strip_dancer    в работе

    Гермиона потеряла себя. Её личность, её память, даже воспоминания о том, что она является ведьмой – всё исчезло. Она бежит, хотя не знает от чего. Она не помнит даже собственного имени.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Люциус Малфой
    Любовный роман / / || гет || G
    Размер: макси || Глав: 6
    Прочитано: 1565 || Отзывов: 0 || Подписано: 11
    Предупреждения: ООС, AU, Графическое насилие
    Начало: 16.10.17 || Последнее обновление: 02.12.17
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Принадлежащая туману

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Бег



Belonging to the Fog

«You can fall ill with just a memory»
(Paolo Giordano).



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ




Я бежала через лес, хотя не имела ни малейшего представления, почему.

Жалящий дождь хлестал моё лицо и обнажённые руки, намокшая одежда липла к телу, а волосы — к коже головы. Я замерзала от невыносимого холода и рыдала, но даже причина этих слёз была мне не известна.

«Где я?» Моё сердце колотилось в одном ритме со звуком моих шагов. «Где я?»

«КТО я?»


Тонкие ветви деревьев хлестали мою кожу, ломаясь с треском и цепляясь листьями за волосы и одежду.

Я пыталась понять, бегу ли я прочь от чего-то, или же наоборот — по направлению к чему-то.

Гнался ли кто-то за мной? Было ли что-то ужасное, что-то неописуемое, что следовало за мной по пятам? Или же я пыталась найти, искала что-то?

Я не знала, как долго бежала. Мышцы моих голеней горели огнём, колени подкашивались, и я ловила воздух ртом, задыхаясь от усилий. Инстинкт был моим единственным проводником, и одна лишь сила инерции удерживала меня на ногах.

Деревья начали редеть, свет менялся, сумрак постепенно исчезал. Должно быть, я приближаюсь к границе леса. Это могло быть лишь к лучшему.

Дождь ослабел, но мне навстречу вздымался густой, всепоглощающий туман. Я видела пар собственного дыхания, колеблющийся перед моим лицом белым облачком, но разглядеть что-либо, помимо этого, было практически невозможно, и даже стволы деревьев казались неясными тёмными мазками на туманном полотне.

Внезапно моя нога зацепилась за выступающий из земли корень, и я упала в грязь, больно подвернув запястье. Приглушенный туманом, мой вскрик прозвучал странно и пугающе.

С трудом поднявшись на ноги, я потёрла ноющее запястье и принялась отряхивать одежду. Лишь в этот момент я с изумлением поняла, что одета в заляпанное грязью бледно-жёлтое платье, слишком тонкое для такой погоды.

Бледная кожа моих исцарапанных голых ног стала синеватой от холода. По крайней мере, на мне были надеты тренеры — единственное, что соответствовало этой ситуации, в которой мне приходилось продираться через мокрый лес. Правда, несвязный голосок в голове неуместно проинформировал меня, что обувь и платье не подходили друг к другу.

Мою правую руку подёргивало, но не от боли в запястье или пробирающего до костей холода. В этом было нечто странное: казалось, будто что-то… отсутствовало.

Я пересчитала свои пальцы. Один, два, три, четыре и, наконец, большой палец был пятым. Я переворачивала свою руку снова и снова, но она выглядела, как самая обыкновенная человеческая рука: грязная, исцарапанная, покрытая синяками, но тем не менее обычная. И всё же я не могла избавиться от мысли, что чего-то не хватало.

«Кто я?»

Низкое водянистое солнце показалось из-за облаков, освещая глыбы тумана и вырисовывая навес леса над головой. Должно быть, приближается время заката… Боже, как же холодно! Моё тело сотрясалось от дрожи. Если я не найду укрытие перед наступлением ночи, то погибну от переохлаждения. В этом не было никакого сомнения.

Теперь сила инерции сменилась настойчивым желанием выжить, и я перешла на быстрый, запинающийся шаг. Я продолжала идти в прежнем направлении, но лишь потому, что до сих пор бежала по этому пути, хотя не имела ни малейшего представления, почему.

