BeastyLily    закончен

    Часть, в которой Питер чувствует себя брошенным и решает вступить в игру (розыгрыш в итоге получился на удивление хорошим, что шокировало всех). Третья часть серии «Pranking Prankers».
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Питер Петтигрю, Лили Эванс, Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Ремус Люпин
    Юмор / / || джен || G
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 441 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Начало: 22.07.17 || Последнее обновление: 22.07.17
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


На удивление неплохой розыгрыш

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Шалость была полностью готова. Питер всё проверил, потом снова, потом в третий раз просто для того, чтобы быть уверенным. Он не хотел, чтобы всё покатилось к чертям или сработало не так, как он рассчитывал. Питеру необходимо было доказать остальным Мародёрам, что он может так же хорошо устраивать проделки, как они.

Питер проснулся раньше всех и прокрался по общей гостиной, спускаясь в Большой зал. Он встретил слоняющихся студентов, но их было не так много. Питер полез в карман за маленьким пузырьком и решил подождать, пока вокруг соберется достаточно народу прежде, чем подливать содержимое пузырька в кубки. У него было достаточно зелья только для четверых человек, и Питер не хотел бы, чтобы содержимое выпил кто-либо еще.

Как он и ожидал, Ремус и Лили были первыми, кто вошел в Большой зал. Питер быстро подлил зелье в два соседних кубка и в два кубка напротив, надеясь, что Ремус с Лили не заметили этого.

— Эй, Лунатик! Эванс! — позвал Питер из-за стола.

Ремус подошел с легкой усмешкой, а Лили, идущая за ним, выглядела немного сбитой с толку.

— Привет, Питер, — сказал Ремус, перетаскивая ногу через скамейку и садясь рядом с Питером, к счастью, туда, где стоял кубок с зельем. — Что-то ты рано.

— Проснулся и не смог уснуть, — соврал Питер. — Эванс, хочешь сесть с нами?

Глаза Лили расширились от удивления.

— Ваш розыгрыш Джеймса и Сириуса был великолепен! — добавил Питер с нетерпением. — Должно быть, это было заклинание уровня Ж.А.Б.А.

— Ну, вышло очень даже ничего, — Лили робко улыбнулась и села рядом с Ремусом.

— Она скромничает, — сказал Ремус, качая головой. — Ее чары невероятно великолепны.

Лили покраснела.

— Эванс! — шокировано воскликнул Джеймс, когда приземлился на скамью напротив. Сириус с ухмылкой уселся рядом. Питер с удовлетворением отметил, что они сели в нужных местах. — Что ты тут делаешь?

— Я могу сидеть, где захочу, Поттер, — едко ответила Лили, не удостоив Джеймса взглядом. Сириус посмотрел на Ремуса, приподняв бровь, но тот даже не смотрел на него.

— Тыквенный сок? — предложил Питер, подняв кувшин и надеясь сгладить неловкий момент. К его радости, кувшин обошел всех четверых. Теперь им необходимо было только выпить содержимое. Эффект не заставит себя ждать.

Джеймс сделал большой глоток, задумчиво разглядывая Лили. Один. Сириус откусил кусок тоста и запил тыквенным соком. Два. Ремус тихо беседовал с Лили, отпивая из своего кубка. Три. Лили заметила, что Джеймс пялится на неё и сделала довольно надменный глоток тыквенного сока. Четыре. Питер отхлебнул немного из своего кубка, скрывая ухмылку. Теперь это только вопрос времени.

— Так что, Эванс, — сказал Джеймс. Или попытался сказать. К его удивлению, он не произнес ни звука. Джеймс прочистил горло, глотнул ещё тыквенного сока и попробовал снова. Ничего.

— Сохатый? — позвал Сириус, и его глаза округлились, когда он понял, что имеет ту же проблему, что и его друг.

Лоб Ремуса сморщился.

— Кто-нибудь вообще может говорить? — одними губами спросил Ремус. Лили сделала неудачную попытку прежде, чем покачать головой. Все повернулись к Питеру.

