Добавить в избранное Написатьь письмо
Travesty96 (бета: енотиус77)    в работе

    Первая Магическая война медленно разгорается в Англии. Министерство Магии принимает решение провести Чемпионат Зельеварения, чтобы найти союзников по всему миру для борьбы с таинственным и неизвестным темным магом – Волдемортом. В центре сюжета небезызвестные Мародёры и компания. Им предстоит решить немало загадок, одна из которых скрывает тайну о том, почему Чемпионат был под строжайшим запретом несколько долгих лет…
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Джеймс Поттер, Лили Эванс, Сириус Блэк, Ремус Люпин, Минерва МакГонагалл
    Приключения /Любовный роман || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 7
    Прочитано: 1683 || Отзывов: 1 || Подписано: 12
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя, ООС, AU
    Начало: 20.11.16 || Последнее обновление: 16.02.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Чемпионат зельеварения

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1: Тайное собрание


Умытый грозовым ливнем Лондон свободно вдохнул сладкий июльский воздух. Над шпилями высоких столичных зданий раскинулось яркое звёздное небо, приглашая людей на вечернюю прогулку по мокрым улочкам. Вечерние кафе зазывали посетителей уютным светом ламп и тёплой мелодией ненавязчивого джаза. В городе царило праздное настроение, и даже ливень, бушевавший всего полчаса назад, не мог испортить его.

По вымощенным камнем тротуарам, обгоняя медленные парочки, шла высокая фигура. Она не обращала внимания на удивлённые скользящие взгляды прохожих и быстро шагала, строго следуя маршруту. Причиной этих самых удивлённых взглядов была одежда, в которую была облачена Минерва МакГонагалл — а это была именно она. В такой тёплый, даже жаркий вечер, она была одета в неизменное строгое платье в пол и длинную чёрную мантию. На голове волшебницы красовалась остроконечная шляпа, поля которой скрывали тревожное выражение лица женщины. Несмотря на прекрасное настроение, в котором пребывал маггловский мир, МакГонагалл не разделяла этого беспечного состояния. В голове уже немолодой волшебницы роились, вытесняя друг друга и кружась в беспорядочном танце, беспокойные мысли. И она надеялась, что сегодня всем её сомнениям и тревогам придёт конец.

Свернув с главной улицы, Минерва МакГонагалл ещё долго шла по косым улицам, петляя словно испуганный кролик. Она то и дело оглядывалась, присматриваясь к каждой подозрительной тени. Вскоре волшебница остановилась у тёмного тупика, куда не проникал яркий свет фонарей. У левой стены расположилось три мусорных бака без крышек, а по стенке дома, который находился справа от неё, зигзагом возвышалась металлическая лестница. Ничего примечательного в этом тупике не было, но как только женщина переступила полоску света, что отделяла тупик от главной улицы, мир вокруг неё немного покачнулся, и МакГонагалл оказалась в не менее тёмной комнате. Свет в этой комнате ютился на кончиках свечей, освещая неровный круг кресел, почти все из которых были заняты.

— О, а вот и профессор МакГонагалл! — со своего сиденья поднялся высокий сухопарый мужчина в идеально пошитом костюме. Его ботинки блестели в тусклом свете свечей так же, как и волосы, которые были уж слишком сильно залиты средством для волос. Барти Крауч коротко любезно улыбнулся, но в этой улыбке не было ни капли тепла. — Мистер Урхарт, помогите профессору, кажется, наша маленькая магия не пришлась ей по душе.

С соседнего кресла поднялся давний знакомый и бывший коллега Минервы из Министерства Магии — Элфинстоун Урхарт. Он, бросив усталый взгляд на своего начальника, направился к Минерве, которая до сих пор не сдвинулась с места. Урхарт был одет в форменную мантию отдела магического правопорядка, на которой гордо была вышита эмблема Министерства. Это был высокий мужчина, с густой шевелюрой, в которой едва заметно светлела первая седина. Под тёмными мощными бровями шотландца притаились мудрые карие глаза. Элфинстоун подошёл к МакГонагалл, галантно протягивая ей руку.

— Всё хорошо, Минерва? — голос мистера Урхарта был гораздо приятнее, чем скрипучий звонкий голос мистера Крауча.

