Добавить в избранное Написатьь письмо
ІннаХім    в работе   Оценка фанфика

    У них была общая тайна... но как известно рано или поздно все тайное становится явным. И спустя несколько лет прошлое догонит и накроет волной не спросив разрешения.(Читать после фанфика "Запретная связь" автора Annabella Lily)
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Гарри Поттер, Джинни Уизли
    Любовный роман / / || G
    Размер: макси || Глав: 10
    Прочитано: 1954 || Отзывов: 0 || Подписано: 21
    Начало: 01.10.17 || Последнее обновление: 16.10.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Все тайное становится явным

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Все тайное - становится явным…
Часть 1.
Глава 1.

«Опять понедельник». Вроде не страшно и не в первый раз, но эта мысль, которая появляется каждое утро в понедельник – ужасна. Понедельник - это одновременно два чувства, предвкушения чего-то хорошего и нового, и страх перед неизвестностью в начале рабочей недели. Я открыла глаза и начала своё обычное утро.
После финальной битвы во Второй магической войне прошло три года, жизнь постепенно стала налаживаться, ночные кошмары перестали сниться где то года через два, но иногда они все таки возвращались (в особенно эмоциональные дни). В такие моменты я просыпалась в слезах и холодном поту, и как мантру повторяла заученный наизусть текст: «Я Гермиона Джин Грейнджер, мне 20 лет, я училась в школе чародейства и волшебства Хогвардс, участвовала во второй магической войне, вместе со своими лучшими друзьями Рональдом Уизли и Гарри Поттером. Мы победили Волан-де-Морта. Сейчас все хорошо. У Нас все хорошо. Это сон, всего лишь сон». Я повторяла это каждый раз, и мне становилось легче.
А ведь действительно, у всех все было хорошо, ну насколько это было возможно. Гарри работает в министерстве магии, недавно получил повышение по службе. Он стал самым молодым руководителем аврората ( у него такая судьба быть самым молодым: ловцом в команде на первом курсе, юным победителем «самого могущественного волшебника всех времен и народов» и вот теперь это). Он был доволен, хоть и говорил, что не достоин этой должности. Гарри, все таки самый скромный волшебник в мире. Правда Джини была не очень рада этому повышению, ее можно понять. Ведь Джини любила Гарри до безумия и волновалась о нем всегда. Хотя ей нужно отдать честь, она скрывала свое волнение ото всех, кроме меня. Мы были подругами. После окончания Хогвардса, она полетала годик за «Гарпий», а потом… забеременела.
Да, Гарри сделал Джини предложение в вечер ее выпускного из школы чародейства и волшебства Хогвардс. Наследующий день они объявили о своем решении мистеру и миссис Уизли и получили благословение счастливых родителей. После помолвки началась совместная жизнь Гарри и Джини, правда пока в Норе. Да и совместная - это как посмотреть. Гарри пропадал в министерстве на заданиях аврората, они ловили сбежавших пожирателей. А Джини в составе «Холихедских Гарпий» облетала всю страну, и их команда выиграла в конце года чемпионат Англии по квиддичу. Когда она узнала, что беременна Гарри был безумно счастлив, как и вся семья Уизли. Свадьбу сыграли скромную, из гостей были только семья и близкие друзья новобрачных. Правда Гарри настоял на очень дорогом и шикарном платье для невесты. Джини была неотразима. Хотя ее глаза в тот день были ярче и красивее любого платья. Она была счастлива. Они счастливы. И вот через восемь месяцев после свадьбы Гарри и Джини Поттеры стали родителями прекрасного малыша, которого назвали Джеймс Сириус Поттер. И все, почему то были уверены, что мальчик еще доставит хлопот родителям (шутка ли иметь в родственниках самых рьяных нарушителей порядка дедушку Джеймса Поттера, Сириуса Блэка – в честь которых был назван, и дядюшек Уизли). Когда Джини была на пятом месяце, они с Гарри купили свой дом в пригороде Лондона. Дом был большой и светлый. Джини сделала его очень уютным и часто Поттеры принимали гостей.