— Я... — начал было Питер, но осёкся, когда понял свою ошибку.

Глаза Джеймса сузились.

— Ты! — беззвучно воскликнул он, тыча пальцем. Ремус немедленно поднял руки, призывая к спокойствию. Он повернулся и начал рыться в сумке, достал оттуда перо, чернила и чистый кусок пергамента.

«Думаете, кто-то хотел подшутить над нами и случайно заколдовал Лили вместо Питера?» — нацарапал Ремус.

Пока остальные обдумывали этот вариант, Питер полез в карман и нащупал флакон. Должен ли он признаться?

Почему нет?

— Вообще-то, всё немножко по-другому, — начал он, вытаскивая флакон и показывая его другим. При виде шокированных лиц друзей, на лице Питера появилась ухмылка. — Наслаждайтесь днем тишины.

Лили уставилась на Питера, ее уважение к нему резко возросло. Подобное зелье было трудно сварить, и она отметила, что, наверное, никогда бы не подумала на Питера. По всей видимости, парень был умнее, чем Лили думала. Она никогда не допустит подобной оплошности.

«День?» — тем временем нацарапал Ремус на пергаменте и показал Питеру. Питер кивнул.

— Это только на двадцать четыре часа, — ответил он, смотря на флакон в руке. — И я правильно его сварил. Трижды проверил.

Сириус ухмыльнулся и наклонился над столом, чтобы похлопать Питера по плечу.

— Неплохо, приятель, — беззвучно похвалил он.

Джеймс бросил на Сириуса обиженный взгляд, на что тот пожал плечами.

— Спасибо, — ответил Питер с полными штанами восторга от такой похвалы.

Лили вытащила клочок пергамента из своей сумки и позаимствовала перо у Ремуса.

«Ты проделал впечатляющую работу», — написала она и передала пергамент Питеру. Он выглядел поражённым таким комплиментом и, застенчиво улыбаясь, взглянул на Лили.

— Не такое уж большое дело, — отмахнулся Питер, но она знала, что парень был очень горд собой. Что ж, и правильно.

Сириус быстро вытянул пергамент, выкрал перо у Ремуса, игнорируя все возмущения последнего, и начал что-то писать, показывая это Джеймсу.

После этого завтрак протекал как обычно, просто было немножко тише.

Лили занялась поиском своего собственного пера для того, чтобы объяснить ситуацию Марлин и Мэри, а Сириус, похоже, не собирался возвращать перо Ремуса обратно. Смирившись с этим фактом, Ремус достал Стандартную книгу заклинаний и принялся читать. И Марлин, и Мэри посчитали ситуацию забавной, с чем Лили была не очень-то согласна. Она подозревала, что подруги были бы другого мнения, окажись они на месте Лили.

Прозвенел колокол, оповещающий о начале занятий, и ученики стали собираться и покидать Большой зал. Когда Лили шла на урок Трансфигурации, кто-то сзади похлопал её по плечу. Она повернулась и подняла бровь, увидев перед собой Джеймса. Лили почти отвернулась, чтобы продолжить путь, но парень схватил её за запястье, чтобы остановить. Немедля он начал что-то беззвучно болтать, и, хотя Лили не умела читать по губам, пару слов она всё же уловила: «Хогсмид», «выходные» и «свидание». И этого было достаточно, чтобы понять, что Джеймс хотел от неё.

Лили виновато пожала плечами.

— Прости, — беззвучно сказала она, двигая губами так, чтобы парень понял, что она пытается сказать. В конце концов, если она притворится, что не поняла Джеймса, имеется шанс, что он больше не потревожит ее. Сегодня. Возможно, эта шалость Питера имела положительные стороны. Лили хоть отдохнет от непрекращающегося трёпа Поттера.

Или, возможно, он попробует преподнести ей свою мысль без слов, устроит какую-нибудь дурацкую сценку перед всеми. Никогда не знаешь, на что способен Джеймс Поттер.

