Добавить в избранное Написатьь письмо
Pathologist     закончен

    Стивен Роджерс никогда не понимал, что удерживает Вирджинию Поттс рядом с Тони Старком.
    Фильмы: Мстители
    Капитан Америка/Стив Роджерс, Вирджиния "Пеппер" Потс
    Общий /Любовный роман /AU || гет || PG-13
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 304 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Предупреждения: ООС, AU
    Начало: 20.10.16 || Последнее обновление: 20.10.16

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Мускатный орех

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Мир очень сильно изменился. Верхние этажи зданий терялись среди облаков. Как много хрома и стекла. Яркая реклама всюду. Будто город стал одним большим глянцевым рекламным журналом. Люди, как их много. Куда больше, чем он помнил. И все, будто части какого-то чудовищного механизма, стремительно несутся в одним им ведомых направлениях. Раньше определённо, всё было иначе. Исчезли улыбки, приветливая неторопливость. Нет мальчишек-босяков, шумной толпой несущихся прямо под колёса автомобилей.

В то, что с момента крушения его самолёта прошло почти семьдесят лет, он поверил сразу. Мир не мог настолько измениться за день.

И это значит, что Пегги так и не дождалась его на свидание.

Однако её взгляд говорил об обратном.

- Стив. Ты живой, ты здесь, ты вернулся… - Так больно слышать хриплый срывающийся голос женщины, которая для него буквально вчера была молода и полна сил.

Не смотря на болезнь Альцгеймера, в моменты просветления она становилась самой собой. Из глубины мутных слезящихся глаз, обрамлённых сетью глубоких старческих морщин, на него смотрела прежняя Пегги Картер – волевая, резкая, решительная агент СНР. Его Пегги. Она почти не изменилась.

- Ну разве я мог тебя оставить? – улыбался он ей, стараясь сглотнуть тугой ком в горле. Мягкая морщинистая рука, которую он нежно гладил пальцами, едва заметно дрожала в его руке. – Ты ведь должна мне танец.

Останется должна. Пегги Картер так больше и не встала с кровати. Её не стало ещё через пять лет, ранним утром поздней весны, наполненным ароматами цветущей сирени. В тот день он в первый и единственный раз встретился с её детьми. Младшая дочь биологически была старше его лет на двадцать. Оба совсем не были похожи на мать. В отца пошли.

Компас, с внутренней стороны крышки которого на него смотрела строгая агент Картер с газетной вырезки, так и остался с ним. Последняя ниточка в прошлое, которая помогала ему помнить, кто он на самом деле. Мальчишка из Бруклина, давние обидчики которого давно мертвы. Или как Пегги, доживают свои последние дни в домах престарелых и хосписах.

Жаль, что он не с ними.

Он чувствовал себя живым мертвецом. Экспонатом в музее, удивлённо смотрящим на то, как стремительно вокруг него изменился мир. Его жизнь и его война стали не более чем историей. «Ты нам нужен», - говорили все вокруг. И он видел, что нужен. Но почувствовать что это время – теперь его время, никак не удавалось.

* * * * *

Ещё одна деталь в этом мире осталась практически неизменной. Гордый, заносчивый, до неприличия богатый, с дурной славой бабника Старк. Пусть его теперь зовут не Говард, а Тони. Разницы не было почти никакой. То же чувство превосходства над окружающими, невероятный технический ум, модные машины – будто перенеслись, как и сам Роджерс, сквозь семьдесят лет такими, какими он их помнил. К Говарду Стив питал противоречивые чувства – вроде бы и друг, но как он откровенно подбивал клинья к Пегги! Тони Старк не вызывал вообще никаких тёплых чувств. Такие самовлюблённые снобы не должны быть счастливы. Это несправедливо.

А этот был.

Как ни странно, но порядочная женщина всё же решилась связать свою жизнь с Говардом Старком. Мать Старка-младшего. Хотелось бы увидеть эту женщину. Для Роджерса она была сродни сибирскому тиру – что-то удивительное и редкое, с чем он никогда не встречался. Но она тоже была мертва.

Но и сам Тони Старк, в точности повторяющий своего отца, был при своём неподобающем отношении к дамам абсолютно счастлив в делах сердечных. Постоянные отношения Старка с женщиной, на которую он не мог наглядеться, были уже не тигром, а единорогом – чем-то, чего вообще не может быть.

Любопытство заставляло хотя бы глазом взглянуть на эту женщину, чтобы удостовериться, что она действительно существует.

В один из осенних дней Стив забрёл в Старк Индастриз. На улице холодало, а ему, если честно, хотелось просто погреться. Влажный промозглый вечер Манхэттена пробирал до костей.