— Да, спасибо, Элфи, — МакГонагалл смущённо улыбнулась и, схватившись за руку старого знакомого, наконец дошла до своего кресла. Устроившись поудобнее, она с удовольствием отметила, что рядом с ней оказался не кто иной, как Альбус Дамблдор — её надёжный друг и соратник. Дамблдор едва заметно улыбнулся и кивнул ей, подбадривая.

— Я надеюсь, Вы были предельно аккуратны по пути на встречу, не так ли, Минерва? — как можно учтивее спросил мистер Крауч, когда МакГонагалл заняла своё место.

— Насколько это было возможно, мистер Крауч, — холодно ответила профессор МакГонагалл, вложив в свой строгий взгляд всю шотландскую гордость.

— Что же, — снова заговорил мистер Крауч, стараясь больше не смотреть на женщину, — почти все в сборе, ждём лишь мистера МакФерлена, он вечно опаздывает.

Однако не успел мистер Крауч закончить свою фразу, как в комнате очутился ещё один волшебник. На его молодом лице не было того беспокойства, которое одолевало МакГонагалл весь вечер. На нём была чёрно-белая мантия в память о бурном квиддичном прошлом и высокие сапоги из ярко-фиолетовой драконьей кожи. Он, словно не замечая присутствующих, медленно стянул перчатки, поправил светлые волосы и наконец обратил своё внимание на всех собравшихся.

— Добрый вечер! — радостно воскликнул мистер МакФерлен, улыбаясь во все тридцать два зуба. — Надеюсь, я не заставил вас долго ждать.

— Вы почти опоздали, Хэмиш, — произнёс мистер Крауч, сдвинув брови. — Скорее занимайте своё место, нам давно пора начинать.

Хэмиш МакФерлен вальяжно прошёл к последнему пустому креслу, усаживаясь между мистером Краучем и Аластором Грюмом, который недобро зыркнул на него.

— Я думаю, — начал мистер Крауч, складывая руки в замок, — вы все знаете, почему мы собрались сегодня здесь. На этой неделе в северном районе Уэльса два дома взлетело на воздух. На прошлой неделе в Абердине также произошёл взрыв в одном из частных домов.

— Магглы жалуются на газ, — подхватил рассказ мистер Урхарт и вытащил из кармана скрученную маггловскую газету. На первой полосе «Гардиан» были отпечатаны три жутких фотографии разрушенных домов. В завалах кирпичей виднелась мебель, а небо над поверженными зданиями было чёрным от дыма. — Но то, что нам удалось узнать, говорит о том, что газ тут совсем не причём. Видите, этот чёрный дым на картинках? — мистер Урхарт дождался утвердительного кивка от Дамблдора и МакГонагалл, которые разглядывали газету. — Это вовсе не дым. По словам очевидцев, это был какой-то знак, страшное безглазое лицо, возможно череп. Там была использована магия, а этот знак не что иное, как метка. Мы точно не знаем, что там произошло, но то, что там была задействована тёмная магия, это точно.

— Через доверенные источники, — продолжил Грюм, опираясь локтями на колени, — нам удалось узнать, что за этим всем стоит некий Волдеморт — оппозиционер, который не чурается грязных методов, чтобы высказать своё недовольство.

— Это имя мне знакомо, — произнёс Дамблдор, поднимая голову от газеты.

— Вы что-нибудь знаете о нём? — заинтересовано спросил мистер Крауч, цепляясь взглядом за директора Хогвартса. Он резко дёрнулся, словно гончая, почуявшая след.

— Он учился в Хогвартсе несколько лет назад, — Дамблдор кивнул. — Скрытный был мальчик, но несомненно очень талантливый.

— К сожалению, если за этим всем действительно стоит этот Волдеморт, значит, он использовал свои таланты не по назначению, — горько заметил мистер Урхарт.

— Раз здесь задействована магия, — неожиданно произнесла МакГонагалл, — то почему министерские газеты молчат об этих происшествиях? Люди должны знать, что происходит.

— Несомненно, полностью с Вами согласен, профессор, но дело в том, что вскоре начнётся гонка за пост министра магии, — начал мистер Крауч, нервно потирая руки, — не хотелось бы поднимать шум в такое беспокойное время.

