Eien no Neko    закончен

    О трудной жизни Тёмного лорда, вынужденного воспитывать помимо чрезмерно шустрых детей ещё и котика
    Фильмы: Звёздные войны
    Дарт Вейдер, Люк Скайуокер, Палпатин, Принцесса Лея
    Юмор / / || джен || G
    Размер: миди || Глав: 1
    Прочитано: 1461 || Отзывов: 0 || Подписано: 1
    Предупреждения: ООС, AU
    Начало: 30.03.17 || Последнее обновление: 30.03.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Особая Сторона Силы

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Люди порой гибли в вылетах; как хороший командир, лорд Вейдер терять подчинённых не любил, хотя при необходимости без малейших колебаний послал бы их туда, где ситх джедая не гонял.
После гибели пилота или десантника вопрос о его личных вещах — что-то разобрать на память, что-то отправить родным при наличии таковых — решался либо его товарищами, либо непосредственным командиром.
И лорд ситхов совершенно не понимал, почему на сей раз потребовалось его личное присутствие, пусть погибшего офицера помнил в лицо и считал его неплохим пилотом, несколько раз даже беря с собой в вылеты в качестве одного из ведомых. Но подчинённые отчего-то затруднялись, как поступить с неким «движимым имуществом» погибшего, а главком пребывал в мирном (для ситха) настроении и сразу душить никого не стал.

— Это что? — вопросил лорд Вейдер, взирая на «движимое имущество» — белый лохматый зелёноглазый клубок, таращившийся на лорда ситхов безо всякого почтения.
— Это редкий зверь — котик, — обрадовался помощник штурмана, большой любитель экзотических животных и, как поговаривали, не менее экзотичных подруг. — Его еще называют айлурра. Считается вымершим; на заре человеческой расы пользовался известностью и нёс неясную, но, по-видимому, важную функциональную нагрузку.
Вейдер хотел было отдать приказ утилизировать животное, которому не место на корабле, каким бы экзотичным оно ни было, но тут редкий зверь, вспушив хвост, подошёл, отёрся о ноги грозного лорда и громко замурчал.
— О, — с уважением сказал всё тот же помощник, — милорд, кажется, зверь вас признал. Вы ему нравитесь.
Мофф, маячивший за лордом, закатил глаза, беззвучно, но очень тяжело вздохнув. Помощник штурмана был безголовым по молодости лет, и голову, судя по всему, ему обрести и не светит. Милорд придушит раньше.

Вейдер прислушался к мыслям подчинённых (чаще всего в чужих мыслях царила такая чушь, что слушать её — себе дороже, так что, вопреки слухам, лорд ситхов вовсе не читал все мысли подчинённых подряд, довольствуясь считыванием эмоционального настроя), хмыкнул, наклонившись, подхватил редкого зверя котика под мягкое пушистое пузо.
Мофф незаметно, как ему казалось, облегчённо вздохнул: всё-таки помощник штурмана подавал большие надежды, а подходящие кадры — это всегда головная боль.
Зверь бессовестно обмурчал грозного ситха, от избытка чувств слегка погрызя палец перчатки и чудом не обломав себе зубы. Физиономии подчинённых приняли такое серьёзное и глубокомысленное, даже отчасти трагичное выражение, что Тёмный лорд, пожалев их, величаво удалился. Вместе с котиком.

Разумеется, на военном корабле животным не место. Но что за польза быть ситхом, если не поступать так, как тебе хочется? Император столько лет вдалбливал это в голову ученика, после Мустафара напрочь позабывшего всю былую разудалость и рисковость, что пора было внять его наставлениям. Хотя бы из уважения к мастеру.
Редкий зверь котик — котесса? — оказавшийся дамой, ходил за лордом по пятам, почему-то воспылав к нему горячей любовью.
Лорд сперва пытался запирать, но потом махнул рукой: зверь котик ухитрялся просачиваться сквозь наглухо задраенные двери отсеков. Впрочем, теряться в закрытых отсеках зверь котик ухитрялся (ухитрялась) не менее эффективно, потом трагически из-за дверей этих отсеков завывая на манер неупокоенного призрака. Приставленный крохотный дроид должен был следить за тем, чтобы самозваную питомицу Тёмного лорда никто не обидел, никто на неё не наступил (пришлось принять меры, ибо котик сам кидался под ноги, и половина экипажа, прекрасно осведомлённая о том, кто хозяин назойливого зверька, уже пребывала в предынфарктном состоянии), не утилизировал, ну и так далее. Заодно пришлось приказать усилить меры безопасности, ибо котик на корабле оказался хуже эвока с гранатой, а в рубке управления — и вовсе сущей катастрофой (или котострофой, склонен был считать лорд), в результате которой звёздный разрушитель едва не рухнул на красный гигант. Кошка всего лишь вспрыгнула на пульт управления, испугавшись грозного окрика вахтенного, шарахнулась, переключив рубильник и замкнув бортовой комп. Негодующий компьютер, оказавшийся совершенно несовместимым с кошками, немедленно выдал новый курс, а чтобы сменить его, понадобилось на целую стандартную минуту обесточить весь корабль, дабы перезагрузить систему управления.

Кошка была в восторге от нового хозяина и его Силы, но, кажется, считала, что это он — её питомец, а не наоборот. И вдобавок мягкий пушистый зверёк знать не желал о субординации и считал, что и весь корабль — его. Раз уж здесь слушаются питомца. Спасибо, хоть мир пока захватить не пыталась. Вейдер подозревал, что это — пока. Вот попрактикуется на звёздном разрушителе... Не за то ли присвоен кошкам код опасности «оранжевый» в реестре опасных созданий?..

Кроме того, лорд ситхов усвоил: если долго всматриваться в бездну, то бездна... мяукнет. И попросит есть, даром что только что была кормлена.
Право слово, не было у ситха проблем — завёл котика.

— И как мне тебя назвать, редкий зверь? — озадачился лорд, поняв вдруг, что редкого зверя так и называет «кошкой», ну или «заразой» — после очередной котовыходки, без которых питомице жизнь была не мила и день прожит зря.
— Мрр? — отозвалась допущенная в святая святых — каюту Тёмного лорда — кошка, вылизывая лапку и тщательно протирая ухо.
— Кого-то ты мне напоминаешь своим талантом находить неприятности на свою голову и причинять их всем окружающим, — задумчиво сказал лорд.
И дёрнулся: владыка желал видеть своего главкома. Очень желал, что лорду отзывалось сильнейшей головной болью — деликатностью в ментальном общении император никогда не отличался, вторгаясь в чужую ментальную сферу с изяществом шагохода АТ-АТ.
— Мря? — встревожилась кошка, не донеся лапу до уха. Видно, её насторожило изменение в поле Силы.
— Нас вызывают на ковёр, — сказал ей лорд и вздохнул.
Дожил, с кошкой разговаривает. С другой стороны, чем кошка хуже дроидов? А с дроидами он ещё в нежном детстве болтал. Может, с той поры и не терпел, когда ему перечили — дроиды с людьми не спорят.

