Adelaida16    в работе   Оценка фанфика

    Погоня за странным лиловым мотыльком приводит к неожиданным последствиям: шестнадцатилетняя художница оказывается в мире любимой книги, занимая место юной Лили Эванс. Вот только теперь ей придётся столкнуться со многими вещами, о которых не говорится в книгах. И источником самых сложных испытаний может оказаться её собственный творческий дар.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Лили Эванс, Северус Снейп, Сириус Блэк, Джеймс Поттер, Ремус Люпин
    Общий /Детектив /Драма || джен || PG-13
    Размер: макси || Глав: 7
    Прочитано: 4247 || Отзывов: 1 || Подписано: 15
    Предупреждения: Смерть главного героя, Смерть второстепенного героя, ООС, AU
    Начало: 29.08.17 || Последнее обновление: 26.09.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Художница и её тень

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Пролог


Художник - феникс, ему нужно сгореть, чтобы вновь воспрянуть.
Джанет Фитч

Тени во тьме не живут.
Они слуги света, дети огня.
И чем ярче пламя, тем они темнее!

Игра престолов (Game of Thrones)

Пролог

Она и сама не помнила, как оказалась на пристани. Эшли почти бежала. Сейчас желание увидеть океан, погрузиться в мерные звуки прибоя, было острейшей, почти физической потребностью. Опустить ладони в прохладную воду, унять внутренний пожар.

Вот уже два года, с тех пор как Эшли оказалась в приюте миссис Хиггинс, она приходила к океану почти каждый день, как верующий приходит в храм в минуты сильного смятения. «Эта женщина не имела права так говорить, как бы она меня ни ненавидела».

Миссис Хиггинс требовала, чтобы все воспитанники называли её «мамой». Но Эшли полагала, что миссис Хиггинс любит не детей, а власть над ними. Впрочем, ей удалось завоевать преданность некоторых воспитанников. «Стокгольмский синдром», - думала про себя Эшли и радовалась, что не относится к числу этих несчастных. «Главное – сохранить внутреннюю свободу, не дать манипуляторше проникнуть в душу». Ведь осталось всего два года до совершеннолетия. Тогда она отправится в свободное плавание и сможет забыть этот приют как страшный сон. «Может быть, даже удастся получить стипендию в художественной академии», - эта мысль всегда согревала её. Защищала от нападок, острот и наказаний, которые сыпались на неё, пожалуй, чаще, чем на любого другого из двенадцати детей. За то, что не посмеялась её шутке про поэтические способности малыша Билли, или наоборот, не сдержала ехидной улыбки во время одной из её напыщенных речей. Эшли нравилось думать, что она сильнее других ребят, устойчивее таких как Билли, который часто плакал по ночам, или таких как Сьюзен, которая попугайчиком повторяла за воспитательницей.

Но сегодня внутреннее равновесие было разбито, как брошенная в порыве ярости чашка. «При такой дочери – не удивительно, что её мать покончила с собой», - грубая, примитивная манипуляция. И всё же, как Эшли ни презирала миссис Хиггинс, на этот раз её стрела попала в цель. «Неужели и правда это я не уберегла тебя, мама? Неужели меня было не достаточно, чтобы жить?»

Отец и старшая сестра погибли в аварии, когда Эшли было четыре года. Они должны были поехать в гости все вместе, но Эшли подхватила простуду, и мама осталась вместе с ней. Потом, в особенно тяжёлые дни, Эшли казалось, что и мама погибла вместе с ними, а с ней осталась лишь пустая оболочка, бледный призрак когда-то солнечной, жизнерадостной женщины. И всё же она сражалась с депрессией целых семь лет.

«Могла ли я что-то изменить?», - этот вопрос не одну ночь лишал её сна. В конце концов, Эшли пришлось признать, что она никогда не узнает на него ответа. Но признать, не значит смириться, и мысли об утраченном детстве по-прежнему отзывались колющей болью в груди. «С прошлым уже ничего не сделаешь. Я должна смотреть вперёд и не поддаваться на провокации. Только так я смогу выжить. Только так я сберегу живую память о моих близких».

Эшли ещё немного погуляла по пристани, стараясь отвлечься от тягостных воспоминаний. Внезапно сгустившаяся пелена тумана ускорила наступление темноты, и даже яркие уличные фонари терялись в плотном сумраке. Бросив об стену чашку, Эшли выбежала из дома как была, в платье, и теперь ей по-настоящему стало зябко. Надо было возвращаться домой, ведь если она заболеет, то не сможет ходить в школу. А остаться один на один с миссис Хиггинс – перспектива похуже, чем самые занудные уроки.

