Kapelput.    закончен

    Признание в любви в стиле Нацу Драгнила. История о том, как огненный убийца драконов заставил воспылать всех.
    Аниме и Манга: Fairy Tail
    Люси Хартфелия, Нацу Драгонил, Грей Фулбастер, Джубия Локсар
    AU /Юмор / || гет || PG-13
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 1133 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Предупреждения: ООС, AU
    Начало: 25.08.17 || Последнее обновление: 25.08.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Наружу изнутри

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


В сумерках здание гильдии было легко отличить от прочих построек в Магнолии, но даже если бы это было не так, Люси бы все равно легко нашла туда дорогу. Окна из которых струился мягкий свет, словно мотыльков притягивали к себе уставших путников и волшебников, которым был нужен приют для отдыха души и тела. Однако, не эта цель манила Люси к зданию гильдии. В такой поздний час она шла к родным стенам за тем, чтобы встретить там одного единственного человека.

С самого утра душа девушки была не на месте. Сначала Люси злилась и обижалась, сетуя на слепоту и наивность своего самого дорого друга, который в ее сердце уже давно перестал быть просто другом. Потом, когда ни Нацу, ни Хэппи не объявились к обеду, Люси почувствовала, что погорячилась и зря выставила Драгнила за дверь. А уже ближе к вечеру она уже была готова сорваться с места в поисках парня, чтобы извиниться перед ним за свое несдержанное поведение. Спустя несколько часов девушка так и поступила, но дома не оказалось ни самого огненного волшебника, ни его верного спутника — Хэппи.

А ведь и ссора-то была глупой. Все началось с обычной заварушки в гильдии. Нацу с Греем устроили потасовку на пустом месте и все бы закончилось обычной дракой, если бы между парнями, как на баррикаде, по чистой случайности, не оказалась Джувия. Огненный удар, изначально предназначавшийся Грею, прошел сквозь тело водной волшебницы, как через масло, что вызвало мертвую тишину во всей гильдии, которую буквально через несколько секунд разорвал вопль Фуллбастера.

Грей был в такой дикой ярости, что даже Нацу растерял весь свой привычный запал и собирался было уже извиняться за неосторожность перед волшебницей. Пострадавшая девушка же в свою очередь будто и вовсе не заметила, что через нее прошел столп огня, а только улыбаясь просила успокоиться милого Грея и не переживать за Джувию, ведь с ней все в порядке и в доказательство сказанного решительно расстегнула верх платья, чтобы продемонстрировать отсутствие повреждений. Ледяной маг в секунду оказался рядом с Джувией, прикрывая ее всем телом, а настырный кот Хэппи, почувствовав, что напряжение вокруг спало, незамедлительно начал кружить над молодыми людьми выкрикивая свое привычное «сладкая парочка». И без того растерянная от близости ледяного мага Джувия залилась красной краской от корней своих голубых волос до самой шеи, а вот Грей заставил растеряться всех остальных присутствующих. Скупо пожав плечами, ледяной маг ответил синему высшему, что-то вроде: «И кого ты этим удивил?», а затем прижав к себе и без того смущенную девушку, крепко ее поцеловал.

По гильдии пронеслось всеобщее дружное «а-ах», которое мгновенно сменилось ликующими возгласами со всех сторон, самые понятные из которых были «Мужик!», «Молодец, Грей» и «Давно пора уже!». Ликование переросло в празднество и о недавней потасовке было мгновенно забыто.

Девушки окружили Джувию, обнимая и поздравляя ее. И чем дольше это продолжалось, тем более смущенными чувствовали себя новоиспеченные влюбленные. Празднество набирало обороты и в гильдии царило всеобщее воодушевление. Люси не была исключением, она тоже была очень счастлива за подругу, которая так долго ждала ответных чувств и наконец-то получила признание, причем прилюдное. Грей признавал свои чувство не только перед собой и Джувией, но и перед всеми друзьями и это было прекрасно. Думая об этом, Люси чувствовала, как, что-то острое и холодное колит ее где-то под ребрами. Белая зависть непрощенной гостью забралась в сердце девушки.