Он часто бродил. Если чувствуешь себя призраком прошлого, то незаметно перенимаешь повадки призраков. О том, что это монстроподобное сооружение из тонн бетона, металла и стекла принадлежит Старку, Роджерс понял только тогда, когда увидел над стойкой администратора серебристый логотип.

Поворачивать вспять он не стал. Всегда было интересно, чем же зарабатывает на жизнь этот золотой ребёнок.

Раздался мягкий сигнальный звук, когда кабина лифта остановилась на первом этаже. Двери с тихим шелестом распахнулись перед ним. Хром и стекло. Они были везде. Наугад ткнул цифру какого-то этажа. Двери, обождав пару секунд, начали закрываться.

- Подождите! Придержите двери!

Роджерс инстинктивно силой рук удержал закрывающиеся створки, лишь потом заметив на панели кнопку открытия. Он слишком стар для таких технических новшеств.

Торопливый перестук каблучков приблизился, и в кабину влетела запыхавшаяся и раскрасневшаяся от бега женщина.

- Спасибо, - благодарно улыбнулась она ему, поправляя юбку и пиджак, торопливо приглаживая растрепавшиеся светло-рыжие волосы.

- Не за что, - смущённо улыбнулся Стив. Несмотря на то, что он родился в год окончания Первой мировой войны, милая улыбка очаровательной дамы, адресованная лично ему, продолжала вгонять в краску.

Они молча проехали половину пути, переглядываясь. Светлый деловой костюм подчёркивал стройность и изящество её фигуры, а длинные голые ноги заставляли Стива краснеть и смущаться сильней. Пространство кабины не позволяло им стоять друг от друга дальше, чем на полметра, поэтому запах женщины различался отчётливо – дорогой парфюм, сквозь искусственные нотки которого проступал её собственный – запах разгорячённого молодого женского тела.

Почему она смотрит на него, когда думает, что он этого не замечает?

- Извините за бестактность, - наконец, посмотрев на него в открытую, смущённо улыбается женщина, - вы ведь Капитан Америка?

Вопрос расстраивает. На секунду ему показалось, что он интересен этой женщине как мужчина, а не его былые заслуги перед Отечеством.

- Да, - просто отвечает он, стараясь не выдать досаду. Её светлая радостная улыбка завораживает.

- Вирджиния Поттс, - представляется она, протягивая узкую ладонь для рукопожатия. – Исполнительный директор «Старк Индастриз». Очень приятно наконец познакомиться. Мистер Старк очень много говорил о вас.

Он бережно пожимает протянутую руку, с удивлением отмечая, что в ответном рукопожатии ощущается сила.

- Неужели? – автоматически спрашивает он, не выпуская руку женщины дольше, чем того требуют правила этикета.

- Откровенно говоря, Тони считает вас выскочкой, но поверьте, из его уст это комплимент, - смеётся женщина. Стив чувствует, что наконец отогревается. Приятное тепло волной затапливает его грудь.

- Можете передать, что я такого же мнения о нём, - улыбается он в ответ и ловит себя на мысли, что вот так долго разглядывать женщину, как это делает он, как минимум неприлично.

Тот же приглушенный сигнал говорит о том, что женщина приехала на нужный ей этаж.

- Мне тоже было приятно познакомиться с вами, мисс Поттс, - с сожалением отпускает её тёплую ладонь Стив. – Надеюсь на скорую встречу.

- Приятного вечера, - улыбается она ему напоследок, и, уверенно стуча каблуками, удаляется прочь.

Этот звук ещё долго звучит в его памяти.

* * * * *

Прошло примерно полтора года. Он вспоминал о той случайной встрече, в душе продолжая надеяться на новую.

Наконец он начал свыкаться с этим новым безумным миром. Эти люди – Романофф, Бартон, Беннер и даже Старк, постепенно стали если не друзьями, то хорошими знакомыми. Однажды Старк пригласил его к себе вместе с остальными. «Посидим, расслабимся. Ты же ещё помнишь, как это делается?» - хлопнул Стива по плечу сын Говарда. Роджерс поджал губы, показывая, что не одобряет совместной попойки, но в душе был рад. Они приняли его.

В разгар вечера ему становится душно. Распахнутая открытая лоджия так и манит подышать прохладным воздухом. Ночная прохлада постепенно успокаивает его разгорячённое тело. Город далеко внизу мигает светом фонарей, фар и светофоров, шумит потоками машин и людских разговоров. Здесь, наверху, спокойно и темно. Возможно, его новая жизнь всё же не так безрадостна, как он считал ранее.

В самом радужном настроении он возвращается обратно, к людям, которых считает почти своей семьёй.