А Рон… ну, Рон теперь звезда. Насколько это возможно. После победы на нас троих обрушилась просто мега популярность. Выражалось это по разному: многочисленные интервью, приглашения на шоу, вечеринки, различные светские мероприятия и т.д. Казалась, что каждый житель магической Британии (и не только Британии) хотел с нами сфотографироваться, дотронутся до нас. Каждый день приходили кучи писем с благодарностями. В нашу честь называли улицы и даже детей. И если нам с Гарри такая популярность быстро наскучила, и мы ушли в тень, насколько смогли глубже, то Рон совсем на оборот. Он называл себя нашим «представителем» в обществе. Я даже понимала его и прощала сначала его поступки, но долго не выдержала. Его постоянные вечеринки, поклонницы, участия в шоу длились бесконечно. Когда после победы мы решили, что любим друг друга, это казалось правильным всем кроме меня. Позже я поняла, что это не любовь, а многолетняя привязанность. Мы привыкли быть вместе и нас обоих пугала мысль о расставании. Но я не смогла долго терпеть его «славу». Пока я строила свою карьеру в Министерстве магии в отделе регулирования магических популяций и контроля над ними, а Гарри в аврорате. Рон наслаждался «вечным праздником победы», который поглотил его. Он всегда хотел так жить, ни в чем не нуждаться, быть знаменитым и всеми узнаваемым. Так и жил. Миссис Уизли надеялась, что Рон сделает мне предложение, и мы станем счастливой и крепкой семьей. Но этого не произошло. Сначала я ждала и надеялась, что после окончания эйфории Рон возьмется за ум. Но чем дольше я ждала, тем чаще в «Ежедневном Пророке» появлялись его колдографии с новыми девушками. И я перестала ждать.
Я купила небольшую квартирку на окраине Лондона. И переехала жить туда одна. Рон как будто не заметил, что меня нет в Норе. Потом слетала в Австралию и вернула родителям память. Они конечно злились на меня, но не долго. Все таки поняли, что другого выхода у меня не было. Так как наш дом в Англии был разрушен Пожирателями, возвращаться родители не захотели. Даже когда я сказала, что купить для них новый дом будет не так уж и сложно (Гарри мог помочь, я знала, что он не откажет). Но папа был непреклонен. Решили, что они останутся в Австралии, а я буду им писать и приезжать в гости. Я поняла, что это правильное решение, я уже выросла, нужно было жить самостоятельно.
У всех жизнь постепенно налаживалась. У всех кроме меня. Я была успешна, молода, полна сил, энергии и амбиций, но я была одинока. Помимо моих ночных кошмаров, мне снились, и другие сны… мне снился он. Драко Малфой. Мне снилась наша с ним последняя встреча наедине в выручай комнате, я не могла забыть его руки, страстные поцелуи и…ужасные, мерзкие слова сказанные мне в конце: «— Если ты удовлетворена, то можешь идти. Я сказал, что ты свободна, еще пару секунд и я сам вытолкну тебя за дверь. Я трахнул грязнокровку, вот и все!». Таким образом, этот сон тоже приравнивался к кошмарам. Последний раз я видела Драко после битвы за Хогвардс в зале суда. Его и Нарциссу оправдали (благодаря Гарри), а Люциуса осудили на пожизненное заключение в Азкобане. После суда Драко исчез.
Сказать что Рон был в шоке когда узнал, что я не девственница, это ничего не сказать. Был большой скандал. Он требовал, чтоб я сказала кто ОН. Я не сказала, а как я могла сказать?! Этот эпизод тоже не способствовал нашему сближению. Поэтому моя обида на Рона не было слишком уж сильной, я понимала, что сама виновата. Но как, как я могла ему сказать, что на шестом курсе трижды переспала с Малфоем. Как я могла сказать, что третий раз был в день смерти Дамблдора? Как Малфой выгнал меня, просто использовал, как мне было больно, жалко и обидно. Жалко в первую очередь себя. Тогда в тот момент, момент смерти Дамблдора я его ненавидела всем своим существом. За тот год пока мы искали крестражи, я не вспоминала о нем. Обида на Драко была поглощена страхом за свою жизнь, за жизни моих друзей. Первая наша встреча произошла в Малфой-мэноре, когда нас троих поймали егеря. Он был удивлен видеть меня. В его глазах я видела страх и немой вопрос «что ты здесь делаешь?». Драко очень изменился, похудел, кожа стала совсем белой с синим оттенком. Глаза стали стеклянными, почти прозрачными, не живыми. Когда Белатриса спрашивала его, знает ли он кто мы, он смотрел только на меня. В его глазах я увидела страх, ужас, жалость, панику и что-то еще … боль. Такую тупую и глубокую боль. Он посмотрел на меня, сказал одними губами «прости» и четко и громко, глядя Белатрисе прямо в глаза произнес:
- Она – Гермиона Грейнджер, а этот рыжий Рон Уизли.