Признаться, честно, Люси тоже очень хотелось, чтобы Нацу признался ей в чувствах, пусть не при всей гильдии, пусть без красивых слов, но просто сказал, что-то такое, после чего у нее не осталось бы сомнений, что она ему не безразлична не как близкий друг, а как девушка. Но огненный волшебник даже близко не задумывался ни о чем подобном, ему и в голову не приходило признаваться Люси, хотя юная девушка и успела уже себя убедить в его ответных чувствах. Этому поспособствовали и разговоры с Мираджейн, и намеки Хэппи, и неожиданный вопрос от Леви о том встречаются ли они, и даже рассудительная Эрза успела подлить масла в огонь, уговаривая Люси присмотреться к Нацу «по-особенному».

Но более всего убеждало заклинательницу духов поведение самого Драгнила. Он стал чаще прикасаться к девушке, почему-то стал немного стесняться спать с ней в одной комнате, хотя раньше никогда за ним подобного не замечалось. А однажды он налетел с кулаками на какого-то парня в городе по глупости решившего просвистеть Люси вслед. Однако, самое странное случилось на одном из заданий, когда Драгнил неожиданно попросил Люси поцеловать ее, а когда она смущенная и недоумевающая спросила у него зачем, он как ни в чем не бывало улыбнулся своей широкой улыбкой и привычно почесывая затылок, ответил ей, что сам не знает, а затем просто убежал вслед за Хэппи, оставив девушку стоять посреди дороги, ошарашенно хлопая ресницами и чуточку жалея, что не согласилась сразу.

И вот теперь в атмосфере всеобщего веселья от этих мыслей о своей непонятной личной жизни Люси впадала в уныние. Решив не портить праздник своим печальным видом, она отправилась домой в надежде написать что-нибудь легкое и веселое, чтобы хоть как-то отвлечься, а затем, когда к обеду шумиха поуляжется, вернуться назад в гильдию. Но ее желанию не суждено было сбыться. Драгнил быстро заметил ее отсутствие на празднике и тут же, решив выяснить в чем дело, отправился вслед за Люси к ней домой, даже не догадываясь, что сейчас он не самый желанный гость.

Так и получилось, что, ввалившись в комнату девушки без приглашения, Нацу застал ее, утирающей слезы за рабочим столом, а на вполне резонный вопрос «что случилось?», получил абсолютно внезапную гневную тираду о своей глупости, невнимательности и бесчувственности. Нацу совершенно неожиданно для себя узнал, что на самом деле он болван и эгоист, что он совершенно не думает о чувствах других людей и что его двусмысленное поведение заставляет Люси страдать, а самое главное, что если ему нечего сказать Люси, кроме того, что она замечательный друг, то шел бы он куда подальше из ее дома. С этими словами Хатфилия выставила совершенно обескураженного и казалось онемевшего мага огня за дверь, сопроводив его напоследок отнюдь не ласковым «чурбан бесчувственный!».

К вечеру девушка уже испытывала жгучее чувство стыда за свои слова. И ведь правда, в чем она могла обвинить товарища? В том, что сама себе придумала его чувства, что сама в него влюбилась, а теперь ни с того ни с сего требует от него взаимности? Глупость какая. Желание поскорее извиниться перед другом подгоняло девушку вперед и вот когда до дверей гильдии оставалось всего пару шагов из-за них как-то воровато выскочила Венди. В небольшую щель, которая приоткрылась в момент выхода девочки из здания, Люси успела заметить бушующую Эрзу, которая почему-то была одета в свой специфический костюм зайца, а вот желанной розовой макушки Люси разглядеть не успела, что заставило ее волноваться.

— О, Люси! — позвала девушку Венди, преграждая ей путь в гильдию, — а я как раз за тобой.