- Здесь нет бренди! – слышит он удивлённо-возмущённый голос Бартона, стоящего у барной стойки и недоумённо разглядывающего ряды тёмных стеклянных бутылок. – Не может быть такого, что у Старка нет бренди!

Ему становится немного смешно, когда Бартон растерянно глядит на компанию, сидящую в светлых кожаных креслах вокруг футуристического стеклянного столика. Старка нет в помещении – видимо вышел, пока Стив любовался на ночной Нью-Йорк.

- Спрошу у Старка, - кивает Роджерс Бартону, видя в его взгляде безмолвную благодарность. – Куда он делся?

- К нему пришла Пеппер, - отвечает Романофф. По её игривому тону Стив понимает, что женщина со столь интересным именем (прозвищем?) – тот самый единорог, которого он так давно мечтал увидеть.

Стереотипы не обошли его мышление. Отталкиваясь от услышанного дерзкого имени (нет, скорее всего, прозвища), воображение нарисовало образ вульгарно одетой молодой женщины, коих Стив насмотрелся в этом новом времени. Он даже почти перестал краснеть, когда его взгляд случайно падал на одну из таких девиц.

Вполне в духе Старков.

Но жизнь очень любит удивлять.

Он пошёл на звук тихих голосов – ласкающего слух женского и густого баритона Старка. О чём говорили – Стив не мог разобрать, да и, следуя врождённой деликатности, не пытался.

Она стояла к нему вполоборота, как и тогда, в тесной кабине лифта. Её образ был тем же, какой он носил в своей памяти: высокая, изящная, длинные рыжие волосы рассыпаются по плечам, отливая в тусклом искусственном свете золотыми прядями.

Они целовались.

Старк бесцеремонно прижимал её к своему телу, одной рукой держа за талию, вторую запустив в волосы на затылке женщины.

Состояние Стива наверно можно было назвать оглушением. Как на войне, когда неподалёку разорвётся снаряд, не убив, но оглушив и дезориентировав. Он тихо развернулся, так ничего не сказав, и ушёл, стараясь не привлекать к себе внимания. Они и не заметили его, полностью поглощённые друг другом.

Он вернулся в комнату с алкоголем.

- Роджерс, я нашёл бренди! – радостно отсалютовал ему Бартон полупустым стаканом. Стив молча забрал его из рук Клинта и осушил одним глотком. Не замечая недоумённых взглядов, взял первую попавшуюся бутылку, и вновь наполнил стакан.

Так и пил весь вечер.

* * * * *

Образ целующихся Старка и Вирджинии Поттс преследовал его. Он и сам себе не мог объяснить, чем его так задела эта ситуация. Почему так больно оттого, что женщина, с которой он общался от силы минуту, счастлива со Старком?

Потому что ему казалось, что женщина заслуживает лучшего. Не Старка. Не того, кто ещё пару лет назад каждое утро просыпался с новой женщиной. Люди не меняются.

Что в Старке привлекло её? Да, он красив, харизматичен, богат. Но каждая здравомыслящая женщина, которой нужны спокойные стабильные отношения, семья, в конце концов, не могла не понимать, что Старк для этого непригоден. Брак? Дети? О чём вообще речь? А Стив почему-то с первого взгляда был уверен, что Вирджинии Поттс нужно именно это – семья.

Может она с ним из-за карьеры? Стив не был закоренелым шовинистом, но согласитесь, много ли вы видели женщин-исполнительных директоров крупных мировых оружейных компаний в возрасте едва за тридцать? Косметической ещё может быть. Или главой модного дома. Но не оружейной!

И нет, он вовсе не шовинист.

И не верит в мистику. Но может всё дело в гипнозе? Наверное, Старк загипнотизировал её. Иначе как могла такая женщина, как Вирджиния, быть с кем-то, кто хоть немного Старк?

Но, в конце концов, они счастливы, это видно всем вокруг. Так кто он такой, чтобы рассуждать об их отношениях?

В тот день он сидел в приёмной исполнительного директора «Старк Индастриз». Да, это сумасшествие. Но эта мысль не желала оставлять его в покое. Он просто проверит кое-что, убедится, что его мысль неверна, и уйдёт. Две минуты.

- Мистер Роджерс, - обратилась к нему миловидная секретарша, все десять минут ожидания кокетливо разглядывающая его из-под полуопущенных ресниц. – Мисс Поттс готова вас принять.

- Спасибо, - облегчённо улыбнулся он ей. Назойливое внимание женщины немного утомило.