Гарри он «не узнал», но это не помогло. Гарри и Рона увели в подземелья. Меня же Белатриса начала пытать. Это был мой самый яркий и самый частый кошмар. В моем сне я чувствовала всю боль как на яву. И видела его глаза. Только глаза. Он смотрел и ничего не мог сделать. Я просила, я умоляла его помочь, прекратить все это. Драко стоял как под заклятием оцепенения и не двигался. Его губы повторяли только одно слово, не переставая «прости».
Финал битвы я помню плохо. Потом уже в зале суда я сидела на трибуне, он был обвиняемым. Гарри выступал свидетелем защиты. Все время, пока шло заседание, Драко смотрел в пол. Не поднимая взгляд ни разу. Кроме, разве что момента оглашения приговора. Его оправдали. Когда Драко это услышал, то просто вышел из зала суда, опять же не глядя ни на кого. Возле самой двери развернулся и коротко кивнул Гарри. Больше я его не видела и ничего не слышала о его семье.
Так, пора выходить из дому, опаздывать я не люблю. Сегодня начало недели и произойти может что угодно. Перед самым выходом я еще раз посмотрела на себя в большое зеркало. Волосы всегда пышные и не послушные были выровнены и уложены заклинанием, его действие заканчивалось ровно через десять часов, что вполне меня устраивало. Легкий макияж, подкрученные ресницы, магловский бальзам для губ – бесцветный. Деловой, строгий серый костюм свободной девушки. От костюма замужней он отличался, длиной юбки и вырезом пиджака. Но костюм был все-таки больше приличный, такая себе строгая откровенность. Туфли - лодочки и ву-аля – я идеальна. Главное скромно и самокритично. Впрочем, как всегда. Мантия, палочка, яблоко и папка пергаментов с документами аккуратно были упакованы в мою сумку. Все таки заклятие незримого расширения придумал гений.
Я вышла из квартиры, люди шли по своим делам никто не обращал на меня внимания. Я спокойно дошла до нелюдимого, тихого про улочка. Здесь никого не было по утрам, и он был совсем рядом от моего дома. Сосредоточилась и крутанулась на одной ноге, привычный хлопок трансгрессии, три секунды тошноты. И я на работе. В атриуме Министерства Магии было светло, несмотря на большое количество людей даже просторно. Я поспешила к лифтам, по пути здороваясь с коллегами. Пока было время до прибытия следующего лифта, я достала из сумочки мантию и палочку – нужно было разгладить складки, как вдруг услышала знакомый голос, Гарри:
- Гермиона, привет! Как ты поживаешь? – ко мне приближался мой лучший друг. Мое лицо само растянулось в улыбке.
- Привет, Гарри! Все хорошо. Как ты? Как Джини? И Джеймс? – я не видела Гарри почти месяц, вопросов было много, черт, что с этой мантией, не могу разгладить – Гарри, ты сильно будешь занят во время обеда, давай встретимся, мы сто лет не общались, мне все интересно… – я говорила быстро, даже не смотря на него. Гарри не мог вставить и слова.
- Герм, Герм подожди, - прервал мой словесный поток Гарри. – Давай сделаем проще, приходи вечером к нам на ужин. Сама все спросишь у Джини и увидишь Джеймса, он замечательный, моя жена обижается на тебя, думает, что ты нас забыла. Я смотрю, тебе все так же не даются хозяйственные заклятия. Гермиона, да оставь ты мантию в покое, ты придёшь вечером? – я наконец то посмотрела на него. Мерлин как я скучала по своему другу.
- Конечно, Гарри, конечно, я приду, - вот и лифт. – В восемь вечера я буду у вас, а сей час мне нужно бежать, прости, – я обняла его.
-Ты замечательно выглядишь – шепнул мне Гарри.
- Спасибо и до вечера.
Я прыгнула в лифт, который заполнился магами с невероятной скоростью, я успела только махнуть рукой Гарри на прощание, и даже не уверена, что он заметил.
Как только я вышла на нужном мне этаже, сразу же наткнулась на свою помощницу Кару. Кара работала со мной недавно, всего шесть месяцев, она была очень бойкой, исполнительной, довольно не глупой, милой девушкой, с большим чувством сострадания. Она идеально подходила к этой должности, я знала, что всегда могу на нее положиться. Каждое утро Кара встречала меня у лифта с планом работы на день и чашкой ароматного кофе.
- Мисс Грейнджер, доброе утро! Ваш кофе,- мило улыбаясь, она протянула мне дымящую кружку.
- Доброе утро, Кара! Спасибо, сколько раз тебе повторять называй меня – Гермиона, не такая уж у нас и разница в возрасте большая, - я взяла у нее из рук свою любимую кружку, и мы пошли по длинному коридору в сторону нашего отдела.
