little_spring96    закончен

    Неприязнь между Джеймсом Поттером и Северусом Снейпом? Влюбленность Джеймса Поттера к Лили Эванс? Думаю, все началось именно с этого момента.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Джеймс Поттер, Лили Эванс, Северус Снейп
    Драбблы / / || гет || PG
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 636 || Отзывов: 0 || Подписано: 1
    Начало: 15.08.17 || Последнее обновление: 15.08.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Begining

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


"Marauders' Generation"
1973 год. 3 курс

Кабинет зельеварения находился в подземельях. Стены здесь были холоднее, чем в остальном замке, обещая, что зимой на этом уроке придется сидеть в шапке и теплой мантии. Джеймс даже от души посочувствовал слизеренцам, которым приходится жить в таком месте круглый год. Но сегодня в кабинете было тепло. В зеленоватом свете, который повсюду царил в хогвартских подземельях, плавал теплый, благоухающий травами пар. Исходил этот приятный аромат от котла Эванс и Снейпа, которые на зельеварение дружно спелись, вызывая чуть ли не слезное умиление профессора Слагхорна.
Джим посмотрел на варево, которое вышло у них с Сириусом. Это было грязновато зеленая смесь, издававшая сильный запах противной полыни, хотя этого растения даже не было в рецепте. Шла вторая неделя учебы, и зельеварение было единственным предметом, совершенно не дававшимся Джеймсу. На других занятиях профессора хвалили его за несомненные таланты, однако на зельеварение Джим бы без Сириуса давно взорвал пару котлов, теряя баллы и радуя слизеринцев. С помощью друга же, все просто ограничивалось оценками «удовлетворительно» вместо «превосходно», как, к примеру, по трансфигурации и неодобрительным покачиванием головы профессора.
- Мисс Эванс, мистер Снейп, как всегда превосходно, - заголосил Слагхорн, который пузырем плавал меж котлов, проверяя, как у учеников идет дело. – Смотрю, вы уже почти закончили. Осталось настоять зелье…
- На не сильном огне ровно 6 с половиной минут. И оно будет готово, - хором закончила парочка за него.
- Верно. Как жаль, мисс Эванс, что вы не на моем факультете. Так, приходится делить балы. По пять очков гриффиндору и слизерину.
- Не думаю, профессор, что мне были бы рады на вашем факультете, - сказала Лили с улыбкой.
- Не думайте, мисс Эванс, я человек, лишенный всяких предрассудков…
- Да, поэтому и руководите общежитием слизеренцев, - тихо, что бы никто кроме Сириуса и пары гриффиндорцев по близости не слышали, проговорил Джеймс.
Слагхорн, тем временем как-то незаметно добрался до котла Сириуса и Джеймса.
- Так-так-так, мистер Блэк, - голос профессора, как и всегда, когда он обращался к Сириусу или еще кому-нибудь из Блэков, приобрел елейные, сладковатые нотки. – И мистер Поттер. Кхм… Что же у вас пошло не так.
- Не знаю профессор, - Сириус сделал невероятно правдоподобные щенячьи глаза.
- Такое чувство, что вы вместо 100 грамм сушеных листьев положили 110, - Слагхорн недовольно покачал головой и улыбнулся Сириусу. – Ну, ничего, в следующий раз просто лучше взвешивайте.
- Подождите, профессор, - Эванс приблизилась к их котлу под ревнивым взглядом своего слизеринского дружка, которого, кажется, и не замечала. – Думаю с их весами что-то не так. Посмотрите, профессор, стрелка показывает 10 грамм, хотя на весах ничего нет. Значит, они неисправны, или их кто-то сломал.
Джеймс удивленно посмотрел на девчонку. Надо же, на защиту встала. А на вид тихоня. Кто бы мог подумать. Только вот самомнение задевает. Причем довольно чувствительно! Девчонка отстаивает твои интересы? Да никогда! Сам выпутается!
- Ну да, - сказал Джеймс под недоуменным взглядом Сириуса, удивленно-заинтересованным – Слагхорна, пристальным – Эванс. – Это я сломал весы, по тому, что зелья – ерунда, и я хотел поэкспериментировать над своим из любопытства.