На секунду отвлекшись от своих мыслей Хартфилия посмотрела на Венди и взволновано спросила:

— Что-то случилось?

— Эм… Нет, просто тебя с утра видно не было, вот я и решила за тобой сходить, — как-то неуверенно ответила юная волшебница.

–Все в порядке, — поспешила заверить подругу Люси, — ты не знаешь Нацу в гильдии?

— Нацу? — Вид Венди стал совсем растерянный, — он, ну… Наверное да, я… я не видела.

Малышка густо покраснела и почему-то начала ковырять носком своих маленьких туфель землю. Люси это показалось подозрительным. Венди патологически не умела врать и сейчас заклинательница духов была уверена, что лицезреет одну из не самых удачных попыток молодой убийцы драконов во лжи. Неужели Нацу настолько зол на Люси, что попросил своих согильдийцев скрывать свое местоположение от девушки? Неожиданная догадка болью отдалась в душе девушки, ей стало совсем не по себе, но вот решимости найти Драгнила совсем не убавилось.

— Венди, мне надо его увидеть, — решительно начала Хатфилия, — скажи где он.

–Я…я правда не знаю, — заикаясь продолжала стоять на своем девочка, — может пойдем пока внутрь, подождем его? — Предложила Венди.

Все происходящее казалось Люси все более подозрительным, но отказываться от предложения подруги она не стала. В конце концов, если Нацу прячется где-то внутри, она его все равно найдет.

А в помещении было на удивление тихо и пусто, словно с утра никто и не праздновал здесь создание новой пары. Кстати, Джувия сидела рядом со сценой в компании Леви, а вот ее возлюбленного, на удивление, рядом не было, как не было и Гажила, который в последнее время редко оставлял Леви без своей компании. Однако, это не казалось странным, мало ли куда могли пойти парни, но все же Люси надеялась спросить у кого-нибудь из них о местонахождении Нацу и их отсутствие ее порядком расстроило.

Присев рядом с девушками, которые до появления Люси о чем-то живо щебетали, а теперь мгновенно замолкли, заклинательница духов отметила, что и Мираджейн нет за барной стойкой, а ее место сейчас занимает Лиссана. Еще одна ниточка, способная привести девушку к Нацу неожиданно оборвалась. Люси начинала нервничать. А за столик тем временем уже успела сесть Венди.

— Я кажется видела Эрзу, — наконец спросила Люси, не оставляющая попыток найти хоть кого-то, кто знает где находится Драгнил — куда она успела пропасть?

Три девушки за столом переглянулись, а затем наперебой стали рассказывать Люси о местонахождении Эрзы, которая по одной версии ушла за тортиком, по второй получила новый доспех и поспешила его опробовать, а по третьей она вообще сейчас в уборной.
Озадаченный взгляд Люси красноречиво выдавал ее негодование. В результате волшебницы сошлись во мнении, что Эрза ушла есть тортик в новом доспехе, а заодно и заглянуть в уборную. Люси собиралась уже было высказать свое недоверие рассказу девушек, как со стороны сцены раздался какой-то странный звук, напоминающий упавший баян, а затем громкая ругань Гажила, причитающего о том, что это совсем не его инструмент.

Девушки за столом притихли и с опаской взглянули на Люси, а Леви даже прикрыла глаза рукой, всем своим видом напоминая древнюю статую мыслителя.

— Кстати, а почему кулисы закрыты? — Спросила Люси. Голос Гажила обнадежил волшебницу, судя по всему он собирается представить новую песню, остается только перетерпеть его выступление и спросить у него о Нацу.

— Там… — начала было Венди, но судя по легкому стону, была остановлена одной из своих спутниц ударом по лодыжке под столом.

— Гажил немного стесняется, — вместо девочки пояснила Леви.

–Гажил? Стесняется? — Недоверчиво переспросила Люси.

–Ага, — подтвердила Джувия, — Гажил-кун всегда был очень стеснительным, Джувия его давно знает.

