Добавить в избранное Написатьь письмо
Алонси (бета: Zewana) (гамма: Мёриел)    закончен

    Дела с завидной легкостью решает Живоглот! || Написано для команды Драмионы на ЗФБ-2017
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Живоглот, Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Блейз Забини, Люциус Малфой
    Юмор / / || гет || G
    Размер: миди || Глав: 9
    Прочитано: 1024 || Отзывов: 0 || Подписано: 3
    Предупреждения: ООС, AU
    Начало: 15.04.17 || Последнее обновление: 15.04.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Живоглот в сапогах

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


От автора:
Дополнительные жанры: Fluff и Fairy-tale.
Смешанный ретеллинг «Кота в сапогах».
В тексте использованы прямые и непрямые цитаты из мультфильма «Кот в сапогах» (Союзмультфильм, 1968 г. Режиссёр: Брумберг Валентина, Брумберг Зинаида, Текст и диалоги М.Слободского) и сказки «Кот в сапогах» Шарля Перро (Пересказ Т. Габбе).


Глава 1

Гермиона любила свою работу. Ей нравилось выяснять причины болезни домашних питомцев, находить наиболее эффективные способы лечения, инструктировать, какие зелья и в каких дозах давать, как делать перевязки, как ухаживать за новоприобретенным фамильяром. Она часами могла возиться с покалечившими себя во время ловли волшебными животными и беспрестанно ворковать над испуганным дрожащим зверьком, повредившим лапку. Любила желать доброго утра множеству своих подопечных и не забывала пожелать им спокойной ночи, когда выключала свет после смены и отправлялась в тесную комнатку под крышей одного из домов на окраине Косого переулка — все, что она могла себе позволить.

Как оказалось, аттестат с отличием и глубокие знания школьных предметов мало что значат, если ты не состоишь в близком родстве с каким-нибудь влиятельным чистокровным магом. Себе она рисовала радужные картины отличной карьеры в области нумерологии, хорошее место в Аппарате Министра магии, порой она мечтала о том, как к тридцати годам возглавит один из департаментов Министерства. Ведь ей казалось, что после выпуска все будет иначе, что только тут её притесняют, а за стенами школы она покажет, кто она есть.

На деле все оказалось до смешного прозаичным.

Ей бы впору задуматься о будущем еще в самом начале обучения в Школе Чародейства и Волшебства Хогвартс, когда за каждый балл приходилось едва ли не драться с преподавателями, плохо скрывавшими свое отношение к ней, а экзамены становились полем брани, после которого она долгое время зализывала раны в спальне для девочек за задернутым пологом. Даже утешительные комментарии немногочисленных друзей не могли заглушить в ее голове навязчивый голос, который твердил, что таким, как она, не место в магическом обществе. Но Гермиона не сдавалась: с детства привыкшая во всем достигать совершенства, она не обращала внимания на откровенное презрение, на которое натыкалась сплошь и рядом. Чистокровные, полукровки, и даже некоторые магглорожденные, которые, кажется, были не в лучшем положении, будто задались целью сжить ее со свету. Особенно в этом преуспевал Малфой.

Во времена учебы Драко Малфой, отпрыск древней и влиятельной фамилии, прохаживался по ее происхождению каждый раз с таким тщанием, будто уничтожение ее самооценки было целью его жизни. У Гермионы не заняло много времени нарастить броню и отвечать холодным безразличием на его очередные нападки. Порой Гарри и Рон — можно сказать, единственные её друзья ещё со школьных времён — показывали Малфою, где соплохвосты зимуют. На время он затихал, а Гарри и Рон улучшали свои навыки в уборке, отмывая котлы, парты, начищая до блеска награды в Зале трофеев. Но это не помешало им в дальнейшем, имея за плечами только по пять ЖАБА, заняться тем, что им по душе. Рон устроился помощником в магазин к своим братьям, Фреду и Джорджу, а Гарри без проблем прошел тестирование, а затем и аврорские курсы.

Малфой, наверное, пошел по стопам своего папочки и сейчас ворочает тысячами галлеонов на фондовой магобирже, если судить по колонке светских новостей «Ведьмополитена», который Гермиона часто брала в местной магической библиотеке. Но специально за ним она не следила. Да и некогда ей было следить за судьбой бывших сокурсников. Промаявшись все лето после школы в поисках приличной работы, Гермиона поняла: сколько бы ЖАБА ни было в ее аттестате, ей светит только место младшего помощника секретаря в Отделе магического хозяйства, а свой аттестат она может забросить на самую верхнюю и самую пыльную полку своего шкафа.