Слагхорн чуть ли не раздулся от подобной наглости, сузил глаза и влепил Джиму отработку на целую неделю.
А Эванс посмотрела разочаровано и как-то неопределенно качнула головой.

- Ты чего это так взвился, Поттер? – спросил его Сириус позже, когда они вдвоем шли по школьному двору к теплицам на следующий урок гербологии.
- А чего она защищать полезла?
- Ну а тебе что ли плохо от этого? Вечер без отработки прошел зря?
- Да не про это я, - взорвался Джим. – Просто тогда получается, что за нас девчонка заступилась. Всего лишь девчонка!
- Ох уж эта мужская гордость! – до жути патетично провозгласил Блэк.
- Да, мужская, - услышали они звонкий девчачий голос. Лили. – Мужская гордость и вдобавок оленье упрямство.
Джим смущенно опустил глаза и с ужасом почувствовал, как его щеки покрывает предательский румянец.
- Ну, по крайней мере, я из кожи вон не лезу, что бы учителям понравиться.
- Ах так, - воскликнула Лили. Ее ярко зеленые глазища, от которых в груди Джима что-то странно екнуло, зло сверкнули.
- А ей больше ничего не остается, - послышался ехидный голос справа.
Лили и Джеймс так увлеклись ссорой, что не заметили, как на шум сбежались остальные ученики. В том числе слизеринцы. Говорил светловолосый мальчик со смазливым лицом, голубоглазый, с елейными манерами, которые, что странно, вызывали неприятные мурашки по коже. Мальсибер. Генри Мальсибер.
- Грязнокровка никогда не сможет стать хорошей волшебницей. Ей не хватит той частички волшебства, что она украла.
Зеленые глаза Лили наполнились влагой, но она силой воли остановила поток слез, не желая показаться слабой. У Джеймса словно что-то торкнуло в голове. Никто и никогда не посмеет обижать невинных людей при нем. Особенно девчонок. Особенно, таких, как Эванс. Особенно Эванс…
- Да, - в тон Генри ответил Джим. – Ни одна грязнокровка. Но вот только Слагхорн сейчас явно не о твоих способностях распространялся. Так что молчал бы.
Джим еще раз смерил слизеринцев холодным взглядом, махнул рукой Сириусу и, потянув Лили за рукав мантии, повел ее подальше от эпицентра проблемы.
- Поттер, - взвилась Эванс. – Джеймс, - уже кричала она, когда он, видимо, слишком больно сжал тонкое запястье. – Я и сама в состоянии дойти до теплиц.
- Лили, - Джим выдохнул. – Эти идиоты и вправду считают, что они лучше других только по тому, что их семьи, видите ли, полностью волшебные.
Лили попыталась что-то сказать.
- Это же просто…
- Нет, Эванс, это совсем не просто. Это древняя борьба, мысли в голове, которые вбивались в сознание из поколения в поколение, так что их трудно переубедить. Блэк, он из такой же семьи, но он нормальный, хотя я совершенно не понимаю, как это возможно, но на него можно положиться, я это точно чувствую. Лили, я прошу тебя, не ходи одна по замку, они никогда не смогут простить тебе твоего ума и таланта, а ты ведь и вправду невероятно хорошая волшебница, - тут Джим окончательно осознал, что именно он сейчас сказал и смущенно взъерошил вихрь черных волос на затылке. – В общем, не оставайся одна в темных коридорах. Гриффиндорцы своих не бросят, конечно, - это прозвучало уже гордо. – Но не всегда кто-то из своих будет рядом.
- Спасибо, По… Джеймс, - тихо сказала Лили, смущаясь почему-то.
- Да, и прости за запястье, - Джим осторожно и как-то даже бережно, но немного неуклюже коснулся тонкого запястья. – Сильно болит?
- Нет, ничего.
Лили тепло улыбнулась, а Джиму показалось, что вылезло из-за туч солнышко, и сразу стало теплее.
- Лили, - послышался требовательный голос.
Ребята как-то сразу машинально отскочили друг от друга.
К ним нервно подпрыгивающей походкой шел черноволосый мальчик, чем-то напоминающий паука. Северус Снейп, тот самый слизиренец, который вечно таскается за Эванс.