Владыка был недоволен. Владыка был так недоволен, что доспехи Вейдера уже начинали искриться.
Белая кошка величественно прошествовала на середину погружённого в полумрак зала, уселась и принялась умываться с таким видом, будто ситхи у неё тут в гостях.
— Ты кого завел, Вейдер? Смерти моей хочешь? — развернувший кресло ко входу император чихнул. Доспехи перестали искриться. — Предка айлурианцев притащил, надо же!
— Вы знаете, что это за животное, повелитель? — удивился Вейдер.
— Я старый больной человек... то есть ситх, — брюзгливо огрызнулся император Палпатин, у которого оказалась аллергия то ли на кошачью шерсть, то ли на кошачьи замашки прибрать к лапкам мир — соперников владыка-ситх в таком деле не терпел. Не иначе, потому кошек в Галактике толком и не водилось. — И, в отличие от малолетних балбесов, взрывавших боевые станции и размахивавших мечами, я в юные годы книги читал. А кошкам на корабле не место!
Кошка перестала намывать ухо, выгнула спинку и зашипела на императора.
— Вейдер, твоё животное на меня шипит!
— Лея! — укоризненно сказал Вейдер, ясно ощутив направленное внимание алых стражей за дверьми тронного зала. До прямого подслушивания они б не опустились, но греть уши посредством Силы им принципы не мешали. Даром что Силой они вроде как не должны были владеть. — Не шипи на владыку.
Свежепоименованная кошка презрительно фыркнула, подошла неспешно и отёрлась о сапоги лорда ситхов.
— Мерзкое животное, — буркнул император.
— Вы учили меня следовать своим желаниям, владыка, — невинно (насколько вообще может получиться невинно у закованного в чёрные пафосные доспехи Ужаса всея Галактики в два метра ростом!) заметил Вейдер.
Император скривился, снова чихнул и махнул рукой — иди, мол, с глаз моих!

Вейдер и пошёл — к себе. Дабы провести время с пользой — то есть погрузиться в медитацию. Энакин в своё время считал это делом абсолютно бесполезным, предпочитая во время медитаций коллективных подмигивать хорошеньким падаванкам, а наедине с учителем нарочито рисовать в голове такие картинки с участием тех самых падаванок, что у Оби-Вана уши краснели; лорд Вейдер же прекрасно осознавал полезность духовных практик. И не только в плане погружения в Силу. Иначе командный состав имперского флота изрядно был бы прорежен — а где потом замену искать?

Но даже шлем снять ему не дали.
— Мяу, — сказала невесть когда отставшая Лея за дверьми. — Мяу?
Лорд стойко проигнорировал кошку, уже успев ознакомиться с кошачьими взглядами на запертые двери. Если дверь заперта — в кошачьем сознании это буквально катастрофа, ибо там, за дверью, конечно же, всё самое интересное. Если же дверь отперта — кошке мигом становится неинтересно. И она ни за что не войдёт. Но вот стоит вновь дверь запереть...
— Мяу, — настойчиво сказала питомица, поскрёбшись в двери каюты. — Мя-а-ау!
Лорд вздохнул, махнул рукой, открывая двери.
«Опять автоматика испортится...» — подумал отстранённо. От привычки одарённых убирать препятствия взмахом руки отделаться было трудно, но автоматика кораблей на ситхов или джедаев почему-то рассчитана не была.
Кошка, сидевшая на пороге, немедленно отвернулась. И даже хвост вздёрнула надменно, показывая, что открытая дверь ей совершенно неинтересна.
Вейдер вновь махнул рукой, закрыл двери.
— Мяу! — жалобно и потерянно сказали за дверью. — Мя-а...
«Сила Великая...» — подумалось лорду. Не в первый раз за последние пару недель.
Котики — определённо порождение Тёмной Стороны Силы. Слишком уж сильные эмоции они вызывают. Да и к ситхским перчаткам, Тёмной Силой буквально фонящим, кошко-Лея питала подозрительно нежную привязанность, пытаясь раз за разом попробовать на зуб.
Самому лорду, невзирая на медитации и периодические попытки удушения некомпетентного комсостава с целями не только профилактики дурости и саботажа, но и собственной релаксации, нынче очень хотелось ругаться, как самому распоследнему татуинскому беспризорнику. Исключительно на хаттском. Что лорду, в отличие от оного беспризорника, было невместно. Именно поэтому Тёмный лорд вообще никогда не ругался, а сразу душил Силой. Так оно нагляднее — подчинённых надобно держать в строгости. Придушишь кого — и, прости Сила за тавтологию, даже на душе легче становится.

Разве отвлечься, с сыном поговорить?..

Политические разногласия в семье вовсе не мешали Вейдеру общаться с сыном; хотя попыток дистанционного воспитания тот демонстративно не замечал и всё ещё сбивался с детского «папа» на почти официальное «отец», никак не в силах решить, как же лучше обращаться к лорду ситхов, оказавшемуся самым близким родственником. Но императоры приходят и уходят, империи рушатся, сменяясь республиками или федерациями, а сын у Тёмного лорда один. Семья для Скайуокеров всегда была превыше всего.
Приказ императора по отлову блудного Скайуокера-младшего, впрочем, Вейдеру это тоже не мешало исполнять, прямого саботажа владыка бы не потерпел. Хотя самому лорду летать было решительно недосуг. Обязанности, знаете ли...
Люк, для порядку после знакомства с отцом и с его ситхскими воспитательными методами подувшись, уже не обижался: сам служил, понимал, что такое военная присяга и что приказ есть приказ, к тому же рассудил, что другого отца у него тоже не будет, а попытки отлова и вовсе вносили приятное разнообразие в жизнь. Фамильный темперамент никуда не денешь...

«Здравствуй, сын».
Люк отозвался не сразу.
«И тебе привет, папа. Как дела?»
«Да как обычно... Ты уж извини за базу — служба...»
«Да я понимаю», — рассеянно отозвался Люк, который, как и на Хоте, ушёл из-под самого носа Тёмного лорда-отца, уведя и прикрывавшую отход повстанцев эскадрилью почти без потерь, даром что лорд учёл собственные ошибки вроде использования шагоходов там, где водятся нестандартно мыслящие одарённые недоучки неопределённой Стороны Силы.
«Кошку вот завёл... — зачем-то сказал Вейдер, вновь взмахом руки отпирая двери. Кошко-Лея немедленно показала хвост. — Повелитель, кажется, не одобряет».
«Ты завёл... КОГО?»
«Кошку, — повторил Вейдер. Кажется, Люку пока не слишком хорошо даются разговоры через Силу. — Леей назвал...»
Люк, кажется, поперхнулся, если можно поперхнуться в мысленном разговоре, далее последовала череда ярких и замысловатых образов, в которых в причудливых и противоестественных сочетаниях присутствовали хатты, джаввы и банты с вкраплениями рогато-полосатых забраков. Богатое воображение Люк явно унаследовал от него, — с невольной гордостью подумалось Темному Лорду.
«Прости, отец, это я не тебе. Чуть в ведомого не влетел».
«Ты же прирождённый пилот — это у тебя наследственное!» — укорил Вейдер, про которого в бытность его Энакином Скайуокером ходили байки — мол, посади Скайуокера в корабль даже пьяным в дупель (джедаям такое не светило, Сила не допускала, но Эни всегда законы были не писаны!) — он и в беспамятстве доведет корабль до места назначения, взорвав по дороге орбитальную станцию и спася учителя. В очередной раз.
«Осторожнее надо новости сообщать! — огрызнулся отпрыск. — Лорд ситхов и котик! Оксюморон!»
«Кошка. Ты знаешь, что это за зверёк?»
«Один ситх, — ответствовал почтительный сын. — Один из моих лучших друзей — контрабандист, если помнишь. Так вот, Хан после одной из ссор привез Лее из рейса такого зверька — мол, приличные девушки должны любить не только негодяев, но и всё мягкое и пушистое».
«А Лея?» — спросил Вейдер, задетый тем, что за его дочерью ухлёстывает какой-то пират.
«Лея как раз разбирала дроида и запустила в него гаечным ключом; к счастью, не попала. Но котёнка взяла — страшный зверь оказался! Проводку дроида у меня разгрыз, устроил замыкание на «Соколе», едва не стал причиной войны с мон-каламари и рассорил Хана с Леей, когда первый дал котику пинка за выведенного из строя «Сокола». Кажется, не дождаться тебе внуков, папа...»