Лицо Джеймса помрачнело, и на один момент Лили почувствовала себя виноватой. И прежде, чем это странное чувство заставило бы её передумать, она развернулась на каблуках, продолжая путь на урок, и присоединилась к Марлин и Мэри, которые и без объяснений Лили поняли её поступок.

Лили надеялась, что сможет выполнить заклинания на предстоящем уроке невербально, и шутка Питера не скажется на её оценках.

— Мистер Блэк, — начала профессор Макгонагалл, приближаясь к его парте и отвлекая гриффиндорца от благородного занятия пускания обрывков пергамента в голову Питера. — Вы были необычайно тихим весь урок, но вы всё ещё не предприняли ни одной попытки трансфигурировать вашу жабу в пресс-папье. Позвольте узнать, что вам показалось более интересным, чем это задание?

С самой жалкой физиономией Сириус драматично приложил ладонь ко лбу. Затем он обхватил рукой горло и посмотрел на профессора Макгонагалл большими жалобными глазами, грустно покачивая головой. Джеймс фыркнул.

Ремус, который уже сумел невербально превратить его жабу в пресс-папье и обратно, поднял наполненный болью взгляд на профессора.

— Боюсь, я не понимаю ваши шарады, — ответила Макгонагалл сухо. — Вы не можете говорить? Вы это имеете в виду?

Сириус с готовностью кивнул. Макгонагалл вздохнула:

— Я пожалею об этом вопросе, но как это случилось?

Сириус торжественно указал на Питера, намекая на его предательство. За время сложных шарад Сириуса Питер почти сполз под парту. Ремус закрыл лицо руками в своей обычной почему-я-дружу-с-этими-идиотами манере. Джеймс рассеяно похлопывал его по спине одной рукой, а другой, ухмыляясь, показывал Сириусу палец вверх.

— Мистер Люпин? — повернувшись к Ремусу, вопросила Макгонагалл. — Вы самый ответственный среди ваших друзей. Не хотите сказать мне, что случилось?

Ремус замер и покачал головой, указывая на собственное горло.

Глаза Макгонагалл сверкнули на Джеймса, который с ухмылочкой покачал головой.

— Мистер Петтигрю? — вопросила она, повернувшись к Питеру.

— Я могу говорить, — прошептал Питер. — Это просто шутка, зелье молчания.

— Что ж, в таком случае постарайтесь в следующий раз не заниматься подобным в день занятия у меня, — сухо ответила Макгонагалл. — Кто-нибудь ещё пострадал от зелья?

— Эванс, — выдохнул Питер.

Профессор повернулась к Лили, которая кивнула. Сириус, чувствуя, что все потеряли к нему интерес, потянул Макгонагалл за мантию, привлекая её внимание к своей персоне.

С выражением лица будто только что обнаружила грязь на своем ботинке, Макгонагалл снова повернулась к нему:

— Да, мистер Блэк?

Сделав глубокий вдох и сконцентрировавшись, Сириус ткнул палочкой в свою жабу. Наступил момент молчания.

И жаба взорвалась.

Послышались визги. Ремус уставился на Сириуса с широко раскрытыми глазами и выражением ужаса на лице. Джеймс, заливаясь смехом, чуть не упал со стула. Питер вышел из ситуации почти невредимым и только сейчас принял во внимание, что почти скатился под парту. И в центре всего этого была профессор Макгонагалл, покрытая лягушачьими кишками.

— Да... — начала она далёким от веселья тоном, встряхивая свою палочку и очищая себя. — Полагаю, вам не стоит заниматься невербальными заклинаниями до тех пор, пока вы не поймете, как правильно их использовать, мистер Блэк. Я хочу, чтобы к следующему занятию вы подготовили свиток о том, почему осторожность необходима в трансформации и почему не стоит применять невербальные заклинания столь пренебрежительно и без практики в этом.

С этими словами Макгонагалл величаво прошла к центру кабинета.

Сириус, встав, начал кланяться аплодисментам, исходившим, в основном, от Джеймса.

— На место, мистер Блэк!


