Добавить в избранное Написатьь письмо
Наталли Поттер1612    в работе

    Сразу после окончания магической войны Гарри, Рон и Гермиона едут в Хогвартс, чтобы окончить школу. Там их ждет большой сюрприз - в школе будет проводиться Чемпионат по зельям. Гарри не горит желанием участвовать в Чемпионате, в отличие от Гермионы, но одно обстоятельство заставит его изменить свое решение.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли
    Приключения /Любовный роман / || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 11
    Прочитано: 3999 || Отзывов: 3 || Подписано: 16
    Начало: 18.09.16 || Последнее обновление: 19.04.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Мечта длиною в жизнь

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Обложка к фанфу:
https://fotki.yandex.ru/next/users/natasha-kov2016/album/485282/view/1653476

Глава 1

1 сентября 1998 г.

В Большом зале собрались все студенты Хогвартса и с нетерпением ждали, когда же начнётся пир. МакГонагалл, которая возглавила школу после гибели Снейпа, монотонно вещала у волшебной кафедры. Она рассказывала о сложностях, с которыми столкнулись профессора при восстановлении замка, о том, сколько им пришлось сделать, чтобы Хогвартс вновь открыл двери для всех учеников.

Гарри, Гермиона и Рон сидели за столом факультета Гриффиндор и ловили на себе восторженные взгляды. Особенно доставалось Гарри — он ведь был герой. Несколько месяцев назад он убил самого могущественного тёмного волшебника и спас магический мир от его влияния. Сейчас Гарри готов был провалиться сквозь землю, и во многом из-за этого он не хотел ехать в Хогвартс в этом году, но Гермиона уговорила его.

Гермиона настаивала, что непременно нужно окончить школу и как можно скорее. «Без образования, — твердила она, — карьеру не сделаешь!» Вот поэтому Рон и Гарри были вынуждены подчиниться, ведь они оба мечтали о карьере мракоборцев.

МакГонагалл уже сотый раз поблагодарила всех, кто принимал участие в битве за Хогвартс, и после того, как все почтили память погибших в этой ужасной войне, неожиданно перешла к другой теме:

— Я хочу сообщить вам очень важную новость, — проговорила она, бросив взгляд на уставших и голодных учеников, которые её даже не слушали. — В этом году нашей школе выпала большая честь — на территории замка будет проведён Чемпионат по зельям! Как вы знаете, этот Чемпионат проводится раз в семь лет, и уже несколько веков студенты из разных школ состязаются за звание Лучшего зельевара. — в Большом зале воцарилась тишина — всё внимание было приковано к МакГонагалл. — Совсем скоро к нам прибудут делегации сразу из трёх магических школ: Колдовстворец, Махоуткоро и Уагаду, которые будут участвовать в Чемпионате.

Рон и Гарри переглянулись, эта новость их очень обрадовала. Несмотря на то, что желания участвовать в Чемпионате у них не было, они были счастливы, что в Хогвартсе будет происходить такое событие.

— Двадцатого ноября мы с вами примем наших первых гостей, — продолжила директор. — Когда все делегации будут в сборе, под пристальным наблюдением Гордона Вайта, который сейчас возглавляет департамент международного магического сотрудничества будет произведён отбор, и лучшие из лучших станут представлять свою школу на Чемпионате. Хочу напомнить, что правила не изменились, и принять участие смогут лишь те студенты, которым на момент отбора исполнится семнадцать лет. — В зале загалдели, многие не могли смириться с такой несправедливостью, особенно те, кому до достижения нужного возраста не хватало несколько недель. — От каждой школы будут отобраны два ученика, та пара, которая сварит лучшее зелье на отборе, и примет участие в Чемпионате.

Студенты активно стали обсуждать услышанное — выходит, победитель будет не один, — и МакГонагалл, чтобы развеять сомнения, тут же проговорила:

— Первые два тура участники от каждой школы будут соревноваться в паре, а вот в третьем каждый будет сам за себя. В результате самый сильнейший и искусный маг получит в награду главный приз Чемпионата — золотой котёл и звание Лучшего зельевара!

