Добавить в избранное Написатьь письмо
Georgie Alisa Black    закончен

    Четвёрка главных героев учится в выпускном, третьем классе. И их беспокоит, что количество участников в Клубе классики так и остаётся прежним. И кому как не Хотаро придётся пораскинуть мозгами, чтобы найти новых участников клуба :)
    Аниме и Манга: Hyouka / Hyou-ka: You can't escape / Хёка: Тебе не уйти
    Орэки Хотаро, Титанда Эру, Ибара Маяка, Фукубэ Сатоси
    Общий / / || джен || PG
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 1138 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Начало: 27.03.16 || Последнее обновление: 27.03.16

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Другой участник Клуба Классики

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Публикация на других ресурсах запрещается.

* * *

Незаметно пролетел ещё один год, и мы теперь учимся в выпускном, третьем классе. Впрочем, когда я говорю незаметно — это, наверное, серьёзное преувеличение: время от времени что-нибудь да случается. Что-нибудь такое, что заставляет зрачки Эру Титанды расширяться от непомерного любопытства, а меня — крайне неохотно шевелить мозгами. И тем не менее в нашем клубе, кажется, ничего не меняется. Например, мы всё так же готовим для культурного фестиваля «Хёку», состоящую из довольно разномастных статей. Также мы по-прежнему не представляем, чем именно должен заниматься Клуб классики, кроме выпуска антологии. Плюс, чего и следовало ожидать, третий год количество участников так и остаётся прежним.

— В этот раз новичков нет, — с лёгким вздохом говорит Эру и обводит взглядом всех присутствующих в кабинете геологии, то есть меня, Сатоси и Ибару.

Эру чрезвычайно расстроена отсутствием кохаев(1) в клубе, считая это своим просчётом как президента клуба. Она просто слишком ответственная, но, разумеется, не её вина, что приглашения, развешанные по всем доскам для объявлений, так и не приводят к нам первоклассников или кого-нибудь ещё.

— Я спрашивала у куратора, ни одной заявки, — добавляет Ибара. Похоже, она тоже принимает отсутствие новичков слишком близко к сердцу. Но такое большое рвение с её стороны (я имею в виду то, что она вслед за Эру задавала вопросы куратору) меня не слишком удивляет.

— Для Клуба классики большая удача, что в нём состоит на четыре человека больше обычного, — лениво возражаю я. Меня вполне устраивает нынешнее количество участников, и я давно привык, что это только наш клуб. С другой стороны, я знаю, что за подобными обсуждениями обязательно последуют неэнергосберегающие разговоры о том, как изменить сложившуюся ситуацию, а я всё ещё мало похож на человека, который активно рвётся что-то делать. И сильно сомневаюсь, что когда-нибудь буду похож.

— Что за ерунда, Орэки? — Ибара недовольно зыркаeт на меня взглядом, от которого более чувствительный человек вполне может превратиться в камень. К счастью для себя, я не особо чувствительный, и меня нисколько не задевают в таких случаях её тяжёлые взгляды. Так что в камень мне обратиться не суждено, хотя мы с ней всё ещё очень часто смотрим на вещи с разных сторон. Но ни капли сожалений по этому поводу я не испытываю, в конце концов, не она моя девушка. Если говорить об этом, то на долю Сатоси достаётся куда меньше хмурых взглядов. Кажется, с ним она немного другая, более лёгкая во всех отношениях.

— Не думаю, что ты прав, Хотаро-сан, — поддерживает её Эру. — Когда-то Клуб классики был очень популярен.

— По-моему, очень давно, — говорит Сатоси, потягиваясь.

Бинго. Именно это я и сам хотел сказать. В кои-то веки и от Сатоси можно услышать что-то толковое.

— Лет тридцать назад, — хмыкаю я. — Во времена твоего дяди.

— А разве твоя сестра не состояла в Клубе классики, Хотаро-сан? — рьяно возражает Эру и от полноты эмоций слишком приближается ко мне. Наверное, между нашими лицами нет сейчас и пяти сантиметров. Не думаю, что так честно…

— Э-э-э, да, — не сразу отвечаю я. Зато всё это время я отчётливо слышал и слышу ехидные смешки Сатоси. Можно подумать, у него над верхней губой не красуется маленькое пятнышко, подозрительно напоминающее блеск для губ Ибары. Но Сатоси — это Сатоси, от него другого ждать не приходится. Наверное, он будет насмешничать даже в глубокой старости.