Услышав хриплое горловое карканье над головой, я вновь остановилась и среди застывших ветвей разглядела силуэт птицы, либо ворона, либо большой вороны.

Спрыгнув с ветки, птица перелетела на следующее дерево.

Просто по той причине, что это побудило меня продолжить путь, я последовала за птицей. Всякий раз, когда я приближалась, ворона громко каркала и перелетала ещё дальше. Иногда её карканье принимало почти издевательский том, словно птица насмехалась над ужасным положением, в котором я оказалась.

Дальше и дальше мы продвигались — птица и человек, одна в элегантном полёте, другая шумным усталым шагом тащась по лесу.

Внезапно моя пернатая проводница исчезла из вида, и почти в тот же самый миг я оказалась на краю обширной вересковой долины, влажно поблёскивающей в умирающих лучах света, что пронизывали бескрайний купол темнеющего неба над головой.

Резкий порыв ледяного ветра взметнул моё насквозь мокрое платье, пробирая до костей. Зубы начали неудержимо стучать, а от холода разболелась голова, но, несмотря на отсутствие убежища, я почувствовала бесконечное облегчение оттого, что выбралась из леса.

Влажная кустистая трава и жухлая дернина простирались во все стороны. Вдали я увидела высокую рощу, а над ней — извивающиеся струйки дыма из дымовой трубы какого-то здания, скрытого деревьями. Если был дымоход, то должны были быть камин, пламя, тепло. Боже, за толику тепла я была готова отдать всё что угодно.

Я ступила на долину и устало пошла по направлению к роще. Они ведь не откажут мне в приюте? Кем бы эти «они» ни были. Конечно, не откажут. И они смогут позвонить в полицию, попросить о помощи и выяснить, кем я была.

А потом расскажут обо всём мне.

Усугубляя и без того тяжёлую ситуацию, дождь вернулся — поначалу лёгкое покрапывание, которое быстро перешло в ливень. Я бросилась бежать, потому что слишком продрогла и намокла, чтобы идти шагом. Не говоря уже о том, что была слишком перепугана.

Роща оказалась намного дальше, чем я предполагала. На бегу я считала струйки дыма — семь… восемь… нет, целых девять! Это была либо небольшая деревенька, либо огромное здание, вроде величественного особняка или поместья. Мне было всё равно, лишь бы хозяева позволили мне обогреться у одного из очагов.

Я не могла разглядеть какой-нибудь дороги, ведущей к роще, но вскоре заметила высокие ворота из кованого железа, сплошь заросшие плющом. Тяжело дыша, я замедлила бег и потёрла бок, в котором свернулась колющая боль.

Довольно устрашённая, я приблизилась медленно и с опаской. Со скрипом ворота распахнулись сами собой. «Должно быть, они автоматические, — подумала я. — Где-то здесь есть камера видеонаблюдения.» Я была удивлена тем, что была пропущена, несмотря на свой ужасный внешний вид.

За воротами возвышался громадный дом, который выглядел почти древним. Толстые стены, узкие окна и мощные контрфорсы придавали ему вид неприступной крепости, облачённой в переплетённые слои темнолиственного плюща.

Теперь я дрожала не только от холода, но и от страха.

Широкие каменные ступени вели к массивной двери, окованной железом. Пытаясь совладать с эмоциями, я застыла в самом низу лестницы.

Прежде чем я успела подняться на первую ступень, позади раздался щёлкающий звук, а затем хруст шагов по гравию. Подпрыгнув от неожиданности, я резко обернулась.

Широким шагом ко мне направлялся появившийся словно из ниоткуда мужчина. Он не заметил меня: его взгляд застыл на серебряном набалдашнике длинной чёрной трости, которую он держал в затянутых в перчатки руках.