— Вот бы мне поучаствовать в этом Чемпионате, — неожиданно для Гарри и Рона произнесла Гермиона с мечтательной улыбкой на губах.

— Да ты ведь зельями никогда не интересовалась! — удивился Рон, не сводя взгляд с директора. Он очень ждал, когда МакГонагалл, наконец, хлопнет в ладоши, и на столах появится долгожданная еда. Он с самого утра ничего не ел, поэтому проблема пустого желудка волновала его больше всего.

— С чего ты это взял? Мне всегда была интересна эта наука! Да, я отдавала предпочтения трансфигурации и чарам, но и зельеварение у меня было не на последнем месте, — уверенно проговорила Гермиона. — Мне интересно почувствовать в Чемпионате, прочувствовать его атмосферу.

— Ну наконец-то! — воскликнул Рон, когда прямо перед ним появились несколько тарелок с едой. Он одной рукой схватил куриную ножку, а другой стал накладывать себе картофельное пюре. — Я бы на твоём месте не совался туда, — едва прожевав сочное мясо курицы, проговорил он.

— Ты сомневаешься в моих способностях? — тут же возразила ему Гермиона. — Если до этого момента я ещё сомневалась, стоит ли мне участвовать в Чемпионате, то сейчас я просто уверена в этом. Вот увидишь, я непременно выиграю золотой котёл и получу звание Лучшего зельевара! — Она с невозмутимым видом потянулась за пирогом с патокой.

Гарри лишь бросил сочувственный взгляд на подругу — он уже проходил подобные испытания и не понаслышке знал, как это тяжело. Гарри, конечно, попробует ее переубедить, но, судя по настрою Гермионы, вряд ли это получится…

— Спорим, что ты даже отбор не пройдёшь! — усмехнулся Рон, с аппетитом уминая картофель.

Гарри старался не вмешиваться в их разговор. Его друзья не так давно расстались, но продолжали ссориться, как муж и жена. Их пара просуществовала чуть больше месяца, и незадолго до начала учебного года Рон и Гермиона разбежались. Сам же Гарри тоже находился в свободном плавании, сразу после победы над Лордом они с Джинни освободили друг друга от взаимных обязательств — их чувства не выдержали испытание временем.

На нападки Рона Гермиона старалась не обращать внимания, больше всего её волновал сейчас другой вопрос: где же ей найти пару, чтобы принять участие в отборе.

«Надо спросить у Джинни, может она согласится составить мне компанию, — подумала она. — А если она откажется, что я тогда буду делать?» Гермиона была озадачена, она стала вспоминать всех своих знакомых, кто хоть немного увлекался зельеварением.

Пока она решала эту сложную задачу, Гарри как можно скорее хотел оказаться в своей комнате — подальше от любопытных глаз. Он догадывался, что его присутствие в школе не сможет остаться незамеченным, но он даже не предполагал, что всё будет именно так. Буквально каждый норовил пожать ему руку и похлопать по плечу, а те, кто был помладше, робко опустив головы, просили у него автограф. От чрезмерного внимания Гарри чувствовал себя неловко и как никто другой в этом зале хотел, чтобы этот праздник поскорее закончился.

Гермиона немного отвлеклась от своих мыслей и, взглянув на Гарри, сразу поняла причину его грусти:

— Потерпи немного, — проговорила она, подсев к нему ближе. — Это обратная сторона славы. Скоро всё будет так, как прежде.

— Как прежде уже ничего не будет, — еле слышно произнёс Гарри.

Гермионе несложно было догадаться, что имеет в виду её друг. Потеря близких ему людей не прошла бесследно, и он до сих пор из-за этого тяжело переживал.

— Не надо так говорить, — Гермиона коснулась его плеча. — Эти раны тоже заживут, нужно только набраться терпения. — Она знала, что Гарри гложет чувство вины. У неё сердце обливалось кровью, когда она видела его в таком состоянии, но, кроме поддержки, ничем не могла ему помочь.

Гарри ничего не ответил, он предпочитал переживать своё горе в одиночестве, и порой Гермиона билась как рыба об лёд, чтобы до него достучаться. В последнее время он очень часто замыкался в себе и ни с кем не хотел разговаривать.