- Лили, что ты тут делаешь? Я тебя уже потерял. Что случилось? – и тут Северус увидел Поттера.
Иногда случается так, что видишь человека впервые в жизни, и вроде бы он тебе еще ничего не сделал, ничем тебе не навредил, а уже тебе не нравится. Просто по тому, что он – это он. И ты начинаешь его ненавидеть. Глупо, да. Неправильно, нечестно, но это так, и так бывает. Примерно так можно описать эмоции, которые Джеймс Поттер и Северус Снейп испытали, когда впервые познакомились, тогда когда Хогвартс-экспресс мчал их по сельской местности среди миловидных домиков с черепичной крышей и зеленых кустов у калиток. Так все началось, и этого было уже не исправить.
- О, кто к нам пожаловал, Нюниус, - Джеймс очень старался сдерживаться, но раздражение, подогреваемое присутствием неприятного человека, выливалось язвительными словами. – Чем обязаны столь великой чести?
Поттер изящно поклонился, обаятельно улыбнувшись.
- Сев, - Лили подошла к слизеринцу и потянула его за рукав мантии. – Пойдем, на урок опоздаем.
Снейп смерил Джеймса еще одним неприязненным взглядом, но поддался и послушно зашагал. В душе его клокотала обида. Этот облюбленный жизнью и одаренный госпожой Удачей мальчишка зачем-то постоянно оказывался на его пути. Словно судьба издевалась над бедным Северусом снова и снова. В его жизни все было скучным и серым. Была мама, которая любила сына, но никогда не умела это показать. Был отец-маггл, который ненавидел магию, считал, что жена-ведьма околдовала его, а его сына испортила и очернила. У него был маленький кособокий и неуютный дом, который и домом то не назовешь, так, жилище; вечно не хватало денег, и поэтому мальчик был всегда плохо одет и выглядел больным. Но в жизни Северуса однажды появилась Лили и сделала эту жизнь более значимой в масштабах вселенной.
Казалось, что девочка понимает его. Только наоборот. В жизни ее семьи не было магии, а она родилась волшебницей. Так что она тоже была не обычной и странной, особенно для ее сестры.
С Лили Северус впервые почувствовал себя нужным. Словно его только и придумали и послали на этот свет только для того, что бы он показал Лили волшебство. Рядом с ней мальчик словно нашел свое предназначение. Он рассказывал ей о своем мире, их мире, и казался себе больше, чем был на самом деле, наверное, по тому, что для Лили он и был таким.
Он с удовольствием представлял Хогвартс и семь лет рядом с Лили, семь чудесных лет….
Но судьба снова решила иначе.
Крик шляпы: ГИФФИНДОР, прозвучал в ушах Северуса, словно приговор. Зеленые знамена слизерина на секунду показались настоящей катастрофой. Но на следующий день Лили подошла к нему и заявила, что не намерена мириться с этими глупыми предрассудками. И хрупкий мир Северуса снова, пошатнувшись, встал на свои места.
На все равно, теперь ему приходилось делить его Лили с кучей других гриффиндорцев, хаффлпавцев и рэйвенкловцев. Слизеринцы не стали бы из принципа общаться с маглорожденной девочкой. Но больше всех них Северуса бесил Поттер. Этот лохматый придурок и его дружок Блэк во всем ухитрялись оказываться лучшими, при этом с первого же дня забив на все школьные правила. Уж с такими как эти двое Лили точно нельзя общаться.
Сейчас Поттер вернул Северусу его взгляд с лихвой и ухмыльнулся, мол, ясно все, девчонку слушаешься. Уж этого Снейп стерпеть не смог. Он вырвал руку из тонкой ладони Лили и, быстро достав из кармана мантии палочку, направил ее в лицо Поттера.
Лохматый гриффиндорец отреагировал молниеносно. И вот они стоят друг напротив друга, с палочками, направленными в лицо друг друга.
- Нет, - Лили встала между ними. Ровно между ними. – Не надо, пожалуйста, вас ведь накажут, мальчики!
Голос Лили звучал так жалобно, что рука Джеймса дрогнула. Он опустил руку, развернулся и пошел к Сириусу.
Но вот Снейп явно не спешил успокаиваться.