За неимением лучшего, она подыскала место в «Волшебном зверинце», постепенно убедив себя, что и эта должность не плоха: ходишь себе между клеток, кормишь питомцев, — никакой тебе сидячей работы, кипы бумажек и расстройства, что запорола очередной отчет. Тем не менее уже много месяцев Гермиона безуспешно пыталась пройти отбор на должность помощника секретаря, уверяя себя в том, что даже на такой не слишком престижной позиции могла бы закрепиться и дальше уже, по мере сил и возможностей, пробиться выше. Каждый раз, возвращаясь с собеседования в «Волшебный зверинец», она терпела насмешки нового владельца магазина. Фраза «Опять не взяли младшим помощником подметалы в Министерство?» стала его любимой шуткой. Гермионе оставалось только грустно улыбаться и говорить, что это еще не конец, она снова будет пробовать. Казалось, Министерство попросту издевается над магглорожденными выпускниками Хогвартса. А все потому, что само оно уже больше пятнадцати лет находилось под тяжелым каблуком Волдеморта, чье имя произносилось только шепотом и после применения заклятия Оглохни, и чьи соглядатаи были повсюду. Сам Волдеморт, по слухам, не слишком жаловал полукровок и магглорожденных, о чем ей не переставал напоминать владелец «Волшебного зверинца».

Гермиона тяжело вздохнула и погладила примостившегося на прилавке огромного рыжего пушистого полуниззла с приплюснутой, словно его приложили о стену, мордой. Полуниззл носил весьма говорящее имя Живоглот, и, наверное, поэтому никому он не приглянулся. Он уже был в магазине, когда Гермиона пришла сюда работать, и с тех пор его так никто и не купил. Открыв большую клетку-переноску, Гермиона подождала, пока Живоглот соизволит в нее зайти, и принялась собирать свои немногочисленные вещи.

Сегодня у нее выдался отнюдь не самый удачный день.

После смерти миссис Шафик, заразившейся драконьей оспой, всеми делами в «Волшебном зверинце» заведовал ее старший сын, чье желание держать магазин, полный «этих мерзких пищащих копошащихся тварей» было меньшим, чем охота войти в загон к беснующейся Венгерской хвостороге. Еще с момента вступления в права наследования он искал тех, кто желал бы приобрести помещение, а Гермиона ждала этого дня, как собственной смерти, ведь попытки найти себе новое место не давали результатов.

Утром, поднимаясь на второй этаж в свой крохотный кабинет, мистер Шафик поприветствовал Гермиону новостью, что ей пора подыскивать себе место, так как он собирается продавать лавку и уже нашел потенциального покупателя.

Перевязывая крыло авгурею, Гермиона стала свидетельницей пренеприятнейшей сцены между мистером Шафиком и его братом. Тот только что вернулся из длительного путешествия, как оказалось, лишь для того, чтобы застать в магазине нового владельца и, получив в качестве наследства облезлого семейного фестрала, отправиться дальше.

Назавтра предстояла распродажа волшебных животных, поэтому Гермиона спешила домой, еле волоча огромную клетку-переноску с Живоглотом, которого, с несвойственной миссис Шафик щедростью, Гермиона получила по завещанию.

Проходя мимо лавок, Гермиона грустно посмотрела на витрины продуктового магазина и, выудив из кармана горстку сиклей и кнатов, удрученно покачала головой.

— И чем мне тебя, позволь спросить, кормить? Может, легче всего будет тебя съесть, а шкурку пустить на муфту? Как думаешь, мадам Малкин даст хорошую цену за твою шерсть?

Полуниззл громко мяукнул и забился в клетке, пытаясь выбраться.

Гермиона невесело рассмеялась и продолжила свой путь.

— Глупый Живоглот. Конечно, я не буду тебя есть. Я еще не настолько отчаялась. Пара кусочков курицы и рыбий хвост для тебя найдется. А там посмотрим.

Дотащившись до четвёртого этажа, Гермиона достала палочку, трижды стукнула по дверной ручке и толкнула дверь. Затем поставила переноску на пол и, отперев нехитрый замок, распахнула дверцу.

— Проходи, гость дорогой. Располагайся, чувствуй себя как дома, но не забывай, что ты в гостях.

Живоглот медленно и важно вышел из клетки, посмотрел по сторонам и с чувством собственного достоинства вплыл в тесный коридор, по ошибке именовавшийся прихожей.

Гермиона заперла входную дверь парой заклинаний и щелкнула выключателем. Живоглот направился в сторону гостиной, которая одновременно служила спальней, и чем-то там зашуршал.

Когда Гермиона, разувшись, вошла в гостиную и включила свет, Живоглот уже обследовал горку забытых ею на журнальном столике обёрток из-под шоколадных лягушек.