Рон тоже переживал из-за смерти брата, эти несколько месяцев его семье пришлось очень тяжело — свыкнуться с потерей Фреда для всех было непросто. Рон нашёл в себе силы справиться с этим, и лишь изредка ему становилось грустно, когда он неожиданно вспоминал о брате.

Не было в зале таких студентов, семьи которых не пострадали бы от войны, но сейчас все мысли ребят были заняты предстоящим Чемпионатом. Некоторые, так же как и Гермиона, мечтали поучаствовать в нём, кто-то просто хотел стать свидетелем этого грандиозного события, и абсолютно все были рады, что смогут познакомиться с учениками из других школ.

Даже после вкусного застолья в факультетских гостиных не переставали говорить о Чемпионате. Гостиная Гриффиндора не стала исключением. Гарри, Гермиона и Рон заняли места у камина.

— Повезло, что мы сможем увидеть Чемпионат, — вальяжно облокотившись на спинку дивана, проговорил Рон. — Семь лет назад, насколько я знаю, он проходил в России. Чарли рассказывал, что это было потрясающее зрелище.

— Ну, кто-то будет просто смотреть, а кто-то участвовать, — не скрывая улыбки, произнесла Гермиона. — Жду не дождусь, когда прибудут делегации из других школ. Так хочется с ними познакомиться.

— А что за школы будут принимать участие в Чемпионате? — поинтересовался Гарри. — Если честно, то я впервые о них слышу.

— А я слышал об этих школах, но совершенно ничего о них не знаю, — поспешил ответить Рон, уставившись на огонь, который весело плясал в камине.

— Ну конечно, кто бы сомневался, — возмутилась Гермиона. — Похоже, историю магии никто из вас не читал. Там подробно написано обо всех магических школах. Вот, например, школа Колдовстворец последних тридцать лет находится в западной части России — Калининградской области на Куршской косе. После Второй Мировой войны русская школа, расположенная в Беловежской Пуще, была полностью разрушена и перенесена в самый центр Танцующего леса, — пояснила она. — Замок Колдовстворца удивительной красоты, сделан он из белого мрамора, стены которого переливаются всеми цветами радуги. Замок настолько огромен, что каждый ученик этой школы имеет свою комнату.

— Ничего себе! Я бы тоже не отказался от своей комнаты, — улыбнулся Гарри. — А что это за лес такой? Я впервые о нём слышу.

— Такое название лесу дали маглы, вот оно и прижилось, — стала объяснять Гермиона. — Там деревья имеют очень необычную форму, стволы извиваются, закручиваются в спирали, и всё потому, что по соседству находится волшебная школа. В этом месте настолько сильная энергетика, что всё живое чувствует это.

— А что эти русские изучают в своем Колдовстворце? — Рон как можно больше хотел узнать об этой школе, ведь о далёкой России он практически ничего не знал.

— Изучают тоже, что и мы, — поспешила ответить Гермиона. — Им преподают трансфигурацию, чары, зельеварение, большое внимание уделяют астрономии и прорицанию. В русской магической школе почитают стихии огня, воздуха, земли и воды, даже факультеты соответствуют четырем стихиям.

— Послушай, Гермиона, а в какие волшебные игры играют в России? — Гарри тоже решил поучаствовать в разговоре, так как эта тема его очень заинтересовала.

— Ты не поверишь, но в России тоже играют в квиддич, — улыбаясь, произнесла Гермиона. — Вы будете смеяться, но я слышала, что студенты Колдовстворца летают не на мётлах, а на деревьях, вырванные прямо с корнем.

— Неужели это правда? — удивился Рон. — Я бы хотел на это посмотреть.

— А мне вот в это верится с трудом, — ответила Гермиона. — России навешивают очень много ярлыков. Многие думают, что они круглый год ходят в шапке-ушанке, играют на балалайке и водят по улицам медведей.

— А разве это не так? — возмутился Рон.

— Очень в этом сомневаюсь. Россия — развитая страна, и вряд ли студенты Колдовтворца прибудут к нам в сарафанах и лаптях. Ученики этой школы отличаются дисциплиной, практически все имеют сильную связь с природой и животным миром. Тягаться с ними на Чемпионате будет очень сложно.