На фразе о внуках поперхнулся уже Вейдер.

«А вот я бы не отказался от внучат! — вмешался Палпатин. — Слушай, Вейдер, количество твоих детей как-то подозрительно увеличивается...»
«Владыка! — возмутился Вейдер. — Это приватный разговор!»
«Здравствуйте, ваше императорское величество», — сказал вежливый (после воспитательных подзатыльников обучающей его этикету сестры) Люк.
«Здравствуй, здравствуй, мой юный джедай. Когда ты мне представишь сына, Вейдер? И когда мы наконец увидим его на Тёмной Стороне?»
«Простите, ваше императорское величество, — дипломатично сказал Люк. — Я пока не готов к оказываемой мне чести. Мне и на этой Стороне неплохо».
«Владыка!» — с укоризной сказал Вейдер.
«Ничего-ничего, я тут, в уголочке, помолчу», — хихикнул владыка ситх и вправду умолк.
Некоторое время Вейдер и Люк прислушивались к Силе, пытаясь ощутить присутствие постороннего в их ментальном поле.
«Знаешь, отец, если Лея узнает, что ты назвал в её честь кошку, я за сохранность твоей головы не ручаюсь, — предупредил Люк. — Лея — она знаешь, какая буйная, когда злится... её даже Хан тогда опасается».
«Вся в мать», — ностальгически вздохнул Вейдер.

Где-то на задворках сознания кто-то хихикнул.

«А как вашего-то котёнка зовут?» — поинтересовался Вейдер, уже чувствующий себя опытным котиковладельцем.
Последовала пауза; со стороны Люка ощутилось странное смущение.
«Эни».

Опыта в скрещивании вамп с таун-таунами и крайт-драконами, а также склонении всяких там забраков, тускенов и прочих колоритных обитателей Галактики у Тёмного лорда было куда как больше.
По крайней мере, Люк восхищённо присвистнул (невесть как ухитряясь это сделать мысленно) и попросил: «А можно последнее повторить ещё раз — ну то, про гунганов, хаттовых матушек и твил'лечек? Я записать не успел».
«Я т-тебе!.. — рявкнул мысленно расстроенный лорд. — Ещё не хватало, услышу — сам уши надеру!»
«Сперва поймай, папа!»— ответствовал нахальный отпрыск, не забывая тщательно прикрываться ментальными щитами — дабы не дать ощутить своё местонахождение. И умолк.

Что правда, то правда, с поимкой пока дело не задалось — последние охотники за головами, нанятые по прямому приказу императора, дабы отловить чрезмерно шустрого Скайуокера-младшего (шило в месте, в приличном обществе не называемом, было фамильным!), внезапно прониклись горячей любовью к зверушкам, цветочкам и грядкам, уверились, что любое оружие — зло, и выкинули весь свой арсенал прямо в открытый космос.
Тёмный лорд терпеливо выслушал незадачливых охотников, восхвалявших близость к природе, и поторопился высадить их на ближайшей сельскохозяйственной планете с подходящими природными условиями — на любой ферме ещё пара рук никогда лишней не будет. Кажется, трюк под кодовым названием «вам не нужны мои документы», в анналах Галапедии носивший название «майнд-трик», удавался Люку даже лучше, чем приснопамятному Оби-Вану, некогда любившему на досуге прошвырнуться по самым злачным барам, высмотреть физиономию, отмеченную всеми возможными пороками, и сообщить проникновенно её обладателю, что отныне выпивка, девочки и дурь его не интересуют. После чего бедолаге, лишённому всех радостей жизни, оставалось только податься в монастырь при храме одной из распространённых в Галактике религий.

Люк, как доносили некие близкие источники, пошёл по стопам несостоявшегося наставника и успел лишить Лэндо Калриссиана главной радости жизни — любимой вредной привычки. Похоже, милый и недалёкий мальчик-провинциал, которым Люк успешно порой прикидывался, едва не проведя даже отца, в юности банту съевшего на трюке «честные голубые глаза», был-таки злопамятен и предательства Хана Соло, пусть и вынужденного, Калриссиану не простил. Так что теперь бывший барон-администратор Облачного города смотреть не мог на любимые сигары, вместо этого пристрастившись к леденцам на палочке. И непременно полосатым.
А среди повстанцев вдруг развилось отвращение к азартным играм, в частности, к сабакку. Хотя причастность к последнему Люк яростно отрицал. Никак Лея руку приложила, взглянув на возможность использования Силы с практической точки зрения?..

Впрочем, всё это были, можно сказать, милые юношеские шалости, а цветочки оказались впереди. Императору, чтоб ему... долго жилось, позарез зачем-то понадобился ещё один одарённый. И непременно носящий фамилию Скайуокер. И до правила «двое их» императору явно дела не было. Не мог же сам Вейдер настолько владыку достать? А отдавать одного Скайуокера в обучение к другому — едва ли император пойдёт на то, что угрожает сохранности Галактики. С другой стороны, не опасается же он концентрации Скайуокеров вблизи себя...
Лорд, хоть и улавливал при разговоре какие-то странные образы, связанные с Люком и Марой Джейд, что ему совсем не нравилось, ослушаться прямого приказа никак не мог, как и истолковать его по-своему — это вам не Совету Ордена джедаев головы морочить, за годы владыка изрядно поднаторел в командовании ушлыми форс-юзерами, а в случае самовольства немедленно изображал громовержца.

Наследственность со стороны отца даровала Люку интуитивное понимание техники, а жизнь на ферме и экономия на всём, в том числе на ремонте личного транспорта и купленных у джавв краденых дроидов — и практические умения. После того, как Люк умудрился повторить трюк Хана Соло, посадив свой икс-винг прямо на едва не поймавший его крейсер, влезть в систему управления и не просто дистанционно перепрограммировать, а договориться с самим кораблём, лорд уже не знал, чего ему хочется больше — то ли самолично придушить сына, то ли похвалить за находчивость. Крейсер объявил себя мессией всех механизмов, а некоего Л. Скайуокера их другом, под угрозой самоуничтожения вынудил экипаж эвакуироваться и канул во тьму Галактики, время от времени появляясь вблизи населённых планет и нарушая радиомолчание ради проповедей для дроидов, киборгов и кораблей всех видов.

Ещё немного — и объявит некоего Д. Вейдера лжепророком и отступником, не принадлежащим ни миру людей, ни миру машин.

После этой выходки Люка лорд ситхов, битых два стандартных часа выслушивавший брюзжание и угрозы императора, картинно швырявшегося молниями (нет, в самого Вейдера владыка старательно промахивался, ибо перемкнёт ведь, но всё равно лорд потом часа два искрился), вместо медитации наладил снова полетевшую автоматику, отвечавшую за открывание дверей его каюты, и, заглянув в медотсек, полностью перебрал и усовершенствовал медицинских дроидов, до которых прежде руки не доходили. Заодно приделал-таки дроиду-кошкосопровождающему дополнительные суставчатые конечности — иначе за шустрым и пушистым проклятием ситхских лордов, теряющимся едва не быстрее, чем находящимся в неожиданных местах, ему было не угнаться.
Двигатель своего истребителя Вейдер перебрал ещё раньше. Возня с техникой успокаивала и мешала придушить первого встречного члена экипажа просто за то, что он дышит. Подобных методов аутотренинга император не одобрял.