Эру же и сама понимает, что как всегда увлеклась — она так ничего и не смогла поделать с этой неудобной привычкой нарушать чужое личное пространство. Я, в общем-то, давно перестал возражать, но вот другие люди, подозреваю, не столь рады. Эру слегка краснеет и скромно опускает глаза. Но смущается она именно потому, что ничего такого не имела в виду; вообще-то она никогда не позволяет себе иметь что-то такое в виду при ком-нибудь ещё, даже если эти кто-нибудь ещё столь близкие друзья, как Сатоси и Ибара.

Да и смущается она напрасно, так как Сатоси хочет задеть вовсе не её; он смеётся только надо мной. По этой же причине он охотно поддерживает разговор о Томоэ:

— Твоя сестра состояла же ещё в пяти клубах, верно, Хотаро?

— Шести, — бесстрастно поправляю я, не предчувствуя ничего хорошего. — Она потом ещё вступила в Клуб путешествий.

— Твоя полная противоположность, да, Хотаро? — ехидно усмехается Сатоси, с показным сожалением разводя руками.

— Не понимаю, как у неё может быть такой брат? — удивляется ему в тон Ибара. Я же думаю, что эти двое просто спелись. И никак не могу понять: почему им так не даёт покоя чужая лень, что им всё ещё не лень о ней говорить столько лет кряду?
Но всё, что я могу им ответить, — сделать кислое выражение лица. Это не потребует от меня ни малейшей растраты энергии, потому что оно у меня почти всегда такое.

— А я думаю, это хорошо, когда все разные, — серьёзно возражает Эру и ободряюще улыбается. Я чувствую что-то вроде признательности, хотя и помню, что любопытство Эру чаще чем что бы то ни было не оставляет в покое мою лень.

— Ладно, забудем об Орэки. Давайте лучше попытаемся ещё как-нибудь пригласить новичков в наш клуб. Надо что-то сделать с этим! — восклицает азартно Ибара.

Ну, и что я говорил? Можно я прикинусь, что не слышал слова «сделать»?

— Что, например? Если ты предлагаешь ходить по первокурсникам и раздавать листовки, на меня не рассчитывай, — сразу говорю я, не дожидаясь, когда Эру начнёт убеждать меня в жизненной необходимости подобного рода бесполезной деятельности. Неплохой способ отмазаться, но действует только тогда, когда можно просчитать, что именно она попросит.

— Очень надо, — Ибара отворачивается, надув губы. — Орэки, я и не ждала, что от тебя будет какой-то толк.

Ну, в том, что я опять её злю нежеланием что-либо делать, нет ничего нового.

— Вероятно, в агитации Хотаро не силён, но придумать что-нибудь эффективное сможет только он, — Сатоси хитро улыбается и с подначкой смотрит на Эру. Привычная схема, блин. — Правда, Титанда-сан?

Она охотно выражает согласие быстрым кивком и тут же нетерпеливо восклицает:

— Точно, Хотаро-сан, может, что-то придумаешь?

Эй, разве я только что не сказал, на меня не рассчитывать? Я бросаю на Сатоси недовольный взгляд: и что ж ему неймётся-то?

— Вы забыли, что я не вижу смысла что-то придумывать, — возражаю я, стараясь не смотреть на загоревшиеся надеждой глаза Эру, и ещё на всякий случай слегка отодвигаю от неё стул. — И почему должен именно я?

Строго говоря, я не очень понимаю, зачем вообще существует Клуб классики, если есть Книжный клуб, в котором, если верить бессмысленной базе данных Сатоси, состоит целых одиннадцать участников.

— Вот поэтому я и говорю, что от тебя никакого толка, — недовольно бурчит Ибара и, будто я совсем пустое место, переключается на Эру: — Сами всё сделаем, Ти-тян.

Эру, правда, это не слишком убеждает. Она растерянно переводит взгляд с Сатоси, который явно не собирается сдаваться и заставить меня таки думать, на Ибару, надеющуюся самой найти какой-нибудь блестящий выход. Что ж, если можно предложить голосование, тогда я всеми руками поддерживаю Ибару. Но предложить его я не успеваю. Я оказываюсь, как и всегда, не способен продолжить спокойное энергосбережение, видя обеспокоенные глаза той, что сидит рядом со мной. И кстати, когда она успела придвинуть свой стул ближе?

— Я так хотела бы, чтобы Клуб классики продолжал жить! — вдруг тихо говорит Эру, всё ещё глядя на меня. Не в силах смотреть на её ожидание, я отвожу глаза в сторону, но вижу за спинами Сатоси и Ибары высокий стеллаж у стены, где ровными рядами стоят по порядку все выпуски «Хёки», две из которых сделали мы.

Год за годом (не считая двух пропусков, когда в клубе до нас никого не было) продолжают выходить эти сборники. Прежние участники клуба закончили школу, разошлись кто куда, но они оставили о себе память в этих антологиях. Благодаря «Хёке» клуб действительно как будто «живёт», если использовать слово Эру. Но мы же скоро уходим — и цепочка, возможно, прервётся.