—Ты их расхвалила. Как будто российская школа волшебства самая лучшая в мире, — Рон положил ногу на ногу и сделал недовольное лицо. — Подумаешь, дисциплина и единение с природой. Нам и без этого неплохо живётся.

— И совсем я не хвалила эту школу, а констатировала факты. Другие школы, кстати, ничуть не хуже, — продолжила Гермиона. — Вот, например, японская школа — Махутокоро, отличается тем, что принимает студентов в возрасте от семи лет. Но пока им не исполнится одиннадцать, пансион им не предоставляется. До этого времени они дневные студенты, каждый день летают туда и обратно на спинах огромных буревестников.

— Вот это да! — удивился Поттер. — Интересно, насколько это безопасно, ведь дети семи лет ещё очень малы.

— Поверь, Гарри, японские малыши с рождения такое могут вытворять, что до одиннадцати лет держать их дома было бы просто преступлением, — улыбнулась Гермиона и продолжила рассказ. — Дворец Махутокоро богато украшен и выполнен из розового нефрита. Он стоит на самой высокой точке «необитаемого» вулканического острова Минами Иводзима. Когда студенты поступают в школу, им вручают заколдованные мантии, которые вырастают в размерах вместе с ними. Эти мантии со временем меняют цвет, в зависимости от увлечения и учёности того, кто их носит, начиная от бледно-розового и заканчивая золотым. Если мантии белеют, это признак того, что студент изменил японскому кодексу волшебника и перенял незаконную практику, которую в Европе называют «тёмной» магией или, к примеру, нарушил Международный статут о секретности. Если мантия побелела — это ужасный позор, который приводит к мгновенному исключению из школы и судебному процессу в японском Министерстве магии.

— Не хотел бы я жить в Японии, — неожиданно проговорил Рон. — Там даже к тебе в голову лезть не надо, взглянул на мантию — и сразу всё ясно.

— В японском Министерстве магии всё продумало до мелочей, там ещё не такое можно увидеть. А вот квиддич пришёл в Японию благодаря студентам Хогвартса! — Гермиона лукаво посмотрела на друзей, ведь эта тема волновала их больше всего.

— Как это? — не понял Гарри. — У них, что был обмен студентами?

— Нет, всё было совсем не так. Примерно сто лет назад несколько студентов Хогвартса унесло с намеченного им курса, когда они пытались обогнуть земной шар, оседлав неадекватные мётлы. К слову сказать, подобные мётлы совершенно не отвечали требованиям для таких перелётов. Эти горе-экспериментаторы были спасены волшебным персоналом школы Махутокоро, которые в это время наблюдали за движением планет. — Гермиона перевела дыхание и продолжила: — Ученики Хогвартса, в качестве гостей, остались в японской школе, чтобы научить своих иностранных коллег азам игры в квиддич. Потом об этом поступке они очень пожалели.

— Я даже знаю почему, — тяжело вздохнул Гарри. — В квиддич с японцами сложно тягаться. У них что ни игрок, то супер-профессионал.

— Ещё бы, — поддержала его Гермиона. — Ведь каждый член японской команды своё мастерство оттачивает годами. Ещё будучи студентами они подвергают себя изнурительным тренировкам и часто это делают в самых опасных местах — над бурным морем, в штормовых условиях, где нужно следить не только за летящим бладжером, но и за магловскими самолётами.

— Ну, с японцами всё ясно. А вот что представляет африканская магическая школа? — Рону не терпелось узнать обо всех претендентах на участие в Чемпионате по зельям.

Гермиона убрала прядь волос за ухо и стала рассказывать:

— Уагаду — это одна из африканских школ магии, расположена она в горном хребте «Лунные горы». Несмотря на то, что в Африке существует ряд небольших магических школ, Уагаду единственная выдержала испытание временем и достигла завидной международной репутации. Эта школа самая большая из всех волшебных школ, она приветствует студентов со всего огромного континента. Единственное, что известно про её адрес — это «Лунные Горы». Посетившие её рассказывают о потрясающем здании, вырезанном в горном склоне и закутанном в туман так, что иногда оно кажется просто плывущим в воздухе. Студенты получают извещение, что они зачислены в Уагаду, через Сонные послания, отправленные директором или директрисой, действующим на тот момент. Сонные послания предстают перед детьми, пока они спят, такой сон тем и уникален, что его просто невозможно забыть. Проснувшись утром, ребята находят у себя в руках камень с печатью школы и понимают, что это был не просто сон. Ни одна другая школа не применяет этот метод отбора учащихся, — пояснила Гермиона, взглянув на друзей. — Я думаю вам известно, что значительная часть магии, если не сказать, вся, возникла в Африке, и выпускники Уагаду особенно хорошо разбираются в астрономии, алхимии и само-трансфигурации.

— Само-трансфигурация — это ещё что такое? — не понял Рон.

— Это та же анимагия, только в Африке таким талантом, в отличие от нас, обладает каждый волшебник, — стала объяснять Гермиона. — До поры до времени эти способности не были регламентированы, но после того, как на последнем Международном Симпозиуме Анимагии школьная команда Уагаду привлекла к себе большое внимание прессы, этот вопрос решили пересмотреть. Дело в том, что молодые люди, демонстрируя синхронную трансформацию, спровоцировали настоящий бунт. Многие пожилые и более опытные ведьмы и волшебники почувствовали угрозу от четырнадцатилетних подростков, которые могли обернуться по своему желанию в слонов и гепардов, вот поэтому в Международную конфедерацию магов была подана официальная жалоба от Адрианы Татли. Она, кстати, анимаг — песчанка.

— Ещё бы она не пожаловалась. Куда же мелкому грызуну тягаться со слонами и гепардами, — засмеялся Рон. Гарри и Гермиона его дружно поддержали.

— Но способности к анимагии — это не единственное, что выделяет африканских волшебников, — отсмеявшись, продолжила Гермиона. — У них вовсю практикуется беспалочковая магия. Как вы знаете, палочка является европейским изобретением, и, несмотря на то, что африканские ведьмы и волшебники ещё с прошлого века приняли её в качестве полезного инструмента, многие заклинания выполняются простым указанием пальца или с помощью жестов. Это даёт студентам Уагаду прочную линию обороны, когда обвиняемый нарушает Международный статут о секретности.

— Им очень повезло! — воскликнул Гарри. — Вот попался африканец на колдовстве, а он в ответ на обвинение заявит: «Я всего лишь махал руками и не хотел, чтобы его подбородок отвалился».

Ребята вновь дружно рассмеялись.

— А я знаю одного выпускника Уагаду — это Бабаджиде Акингбаде! — воскликнул Рон. — Мне про него отец рассказывал.

— Верно, это он сменил Альбуса Дамблдора на посту Верховного Чародея Международной конфедерации магов. Он, кстати, не единственный выпускник Уагаду, кто смог достичь таких высот.

— Гермиона, — неожиданно к ней обратился Гарри. — Это, конечно, не моё дело, но я бы не хотел, чтобы ты участвовала в Чемпионате. Неужели тебе моего примера мало?

— Верно, Гарри дело говорит. Нечего тебе там делать! — Рон тоже решил вставить свои пять кнатов. — Если ты из-за меня во все это ввязываешься, то лучше не надо. Вдруг с тобой что случится, я ещё и виноватым буду.

— Ну уж нет! Я от этой идеи никогда не откажусь и докажу вам обоим, чего я стою.

— Это же очень опасно! — не унимался Гарри, он очень хотел её переубедить, так как решение Гермионы его очень расстроило. — Ты ведь сама нам только что рассказывала, насколько будут сильны соперники. Российские студенты могут повелевать животными и природой, японцам тоже палец в рот не клади, а об африканцах с их способностями я вообще молчу.

— Гарри, я ценю, что ты так переживаешь за меня, но я настолько загорелась этой идеей, что пока не приму участия — не успокоюсь. Я очень хочу попробовать свои силы в Чемпионате, проверить свои знания и выносливость, в конце концов. Пойми, мне это просто необходимо, мне нужно выяснить, на что я способна.

Как не пытался Гарри переубедить ее, сделать это ему не удалось. Гермиона была настроена серьёзно и уже считала дни до начала отбора на Чемпионат.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100