- Ступефай, - прозвучал его крик.
И в спину Джеймса прилетело заклинание, и сбило мальчика с ног.
К нему тут же подбежала Эванс, которая плакала и что-то неразборчиво и зло кричала.
Последнее, что помнил Джеймс, это как ее яркие зеленые глаза обеспокоенно смотрят на него, а руки нежно проводят по его гудевшей голове. А потом он потерял сознание.

- Ты хоть понимаешь, что мог серьезно навредить Джеймсу, Северус! Это неправильно!
- А то, что он готов издеваться надо мной при любом удобном случае – правильно! Скажи мне, это правильно?
- Нет, конечно, нет, я его не защищаю, - Лили гневно сверкнула глазами, тут же их почему-то пряча. – Просто не стоит решать все дуэлями. Поговорили бы сначала. И ты ударил его в спину. Понимаешь хоть, как это не честно? Он ведь уже готов был уйти, а ты….
Лили закрыла лицо руками. Она никак не могла подумать, что ее Сев способен на такую подлость.
- Я…
- Что происходит, Сев, что так на тебя действует? – Лили без сил опустилась по стене. – А сегодня на зельеварении? Зачем тебе понадобилось портить весы?
- Что? – глаза Снейпа удивленно округлились, но в глубине явно читался страх.
- То, Сев, я точно это видела. Скажи только, зачем тебе это? Да, я согласна, что шутки Блэка и Поттера далеко не самые лучшие, но не жестокие. Никогда они не были по-настоящему жестокими. А портить весы на оцениваемой работе – это жестоко, Сев.
- Я не хотел. Лили, прости.
- Не мне ты должен говорить это.
- Я, - Северус даже начал задыхаться от негодования, поняв сразу, что она имела в виду. – Я никогда не стану извиняться перед этими…
- Давай разойдемся по гостиным, Сев, - устало сказала Лили. – Я не хочу продолжать этот бессмысленный разговор.
И Лили свернула в коридор, который вел к портрету Полной Дамы - входу в башню гриффиндора.

Больничное Крыло Хогвартса было огромным и светлым. Эта часть замка выходила на южную сторону и всегда была наполнена светом, который отражался от светлых стен. Ровные ряды кроватей солдатиками стояли вдоль стен, с полок, наполненных разнообразными бутылочками и баночками, доносился запах лекарств и трав. Вокруг одной из кроватей столпилась как минимум дюжина учеников в красных гриффиндорских галстуках. Все что-то верещали и пищали.
- Так, быстро замолчали и расселись по другим кроватям, а то всех выгоню, - зазвучал мелодичный голос мадам Помфри, медсестры.
Она протолкалась сквозь толпу и подошла к мальчику. Легкое оглушающее заклятие. Ничего страшного, всего-то нужно напоить его успокоительным зельем и дать отдохнуть. Но ребята еще первогодки, так что для них это происшествие огромного масштаба.
- С ним все будет хорошо, не беспокойтесь, - уже более мягко обратилась она к мальчику с черными волосами и аристократичными чертами, тот самый Блэк на гриффиндоре, и к рыжеволосой девочке с обеспокоенными зелеными глазами, которая чуть ли не плакала. Эти двое сидели у кровати больного тихо, не участвуя в общем балагане. – Ему нужно отдохнуть, выспаться. Можете увести от сюда своих друзей?
- Да, - Лили, так звали девочку, встала и скользнула в толпу.
Она сказала что-то каждому из ребят, и, как по волшебству, толпа стала редеть, пока не остался один только Сириус.
- Вот это да, - весело сказала мадам Помфри. – Кажется, у гриффиндора появилась замена нынешней старосте. Вон как легко управилась уже сейчас.
- Да, - тепло отозвался Сириус. – Лили может, – мальчик улыбнулся чему-то.
- Ты тоже можешь идти, с твоим другом все будет хорошо. Завтра вновь будет скакать, как олененок.
Сириус посмотрел на друга, уже ставшего лучшим, почти братом, и тихо рассмеялся этой умильной картине. Поттер спал, подложив под голову ладони, с чуть приоткрытыми губами, мило сопя. И действительно был похож на маленького олененка. Это он ему еще припомнит.