Я же сам писал о Дзюне Сэкитани, о его жертве и о том, почему так называется антология. И несмотря на то, что прошёл не один десяток лет, «Хёка» остаётся его детищем; и память об этом человеке не должна стереться. Я решаю, что Эру права: Клуб классики должен жить. Но как заставить кого-то вступить в него? Возможно, мне стоит оставить этот не самый сложный вопрос остальным участникам клуба, но уважение, которое я до сих пор испытываю к Сэкинтани-сану, всё же переводит для меня это дело в разряд тех, что сделать «нужно».

— Подумайте вот о чём, — я повышаю голос, хотя, как оказывается, совершенно напрасно: все трое уже как будто ждут, что я что-то скажу.— Кто из нас четверых вступал из интереса к классической литературе?

— Так-то оно так, — соглашается Ибара и заправляет волосы за уши чуть ли не трижды. — Но проблемы это не решает.

— Тогда идите агитировать, — я пожимаю плечами и делаю вид, что хочу уткнуться в книжку, лежащую на столе. — Ты, Ибара, можешь начать с клуба Манги.

— О, блестящая идея, Хотаро! Эти клубы действительно похожи! — подхватывает Сатоси, оживившись.

Неужели он раньше этого не замечал?

— Думаешь, я там не спрашивала? — не без досады говорит Маяка. — Может, оба клуба и похожи на первый взгляд, но разница в том, что куда больше народу читает мангу и интересуется ею. К тому же мы там ещё и сами рисуем и сочиняем, а здесь это невозможно.

— Но ведь Хотаро-сан писал о наших расследованиях для антологии, — возражает Эру.

Мне ещё в прошлом году эта идея показалась странной — так как если наши поиски правды в истории с Дзюном Секитани имели прямое отношение к Клубу классики, то остальные происшествия, которые я описывал по настоянию Эру в последнем сборнике, никак не соответствовали направленности клуба. Но несмотря на то, что сочинённые Эру, Сатоси и Ибарой эссе о любимых книгах или манге подходили больше, на последнем культурном фестивале почти всех посетителей интересовала именно моя писанина.

Мне частенько начинает казаться, что нас воспринимают как странный детективный клуб (хотя на самом деле Клуб изучения детективов в нашей школе тоже уже существует), но сейчас делиться этим наблюдением с остальными я не рискую: того и гляди кто-нибудь, вроде Сатоси, предложит мне давать уроки дедукции. А это меня никак не привлекает, даже ради спасения Клуба классики.

Я задумываюсь. В общем, мало кто понимает, чем именно мы тут должны заниматься (хотя, как я уже сказал, мы и сами не знаем), но было ли это плюсом или минусом, я, если честно, сказать затрудняюсь. Разумеется, наши объявления о наборе в клуб не приносят результатов. Но полагаю, что существует другой способ, а потенциальных участников нужно искать прицельнее. Если не среди поклонников манги, то… Я смотрю на свою маленькую книжку, которую, кстати, так и не успел начать читать, потом быстро перелистываю на титул и показываю пальцем на штамп в углу страницы.

— Орэки, к твоему сведению, на всех библиотечных книгах… — начинает наставительно Ибара, но я её перебиваю:

— Нет, это ответ. Вот где нужно искать желающих. Библиотека.

Глаза Эру вдруг начинают светиться торжеством, как будто я уже нашёл для Клуба классики тридцать человек. Сатоси довольно усмехается и потирает руки. Но я радоваться не тороплюсь: это же только идея, которая может и не увенчаться успехом.

— Всё-таки хочешь увильнуть, Орэки?

— И не собирался, — отвечаю я, глядя прямо ей в глаза и по-прежнему не планируя превращаться в камень. В конце концов, она сильно раздосадована, что не ей, помощнице библиотекаря, пришла в голову эта вполне очевидная мысль, зато теперь основная деятельность, скорее всего, ляжет на её плечи. Но я знаю, что тяжёлой работы она не боится.

— Точно, Хотаро! Так можно даже найти тех, кто читает классику, — радостно подпрыгнув на стуле, восклицает Сатоси.

— Блестяще, Хотаро-сан! — Эру радостно хлопает в ладоши и тут же предлагает: — Давайте прямо сейчас пойдём в библиотеку!

В подтверждение своих слов она мигом оказывается на ногах и хватает меня за руку.

«Ну что за энтузиазм?» — думаю я, но так как остальные её поддерживают, у меня не остаётся даже самого крошечного шанса отказаться.