Какие-то высшие силы заставили руку Леви вновь не взметнуться к ее лицу, прикрывая глаза, вместо этого девушка натянуто улыбнулась и согласно кивнула в ответ своей подруге.

— Люси, ты какая-то нервная, — заметила Леви.

— Просто я, — Хартфилия смутилась, не зная стоит ли рассказывать подругам о ссоре с огненным волшебником, — обидела Нацу и хотела бы извиниться, — понурив голову, все же призналась она, — вы не знаете, где он сейчас может быть?

Три девушки вновь переглянулись, пауза в разговоре затянулась всего на мгновение, а затем они в унисон выдали громогласное, групповое «нет», усиленно подтверждая свои слова отрицательным качанием головы и пожиманием плеч. Люси снова это показалось странным, но сдаваться она не собиралась, наоборот все происходящее начинало ее чуточку злить.

— Может быть Грей знает куда он пошел? — спросила она у Джувии, — Ты можешь его позвать?

Водная волшебница явно растерялась от такого напора и не сразу смогла собраться с мыслями и ответить, но, когда все же она начала говорить, ответ Люси совсем не понравился.

— Джувия, к сожалению, не знает где сейчас Грей-сама, он ушел, но Джувия не знает где он.

Вот это уже совсем было не похоже на правду. Чтобы Джувия и не знала где находится ее милый Грей?! Да еще и после такого пылкого признания сегодня утром?! Звучит как-то совсем невероятно. Люси почувствовала, что начинает злиться. Нацу действительно подговорил всех в гильдии, чтобы от нее утаивали его местоположение. И пусть он имеет на это право, все равно с его стороны это трусость! Не собираясь это терпеть дальше, Люси поднялась со своего места, намереваясь покинуть гильдию и попробовать поискать парня в другом месте. Дружный хор женских голосов тут же запротестовал, требуя, чтобы Люси еще немного посидела с ними, но настроение у заклинательницы духов было совсем не для приятных бесед.

Выбравшись из-за стола, Люси громко стуча каблуками по полу направилась к выходу, когда услышала за спиной звук открывающихся кулис, а затем неожиданно для себя, громкие, заполняющие собой все помещение, звуки скрипки. Самой настоящей скрипки! Насколько Люси было известно в гильдии никто не играл на скрипке, к тому же музыка была далеко не классической, хоть и весьма мелодичной. Вторя солирующему инструменту, выбивали ритм барабаны. Подобного в гильдии еще не было. Девушка замерла у самых дверей и заинтересованно обернулась, желая узнать, что же творится на сцене.

Челюсть Хартфилии чудом удержалась от фееричного падения на пол. Вид, открывшийся ее глазам, мог привести в шок кого угодно. Сцена гильдии сверкала в лучах софитов, а на ней во всей своей красе расположились товарищи Люси. Пропавший Грей сидел за барабанной установкой, как обычно с оголенным торсом, если бы Люси была не так шокирована увиденным и могла бы отвести взгляд от сцены, она бы увидела, как Джувия медленно расползается влюбленной лужицей по скамейке. Недавно обруганный несчастный баян покоился на руках у явно недовольного Гажила, который напряженно ждал момента своего вступления. А вот скрипач действительно удивил заклинательницу духов, хотя бы тем, что как раз являлся одним из тех самых духов. Локи в своем строгом костюме потрясающе смотрелся на сцене, скрипка была словно продолжением его рук, было видно, что он наслаждается своей игрой и прекрасно знает, что смотрится сногсшибательно.

Но все это было даже в половину не так поразительно, как-то, что у микрофона сейчас стоял самый желанный для Люси человек. На нем пока не было света было видно только его силуэт в свете софитов, направленных на Локи и Гажила, но даже этого было достаточно Люси, чтобы узнать его. Правая нога Драгнила выбивала ритм, или же он просто нервничал, но Люси не успела об этом хорошенько подумать, потому что вступление подошло к концу и под резко выбитый баяном такт, свет резко включился над Нацу, который тут же поднял голову и буквально впился глазами в замершую у дверей девушку и начал петь.

