Добавить в избранное Написатьь письмо
Marix    закончен

    Звезды заканчивают свою жизнь на фамильных гобеленах.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Нарцисса Малфой, Сириус Блэк, Беллатрикс Блэк, Андромеда Блэк, Регулус Блэк
    Angst /Драма / || гет || G
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 804 || Отзывов: 1 || Подписано: 3
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя
    Начало: 02.09.16 || Последнее обновление: 02.09.16

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Нейтронные звёзды

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Звезды гибнут в черных дырах, растворяются в пространстве, становятся туманностями и красными гигантами. Первый человек, который сравнил Блэков со звёздами был, вероятно, мечтателем и романтиком, провидцем, предрекшим роду страшный конец. В последующие поколения сравнителей хотелось кидаться смертными проклятиями.
Toujours Pur! Золотые нити, перевивающиеся с ветвями королевского лавра, охватывают геральдический щит, на котором черный рыцарь вздымает руку с мечом.
Toujours Pur - серебрится над огромным древом, раскинувшим в века свои кроны, корнями уходящее в темную древность.
Toujours Pur! Золото и платина, богатство и жестокость - не затмевают чёрных точек, нарушающих великолепие густо-изумрудного полотна, словно рябь в глазах, но моргнёшь, а морок не исчезает.
Двадцать поколений тёмных магов равнодушно смотрят со своих портретов, им, пребывающим в вечности, нет никакого дела до своих страдающих потомков.
      Несносный кузен весь был - быстрое движение в сторону. Сириус ненавидел эту комнату, этот дом и - особенно - эту жизнь. В детстве он резал себе руки и темная венозная кровь - не голубая! - текла по тонким пальцам и фамильным столовым ножам. Впрочем, все здесь было фамильным и дети тоже, особенно дети. Сириус радовал тётушку намного больше Регулуса, да и можно ли было ожидать меньшего от альфы Большого пса, самой яркой звезды небосклона. Он должен был стать сверхновой, которая бы спалила все мелкие планетки вокруг себя, превратила их в пылающий ад, но пока что, Сириус превращал в ад жизнь своего младшего брата и всего дома. Впрочем, Вальбургу это мало беспокоило - Блэки никогда друг с другом не ладили, а Регулус всегда был менее талантливым, менее красивым и менее жестоким, в общем, не заслуживал особо пристального внимания. Весь род начал присматриваться к альфе Льва лишь спустя шестнадцать лет, когда их яркая звезда сбежала из дома, громко хлопнув дверью. Тётка так и не оправилась от потрясения, она могла сколько угодно посылать ему громовещатели в школу, отчитывать за драки и вбивать в дурную голову любовь к своей крови, к своей семье, но никогда не воспринимала всерьез его выходки - Сириус всегда был прощён. Тогда же шла борьба, а на войне как на войне - не прощают, особенно предателей. Так Красный гигант превратился в обугленую дырочку, позор рода, мерзкого выродка. А он, яростный, как Беллонарий, холодный, как звёздное небо, замкнутый, как Врата Ночи и спесивый до полного абсурда, плакал не таясь. Запах сожжённого полотна навсегда остался в этой комнате.
      Весна витала в воздухе. Она пахла победной радостью, могильными венками, жгла горечью потерь. В ту весну посадили Беллатрикс. На том суде были унижены все герои - Фрэнк Лонгботтом смотрел на коллегию Визенгамота с почти младенческим страхом, его жена комкала белую рубашку и нервно вздрагивала от резких звуков, а дементоры, которые плавали за серебристой завесой, вызывали судорожные припадки. Допросить их было невозможно. Амелия Боунс не плакала, но и не была тверда, её пергаментная кожа переливалась синими подрагивающими жилками, а после - длинный список погибших и пропавших безвести. Ничего не изменилось в Бэлле, ни королевской осанки, ни поворота головы, ни странной мрачной торжественности. Она была Блэк, а значит - королевой. Её посадили в Азкабан и постарались забыть. Гамма Ориона на долгие годы пропала с фамильного небосклона, чтобы потом вернутся яркой вспышкой и умереть.
      Андромеда никогда не умела налаживать быт, у чёртовой фифы все валилось из рук. Имя отдавало холодом звездного неба. Туманности считаются "колыбелью" Вселенной, Андромеде было предначертано нарожать маленьких звёздочек какому-нибудь чистокровному снобу. Передать им копну прекрасных тёмных волос, широкий лоб, с резкими дугами бровей, прямой нос и талант к тёмной магии. В школе она ничуть не уступала Беллатрикс в бесконечной гордыне и презрении к нечистокровный. Палочка резала тугой зимний воздух и проклятья срывались с тонких губ. Фамильный апломб слетел с неё в один миг, Друэлла и понять-то ничего не успела. Просто у старшей дочки на предплечье поселилась змея, а у средней - магл в сердце. Меньше чем через год она сбежала с ним и растворилась в суете городских улиц. В тот день Благороднейшее и древнейшее семейство лишилось целого созвездия. Весна этой семьи давно прошла.
      Вопреки всеобщему мнению, Регулус не был трусом, и не потому что среди Блэков трусов нет, а просто в силу своего характера, вероятно, тоже фамильного. Он был трепетно привязан к брату, как и любой младший. Сириус был авантюристом, хотя его авторитет на поприще семейного идеала весомо пошатнулся после распределения на Гриффиндор. Вальбурга в тот день чуть не зашибла пару фамильных эльфов, кричала на весь дом, мелкая дробь её каблуков впечаталсь в воспоминания об этом событии. Она посылала ему громовещатели, а Он так и не написал ей ни одного письма. Сириус никогда не хотел брать то, что само не шло ему в руки. Регулусу же приходилось усердно трудится. Его имя всегда произносилось только в контексте имени брата. Альфа Льва ушёл тихо и незаметно, в тот день род Блэков угас по мужской линии: наследники закончились.
      Нарцисса взирает на двадцать поколений рода Блэков. На целое множество чёрных дырочек. На потускневшую роскошь, на поблекшее величие. Пожалуй, их род и вправду был проклят, он она - не звезда, и её миновала чаша сея. Драко же, к счастью, родился чистым Малфоем, не перенял фамильного безумия и фамильной страсти всегда идти напролом.
Араминта Мелифлуа - Андромеда была её точной копией - заламывает тонкую бровь, как бы говоря, мол, неужели эта бледная немощь всё, что осталось от древнего рода. Дорея Поттер - тоже своеобразный конец, все последующие поколения от её ветви были выжжены в семейном древе. Предатели, выродки. Сигнус - лебедь, иронии предкам хватало. Сухой, как палка и безучастный ко всему, кроме крови и золота. Вальбурга Блэк недовольно косится на свою соседку Друэллу Розье - они никогда не ладили. Орион пожирает глазами неведомые дали - он ничуть не изменился, даже когда погасли все звёзды в его поясе. Между Лукрецией и Сигнусом Блэком выжженное пятое - ещё одна гнилая ветвь - чудаковатый Альфард Блэк. Тонкие золотые ветви соединяют Беллатрикс и Родольфуса Лестрейндж, рядом в полном одиночестве его брат Рабастан, который при жизни владел всеми женским сердцами на курсе. Был таким же весёлым и беззаботным, как Сириус.
Рядом с обугленной дырой Регулус грустно улыбается Нарциссе, пожалуй, он меньше всех заслужил блэковской участи.
Между леди Нарциссой Малфой и маленькой Циссой Блэк такая же пропасть, как и между всеми сёстрами.
Бесчисленными поколениями огромного рода нет до этого дела. Все Блэки безмятежно прибывают в вечности и привычно ненавидят друг друга.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100