***

Когда мы заявляемся всем клубом в библиотеку, то выясняется, что там сейчас дежурит ещё одна помощница — ничем особенно не запоминающаяся первогодка. Ну ладно: её иссиня-чёрные волосы заплетены в толстую длинную косу, к тому же она носит очки в чёрной оправе. Больше я её естественно не разглядываю, предоставляя беседу Ибаре. Но, что удивительно, помощница выдаёт практически сразу ответ на вопрос, хотя он мог показаться странным и был вполне способен завести в тупик.

— Есть один первоклассник, он берёт «Шерлока Холмса» в разных переводах, — отвечает она и поправляет указательным пальцем очки. — Я рассказывала тебе о нём на прошлой неделе.

На лице Ибары явственно проступает досада, потому что она не вспомнила об этом разговоре раньше. Я лично не очень понимаю, как можно себя винить за то, что забыл о какой-то малозначительной и безынтересной вещи, но Ибара как раз из таких людей.

Я всё-таки вмешиваюсь в их беседу:

— Какой класс, не помнишь?

— То ли E, то ли F, — задумывается помощница, сведя от усердия брови к переносице. — А может, и D.

Я нахожу, что это довольно расплывчато, и поиск теперь представляется мне довольно проблематичным. Но Ибару такая неясная информация не смущает.

— Можно посмотреть на формуляре, — деловито говорит она. Тут же уверенно проходит к нужному стеллажу и быстро снимает том за томом. Ответ она нам даёт через несколько минут, разложив на столе несколько формуляров в ряд.

— Вероятно, вот, — она показывает пальцем на имя. — Синъити Кудо(2), класс 1 Е.

— Надо его найти! — восклицает Эру.

Я представляю, как она, налетев на этого первоклассника, выпалит: «Вступите в наш клуб, пожалуйста!», чем вероятно, перепугает его так, что он лишится дара речи. К тому же она всегда любит пропускать всё важное, когда просит. Я уверен в том, что она и сейчас забудет уточнить, в какой конкретно клуб приглашает. Поэтому мне очень даже интересно: если этот парень (имя запомню, если вступит) такой поклонник Холмса, догадается ли он сам, куда именно его зовут? Готов поспорить, что нет. И всё-таки я решаю, что не могу отпустить Эру одну, и уныло плетусь за ней. Ибару и Сатоси, ясное дело, уговаривать не приходится, они так очень даже охотно идут, испытывая вполне радостное воодушевление. Они так счастливы из-за человека, которого ещё даже не видели?

Но наше клубное собрание заняло довольно много времени, и класс 1-Е ожидаемо оказывается уже пустым. Значит, агитация любителя Холмса по вступлению в Клуб классики откладывается по меньшей мере до завтрашнего дня.

— О, Маяка, мы ещё успеем попасть на представление фестиваля цветов, — жизнерадостно напоминает ей Сатоси, глянув на часы.

— Ну ладно, раз уж тут всё равно ничего не поделаешь, идём. Только нужно поспешить, Фуку-тян, — соглашается она.

— Тогда нам с Хотаро-саном тоже пора, — мило улыбается Эру.
А ну да, мы же собирались посетить выставку в Городской галерее. Что Эру вообще находит в этой загадочной мазне — ума не приложу. И ещё меньше понимаю, какое удовольствие можно получить, если пару часов будешь бродить по галерее? Но на самом деле, сегодня мы смотрим выставку одной картины, поэтому я и согласился.

— Может, нам переименовать наш клуб в Клуб свиданий? — смеется Сатоси.

— Тогда здесь будет толпа учеников с первого по третий классы, — поддерживает его Ибара.

— Только не это, — бормочу я себе под нос. Только толпы нам тут и не хватает.

— Так нельзя, Фукубэ-сан! — возражает Эру. Кажется, хоть она и знакома с Сатоси целую вечность, но до сих пор иногда воспринимает всерьёз его болтовню.

— Шучу-шучу, Титанда-сан.

Да уж, точно: в этом клубе никогда не будет толпы. Разве что ещё один странный первоклассник.

***

— Думаешь, у нас получится убедить Кудо-сана, Хотаро-сан? — спрашивает Эру, пока мы едем на автобусе к этой её любимой галерее.

— Увидим завтра, — отвечаю я. — Но если да, то и без всякой дедукции могу предсказать, что очень даже возможно следующие три антологии «Хёка» будут посвящены именно дедукции.


---
Примечания:
1
Кохай – (букв. «товарищ, стоящий позади») — человек, менее опытный в некоторой сфере занятий. Младшие товарищи по клубу, если можно так выразиться.
2
Синъити Кудо – всего лишь тёзка главного героя манги «Детектив Конан».
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Rambler's Top100
Rambler's Top100