- Какие у нас на сегодня планы? – спросила я, не останавливаясь не на секунду, Кара не отставала не на шаг.
- Сегодня на заседании совета должен быть представлен законопроект «О миграции русалок, в связи с ростом их популяции» им тесно в Темном озере. Так же нужно рассмотреть жалобы кентавров, они хотят владеть большей территорией. И еще сегодня мы, наконец то, должны получить окончательные списки эльфов-домовиков Британии, с именами их хозяев и адресами проживания. – Кара резко выдохнула, закончив свой доклад. Мы как раз зашли в мой кабинет.
Наш отдел занимал часть этажа на третьем уровне Министерства, я возглавляла его. В подчинении у меня было пятнадцать человек. Поделены были по группам на каждую популяцию магических существ. Каждый понедельник и пятницу я собирала у себя в кабинете представителей каждой группы на плановое совещание ровно в десять часов. Сейчас было девять тридцать. Я успею допить кофе, поговорить с Карой о подробностях нашего плана на сегодня.
- В котором часу назначено заседание совета? – спросила я Кару, садясь за свой стол.
- В одиннадцать часов, мне нужно там присутствовать? – у нее в руках появился толстый блокнот для записей.
- Да, пойдем пожалуйста со мной, я не выдержу одна напора совета, вопрос с русалками очень серьезен для нас и не очень важен для них, – я откинулась на спинку кресла. – Тем более если им будет недостаточно наших аргументов, тебе придётся пустить в ход свой магический дар,- я улыбнулась и подмигнула Каре. Она меня поняла и подмигнула в ответ.
Мало кто знал, а в отделе вообще только я, о скрытом таланте Кары, который на меня, почему то не действовал. Если она просила настойчиво кого-то о просьбе глядя прямо человеку в глаза, ей не могли отказать, никто, особенно мужчины. И Кара иногда этим пользовалась. И иногда по моей просьбе. А самое главное, когда просьба была выполнена, и ничего нельзя было изменить, никто не понимал, как так вышло. Это качество я ценила в ней больше всего. Она была нужна именно в моем отделе. Потому что очень тяжело было объяснить министру и его совету надобность законов о защите и улучшении условий жизни тех или иных магических существ. Подходило время совещания. В кабинет начал стекаться народ.
Кара заняла свое место за столом у окна. Я была против, чтоб она сидела за дверью кабинета в коридоре. Во-первых, стена моего кабинета, выходящая в коридор, была стеклянной, и мне было видно кто ко мне приходит, что не требовало представления. Во-вторых, ее стол находился у окна, что позволяло Каре получать мою почту. И в-третьих иногда мы могли спокойно поболтать. Мне было с ней не так одиноко, все таки живой человек. А одна я и дома могу побыть. Работать нам это не мешало в любом случае.
К десяти часам мой кабинет заполнился людьми, которым судьба магических существ была не безразлична. Первыми пришли Джастин Квейн и Элайза Смит они отвечали за права домовых эльфов. Сами ребята утверждали, что всего лишь друзья, но все почему то были уверены, что Элайза в будущем станет миссис Квейн. Я была не против отношений на работе, но Джастин и Элайза были воспитанными людьми, не выставляющими свои чувства на показ. За это я их уважала еще больше.
Затем пришли Кевин Блат со стопкой пергаментов - это были жалобы от кентавров, я была уверена, Мисси Нортан – она отвечала за водных жителей и Лизи Томплес представляющая права великанов.
Наше совещание продлилось ровно сорок пять минут. Мы успели обсудить все насущные вопросы, составить план работы на неделю. После совещания я попросила Джастина и Элайзу задержаться на минутку:
- Коллеги, сегодня мне стало известно, что в ближайшее время мы получим список эльфов домовиков с именами хозяев и адресами проживания, - я сразу заметила, как оживились их глаза.
- Нам придётся составить график и с рейдами проверить условия жизни домовиков, ваши предложения? – я специально давала им права выбора, - ходить по домам всем сразу нет смысла, если мы разделимся, то проверим всех быстрее.
- Сколько времени у нас есть на проверку? – Джастин всегда задавал вопросы, пока Элайза делала пометки волшебным пером в блокноте.
- Нам нужно предоставить отчет к концу следующей недели, - тут я поняла, что шокировала их обоих.
- Но это же очень мало времени, мы не успеем проверить всех, даже если разделимся, - Элайза обречено вздохнула.
Вопрос о домовиках был больной темой нашего отдела. И моей личной проблемой, еще со времен школы. За три года после победы мне удалось добиться присвоения звания героя Воины для домового эльфа Добби – посмертно, и разрешения на установку памятника в его честь, за неоценимый вклад в нашу победу над Волан-де-Мортом.
