуса из колеи, могло вывалить все мысли и воспоминания прямо перед её носом.

Собрав всё самообладание в кулак, он махнул ей в сторону лестницы, в то же время конвульсивно вспоминая, всё ли приведено в порядок в кабинете, и нет ли какой-нибудь пробирочной гадости на столе. Ему хотелось столько всего сказать, объяснить, но ни одно слово не произносилось. Да что же это… Только в груди нечто очень сильно пульсировало. Это ведь не может быть сердце? Сердце не издаёт таких звуков.

— Ты почти не изменился, — она повернула голову к нему, не останавливаясь. — Только холодный стал и, по рассказам Гарри, очень строгий, — последнее слово, как он догадывался, Лили изрядно смягчила — мальчишка, вряд ли бы стал столь лестно отзываться о ненавистном профессоре. — Так много времени прошло с нашей последней встречи.

«Ты даже не представляешь, насколько часто я вижу тебя, милая Эви», — он ухмыльнулся, воспользовавшись моментом, когда женщина отвернулась. Она и правда понятия не имела о его помешанной привычке.

— А ты изменилась, — севшим голосом выдал он.
— Правда? — спросила Лили, словно сама себе удивляясь.
— С тех пор, как вышла…кхм. Я имею в виду про характер, — неловко добавил Снейп, оборвав фразу.

Лили промолчала.

Стоило им зайти в кабинет, как пространство перестало существовать и лёгкие болезненно сжались. Полумрак нагнетал ощущение безысходности своей судьбы и Северус опёрся о стол, ощутив желание чувствовать что-то твёрдое.

— Мило, — без энтузиазма сказала миссис Поттер.

Она продолжала расхаживать взад и вперёд по комнате, совершенно не брезгая баночками с различными тварями, а наоборот, некоторых даже любопытно разглядывала. Зельеварение являлось важной частью её жизни, как и Снейпа.

— Знаешь, я думаю, Гарри победит в турнире… — задумчиво пробормотала женщина.

Северуса так и тянуло облить ведром грязи этого охламона, но малейшее действие, причинявшее Лили боль или огорчение — мука для него самого. И он промолчал. Промолчал даже, несмотря на поразительную похожесть её сына с покойным мужем, которого Снейп до сих пор винил во всех своих неудачах.

— Но боюсь. Боюсь за него. Он слишком юн для таких сложных испытаний, — она повернулась к нему, закусив губу, и её глаза блестели от слёз.

Мужчина, не ожидавший, что ему придётся успокаивать любимую женщину, говоря лестные и ободряющие слова о его самом безмозглом и безнадёжном ученике, замер. Это как-то неправильно.

«Нет, Лил, не надо…»

—Эм, Поттер справится, — процедил Северус и вздрогнул, когда Эви подошла почти вплотную.

Он рассматривал её ключицы, пока та глубоко дышала. Зелёные глаза были бездонной пропастью, поэтому он и бежал от них.

Жизнь ужасно несправедлива. Ведь это он мог быть сейчас рядом с ней, мог обнять её, поцеловать, дотронуться до этих чёртовых ключиц! Иногда злость появлялась даже на Лили — за то, что она не выбрала его, и он ничего не может с этим поделать. Ничего не может изменить! А чёртов Поттер ещё и коньки отбросил, оставив милую Эви одну с ребёнком.
А Северус даже сейчас рядом. По возможности, но всё же…

Увлёкшись воспоминаниями своего перевоплощения под оборотным в те несколько месяцев, пока друзья и жалкие родственнички буквально не переселились к ней, он не заметил, что Лили подошла к столу напротив и отвернулась.

Северусу захотелось броситься к ней, обнять так крепко. Но вместо этого он всего лишь сделал несколько шагов вперёд, тряхнув головой, как будто отгоняя дурные мысли. Надо было держать дистанцию. Как обычно, ничего сверхъестественного.

— Знаешь, так глупо получилось, — она почти шептала. — Я не должна была с тобой так поступать, не должна была отворачиваться. Я знаю, ты любил меня…

У мужчины внутри взорвалась атомная бомба.

Не может быть, чтобы Эви это сказала… У него галлюцинации?

Снейп вытянул руку вперёд, почти касаясь её плеча. Тепло буквально било в ладонь, просило прикоснуться полностью.

— Продолжай, — выдохнул он.
— Прошло шестнадцать лет… Это глупо, именно сейчас просить прощения, но ведь лучше поздно, чем никогда? — она повернулась к нему лицом и долго не решалась поднять взгляд. А когда всё-таки посмотрела, то желудок упал куда-то в бездну.

Он нервно сглотнул.

— Ты простишь меня? Хочется верить, что достойная девушка дала тебе то, что я не смогла, — большие зелёные глаза вглядывались в чёрные.
— Ты просишь прощение за лучшее, что случалось со мной… — Северус резко отвернулся, удивляясь самому себе.

«Нет! Это не должно было произойти. Как вернуть слова обратно? Мерлин, помоги!»

— Ты хочешь сказать… — недоверчиво прошептала женщина.
— Да, — разом выдавил он, раскрыв все карты и этим же отрезая все пути к бегству.
— И всё это время? — она покачала головой и прикрыла глаза.

Ответом послужило молчание.

Снейп почувствовал, как огромный груз упал с его плеч.

— Покажи мне, — спустя несколько минут серьёзно сказала Лили.
— Что? — мужчина, повернувшись, склонил голову набок.

Догадка на секунду промелькнула в его глазах, но это было слишком нелепо, чтобы быть правдой.

— Покажи мне всё, я хочу увидеть, — взмолилась она.

И тут Северус понял, о чём она говорит.

Это действительно то.

— Ты владеешь легилименцией? — прошептал он.