— Эта песня о любви тебя не удивит, — голос Драгнила чуточку дрожал, — ведь в ней нет ни слова, чтоб сказать, какая ты.

Люси почувствовала, как начала кружиться голова, смысл пропетых Нацу строк отказывался доходить до ее разума. Тем временем на сцене сам Драгнил, не разрывая зрительного контакта с девушкой, подошел ближе к краю сцены и обращаясь именно к ней и уже более настойчиво, почти переходя на крик продолжил.

— Я могу кричать, глотку рвать, но так ничего не смогу тебе передать!

Ноги Люси стали подкашиваться. Ей срочно нужно было найти опору, но Нацу словно и не замечал этого. Он вошел во вкус и, выкрикнув в зал задорное «у-у», отвернулся от зала и направился в глубь сцены, слегка пританцовывая и напевая припев:

— Наружу изнутри,

А из глубины сцены ему последовал ответ. И это стало очередным шоком для Люси. В откровенных кроличьих нарядах у самых кулис стояли Мираджейн и Эрза, вторя своими голосами Нацу и зажигательно пританцовывая:

–Песня о любви — подпевали Штраусс и Скарлетт, а Нацу отвечал им.

–Наружу изнутри,

— Песня о любви, — повторяли девушки и Нацу пел, соглашаясь с ними.

–Песня о любви!

Мираджейн распаляя задор собравшихся исполнила вокализ, все также вторя Нацу и откуда-то из зала послышался одобрительный свист. А затем припев повторился сначала.

-Наружу изнутри,

И зал стал заполнятся первыми поддерживающими восклицаниями.

–Песня о любви.

Где-то за столом гильдии Макао с Вакабой почувствовали, как из носа тонкой струйкой стекает кровь из-за резко поднявшегося давления.

— Наружу изнутри,

Венди не в силах усидеть на месте подскакивает из-за стола.

— Песня о любви,

Со второго этажа гильдии слышится свист. Громовержцы тоже не смогли остаться в стороне.

–Песня о любви!

Люси шаг за шагом на ватных ногах стала приближаться к сцене, что стало весьма затруднительным. Все волшебники гильдии подхватили азарт и повскакивали со своих мест.
Эрза тоже начала вокализ, в отличие от подруги он состоял только из звука «о-о». Нацу поддерживая ее, напевал «у-у» и это было ошеломительно. Локи тоже не отставал, вставляя короткие соло между вокализами он продолжал наслаждаться присутствием на сцене, а вот Гажилу приходилось не легко. Баян явно был для него не самым любимым музыкальным инструментом, покрывшись капельками пота Редфокс старательно продолжал играть.

Но всего этого Люси не замечала. Она приближалась ближе к сцене и ее взгляд был прикован к Нацу, который каким-то поразительным образом смог вновь поймать в толпе взгляд Люси. Или же ей так только казалось, ведь свет софитов был неимоверно ярким, однако, все равно девушка знала, что слова Драгнила предназначаются ей, а он пел:

— Потерян покой. Что ты делаешь со мно-ой?

Еще один баянный такт

— Эта песня раздражает, вымораживает, силы забирает!

Грей, словно вторя слову, которое чаще относится к нему, чем к песне, эффектно подкидывает палочки вверх. Из-под сцены даже через оглушительную музыку слышно томные вздохи Джувии.

–Что-то не могу спа-ать, да что-то надо бы уже тебе сказа-ать.

Люси прикрывает рот ладонью, удерживая непрошенный всхлип. В голове пролетают воспоминания. Нацу поздно ночью у ее кровати, задумчивый и молчаливый и то странное предложение поцелуя. Да, наверное, только она так точно понимает слова этой странной песни.

— Да только вот что-то, ай, слов не подобрать!