- Мистер Роджерс! – светло улыбнулась ему Вирджиния. Искренне, будто действительно в конце длинного рабочего дня была рада видеть едва знакомого человека. – Рада снова вас видеть. Присаживайтесь, - и кивнула в сторону гостевого стула, обтянутого кожей.

- Благодарю, - кивнул он, не способный выдавить из себя даже вежливую улыбку. Слишком напряжён для этого.

- Могу я вам предложить что-нибудь? Чай, может кофе? – солнечная улыбка не сходила с её губ, несмотря на мрачный настрой посетителя.

- Нет, спасибо, - коротко отказался он, нервно потирая ладони.

- Хорошо, - кивнула она. – Я могу вам чем-то помочь? Это касается Тони? – Теперь он мог разглядеть беспокойство в её взгляде.

- Вообще-то да, - решился он. – Он произносил при вас какие-либо странные слова? Может фразы? Что-то, что совсем не соответствовало разговору?

- Простите? – растерялась женщина. – Вы серьёзно?

Удивление, написанное на её лице, заставило его почувствовать себя в крайней степени глупо. Что и следовало доказать. Идиот.

- Забудьте, - наконец неловко улыбнулся он ей. – Пожалуйста, не обращайте внимания на мои слова.

Встал, пробормотал под нос слова прощания, и направился к двери.

- Мускатный орех, - раздался за его спиной задумчивый голос. Отчего-то целая толпа мурашек пробежалась по его спине до затылка. Мерзкое ощущение. – Однажды он почему-то упомянул мускатный орех. Разговор никак не мог его коснуться. Я помню, как удивилась.

Он нервно прочистил горло.

- Мускатный орех.

Ответом ему был недоумённый взгляд Вирджинии Поттс.

- Прошу прощения, до свидания, - и ушёл, торопливо затворив за собой дверь.

Это всё Романофф, которую он всё-таки решился спросить о методиках гипноза. Она рассказала, что его закрепляют кодовым словом или фразой. Такими, которые никто не догадается использовать в обыденном общении.

А он решил попытаться снять этот мифический гипноз, который на Вирджинию Поттс наложил Тони Старк, чтобы она была с ним.

Даже в голове эта мысль звучала крайне странно.

* * * * *

Прошло достаточно много времени, чтобы он мог вспоминать об этом эпизоде, не краснея. Да и вообще, почти не вспоминал Вирджинию Поттс. Сейчас все его мысли занимала умершая Пегги, заключённый государством Баки и Заковианский договор.

Вальяжный Старк разглагольствовал об оливковых ветвях и зарытых топорах. Пытался уговорить его подписать договор.

- А Пеппер здесь? – оглянулся он. Рыжая деловая макушка, раньше почти всегда сопровождавшая Старка, давно не мелькала при их встречах. Он поймал себя на мысли, что в такое тёмное для него время был бы не против увидеть солнечную улыбку мисс Поттс. – Её не видно.

Может, если бы с ручками Рузвельта пришла она, он бы и подписал договор. Очень сомнительно конечно. Но она всё же была акулой бизнеса и грозой переговоров. Могла и кота продать мышам.

- Она... Как бы… - Неожиданно смущённо замялся Старк, избегая прямого взгляда. – В общем она…

Кажется, мисс Поттс добилась своего. Неужели Старк чувствует себя не в своей тарелке оттого, что кому-то удалось нарушить его обет безбрачия и отречения от семейной жизни? Почему Стиву стало так горько на душе?

- Беременна? – подсказал он Старку, стараясь скрыть горечь в голосе за ехидством.

- Да нет. Насколько я знаю, - слишком быстро ответил Старк, всё так же избегая смотреть ему в глаза.

Чёртова непонятная волна облегчения затопила Стива. Хорошо что он сидел, - обмякшие конечности вряд ли служили ему верно.

- Мы разбежались, - наконец посмотрел Старк ему в глаза. - Так получилось.

- Прости Тони, - искренне посочувствовал он Старку. – Я не знал.

Старк разглагольствовал, будто его прорвало. Вполне возможно, он до этого ни с кем не говорил на эту тему. Непонятно почему он решил, что Стив для него лучший слушатель в данном случае.

А Роджерс не слушал. В его голове вертелся непонятно откуда взявшийся «мускатный орех».

- Потому что завязывать не хочу. – Краем уха ухватил Стив конец монолога. - И терять её тоже. Подумал, может договор наш компромисс.

Понятно теперь, почему Старк так старается, чтобы все подписали эту бумагу. Хочет вернуть Пеппер.

Этот аргумент стал последним в череде длинного списка Стива «Почему не следует подписывать Заковианский договор».

И, кажется, он теперь верит в действенность гипноза.

13.09.2016
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100