- Тем долее, что трансгрессия требует так много сил,- не успокаивалась Элайза.
- Сегодня на заседании совета я попрошу разрешение на порталы, так будет быстрее и безопаснее, - я говорила спокойно, и это успокоило Элайзу. – Мы сможем меняться, это сэкономит нам силы.
- Все полученные результаты можно сразу отправлять в отдел, здесь их сразу будут обрабатывать, так мы сэкономим время, - Джастин говорил конструктивно и по делу.
- Отличная мысль! Джастин, так и поступим, - я и сама об этом думала, поэтому сразу согласилась. Я заметила, как они переглянулись. – У вас есть еще какие то вопросы?
- Да, мисс Грейнджер, рейды будут проходить в рабочее время или по вечерам? – вопрос был логичен, так как не все хозяева домовиков могут быть дома днем.
- Давайте сначала получим список, посмотрим на количество адресов и будем потом рассчитывать наше время, - это их успокоило. – Вопросы еще есть? - тишина, - Вот и отлично, когда получим список я вас вызову. Можете идти.
Когда они вышли, ко мне подошла Кара:
- Через пять минут совет, - напомнила она мне.
- Спасибо, Кара, я уже бегу. И да ты бежишь со мной, - улыбаясь, сказала я, и получила утвердительную улыбку в ответ. Мы вышли из кабинета и направились в сторону лифтов.
По дороге к залам суда мы еще раз повторили все свои аргументы за утверждение закона для русалок.
И не зря, совет был не преклонен, но все таки нам удалось их убедить, вернее Каре удалось. Довольные проделанной работай, мы вернулись в отдел, по дороге я заглянула к Мисси Нортон, сказав, что она может сообщить своим подопечным магическим существам о разрешении на расширение их территории обитания. Мисси была рада, и вздохнула с облегчением, так как уже две недели не могла спокойно принимать душ, вода на нее нападала. Это боли нюансы нашей работы. Если взялся защищать, чьи то интересы делай это вовремя, а то могут возникнуть проблемы. Магические существа конечно милые, и на первый взгляд не опасные, но очень мстительные.
Наступило время обеда, Кара отказалась составить мне компанию, ее ждал жених – Блейз Забини. Я знала его еще со школы, он учился на Слизерене. Его семья меньше всех слизеренцев касалась Волан-де-Морта. Поэтому меньше всех пострадала после победы. Блейз был хорошим парнем, насколько слизеринец вообще может быть хорошим, Кара его любила, это был ее выбор. Забини работал в юридическом отделе Министерства магии. Я с ним не встречалась, юристов слава Мерлину у нас было много, не потому что он учился на Слизерине (межфакультетская вражда больше не существовала), а потому что кода то он был его другом. Другом Драко Малфоя.
Обедать я не пошла, аппетита не было совершенно. Ведь я опять вспомнила о нем. Я не знаю где он и что с ним было все это время. Да я его ненавидела, презирала и желала смерти. На шестом курсе. Когда он меня использовал и выгнал. Потом обида ушла на второй план. И вернулась, только когда я попала в Малфой-мэнор с Гарри и Роном. Ненависть захлестнула меня с новой силой. Я не могла видеть его лицо. Мне было противно. Я была зла и обижена. Как он мог так со мной поступить? Как? Я задавала эти вопросы себе много раз, но так и не ответила на них. Я не знала чем можно объяснить его поступки. Зачем он так со мной поступал? Через пару лет мне стало легче. Но вопросы так и остались без ответа. Головой я понимала, что у нас не было будущего. Какое будущее может объединить самую умную грифиндорку школы, героиню войны и слизеринского принца, мерзкого хорька, бывшего Пожирателя смерти. Никакое. Этим я себя и успокаивала. Но вот сердце предательски ускорялось, стоило мне вспомнить о Малфое. И я не могла ничего с собой поделать. Однажды у меня была мысль ему написать. Но я убила ее еще в зародыше. К прошлому возвращаться нельзя. Тем не менее, мое прошлое не давало мне смотреть в мое будущее.
К концу рабочего дня, список домовых эльфов еще не был готов. Поэтому все начали расходиться по домам. Я поняла, что жутко проголодалась. И меня успокаивала мысль об ужине у Поттеров. Нужно было еще зайти дамой переодеться, и неплохо было бы заскочит в любимую пекарню Гарри за булочками к чаю. Составив в голове этот не сложный план на вечер, я отправилась домой.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100