— Вы собираетесь вступить в гонку? — холодно спросила МакГонагалл, вонзаясь взглядом в мистера Крауча. Надо отдать ему должное, он выдержал этот полный недружелюбия взгляд, и с вежливостью и спокойствием, присущими всем политикам, Крауч ответил:

— Боюсь, что так, — кивнул он, — и поверьте мне, Минерва, как только я стану министром, все эти беспорядки будут взяты под жёсткий контроль.

— Вы ещё не министр, — отчеканила МакГонагалл, мельком заметив, как мистер Урхарт прячет улыбку, склонив голову.

— Есть ещё кое-что, — произнёс Грюм, придвигаясь к свету. — Все эти дома, которые были уничтожены принадлежали магглам. Но вся соль в том, что в каждой семье рос волшебник.

— О Мерлин, — воскликнул Дамблдор, откидываясь на кресло. — Что с ними случилось?

— Одному из них едва исполнилось одиннадцать, его имя только в прошлом месяце внесли с списки магглорождённых волшебников, — тихо говорил Грюм, осматривая присутствующих. — Ему не удалось выжить. А вот ещё двое, шестикурсники, им удалось сбежать.

— Надеюсь, на этом плохие новости кончились? — с надеждой спросила МакГонагалл, в её глазах скопились слёзы, которые она неловко пыталась стереть.

— Почти, — горько выдохнул мистер Урхарт, выпрямляя спину. — По всей Англии стали пропадать дети. — Дамблдор и МакГонагалл в ужасе переглянулись. — Да, стали пропадать магглорождённые волшебники. Непонятно, то ли их похитили, то ли они ушли сами. Если случилось последнее, надо думать, их предупредили выжившие, и теперь неизвестно, где они.

— Сколько детей пропало? — с нажимом спросил Дамблдор. Профессор МакГонагалл могла с лёгкостью различить ярость, которая дрожала в его на удивление спокойном голосе.

— Мы точно не знаем, — пожал плечами мистер Крауч, его идеально выглаженный сюртук поднялся к самой шее, превращаясь в сплошные складки. — Около десяти, если не считать тех шестикурсников, но каждый день мы узнаем о новых пропажах. Весь наш отдел на ушах стоит, мы делаем всё, что можем, чтобы найти их, но ничего не выходит.

— Значит, делаете недостаточно! — взорвалась Минерва, сжимая длинные пальцы в кулаки. Этот мистер Крауч умел выводить из себя. Даже вечно сдержанная профессор МакГонагалл не смогла стерпеть этого типа.

— Не надо, Минерва, — произнёс Дамблдор, строго глядя на профессора. — Вы понимаете, что ситуация, которая сейчас разворачивается прямо под вашим носом, настолько серьёзна, что долго молчать Вам не удастся? Вы должны действовать быстро, чтобы предотвратить большую беду, которая обязательно придёт, ведь от Волдеморта можно ожидать всего, что угодно, это я вам гарантирую, — Дамблдор не отрывал разъярённого взгляда синих глаз от мистера Крауча, который часто моргал и облизывал тонкие губы. — Единственное, чего я никак не могу понять, почему вместо того, чтобы работать не покладая рук, Вы проводите время, рассказывая нам сводку новостей за неделю. Зачем вы позвали именно нас с профессором?

— Тот вопрос, который я надеялся услышать, наконец прозвучал, — мистер Крауч снова заулыбался, оглядываясь на своих подчинённых. — Мы так же, как и Вы, профессор Дамблдор, почуяли угрозу от этого Волдеморта, и, боюсь, теперь Министерство слишком занято выборами, — МакГонагалл что-то возмущённо пробормотала себе под нос, но мистер Крауч решил не обращать внимания на своенравного профессора. — Поэтому без помощи нам не победить! Мы решили, что без поддержки наших зарубежных коллег нам не обойтись.

— Я всё ещё не совсем понимаю нашу роль в Ваших играх, — скептично хмыкнул Дамблдор.