* * *
— Сегодня, класс, мы будем изучать оглушающие чары, — сказал профессор Флитвик. Сидя рядом с Ремусом, Сириус залился беззвучным смехом, едва не падая со стула. Ремус ткнул друга локтём, хотя тоже оценил ироничность ситуации. — Может ли кто-нибудь показать мне правильное движение палочки для этого заклинания?

Ремус почти поднял руку, но вовремя сообразил и остановился. Он бы ответил, если бы не чертова шалость, спасибо Питеру. Розыгрыш был необычайно искусным, но Ремус ненавидел состояние, когда он не в силах ответить на вопрос, особенно когда наступает неловкая тишина, потому что никто не знает ответа.

— Да, мисс МакДональд? — обратился Флитвик к Мэри, которая подняла руку.

— Рассекающее движение, сэр? — предположила она. Ремус издал тихий стон.

— Не совсем, мисс МакДональд. И я бы не советовал делать такое движение во время произнесения этого заклинания. Еще кто-нибудь? — Флитвик оглядел класс. — Мисс Эванс? Мистер Люпин?

Лили вздохнула. Ремус потёр горло, надеясь, что Флитвик поймёт его.

— Ах да, — сказал Флитвик с широкой ухмылкой на лице. — Профессор Макгонагалл рассказала мне о вашем несчастном случае. Должен сказать, мистер Петтигрю, впечатляющая работа с зельями. Очень надеюсь, что вам удастся повторить этот успех и с чарами.

Питер был в ужасе от предвкушения.

— Отвечая на вопрос, правильное движение при оглушающих чарах — это резкий толчок, — сказал Флитвик. — У нас есть вороны и жабы для практики. Некоторые студенты утверждают, что работать с воронами сложнее, но я так не думаю.

Профессор взмахнул палочкой, и перед каждым студентом, кроме Ремуса, Лили, Джеймса и Сириуса, появилось по животному в клетке.

— Вы четверо, подойдите сюда, пожалуйста, — махая им, попросил Флитвик.

Ремус подошёл немедленно, как и Лили. Джеймс с Сириусом, как и ожидалось, не очень-то торопились.

— Я не ожидаю, что кто-то из вас имеет достаточно опыта для того, чтобы применить это заклинание невербально, хотя профессор Макгонагалл и сказала мне, что вы оба практиковались в невербальных заклинаниях, мисс Эванс и мистер Люпин.

— Умники! — беззвучно воскликнул Сириус в сторону Ремуса и Лили. Джеймс толкнул его локтём.

— Так же я не ожидаю от вас сегодня успеха в этом заклинании, — продолжил Флитвик. — Если кто-то из вас захочет попробовать невербальные чары, я разрешаю. В противном же случае, я хочу, чтобы вы сделали конспект нужного параграфа в Стандартной книге заклинаний, и я ожидаю увидеть вас обоих здесь завтра на практике.

Джеймс издал драматический стон. Разумеется, без звуков.

— Если хотите попрактиковаться, можете заняться этим здесь, — Флитвик взмахнул палочкой, и перед ними появился маленький стол с вороной и жабой в клетках. — Если нет, пишите конспекты тут.

Он снова взмахнул палочкой, и появился стол, но уже с пергаментом и перьями.

— Конспекты я буду проверять, так что, мистер Блэк, вы не отвертитесь, — добавил профессор.

Сириус поник. Ремус подошёл к столу с живностью, с любопытством глядя на них. Лили присоединилась к нему. Сириус и Джеймс же подошли к другому столу, но Ремус сомневался, что они займутся чем-то полезным.

Силенцио! Ремус думал ясно и твёрдо, тыча палочкой в жабу. Но ничего не произошло. Сузив глаза, он попытался сосредоточиться снова. В аудитории было шумно, и Ремус отчего-то был уверен, что Сириус с Джеймсом что-то промышляют, но он сфокусировался на оглушающих чарах, отбросив мысли о друзьях и решив, что разберется с этим позже.

Новая попытка, Ремус направляет палочку. Силенцио!

Жаба открыла рот и попыталась квакнуть, но безуспешно.

— Отлично, мистер Люпин! — похвалил его Флитвик.