Гажил сосредоточившись еще больше, начал проигрыш и зал вместе с музыкой предчувствовал взрыв. Нацу же уже почти срывался:

— Короче, сюда подойди,

И Люси послушно делает шаг навстречу.

— В мои очи загляни!

Нацу присаживается на колени и расстояние между ним и Люси становится совсем ничтожным. Он смотрит на нее сверху вниз.

— Неужели ты не видишь, я весь горю изнутри-и?!

И словно в подтверждения слов, его руки загораются пламенем. Люси слегка отшатывается от резкого жара и будто бы просыпаясь от оцепенения смотрит по сторонам. Зал просто сходил с ума. Не было уже ни одного волшебника, который бы сидел за столом, гораздо больше людей уже танцевали на столах, требуя еще. И Нацу пел еще, повторяя Люси те слова, которые она, ошеломленная, пропустила в начале.

— Я могу кричать, глотку рвать, но так ничего не смогу тебе передать!

И Гажил с Греем поддерживали его, а затем случился взрыв. Вновь начался припев, и гильдия еще ни разу не сотрясалась так от всеобщего восклицания.

–Наружи изнутри,

— песня о любви.

И в глубине зала громкий голос Эльфмана оповещает всех, что на сцене настоящие мужики и что его сестренка жжет, а затем его поддерживает визг Эвергин.

–Наружи изнутри,

— песня о любви.

Кто-то разбивает стакан, очевидно, на счастье. Джувия танцует у самой сцены рядом с Леви и на ней уже почему-то нет пиджака и шапки. Кана во все горло подпевает товарищам с занятого ей стола.

–Песня о любви!

Нацу успевает сделать эффектный прыжок, от которого сердце Люси на секунду замирает, а затем даже не сбившись с дыхания продолжает

–Наружи изнутри,

— песня о любви.

Голоса девушек уже сложно различить за всеобщим ликованием, среди которого слышится голос мастера Макарова, не совсем попадающего в такт. Однако, едва ли кого-то это может волновать.

–Наружи изнутри,

— песня о любви.

Гажил растягивает меха баяна на максимум и хор голосов вместе с Нацу выкрикивает:

–ПЕСНЯ О ЛЮБВИ!

А затем вслед за Эрзой зал подхватывает протяжное «о-о-о». И Люси ловит себя на мысли, что вместе с остальными тоже поет этот вокализ, а вместе с ней поет и Нацу. На глаза наворачиваются слезы. Одними губами она шепчет «прости меня», даже не надеясь, что он поймет, но толи случайно, толи действительно чувствуя ее, Драгнил подмигивает ей.
Люси почувствовала, как чья-то рука опустилась ей на плечо, обернувшись, она увидела рядом с собой Леви. Девушка лучезарно улыбалась на нее явно тоже распространялась всеобщая эйфория.

— Знаешь, Нацу готовил это с самого утра, — пытаясь перекачать музыку и крики толпы, сказала Леви. Люси только улыбнулась подруге, она по-прежнему не могла оторвать взгляда от Нацу.

–Гажил пошутил о том, что лучшее признание в любви — это песня, а Нацу прямо загорелся этой идеей, — продолжала подруга, — он заставил Грея притащить из дома барабанную установку, представляешь?!

Люси улыбнулась шире, вся гильдия продолжала петь.

–Не знала, что он играет. Да и Гажила видела только с гитарой.

— О- о, — понимающе кивнула Леви, — это был секрет, но Нацу сказал, что для тебя гитара слишком просто. Гажил ненавидит баян.

И словно бы соглашаясь со словами своей девушки железный убийца драконов особенно резко сжал меха, чем вызвал одобрительные восклицания зрителей.

— А Локи?

— Локи сам вызвался помогать, — пояснила МакГарден, — он пришел поздравить Грея, а когда узнал о плане Нацу сказал, что не может оставить ему всю славу.

— Оно видно, — весело согласилась Люси.

— Вопросы возникали только с текстом. Мы с Фридом предлагали Нацу помочь, но он сказал, что должен это сделать сам.