Своих людей лорд ситхов зарёкся посылать на поимку Люка с тех пор, как звено СИДов, благополучно упустившее икс-винг джедая-недоучки, вернулось, выделывая замысловатые петли, чудом не сталкиваясь друг с другом и распевая хором на общей радиоволне нечто вроде «тайфайтер летит-качается, пилот вздыхает на ходу: "Ой, топливо кончается, сейчас я упаду!"» На всю Галактику позорище.

Линии вероятности при попытке сына отследить почему-то сворачивались в клубок, и, пока лорд вытаскивал один конец и вычислял возможность встречи с Люком в будущем, все другие безбожно перепутывались. Линии вероятности касательно всех прочих (кроме императора, при попытке просмотреть будущее того Вейдер немедленно схлопотал увесистый подзатыльник через Силу, невольно вспомнив юные падаванские годы) просматривались без труда.
Хатт знает что.

Лея тем временем упорно двигала, прости Сила за тавтологию, повстанческое движение, а Люк не менее старательно влезал везде, где только мог, не ограничиваясь плановыми диверсиями для Альянса вместе с возглавляемой эскадрильей. Особенное внимание сын отчего-то уделял старым храмам и загадочным развалинам, что-то упорно разыскивая, не стесняясь поднять связи приятеля-контрабандиста и перейдя дорогу «Чёрному солнцу». Те связались с Вейдером и осведомились, требуется ли лорду ситхов некий бесхозный Скайуокер, ибо должен же кто-то им возместить понесённые убытки!
Награда за поимку Люка всё возрастала, что безгол.... безответственного отпрыска только веселило.

Нет, надо бы плотнее заняться воспитанием детей, — подумалось как-то лорду. Это и вообще дело ответственное, а воспитание Скайуокеров (пусть Лея и носит другую фамилию!) — ещё и опасное. Укрощать крайт-драконов, наверное, проще...

«При всём моём уважении, отец, с педагогическими способностями у тебя не очень», — отозвался Люк, нахально подслушавший мысли отца, не прикрывшегося щитом.
Судя по ощущениям, сейчас Люк двигался. Куда-то летел? Сын категорически отказывался связываться с отцом иначе, чем из открытого космоса, опасаясь выдать месторасположение очередной тайной базы повстанцев или повстанческого флота.
«Какая семья — такие методы», — огрызнулся оскорблённый лорд, втайне раскаивающийся, что дал упрямому сыну себя спровоцировать и лишил того руки. Довольно и одного киборга в семье. Биологические протезы, даже выращенные из клеток самого пациента, у форс-юзеров не приживались, несмотря даже на повышенную регенерацию. Энакин Скайуокер, когда это обнаружил, сделал единственно разумный, хоть и грубоватый вывод: «Мидихлориане дохнут!»
А ещё одной ситхской перчатки тоже нет.

Впрочем, сынок и сам был хорош — одного казённого имущества на какую сумму угробил, не говоря уж о потерянных людях. Звезда Смерти, между прочим, обошлась в годовой доход какой-нибудь небольшой индустриальной планетки, — а отвечать кому? Вейдеру!
Почитать пару пособий по педагогике, что ли? Что делать со взрослыми сыном и дочерью, подавшимися к повстанцам и занявшими в движении восстания не последние места, лорд ситхов представлял не очень, но подозревал, что воспитательные методы, применяемые к подчинённым, тут не подойдут.
Кроме того, лорд почти убеждён был: пока что сын и дочь слишком увлечены самим процессом борьбы — скайуокеровский нрав никуда не денешь, а вот когда они поставят своей целью сменить государственный строй... Самому Вейдеру в своё время хватило парочки кошмаров в качестве стимула.
Как долго может просуществовать государственный строй в отдельно взятой Галактике? Ровно столько, сколько он устраивает отдельно взятого Скайуокера.

Как сказал бы распылённый по Силе Оби-Ван, «один Скайоукер — повод для беспокойства, двое — повод для паники», трое же, мог бы добавить он нынче, — паниковать и эвакуироваться уже поздно.

* * *

Кошко-Лея отчего-то невзлюбила владыку-ситха, не иначе, усматривая в нём соперника в деле захватывания всего мира. Нелюбовь эта проявлена была чисто кошачьим способом в аккурат после воспитательной работы императора в отношении Вейдера. Новая Звезда Смерти строилась медленно, воровали всё, что можно и нельзя, и нагло занимались саботажем, ибо, чтобы уложиться в заявленный бюджет (после колоссальных убытков из-за несчастья, носящего фамилию Скайуокер, случившегося с предыдущей космической станцией), зарплаты пришлось сильно урезать. Разумеется, на всякого бездельника Тёмных лордов не напасёшься, а ответственного за строительство меняли уже четыре раза. Вейдер разрывался между флотом, операцией «отлови Скайуокера», строительством станции и подготовкой военного парада ко дню основания Империи; что-то, понятно, получалось хуже. Император был недоволен, а когда император бывал недоволен, то имел нехорошую привычку швыряться молниями. Удобная штука Сила — молния вместо тысячи слов...

Кошке категорически не нравился искрящийся лорд.
А кошки, как оказалось, не только страда... то есть наслаждаются манией величия, как ситхи, они ещё и мстительны так же.

Как кошко-Лея пробралась в тронный зал, осталось загадкой; Тёмный лорд давно уж подозревал питомицу во владении Силой или, по крайней мере, в умении просачиваться сквозь стены и запертые двери. Едва ощутив ярость императора и подглядев (видно, владыка очень расстроился, если упустил контроль!) через Силу её причину, Вейдер тут же отправил сам себя с инспекцией войск и недостроенной станции и проверкой готовности к военному параду, спешно отбыв на личном шаттле. Вместе с кошкой. Скольких трудов стоило герметично упаковать кошку, привязать и надеть на неё кислородную маску! Пожалуй, целого боя с каким-нибудь нехудшим форс-юзером. Но лучше уж это, чем поруганные тапочки владыки-ситха...

На недостроенной Звезде Смерти-2, где готовились к проведению парада (который должен был проводиться разом в нескольких местах — пехота, шагоходы и прочая военная техника — на поверхности нескольких планет, корабли, разумеется, в космосе, кроме двух эскадрилий атмосферных истребителей, а недостроенная пока что станция должна была в очередной раз продемонстрировать мощь Империи), кошко-Лея немедленно потерялась. Взять с собой кошкосопровождающего дроида лорд, спешно производя тактическое отступление, позабыл. На взгляды окружающих, в сознании которых никак не укладывалась картинка «лорд ситхов и милый пушистый зверёк», упомянутый лорд уже перестал обращать внимание. Вслух не скажут, а будут громко думать — всегда можно огорчиться. Что делает Тёмный лорд, когда огорчается, знала вся Галактика.