Эшли повернула назад, привычно оглядываясь по сторонам в поисках вдохновения для новой картины. Конечно, картина – это громкое слово для карандашных рисунков в альбоме. Но для Эшли рисование всегда было чем-то большим, чем хобби – способом жизни. «Реальная магия» - так она это называла. Когда рисовала, то чувствовала, словно погружается в тёплое спокойное море, словно попадает, наконец, из блёклой реальности в тот мир, которому принадлежит душой.

Вот и сейчас, вглядываясь в туманную даль, она ощутила странное чувство. Словно реальность расплывается, как очертания людей и предметов, как граница между океаном и вечерним небом. Словно она на перекрёстке между мирами, и в этот момент, только сейчас, возможно всё – любое чудо. Чувство было столь захватывающим, что девушка шла и улыбалась своей странной фантазии.

Эшли заметила его сразу. В застывшем влажном воздухе любое движение привлекало внимание, а он ещё и светился странным сиреневым светом. Маленький сиреневый шарик, не больше мячика для пинг-понга, не то летел, не то плыл в густом тумане, выписывая сложные кривые. Когда он оказался совсем близко, Эшли обнаружила, что это что-то вроде мотылька, только с огромным количеством маленьких крылышек, которые издавали лёгкий мелодичный звон.

«Ну, вот и галлюцинации». Эшли почувствовала, как подкрадывается страх. Реальность порой казалась ей скучной, но воображение в отрыве от реальности представлялось ей совершенно бессмысленным. Она закрыла глаза и сделала три глубоких вдоха, в надежде, что навязчивое видение исчезнет. Но чудо-мотылёк по-прежнему был здесь, зависнув на расстоянии вытянутой руки. Эшли даже почудились насмешливые интонации в перезвоне маленьких крыльев.

«Видение или реальность? Самый надёжный способ узнать это – поймать странное существо и показать другим». Это она и попыталась сделать, но тут оказалось, что сиреневый шарик отнюдь не желает быть пойманным. Стоило Эшли протянуть руку, и он проворно отлетел в сторону, вновь зависнув в нескольких метрах от неё.

«Так ты хочешь поиграть?» Эшли пришло в голову, что в кино герои, побежавшие за каким-нибудь странным явлением, как правило, попадали в беду. Но уйти домой, так и не узнав, что это было… «В конце концов, я всегда могу остановиться, если почую что-то неладное», - подумала Эшли и начала охоту.

Несколько раз она была близка к успеху. Эшли даже показалось, что её пальцы коснулись мерцающих крылышек – тонких и, на удивление, холодных. Но девушку не покидало ощущение, что «мотылёк» играет с нею, позволяя приблизиться ровно на столько, чтобы она не потеряла интереса к охоте. Вот пустынная пристань осталась позади. Впереди – шоссе, а за ним – подсвеченные вечерними огнями дома и поздние прохожие. «Кто-то наверняка обратит внимание на светящийся сиреневый шар в воздухе. Если он и правда существует».

«Мотылёк» завис прямо над шоссе. Эшли протянула руку, уже готовая к тому, что он тут же отскочит. Но шарик с неожиданной готовностью опустился в её ладонь. Тонкие лепестки, словно сделанные из фольги, переливались разными тонами фиолетовой гаммы: от густого тёмного цвета ночного неба, до нежной сирени. Но за этим свечением трудно было разглядеть центральную часть загадочного существа – или механизма? Эшли подумала о механизме не случайно: в игре света угадывался какой-то сложный порядок. Он захватывал внимание, гипнотизировал…

Громкий, резкий звук, похожий на визг, вывел Эшли из очарованного оцепенения. Она рефлекторно обернулась, и только успела увидеть квадратную морду автомобиля, летящего прямо на неё. Сокрушительный удар отбросил девушку на несколько метров. Острая боль пронзила тело всего на мгновение, а затем исчезла, вместе со всеми другими ощущениями. Эшли проваливалась в темноту, словно погружалась в глубокие воды. И последнее, что она видела, прежде чем свет окончательно померк – предательский сиреневый шар на фоне ясного звёздного неба.

>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100