— Думаю, сейчас Вам всё станет ясно, — мистер Крауч поднял ладони, снова коротко улыбаясь. — Ничто не сближает людей так, как состязания. Мистер МакФерлен предложил отличную идею! — Хэмиш, молчавший всё это время подмигнул из темноты. — Это лучшее, что мы можем предпринять сейчас. Мистер МакФерлен — глава отдела магических игр и спорта, он знаток в этом деле. Поведайте нашим друзьям Вашу идею!

— Я считаю, — произнёс Хэмиш, снова поправляя волосы, — что нам стоит возродить Чемпионат Зельеварения!

— Что? — профессор МакГонагалл с ужасом распахнула глаза.

— Ну как же, — удивился Хэмиш, вздёрнув брови. — Вы разве не знаете? Это такая игра, школы соревнуются, получают призы.

— Я знаю, что это такое, — медленно проговорила профессор. — Но ведь это полнейшее безумие!

Мистер МакФерлен хотел было очень громко возмутиться тому, как отозвались о его идеальной, на его взгляд, идее, но снова Дамблдор взял разговор под свой контроль, не позволяя конфликту вспыхнуть.

— Я полностью согласен с профессором МакГонагалл, — кивнул Дамблдор. — Вы знаете, что случилось во время последнего Чемпионата. Спешу напомнить, именно поэтому его и прекратили проводить.

— Но ведь ситуация требует того! — не выдержал мистер Крауч. Он привык к беспрекословному подчинению, и поведение профессоров его определённо раздражало. — Мы знаем, что случилось в прошлый раз, но тогда расследование показало, что это был несчастный случай.

— Несчастный случай?! — возмутился Дамблдор. — Вы только послушайте себя! Погибли люди!

— И мы учтём это! — мистер Крауч даже привстал со своего места. — Теперь все этапы Чемпионата будут проверяться специальной комиссией перед их проведением. Риски будут сведены к минимуму, студенты будут в безопасности. Мы решили уведомить Вас заранее, чтобы заручиться Вашей поддержкой. Тем более, что нынешний министр согласилась на проведение Чемпионата.

— То есть наше мнение вас совершенно не волнует? — грозно спросил Дамблдор, поднимаясь со своего места.

— Боюсь, что так, — мистер Крауч снова пожал плечами и поднялся вслед за Дамблдором. Он едва сдерживал победную улыбку, радуясь, что смог добиться своего.

— И всё же, мистер Крауч, — начал Дамблдор, наблюдая, как улыбка съезжает с лица министерского работника. — Хогвартс сможет подать прошение об отказе в участии, если первого сентября школа не досчитается своих учеников. Найдёте детей, тогда и поговорим.

— Что ж, не беспокойтесь, — мистер Крауч поправил лацканы своего сюртука. — Мы разыщем детей, Хогвартс примет участие в Чемпионате, а Волдеморт будет заточен в Азкабан.

С этими словами мистер Крауч поклонился профессорам и, повернувшись на каблуке, растворился в воздухе. Вслед за ним исчезли и Аластор Грюм, и Хэмиш МакФерлен, и Элфинстоун Урхарт, который тепло улыбнулся профессору МакГонагалл на прощание.

Когда в комнате затихли хлопки трансгрессии, профессор МакГонагалл посмотрела на Дамблдора, который задумчиво разглядывал то место, где несколько секунд назад стоял мистер Крауч.

— Что мы будем делать, Альбус? — тихо спросила Минерва, растеряв весь свой пыл.

— Нам остаётся лишь ждать. Здесь всё не так просто, как думает мистер Крауч. Волдеморт — игрок, которого не стоит недооценивать. Чемпионат может сделать только хуже, — тяжело вздохнул тот.

— Но что, если повторится история Смитов? — дрожащим голосом произнесла Минерва.

Дамблдор обратил взгляд своих мудрых постаревших глаз на МакГонагалл. Профессор трансфигурации дрожала, словно осиновый лист. Он очень хотел пообещать ей, что всё будет в порядке, но не мог. МакГонагалл привыкла слышать от него только правду.

— Тогда мы потеряем всё, — без тени эмоций произнёс Дамблдор. Он протянул МакГонагалл руку, и в следующее мгновение они трансгрессировали прочь, оставляя свечи медленно догорать на столе.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100