День парада наконец наступил, и старавшийся уследить за всем лично (вечная проблема кадров, не на кого свалить!) лорд ситхов вздохнул с облегчением: можно перестать запугивать всех и вся, чтоб шевелились бодрее, найти потерявшуюся кошку и наконец-то не нужно искать подход к музыкантам. Музыканты — натуры трепетные, и, в отличие от простых смертных, которым запугивание шло только на пользу, разом теряли всё вдохновение от одного вида грозной чёрной фигуры, зловеще пыхтящей над душой. То, что они извлекали из своих инструментов вместо гимна Империи, устрашило бы даже кошко-Лею, воображавшую, что обладает чудесным голосом, а на деле завывавшую так, что экипаж флагманского крейсера за спиной главкома втихую договаривался о сеансе экзорцизма. Не могли только решить, служителя какой конфессии пригласить. Военный марш вообще звучал, как вызывание какого-нибудь демона.
Выстроившиеся с двух сторон клоны в начищенных белоснежных доспехах выглядели, на придирчивый взгляд главкома, совсем неплохо. Не стыдно императору показать. Офицеры тоже выглядели браво — опрятная форма, начищенные ремни и сапоги, парадное оружие.
Главком почтительно приветствовал прибывшего императора, заиграл бравурный марш, знаменуя начало парада, — и всё вроде бы шло по плану, но...
Следом за чеканящими шаг офицерами флота шла... потерявшаяся кошка. Да как шла — вышагивала, гордо задрав хвост, под звуки военного имперского марша. Настоящая... имперская кошка.
Вейдер беззвучно застонал и напомнил себе, что грозным лордам ситхов биться головой об стенку не подобает. Вот же проклятие на его голову...
Подтащить к себе кошку Силой — так ведь заметят, а парад транслируется по главным каналам головидения. Парад, техника, громадины крейсеров в звёздной бездне, штурмовики и юркие истребители, военные... и кошка.
Завидев лорда, кошка, ничтоже сумняшеся, подбежала к нему, растеряв всю торжественность, и потёрлась о ноги.
Кажется, даже имперский марш на мгновение поперхнулся.
Рассудив, что такое количество свидетелей всё одно придушить не удастся — и видеотрансляция опять же, лорд ситхов нагнулся и взял кошку на руки. А что ещё оставалось делать? Кошка замурчала, едва не заглушая звуки марша. И перебралась на плечо, балансируя там. Лорд скрестил руки на груди, всем своим видом показывая, что ничего особенного не происходит, и вообще, всё так и задумано. Подумаешь, лорд ситхов в зловещих чёрных доспехах. С белым пушистым котиком на плече.
Журналисты и обыватели будут в восторге.
Что там пресс-служба говорила о необходимости большей близости и понятности высших эшелонов власти простому народу?..

* * *

Вейдер бы не посылал больше своих людей на поимку Люка, наученный горьким опытом, но от охотников за головами опять толку не было, а император требовал вынуть и положить ему Скайуокера. Приказ есть приказ, и, получив доклад о том, что упомянутого Скайуокера обнаружили там-то и там-то, лорд отправил два звена истребителей на перехват одинокого икс-винга. Банта тебя забодай, Люк, где твоё сопровождение?.. И куда смотрит Лея?

«Ах, чтоб вам гунгана в тёмные лорды! Нет, пап, это я не тебе».
Лорд Вейдер хмыкнул, представив Джа Джа Бинкса в чёрном плаще и с алым световым мечом. Использующего технику под кодовым названием «пьяный гунган». Ну да, вот кто во всём виноват (и в гибели несостоявшегося учителя Энакина тоже) — никто бы не догадался, что нелепый гунган — ситх! Идеальное прикрытие.
Гм...

«Что там у тебя?»
«СИДы на хвост сели. Подбили, заразы, левая дюза не тянет...»
Нашли уже, значит. Разумеется, лорд ситхов и не подумал бы отзывать подчинённых — во-первых, служба есть служба, во-вторых — пусть сын учится выпутываться из неприятностей самостоятельно, а не с помощью друзей и слепой удачи, отчего-то питавшей слабость к их семейству. Скайуокеры вообще обладали талантом выживать в несовместимых с жизнью и Светлой Стороной условиях. Ни на аренах не гибли, ни во льдах не замерзали, в воде не тонули, на кораблях не разбивались, в огне не горели... хм, ну, почти. Впору подумать о мировом законе сохранения Скайуокеров.
«...к ситховой матушке!» — высказался на всю Силу Люк.
«Твоя бабушка, — одёрнул Тёмный лорд, — была достойной женщиной!»
Эмоции Люка были труднопереводимы на человеческий язык. Кажется, сыну было немного не до выяснения тонкостей родственных уз Избранных.
Вейдер помолчал, не отвлекая, но прислушиваясь к колебаниям Силы.

«Эни, чтоб тебя, зараза!»

От возмущённого вопля на всю Силу Лорд поперхнулся, на миг вообразив, что он вновь падаван и только что попался, возвращаясь из самоволки, или на очередном хулиганстве, или просмотре запрещённых голокронов (раз запрещено — значит, должно быть интересно!), или на драке. В случае возникновения разногласий выходец с Татуина просто и незамысловато давал оппоненту в глаз или ухо, минуя все стадии «да ты… да я...» и попытки призвания Силы. Наставник цепко ловил за ухо отработанным жестом, не давая провести стратегическое отступление, и мучил чтением Кодекса джедаев. Читал Оби-Ван громко, невыразительно и на редкость нудно. На пункте три-один «...тако же джедаю воспрещается вступать в мирские отношения, как-то: дружба, влюблённость, женитьба/замужество, ибо сильные эмоции есть путь на Тёмную Сторону...» Эни впадал в тоску и клялся учителю, что больше никогда и ни за что, сам искренне во враньё своё веря.
Но что поделать, если некоторым нельзя было не дать в глаз, магистр Винду почти сравнялся по цвету кожи с дуинуогуином, отчего-то очень обидевшись на невинный вопрос о том, почему цвет его меча по спектру между синим джедайским и красным ситхским и не тёмный ли он джедай или вообще тайный ситх в таком случае, магистру Йоде же — с его-то ушами! — стыдно было не понимать эльфийских рун, которыми Энакин честно нацарапал предупреждение перед ловушкой из плотоядных ползучих лиан. Пирамидка ситхского голокрона и вовсе была прямо-таки на самом виду, всего-то в потайной нише на третьей полке сверху, в пятой секции, за тремя рядами нудных пособий для юнлингов о значении Силы в философском контексте, и защита на нём была ерундовая, кто ж тогда виноват! Если не хотели, чтоб кто-то читал, так нечего было в библиотеке его хранить. Дочитать не дали, отобрали...
А то, что это именно Эни написал ту табличку над входом в Зал Собраний Совета «Оставь надежду всяк сюда входящий» (цитата из модной запрещённой поэмы «По уровням Корусанта») и грохнул угнанный опытный образец новой модели икс-винга об очередную орбитальную станцию... вместе с самой станцией (подумаешь, там и станция-то была так себе, невзрачная совсем!), вообще так и не было доказано!
Против природы не пойдёшь, и не хулиганить Энакин попросту не мог. И с субординацией у него было как-то не очень. То есть она теоретически присутствовала, но какая-то кривая, прямо как чувство самосохранения, покалеченное и вымершее ещё на Татуине. Хотя, конечно, всего, ему приписываемого, даже Скайуокер вытворить не мог по причине невозможности находиться в нескольких местах разом, о чём искренне жалел.
Совет Ордена регулярно грозился Энакина сперва из падаванов, а потом из рыцарей выгнать и песочил учителя, учитель устраивал головомойку ученику (то, что учителя бывшими не бывают, для Эни оказалось неприятным открытием!)… Хотя Энакин как-то честно предлагал с Советом объясниться самостоятельно. Оби-Ван зачем-то плюнул через плечо, сказал «чур меня!» и отказал наотрез.

В целях воспитания рыцаря Э. Скайуокера ему назначили падавана. Дабы прочувствовал, проникся и так далее. Никогда ещё Совет так не ошибался... Впрочем, то уже другая история.