— Негусто, — прокомментировал он низким, грубым голосом. — Я не большой любитель шоколада, но раз у тебя нет ничего другого, я, так и быть, съем парочку.

Гермионе показалось, что ее ударили по голове увесистым томом «Истории магии». Она хлопала глазами и открывала-закрывала рот, словно выброшенная на берег рыба.

— Ты… ты… — силилась сказать она.

Живоглот повернул к ней приплюснутую курносую морду и уставился огромными желтыми глазищами.

— Мяу? — Насколько она могла судить, это был вопрос.

На мгновение Гермиона успокоила себя мыслью, что все это ей почудилось. Мгновение прошло, как не бывало, когда Живоглот спрыгнул с журнального столика и, ковыляя кривыми лапами, засеменил в сторону кухоньки.

— Я чую запах мяуса. — Гермиона схватилась за сердце, понимая, что у нее мощная слуховая галлюцинация. — Покорми меняу!

Так и не успев добраться до мяса, запах которого щекотал чувствительные низзловы ноздри, Живоглот обернулся и увидел, что Гермиона сидит на полу, прислонившись спиной к косяку и глупо смотрит перед собой в одну точку. Он подошел ближе и шлепнул ее лапой по руке. Когда Гермиона посмотрела на него, Живоглот облизнулся.

— Мяусо. Ты обещала мнеу курочку! — раздраженно напомнил ей Живоглот, морщась оттого, что в его речи все еще проскакивал кошачий говор. Не проходят даром месяцы маскировки.

— Ты говорящий кот, — только и произнесла Гермиона, разглядывая его.

Живоглот чихнул и распушил хвост.

— Технически, я полуниззл, — с достоинством ответил он. Встав на задние лапы, он, как ни в чем не бывало, прошелся до журнального столика и ткнул лапой в горку оберток, видимо, все-таки надеясь найти там что-нибудь съестное.

У Гермионы только хватило сил открыть рот от удивления, потому что с говорящим Живоглотом она с горем пополам могла смириться, но то, что он еще и ходить умеет, как человек, на двух нога… лапах, — это уже был перебор.

— Говорящий полуниззл, — протянула Гермиона. — Ничего себе. А я думала, низзлы не умеют разговаривать…

— Я тебя разочарую: низзлы действительно не умеют. Но это магический мир, дорогуша. Здесь и не такое возможно, — ответил Живоглот, однако, отметив проблеск интереса в ее глазах, поспешно продолжил: — Надеюсь, ты не думаешь, что сможешь показывать мои умения на улице за деньги.

— А что? — отозвалась Гермиона, которой эта мысль тоже пришла в голову. — Мы могли бы неплохо подзаработать на твоем таланте. Тридцать процентов от прибыли и баранья ножка по воскресеньям, мне кажется неплохой перспективой.

— Я рад, что ты оставишь мне семьдесят процентов. Очень дальновидно, — насмешливо ответил Живоглот. — А баранью ножку, так уж и быть, буду тебе покупать из своего дохода.

— Вообще-то, я имела в виду твои тридцать процентов, — оскорбилась Гермиона. — Идеи, знаешь ли, не с потолка берутся.

— Я умерю твой пыл. — Живоглот принялся исследовать комнату, заглядывая в каждый угол и морщась от вида паутины. — В первый же день нашего представления нас загребут люди Волдеморта.— Гермиона при звуке имени грозы волшебного мира вздрогнула и начала озираться по сторонам, будто за дверью прятались эти самые люди. Живоглот при виде этой картины снова фыркнул и запрыгнул на диван. — Так что не советую тебе использовать меня таким образом. А теперь, где моя еда?

Гермиона немного пришла в себя, понимая, что все происходит на самом деле и не является порождением ее больного воображения. Поднявшись, она бросила сумку на кресло и пошла в ванную комнату, оставив Живоглота располагаться в новом жилище.

Через несколько минут она вернулась и, подхватив разлегшегося Живоглота под пузо, направилась в сторону ванной — ее персональной гордости. Все-таки Чары незримого расширения могли и чердак превратить в островок счастья.

— Эй-эй! — всполошился Живоглот. — Куда ты меняу несешь?

— Топить. — Гермиона усмехнулась своей шутке. — Раз ты не хочешь работать, зачем тогда ты мне такой сдался? Ой! — Живоглот вцепился когтями в ее руки и попытался вырваться. — Плохой котик!

— Я не котик! — возопил Живоглот. — Я полуниззл!

Заприметив ванну, наполненную водой, он всполошился еще больше.

— Плохой полуниззл, — добавила Гермиона, закрывая за собой дверь, чтобы Живоглот не сбежал. — В «Волшебном зверинце», конечно, не грязь несусветная, но на диван я тебя такого чумазого не пущу.