Сириус попрощался с доброй медсестрой и вышел в коридор. Он направился в гриффиндорской башне. Через какое-то время рядом с ним, ничего не говоря, пошел Ремус Люпин, их с Джимом сосед по комнате. Сириусу нравился этот спокойный мальчик, он был очень умным, начитанным, знал много интересных фактов о волшебстве, заклинаний, о которых рассказывал им. Они с Джимом сегодня хотели позвать его с собой на ночную вылазку, да не получилось. Сейчас Ремус молча шел рядом, за что Сириус был ему очень благодарен. Ему не хотелось говорить, хотелось думать о придурке Снейне, ударившем друга в спину, и придумывать планы, как они будут с ним разбираться.
- … Скажи мне, это правильно? – мальчики услышали знакомый голос. Ох, зря ты, Снейп, сейчас возник на пути Сириуса!
Сириус жестом указал Ремусу подождать, и тот согласно кивнул. Видно тоже был согласен, что чистка котлов слишком слабое наказание за подлость.
Мальчики притаились за колонной и прислушались к разговору. Эванс ругалась со своим слизеринским дружком. Сириус видел, как сильно она испугалась за обоих. Видно, не поняла, что заклятие то было пустяковым.
- А сегодня на зельеварении? Зачем тебе понадобилось портить весы? – прозвучал звонкий девчачий голос. Так, а вот это уже интересно. Вот, значит, кто постарался. Это уже переходит все границы. Сириус засучил рукава рубашки и потянулся за палочкой.
- Сириус, - он услышала голос рядом, и почувствовал, как его тянут за рукав мантии. – Не надо, давай подождем до завтра.
- Ты не понимаешь, сколько он нам подлянок за день устроил?
- Не сегодня. Все устали.
- Я не устал.
- Надо разработать план. Я согласен, что не стоит оставлять это так, но надо все обдумать.
- Да к Мерлину все раздумья.
- Джим тоже захочет поучаствовать. Он нам не простит, что все веселье прошло без него.
Этот аргумент подействовал. Блэк опустился обратно.
- И здесь Лили, Сириус. Она и так сегодня натерпелась и напугалась. Давай не будем устраивать еще одни разборки при ней.
Сириус посмотрел на вихрь рыжих волос, который мелькнул мимо, и кивнул.
- Да, ты прав, дружище.
Он хлопнул друга по плечу. Он встал и направился к башне гриффиндора. В противоположную сторону от Снейпа.

На следующий день Большой Зал за завтраком был наполнен солнечным светом. Многие набрали еды со стола, и пошли кушать во внутренний двор на солнечную поляну.
Лили, Алиса и Марлин поступили именно так. Девочки выбрали свободное место и расселись. День обещал быть чудесным. Девочки планировали пойти погулять после уроков. День начинался чудесно. Алиса бренчала бисерными фенечками на руках и щебетала заевшую с утра песню The Beatles, Марлин расчесывала волосы и перебрасывалась фразами с когтевранцем, который подсел к ним, а Лили вонзила зубы в яблоко и откинулась на траву, подставляя лицо лучам солнца.
Хорошее настроение улетучилось, когда за колоннами замка она увидела знакомые черные волосы и грустные черные глаза Северуса. Ей не хотелось говорить с ним о вчерашнем, поэтому она и не пошла искать его, не увидев за столом слизерина за завтраком.
Полянка шумела множеством веселых голосов, хорошее настроение, вызванное солнечной погодой, не могли испортить даже приближающиеся уроки. Но внезапно все голоса утихли, кажется, ветерок перестал шуршать верхушками деревьев. Лили приподнялась на локтях, чтобы увидеть, что вызвало такую странную реакцию.
Северус Снейп подошел к компании гриффиндорцев недалеко от девочек. Джеймс смотрел на него подозрительно, но через мгновение выражение его лица стало приветливым и дружелюбным. Он улыбнулся и пожал ладонь Северуса. Ремус Люпин хлопнул Джеймса по плечу. Затем Рем поймал взгляд Лили и показал ей большой палец, поднятый вверх.
Лили улыбнулась в ответ и еще раз откусила от яблока, которое, кажется, стало даже вкуснее.
День, определенно, начинался хорошо.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100