«У меня в кабине — котёнок! — возмущённо поделился Люк. — Под креслом спал… И он, кажется, норовит управлять моим истребителем сам!»
— Мя? — заинтересовалась кошка, и Вейдер покосился на неё с подозрением: кто этих котиков знает, может, они вообще разумны (дураками прикидываться всегда проще, если, конечно, у тебя не лорд ситхов в начальниках) и через Силу подслушивать и подсматривать умеют...
«В кабине же невесомость, — заметил лорд. — Ты-то пристёгнут...»
И дышит-то котёнок чем?
«Он хвостом рулит! — отозвался Люк, пытаясь, кажется, справиться с отдельно взятым представителем популяции считавшихся вымершими опасных животных (уровень опасности — оранжевый). — Конец связи, папа, у меня тут поклонники никак не отстают...»
И умолк.
Вейдер некоторое время прислушивался, стараясь ощутить, что происходит, но сын учился быстро и закрылся сейчас наглухо.

Разумеется, очередные недобровольные добровольцы, посланные на поимку повстанца Скайуокера, лидера Разбойной Эскадрильи, вернувшись, сообщили лорду ситхов то, что тот и без того знал: Люк снова исхитрился спутать все планы императора.
Хотя все планы императора Палпатина знает только сам император Палпатин; может, он таким образом развлекается?
От пришедшего в голову образа императора, гадающего на цветке «поймают», «не поймают», «голову заморочит», «на Тёмную Сторону перейдёт», лорду стало смешно, и он поспешно укрепил ментальные щиты. Владыка любил порой подглядывать за тем, что творится в головах его учеников.

— Нам не нужен Люк Скайуокер! — бодрым хором отрапортовали подчинённые в ответ на начальственное «докладывайте».

Избавь Сила нас от недоучек, понятия не имеющих о том, что невозможно, а потому и это невозможное совершающих так же легко, как ошибки, которые не совершил бы полностью обученный форс-юзер!

«Придушу», — обречённо подумал Вейдер. Нет, быть отцом — крайне вредная и тяжёлая работа. И эмоции расшатывает, которых по умолчанию у ситхского лорда должен быть лишь необходимый минимум. Сильные эмоции вроде злости и ярости ведут на Тёмную Сторону, но выжить на ней вовсе не помогают. Нынче же Тёмный лорд, который все эти годы успешно справлялся с эмоциями путём устранения (читай: удушения) объекта, их вызывающего, чувствовал себя едва ли не вернувшимся в юные годы.
— Мя! — издевательски сказала кошка, так и ходившая за лордом по пятам и успешно скрывающаяся под его плащом.
Подчинённые вытаращились на мяукнувшее начальство, но тут же поспешили принять вид лихой и придурковатый.
Сила рядом подозрительно заколебалась — лорд ситхов всерьёз подозревал, что Оби-Ван, подавшийся в призраки, нагло подсматривает! Ещё и посмеивается. Научил Люка плохому! Вейдер и вообще бы не удивился, узнав, что всё происходящее Оби-Ван и Йода спланировали заранее — нет предела коварству Светлой Стороны! Жаль, что призрака Силы второй раз не прибьёшь. Вон уже и кошка потешается.

Но кошка — это вопрос вообще отдельный, сложный и крайне запутанный.
Теряться и находиться потом кошко-Лея умудрялась в самых неожиданных местах, не забывая в голос высказывать своё недовольство этим несовершенным миром, где столько запертых дверей.
После того, как кошка неведомым образом оказалась в мусоросборнике и славно поохотилась там на дианогу, лорд Вейдер возблагодарил Силу и императора за шлем с маской — иначе срочно пришлось бы учиться краснеть, чего он и в нежном детстве не умел.
Почти безобидная и даже застенчивая дианога запаниковала, отбиваясь всеми конечностями, которые в недобрый час протянула к зверьку, просто любопытствуя. Кошка, прыгая по мусору, издавала боевой клич, перемежая с паническими воплями, когда проваливалась в воду, и всё вместе — грохот, плеск и завывания — сливались в невообразимую какофонию.
Кто-то тут же пустил слух о призраках невинно удушенных Тёмным лордом — вон, мол, и давеча кто-то на третьей палубе завывал и метался за задраенными дверьми. Озадаченные техники хотели было очистить мусорный отсек, сбросив мусор, но проходящий мимо помощник штурмана догадался, в чём дело, и кошку со всей осторожностью из отсека извлекли. Погрызенная дианога забилась в дальний угол, дабы лечить нервы и отращивать новые щупальца. Бедолага и так до сих пор от визита Люка с компанией не оправилась...

Лорд ситхов не объявил кошкоспасителю благодарность только потому, что затруднялся с формулировкой. В самом деле, «за спасение котика Тёмного лорда» — это как-то чересчур.

* * *

«Ты назвал моим именем — КОШКУ?!» — от вопля в голове лорд, что стоял на капитанском мостике, созерцая звёзды, едва не оглох, мигом выпав из медитативного транса.
Мысленная речь Лее долго не давалась, привыкший мыслить логически разум пасовал перед казавшимся непреодолимым расстоянием между собеседниками. Да и осмысление своеобразности их семьи Лее далось куда труднее, чем её брату.
«А вы в честь меня — кота!» — парировал Вейдер, умолчав о том, что если б у него был кот — то быть бы ему Люком. Или Лукасом... на худой конец.
И вообще, кошка Лея была, по крайней мере, белой. Зато котёнок Эни, как признался Люк, — чёрным. Что за намёки?
«Давайте мы их познакомим?» — встрял Люк, выполнявший в ситходжедайской семье роль миротворца, а заодно огребающий с двух сторон разом после ввязывания в очередные приключения. Лея не стеснялась ябедничать лорду ситхов про небоевые вылазки Люка, ради этого даже преодолевая свою неприязнь к Голонету, даром что отлично понимала его пользу: у повстанцев работала целая бригада троллей, высмеивающих любое имперское начинание и просто отдельных подданных Империи, приходя в комментарии под постами и взламывая закрытые личные блоги, а помимо троллей была и команда умников, действующих куда более тонко, вежливо и аргументировано дискутируя друг с другом и мимопроходящими. Люку же попадало за ввязывание вообще с одной стороны и за непродуманность авантюры — с другой.

Люк всё собирался придумать способ допроса призрака Силы, припереть Бена к стенке и выспросить у него про отцовскую юность — в благонравие и послушность Скайуокера-старшего, вещавшего сыну про «а вот он бы в возрасте Люка никогда...», как-то не верилось. Послушные ученики джедаев, продумывающие наперёд все свои авантюры, в Тёмные лорды не подаются. Их семейство всегда было сильнее в импровизации.
А к Бену у сына своего отца была ещё парочка претензий. Так себе, небольших совсем... к примеру, поступок, с моралью джедаев не вяжущийся, результатом которого стал самый известный образ Галактики. Интересно, до какой степени материален призрак Силы? Или, вернее, насколько нематериален? И проницаем для энергии, скажем, молний?..

«И захватим Галактику котиками?» — иронично осведомилась Лея, временами ужасно напоминающая Люку их отца, о чём, впрочем, он благоразумно помалкивал.
«А чем котики хуже императора? Даже лучше — они пушистые и мягкие. Таких все любят».
«А я, значит, не пушистый и не мягкий? — обиделся император, у которого вопрос внешности вообще был больной темой. — Никто меня не любит, всякий старика обидеть норовит!»
«Это приватный разговор!» — хором возмутилось семейство Избранных.
«А когда я увижу вас на Тёмной Стороне?» — вкрадчиво осведомился император, явно действующий по принципу: союзников держи близко, а Скайуокеров — ещё ближе.
«Излишнее увлечение Тёмной Стороной, — отрезала Лея, — пагубно действует на внешность!»