Глаза Живоглота забегали, и он утробно зарычал.

— И не рычи на меня, — категорично заявила она, доставая с полочки шампунь и регулируя температуру воды.

— О женщины, вам имя — вероломство! — ворчал Живоглот, пока Гермиона намыливала ему шерсть. — Ты обещала меня покормить, и где я в итоге оказался?

— Не знала, что ты еще и ученый кот, — заинтересованно протянула Гермиона.

— Я полуниззл! Честное слово, волшебница, у тебя память как решето. А еще с животными работаешь. Разве это так сложно: отличить кота от низзла?

Гермиона рассмеялась и, прикрыв Живоглоту уши, направила на него ручной душ.

— Не ворчи, полуниззл, я же не со зла. И тем не менее, откуда ты наслышан о произведениях Шекспира?

— Поверь, ты не хочешь этого знать, — отфыркиваясь от воды, попавшей в нос, ответил Живоглот.

Наконец с купанием было покончено. Спустив воду, Гермиона достала из шкафчика еще одно полотенце и завернула в него нахохлившегося Живоглота.

— Хоть бы Высушивающие чары применила, дубина, — бухтел он, стоя на корзине для белья, пока Гермиона тщательно вытирала его шерсть.

— Мерлин, да ты настоящий ворчун! — Гермиона поцокала языком, взяла палочку и взмахнула ею, направив кончик, из которого вырывался теплый пар, на Живоглота.

— Посмотрел бы я на тебя, если бы тебя безжалостно пытали водой, — парировал он.

Гермиона снова рассмеялась.

Разделив с Живоглотом свой скромный ужин, состоявший из каши и нескольких кусков курицы, Гермиона задумчиво посмотрела в заколдованное окно. На Косой переулок опускались сумерки.

— Мистер Шафик собирается закрыть «Волшебный зверинец», так что в ближайшее время такой роскоши, как мясо, не предвидится. Надеюсь, ты любишь картошку?

Живоглот поднял морду от своей миски и, прищурив глаза, посмотрел на Гермиону.

— Я бы не отказался от рыбки. Но, раз уж такое дело, я слышал нескольких мышей за стенкой. Надеюсь, ты любишь мышек?

— Ой, фу! Живоглот! — Гермиона скривилась.

— Вот видишь. — Он снова вернулся к куриной ножке.

Укладываясь спать, Гермиона постелила Живоглоту на кресле. Она почти погрузилась в сон, когда ее настойчиво растолкали.

Открыв глаза, она увидела перед собой два огонька. Завопив, Гермиона забилась в угол дивана.

— Ну что ты орешь? — послышался недовольный голос. — Низзлов по ночам не видела?

— Ты меня едва до инфаркта не довел! — Гермиона потерла лицо. — Что тебе понадобилось среди ночи? — Она снова устроилась на диване.

— Мне нужны сапоги.

— Что? — Гермиона подумала, что ослышалась.

— Сапоги. Из драконьей кожи. Можно, конечно, и из обычной. Но из драконьей, они представительнее выглядят.

— Зачем тебе сапоги? — Удивлению Гермионы не было предела.

— Увидишь. — Живоглот нетерпеливо переминался с лапы на лапу. — И, потом, я не привык ходить босой.

— Что это значит?

— Мерлин, все-то тебе нужно знать! — недовольно заворчал Живоглот. — Ладно. Надеюсь, это останется строго между нами…

И скрепя сердце Живоглот начал повествование о своих злоключениях. Как доверчиво пришел на назначенную Волдемортом встречу, как его схватили и связали, и как Волдеморт превратил его в животное, запечатав заклинанием так, чтобы вернуть себе человеческий облик Живоглот не мог. И как его продали владелице «Волшебного зверинца». Умолчал только о причинах своего визита к Волдеморту.

Гермиона не могла перестать смеяться.

— Серьезно? В низзла? Ой, не могу-у-у! — Она уткнулась лицом в подушку, пытаясь заглушить смех.

— Технически, я не чистокровный, поэтому получилось то, что получилось. Ну так что, ты согласна мне помочь?

Гермиона затихла, переваривая полученную информацию.

— Я все еще не понимаю, какова связь между В-Волдемортом, — при звуках этого имени она снова вздрогнула, — и сапогами, но… — Гермиона вздохнула и перевернулась на спину, глядя в окутанный мраком потолок. — У меня есть кое-какие сбережения, так что, думаю, завтра зайду к мадам Малкин.

— Большое тебе полуниззлово спасибо. — Живоглот отвесил церемонный поклон.

Гермиона закатила глаза и со вздохом зарылась лицом в подушку.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100