Уже не боялся. Нет. Слишком долго всё рвалось наружу.

Она кивнула и добавила:

— Если ты уберёшь защиту, разумеется.

Северус молчал и обдумывал.

С одной стороны, желание быть понятым и освобождённым разрывало душу, а с другой был страх, что хрупкая и чистая Лили узнает обо всех его тайная, увидит его нагим и, скорее всего, сильно разочаруется. Есть такие воспоминания, которые он старался забыть, а она просит отдать всё.
Решающим ходом была её рука, оказавшаяся на его щеке.

— Пожалуйста, Северус — почти не размыкая губ, прошептала женщина.

Он отвёл взгляд в сторону.

— Достань свою палочку, — Снейп по-прежнему глядел на набитый пузырьками шкафчик, лицо его казалось непроницаемым, но внутри всё рассыпалось от ужаса.

Через минуту они уже сидели на двух креслах, напротив друг друга, и лишь когда Лили направила палочку на Северуса, он больше не смог прятать глаза. Её рука слегка дрожала, а взгляд судорожно перескакивал с палочки на мужчину и обратно. Когда зелёные встретились с чёрными, Снейп кивнул и будто бы замер, ожидая страшного приговора.

— Легилименс!

Образ, один за другим проносились в его голове.

Школа. Долгие и мучительные дни наблюдения за Лили и Джеймсом, безумное желание оказаться на его месте. Зависть. Боль и отчаяние. Долгие годы после смерти Джеймса и встречи с ней под оборотным. На улице, в косом переулке — приняв вид старого колдуна или мальчишки.

Он так ни разу и не подошёл, не заговорил, каждый раз надеясь, что в следующий уж точно сможет.

Все тайные страхи и переживания — всё выплывало наружу. И самое удивительное, что Северус не пытался скрыть ни единого, даже самого плохого, воспоминания. Уже не пытался. Его душу вывернуло наизнанку, но мужчина чувствовал рядом с собой её — ту, ради кого он пошёл бы на что угодно, отдал бы жизнь.

Снейп не знал, сколько прошло времени. Воспоминания уволакивали их всё дальше и дальше от реальности, возвращая в дни его прежней жизни, пропахшей безнадёгой и ненавистью к себе. А разве сейчас она другая? Может только совсем чуть-чуть…

Почувствовав лёгкий толчок в реальность, профессор не спешил открывать глаза.

Что он увидит? Возможно, лишь пустой ступ перед собой. Но спустя мгновение всё же открыл.

Странная картина явилась мужчине: Лили сидела на полу, поджав под себя ноги, голова её была сильно наклонена вниз, поэтому волосы почти доставали до пола и скрывали лицо. Палочка лежала в нескольких сантиметрах от её руки, сжатой в кулак, а другой рукой она прикрывала рот, как будто боялась, что закричит.

После всех воспоминаний, действительность показалось мужчине на удивление спокойной и умиротворённой. Даже какой-то приятной, что ли.

— Лили, — он медленно, боясь побеспокоить, приблизился к женщине.

Она выставила свободную руку вперёд, давая понять, чтобы он не подходил. Северус не знал, что и думать.

Быть может, она презирает его и не хочет больше видеть. Это ужасно. Не надо было соглашаться. На что он надеялся, старый дурак? Что Лили увидит его страдания и рванёт в объятия? Что пожалеет его? Как это глупо.

Женщина встала и подняла голову, в глазах были слёзы и боль.

— Мне так жаль, — всё, что она смогла выдавить из себя, но Северусу и этого было достаточно.

Она не ненавидит его! Не ненавидит!

Он рывком крепко обнял её, прикрыв глаза и уткнувшись лицом в мягкие волосы. Лили почти так же крепко сжала его плечи и всхлипнула. Как он мечтал об этой минуте, как ждал…. не передать словами. Мог дотронуться до неё, погладить по спине и волосам, чувствовал пульсирующую в её венах кровь, и это было реальностью, а не очередным его сном.

Наконец, они отпустили друг друга.

Снейп понимал: всё, что было в этом мрачном и холодном кабинете не изменит его жизни. Но всё же ради этих нескольких минут и стоило жить, стоило ждать столько лет. Поэтому, услышав дрожавший тихий голос Лили и то, что она сказала, Северус ни капли не разочаровался.

— Я так хотела бы… хотела, — она умоляюще смотрела своими невероятно красивыми зелёными глазами, ища поддержки. — Если бы можно было прожить две жизни, я бы точно… — Лили закусила губу и продолжила, вдохнув побольше воздуха. — Я не могу, я всё ещё люблю его. Понимаешь, Сев? Что бы я ни делала, как не пыталась. Ты… — она ненавидела себя за эти слова.
— Не продолжай. Я всё прекрасно понимаю. Это было бы слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Лили отчаянно затрясла головой, а Северус собирался уйти. Чувствовал, что сказка подошла к концу и, оставаясь, лишь мучает и её и себя. Переборов желание сползти по стене и закрыться ото всех, он медленно побрёл к выходу, глубоко внутри всё ещё надеясь, что она окликнет его. И да, так и произошло.

— Северус… — он развернулся, взглянуть на неё ещё раз.

Эви неподвижно стояла, как и пять минут назад, лишь слёзы стекали по её прекрасному лицу. Она была похожа на куклу, стоявшую в витрине, глядевшую на прохожих своими стеклянными глазами, не в силах пошевелиться.

Он горько хмыкнул.

Ничего не изменить. Ни-че-го.

В душе остался тугой осадок. Печаль и тоска ушли, но что теперь делать с пустотой? Чем заменить её?
Он вышел и в дверях произнёс фразу, которую Лили не услышала. Да и никогда не услышит.

— А боль такая же, как прежде…


Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100