Вейдер потерял дар ментальной речи. Возразить, впрочем, было нечего.
Люк, судя по донёсшимся эманациям, откровенно веселился. Жаль, что на таком расстоянии воспитательный подзатыльник даже с помощью Силы не дашь.

Кошко-Лея сочувственно муркнула и полезла по плащу Тёмного лорда, цепляясь коготками. Забралась на плечо, потёрлась пушистой щекой о шлем и заурчала, как маленький механизм.
Подчинённых, увидь они лорда с котиком на плече, удар бы хватил.

«А тебе, братец, получше следить за собой надо, — переключилась на Люка Лея. — Кто не так давно чуть механика не придушил Силой?»
«Он детали таскал и подсовывал нам вместо исправных негодные, — оправдался Люк. — Вот почему я всегда предпочитал дроидов людям! И вообще, обычно я душу только совсем уж несимпатичных личностей!»
Император мерзко захихикал.
«Твой сынок, Вейдер!»
«Если я не познаю Тёмную Сторону, — обиделся Люк, — как я буду знать, что должен в себе контролировать?»
«Сперва душишь несимпатичных тебе личностей вроде механиков, хаттовых слуг и работорговцев, потом сверкаешь жёлтыми глазами, потом остаёшься без руки, а затем остаётся только чёрный костюмчик надевать! — разошлась Лея. — Учти, в братьях ситха я не потерплю, одного в семье вполне достаточно!»

Похоже, после очередной авантюры — это не та, что с развалинами древнего храма и игрой в салочки с контрабандистами из «Чёрного солнца», или ещё что-то было? — Люк на основную базу заглядывать и встречаться с сестрой не торопился. Поразительное чувство самосохранения для их фамилии. И понятно теперь, как Лея всё-таки овладела речью через Силу — как иначе брата воспитывать?
Благо что кровная связь между троими облегчала подобное общение. Хотя прежде Вейдер о возможности разговоров на больших расстояниях не слыхал, но для Силы на самом деле всё едино — рядом собеседник или в паре парсеков отсюда. Или Сила просто их семью любит.

«А мне чёрное нравится...» — неосторожно буркнул Люк, в ответ на что узнал о себе много нового от сестры, закончившей монолог обещанием лично испробовать на нём свои достижения в области овладения Силой, в частности, удушение.
«Страх перед Тёмной Стороной на неё же и приводит, — заключил довольно император. — Похоже, дочка тебе удалась, Вейдер».

Рядом с Вейдером подозрительное «крак!» издал обзорный экран. Лорд готов был поклясться, что сам он отношения к этому не имел.
На манипуляции эмоциями Энакин в своё время реагировал однозначно: Силой в лоб ото всей широкой души, а потом сказать, что так и было, и нет, я не знаю, откуда взялась эта тряпочка. Сын обычно в лоб не бил сразу, он вполне мог поначалу отступить, действуя тоньше... если успевал вспомнить про ситхскую наследственность.
Но вообще выводить из себя Скайуокера никому не рекомендовалось: это, знаете ли, чревато последствиями. Разгребай потом эти развалины...

* * *

...Люк был в белых доспехах, белой же тунике поверх, белая маска подозрительно напоминала устрашающую маску самого Вейдера, и всё остальное, кроме разве золотого пояса и вычурно позолоченной рукояти сейбера, также было подобрано в тон.
«You don't know the power of the Light Side» — почему-то замогильным голосом выдал Люк, прежде чем Вейдер успел спросить его, что это за маскарад, и напомнить, что на рыцаря Света ввиду наследственности и собственных наклонностей сын ну никак не тянет.
Светлый лорд воздел руку, в которой засветился клубок молний.
«Идём со мной, отец, и будем вместе править Галактикой!»
На этом Вейдер проснулся, задыхаясь, и согнал кошку, норовящую улечься прямо на маску. Тут и не такие кошмары ещё приснятся!
У джедаев с их демократией, к счастью, Светлых лордов или паладинов не водилось. Одни рыцари да магистры.
Паладин Скайуокер... страшно представить, особенно если учесть увлекающуюся натуру — темперамент-то фамильный...

«Отец, — виновато сказал Люк — если уж Вейдеру снились кошмары, то они имели мерзкое обыкновение тем или иным образом сбываться. Проблема была только с верным толкованием: неверное вполне могло поменять местами причину и следствие. — Я тут... в общем, я нечаянно. Там и развалины-то были хлипкие какие-то...»
И где Вейдер слышал уже подобное?.. Жаль. В недавно найденный специально нанятыми археологами на небольшой планете, что на периферии Галактики, храм, вернее, его остатки, Вейдер намеревался наведаться сам. В конце концов, вдруг именно там находилась легендарная ситхская библиотека, которую тщетно разыскивают столько времени... Джедаю-то зачем знания древних ситхов? Поймать бы того осведомителя, который сливает информацию повстанцам! Вернее, Люку. И вряд ли лично — скорее через посредника.
Вейдер не обманывался — и с той, и с другой стороны хватало тех, кто за вознаграждение, реже — по собственным убеждениям делился информацией с противником.
«Чем тебе этот храм не угодил, скажи на милость?»
Люк ушёл в радиомолчание.
«Что ты искал там? — уже всерьёз заинтересовался лорд. — И почему слухи о найденных где-то развалинах якобы храмов так тебя интересуют, что проверять ты отправляешься лично, даже рискуя попасться охотникам за головами? Ты хоть понимаешь, что сейчас — одно из самых разыскиваемых лиц в Галактике? Чудо-оружие найти надеешься, что ли? Тайную технику владения Силой?»
При последних словах со стороны Люка пришло странное колебание Силы... какое-то чувство, которое тот не сумел сдержать.
«Да технику исцеления он ищет», — вмешалась неожиданно Лея, бессовестно подслушивавшая разговор отца и брата.
«Нет никакой чудо-техники исцеления, — сказал лорд. — Сила — она и есть Сила, дело тут в степени овладения ею и точке приложения; один древний ситх, говорят, грозился перевернуть планету, если ему укажут точку опоры... Зачем тебе-то понадобилось?»
«Для тебя, отец, для кого же ещё! — огрызнулся расстроенный Люк. — Чтобы ты дышать мог нормально, есть по-человечески, на планеты без боязни спускаться, просто жить, наконец, не завися от механизмов!»
Теперь в радиомолчание ушёл сам лорд ситхов. Что он чувствовал по этому поводу, он и сам затруднялся сказать.
«Вейдер, — ворчливо сказал император. — От тебя в Силе штормит. Ты там личный состав слишком не прорежай, что бы они опять ни натворили. Если уж совсем невтерпёж — придуши парочку клонов. Их хоть заменить легче».
Лея деликатно молчала, а Люк закрылся наглухо — Вейдер больше его не слышал. Это Люк ещё не знал, почему постанцев так с Хота выжить старались — и хвала Силе, что не знал, его к ситхским гробницам близко подпускать нельзя! И ведь с паршивца станется заглянуть в гости к древним ситхам на Коррибан в поисках информации. Почившие призрачные лорды так обрадуются заглянувшему на огонёк джедаю...
Если б не прошёл войну с клонами, из-за чего иначе, чем людьми, их не воспринимал (для всех прочих клоны — всего лишь расходный материал, ну так они с ними солдатский паёк не делили и по именам не знали), впору было бы воспользоваться предложением императора. Что за жизнь! Хватишься — уж и придушить некого.

— Мрр? — подняла голову кошко-Лея и сладко зевнула.
Оценила раздраконенность Тёмного лорда — на сей раз вовсе не по её вине, — поднявшись, неспешно потянулась и величественно прошествовала к хозяину. Или питомцу — с какой стороны смотреть.
Вспрыгнув на колени, потопталась, умащиваясь поудобнее на жёстком, и замурчала под лаской неловких пальцев. Ещё и мордочку попыталась просунуть в полусомкнутую ладонь.