Люси бы улыбнулась еще шире, но к сожалению мышцы лица, уже не могли ей этого позволить. Грей стал наращивать темп все больше заводя как музыку, так и зал.

— Ты довольна? — Все же спросила подругу волшебница слова.

Едва ли Хартфилия могла бы подобрать слова, чтобы описать свои чувства, вместо этого она просто дала волю эмоциям и завизжала во весь голос. Ее крик слился с задорным криком Нацу.

И это стало сигналом для всех. Если раньше в зале еще оставались более-менее сдерживающие себя волшебники, то теперь отовсюду были слышны крики и летели заклинания. Пара люстр угрожающе зашатались над головами зрителей, рискуя свалиться им прямо на головы, однако это опять же никого не волновало.

Разноцветные искры осыпали весь зал гильдии, бокалы бились по случайности и на счастье, а сцена уже переливалась то искрами пламени, то блеском льда. Уже никто не мог себя сдерживать. Скрипка выдавала изумительное соло, а баян вторил ей из последних сил.
Кто-то из волшебников уже успел взобраться на сцену и продолжить танцы там, поочередно составляя пары то Нацу, то Эрзее с Мирой. Случайные заклинания рикошетили по всему залу. На сцене появлялось все больше и больше людей. Даже Макаров умудрился взобраться и теперь лихо отплясывал где-то рядом с Мирой. Нацу был оттеснен к самому краю сцены. Его глаза были полны огненных бесенят и он, улыбаясь Люси, вновь пропел:

–Наружи изнутри,

— песня о любви.

Случайное заклинание выбило одну палочку из рук Грея.

–Наружи изнутри,

— песня о любви.

Кана на сцене вместе с бочкой вина умудрилась упасть на своего соседа и заварила настающую кашу из людей.

–Песня о любви! — пропел Нацу, волшебным образом избегая попадания в эту кучу.

Хэппи и Лилейный летали над потолком разливая на всех вокруг бокалы с пивом. Локи не повезло попасть под самую мощную атаку, отплевываясь от пены он продолжал играть.

–Наружи изнутри,

— песня о любви.

Где-то из глубины потасовки с трудом различались голоса Эрзы и Миры.

–Наружи изнутри,

— песня о любви.

Леви лихо запрыгнув на сцену, убирает со лба Гажила прилипшие пряди волос. Парень вымученно смотрит в глаза своей девушки, а она лишь задорно смеется в ответ. Гажил и сам едва сдерживает смех.

— Песня о любви-и-и!

В последний раз протягивает Нацу, уже фактически сидя на краю сцены и совсем не обращая внимания на то, что творится за его спиной. Он смотрит только на Люси, которая уже давно не сдерживаясь, подпевает своему теперь уже точно возлюбленному и танцует от всей души.

Заключительные аккорды песни разносятся по всему залу. Яркая точка в финале и громкие овации от которых сотрясаются стены гильдии. Гажил полный куража, не без наслаждения снимает с плеч баян и швыряет его в сторону.

— Я люблю тебя, Люси! — Выкрикивает в микрофон Нацу, чем вызывает еще одну бурю оваций, а через секунду на его голову падает баян.

— Нацу! — Слышит испуганный голос Люси маг огня и под оглушительный звук рвущихся мехов инструмента, мир Драгнила затягивает темнота.



***
В тексте фанфика использованы слова песни "Наружу изнутри" группы "THE HATTERS".

Для лучшего восприятия рекомендую к прослушиванию вышеупомянутую песню во время прочтения, особенно начиная со строк:
"Выбравшись из-за стола, Люси громко стуча каблуками по полу направилась к выходу, когда услышала за спиной звук открывающихся кулис, а затем неожиданно для себя, громкие, заполняющие собой все помещение, звуки скрипки. "

Для удобного поиска песни в интернете: THE HATTERS (ШЛЯПНИКИ) – Наружу изнутри
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100