Лили, сияя, сжала плечо Ремуса, а потом повернулась к вороне. С третьей попытки получилось и у неё.

— Впечатляет, мисс Эванс.

Ремус с усмешкой повернулся к Лили. Видимо, они не зря из любопытства практиковали невербальные чары на скучных дежурствах старост. Это того стоило.

Затем стол, за которым сидели Сириус и Джеймс, загорелся. Ремус хотел бы удивиться, да не смог, и все мысли о спокойствии и отдыхе тут же исчезли.


* * *
Следующим утром Джеймс проснулся в почти пустой спальне. Отсутствие Ремуса не было удивительным, потому что тот всегда вставал раньше всех, но тот факт, что Питера тоже не было… Он всегда вставал последним. Потом Джеймс вспомнил, что случилось накануне, дёрнулся, чуть не свалившись с постели. Нет, это было даже хорошо, что Питера не было в спальне, потому что иначе Джеймс бы проклял его на всё следующее столетие.

— Мы снова можем говорить! — воскликнул Сириус, натягивая свитер. — Действие зелья закончилось, как Питер и сказал.

— Маленький засранец, — сказал Джеймс, встав с постели и грустно покачав головой. — Как он мог так нас предать?

— Лунатик первый нас предал. И он обратился за помощью к Эванс, — сказал Сириус с отвращением в голосе.

Джеймс решил не обижаться, хотя и был разозлён этой подлянкой.

— В последнее время мы зачастили с розыгрышами, — Сириус взгромоздился на кровать и начал отсчитывать. — Ремус превратился в девчонку. Мы с тобой сжались до размеров лилипутов. Трое из нас плюс Эванс не имели способности разговаривать целый день. Единственный, кто остался невредимым — это Питер.

— Ненадолго, — сказал Джеймс, натягивая штаны. — Нам нужно что-то предпринять, Сириус.

— Хм-м… — уклончиво ответил Сириус, хватая свою сумку и беспорядочно бросая туда книги. Ремус бы заплакал, завидев такое плохое обращение с бедными учебниками.

— Нам нужно будет устроить свою шалость! — воскликнул Джеймс, чуть не потеряв равновесие и чуть ли не рухнув лицом вниз от волнения. — Мы подшутим над остальными. И, возможно, над Эванс. Но точно над Питером и Ремусом.

— Есть идеи? — спросил Сириус.

Джеймс нахмурился, задумавшись.

— Это должно быть что-то годное, — пробормотал он, натягивая рубашку и застёгивая её. Джеймс напряг мозги, думая об их полусырых идеях розыгрышей над слизеринцами. — Может нам проклясть их и заставить выражаться скверными стишками целый день?

— Воодушевляет, — сухо сказал Сириус.

Джеймс нахмурился.

— Да, это глупо. Придумаем что-нибудь получше, — Джеймс дёрнул свой свитер и прихватил сумку, в которой были уже все книги. Схватив палочку и положив её в карман, он повернулся к Сириусу.

— Ну, одно мы знаем точно. Это война, Сириус.

— Согласен, — ответил Сириус.

Долю секунды на лице Джеймса была усмешка, не предвещающая ничего хорошего, а потом Сириус выдернул свою палочку:

— Риктусемпра!

Почувствовав щекотку, Джеймс тут же упал на колени в неконтролируемом смехе.

— Предатель! — хихикнул он, надеясь, что его голос прозвучал хоть чуточку угрожающим.

— Обычное дело на войне, Джеймс, — с широченной улыбкой сказал Сириус, опустившись на колени рядом с ним. — Все средства хороши и всё такое.

С этими словами Сириус выскочил из комнаты, оставив Джеймса хихикать на полу.

«Забудь, розыгрыш будет не только для Ремуса и Питера», — сказал он себе, когда вытаскивал палочку и бормотал контрзаклятие, чувствуя, что щекотка постепенно уходит. Джеймс поднялся и, отрегулировав ремень на своей сумке, покинул спальню мальчиков.

Сириус будет наказан.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100