Дыши, дыши, тёмный, котята — они всегда такие, глаз да глаз за ними, и всё равно что-нибудь да вытворят, хоть ты на стенку лезь.

А с Леей на коленях ведь и дышать легче становится, — понял вдруг Вейдер, выпав из тёплого-мурчащего, обволакивающего облака. Это он что, образы-мысли кошки читал?.. И ведь точно — кошки определённо владеют Силой, хоть и совершенно другим образом, чем разумные. Хотя разумность вообще критерий относительный...

Тут из воздуха соткался силуэт маленького зверька, а лорду ситхов даже не по себе стало от колебания Силы. Индикаторы на грудной панели предупреждающе пискнули.
— О Сила Великая! — только и сумел сказать лорд, которому что-то невидимое легло тяжестью на плечи.
— Мрр, — сказала кошко-Лея, попробовав на зуб перчатку и отёршись щекой.
Стало чуточку полегче; по крайней мере, к полу уже не пригибало.
«Ну, я, — ворчливо согласился светящийся золотистый котёнок. — Опять всуе поминаешь?»
— А... почему такая... маленькая? — спросил лорд, не придумав ничего лучше.
«Подумаешь! — возмутился котёнок. — У тебя что, гигантомания?»
— Э?
Котёнок превратился в здоровенную клыкастую зверюгу, невесть как уместившуюся в не такой уж большой каюте, навис над Тёмным лордом.
«И как?» — насмешливо поинтересовалась зверюга.
— Мне предыдущий вариант больше понравился, — честно признался лорд, незаметно отодвигаясь.
«Все любят кошек», — самодовольно сказал котёнок, вернув себе прежние скромные размеры.
— Всё хорошо в меру, — пробормотал Вейдер, — как говорил магистр Винду, когда некий Э. Скайуокер предложил себя в кандидатуры образца для создания армии новых клонов...

«О да, — фыркнул котёнок, — армия Скайуокеров — верный развал не только вражеской армии, но и собственной, и вообще всего, что под руку подвернётся».
— Могу я узнать, к чему... подобная демонстрация? — осведомился лорд. — Что-то я не помню, чтобы кто-то прежде удостаивался подобной чести.
«Мне просто было любопытно, — котёнок-Сила сел и принялся вылизывать лапку. — Я за вами приглядываю — ты и твоя семья мне симпатичны, уж очень вы… шебутные и независимые. Прямо как кошки, мои любимые создания. И почти так же ко мне чувствительны и всегда в итоге приземляетесь на лапы».

Ну да, Скайуокеры, как уже говорилось, в воде не тонут… В общем, живучи и неубиваемы. Хотя если уж мерить кошачьими мерками, то большую часть нескольких положенных по легендам кошкам жизней лорд ситхов истратил на Мустафаре. Остальные, как видно, на детях потеряет.

— Чего ты от нас добиваешься? — кошко-Лея, предательница такая, тёрлась о светящегося котёнка и головой, и боком, всячески пушилась и громко, самозабвенно мурчала.
«Жду, когда вы поймёте главное. Ты — Тёмный, твои дети — ближе к Свету… Я жду, когда вы поймёте, что я — едина, во мне — и Свет, и Тьма, как во всех живых, и одно не может быть без другого, жду, когда кто-то из вас сумеет пройти по грани между, как ходят мудрые кошки, объединит знания двух ветвей — мне равно не нравится, когда погибают ситхи и джедаи: их, мёртвых, растворившихся во мне, уже куда больше, чем в мире — живых, и это нарушает равновесие. Любая сила создана для того, чтобы ею пользоваться, а кто будет пользоваться мною, если большинство способных к этому мертвы? Да, твой сын Люк, между прочим, подаёт большие надежды… Свет, порой не чурающийся Тьмы».
— Ты мне сына на Тёмную Сторону не склоняй, — возмутился лорд, искренне считавший, что подобная привилегия принадлежит ему одному.
Тёмного джедая ей подавай, ну надо же. Слыхал лорд ситхов о таких, так нынче и их не осталось, так что лично столкнуться и оценить не довелось. Может, и вовсе легенда.

На самом деле Вейдер вовсе не уверен был в том, что увеличение числа Скайуокеров на Тёмной Стороне, заветная мечта императора, — это хорошая идея. Потому как Скайуокеры — это вообще самое опасное, что случалось с Галактикой. Люк вон и светлым что вытворяет... а чего, скажем, от Тёмной Леи ожидать — подумать страшно. По поводу дочери лорд нимало не обманывался, памятуя о способностях дам знатного происхождения с Набу, откуда происходила матушка Леи и Люка. Возглавить штурм дворца в четырнадцать лет? Выжить на арене, полной недружелюбного зверья? Управлять любым видом транспорта? Устроить диверсию на вражеском корабле? Легко! Сенатор-принцесса Органа — один из высших постов в повстанческом движении, авантюра с чертежами, побег из заключения, бодрая беготня с бластером наперевес после допроса и спасение своих незадачливых горе-спасателей, убийство самого влиятельного хатта, вызвавшее передел территории и едва не вылившееся в полноценную войну меж мафиозными кланами, и прочее — явно пошла в мать.
Император Палпатин может и не успеть пожалеть о лишнем Скайуокере на Тёмной Стороне. Потому как жалеть некому будет. Зато будет императрица вместо императора.

«Ещё ведь дочка есть...» — вкрадчиво шепнуло в голове, будто в ответ на мысли.
— Со своими детьми я как-нибудь сам разберусь, мне к опасностям не привыкать, — отрезал лорд, только потом сообразив, с кем так непочтительно разговаривает.
Впрочем, с почтительностью и уважением к старшим у него всегда было неважно. Император себя уважать заставил — как-то не получается не уважать того, кто хитростью подмял под себя целую Галактику и с такой лёгкостью молниями швыряется.... пока сам так же не научишься.
Котёнок отчётливо фыркнул и медленно растворился в воздухе. Последними исчезли золотые глаза — один из них подмигнул напоследок.
«Удачи... сынок, и не забывай про котиков», — хихикнуло и умолкло.
Лорд от души помянул бант, шааков и ранкоров в самых причудливых сочетаниях. На хаттском. Подумав, скрестил ещё снежных ящериц с самими хаттами, которые для половины Галактики были бантами отпущения в плане выражения чувств с помощью ненормативной лексики.
Нелёгкая это работа — Избранным и любимым пасынком самой Силы быть! А Люк с Леей в таком случае кто этой самой Силе?..
В любом случае, Люк и Лея решат сами, кем им быть. У Скайуокеров вообще всегда всё не как у людей. И нелюдей. Может, они вообще выберут свою, Особую Сторону Силы.
— Мяу, — согласилась, вспрыгивая на колени к Тёмному лорду, белая и пушистая тёзка его дочери.

Заполонить Галактику котиками — дело не такое уж быстрое, но, во всяком случае, редкостью с тех пор домашние айлурры быть перестали. Если уж пушистые питомцы были у Страха и Ужаса всея Галактики и лидеров повстанческого движения, то прочие обитатели этой Галактики отставать не желали.
Может быть, когда-нибудь любимцы Силы, ходящие по грани меж её Тёмной и Светлой Сторонами, возьмут власть в свои мягкие лапки — и не исключено, что спасут тем самым Галактику.
От нашествия йуужань-вонгов, от новых тёмных лордов или хотя бы от шустрых потомков Скайуокеров.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100