Это был высокий мужчина с внушительной осанкой, уже не молодой, примерно лет сорока пяти, но сохранивший силу и элегантную лёгкость движений. Он был привлекателен… очень привлекателен. Пожалуй, его даже можно было назвать красивым. Его лицо поражало своими чёткими линиями и острыми углами, но невыносимо высокомерное выражение искажало гармоничность этих черт. Волосы, настолько светлые, что казались почти белыми, шелковистым каскадом ниспадали ниже его плеч, создавая разительный контраст с насыщенно чёрным цветом одежд.

У меня возникло престранное чувство, будто я переместилась в прошлое. Мужчина был одет с неотразимой эксцентричностью: его одежду нельзя было назвать вышедшей из моды, потому что она выглядела исторической, почти средневековой, хотя явно была безукоризненной и дорогой. Особенно впечатляло длинное чёрное пальто, или, скорее, обшитая тёмным мехом мантия с высоким воротником, подол которой развевался вокруг элегантных сапог мужчины с каждым его шагом.

Несмотря на дождь, его одежда и волосы были сухими, хотя по всем законам природы он должен был вымокнуть насквозь, как и я. Но у меня не было времени поразмыслить над этим парадоксом, потому что в этот момент мужчина поднял глаза и резко остановился. В проступающем сквозь изморось свете я увидела, что его бледное лицо стало мертвенно белым.

— ТЫ! — это слово прозвучало словно лай, словно рык.

Я отпрянула, перепуганная яростным выражением его глаз, цвет которых должен был быть обычным светло-серым, но вместо этого казался серебристым и жидким, словно ртуть. Эти глаза пылали непостижимой ненавистью.

— П-пожалуйста, я потерялась… — запинаясь выдавила я, отступая назад. Споткнувшись о нижнюю ступень лестницы, я потеряла равновесие и упала на спину.

Прежде чем я успела подняться, мужчина бросился вперёд и придавил меня своим телом, обеими руками вжимая трость в моё горло, почти раздавливая гортань.

— Как смеешь ты показываться здесь, грязнокровка?! — его голос был хриплым от бешенства.

Я пыталась закричать, но давление его трости перекрывало и голос, и поступление кислорода, и совсем скоро я начала задыхаться. Беспомощно извиваясь под ним, я царапала трость, не видя ничего из-за вспыхивающих перед глазами белых и чёрных пятен, в то время как из моего горла вырывались ужасные булькающие звуки.

Я думала, что вот-вот умру. Я пыталась понять, почему.

«Пожалуйста, остановись! Я не сделала ничего плохого! Я даже не знаю тебя!»

«Остановись!»

«ТЫ УБИВАЕШЬ МЕНЯ!»


Словно услышав вопль в моей голове, он внезапно отбросил трость и, схватив мои мокрые волосы в кулак, больно оттянул их назад, вынуждая меня взглянуть ему в глаза.

— Почему ты здесь?!

Я втягивала воздух рывками, сотрясаясь от кашля, чувствуя, как по щекам текут потоки слёз.

— Я… Я потерялась… Я потерялась и… и я не знаю… не помню… — я запиналась, не в состоянии связать и двух слов от ужаса.

Мужчина смотрел на меня, тяжело дыша. Теперь выражение ярости на его лице сочеталось с выражением всё возрастающего недоверия. Его другая рука грубо схватила мой подбородок, больно впиваясь пальцами в щёки.

— Кто я? — требовательно спросил он.

Я смотрела на него в замешательстве, совершенно растерянная.

— Не имею ни малейшего представления, — ответила я дрожащим голосом.

Внезапно он вновь потянулся к моему горлу, и от страха я слабо вскрикнула, отдёргиваясь назад. Но его рука сделала резкое движение, и я почувствовала краткую острую боль, когда висевшая на моей шее цепочка впилась в кожу, а потом порвалась, оставшись в его кулаке.

До этого момента я даже не знала, что на мне была эта цепочка.

— Откуда это у тебя?! — прошипел он, больно выкручивая мои волосы.

— Я не знаю! — вскрикнула я, пытаясь сфокусировать зрение на поблёскивающем перед моими глазами предмете. Это оказалась маленькая серебряная подвеска в виде птичьего черепа довольно отталкивающего вида. До сих пор я и представления не имела, что эта штука висела на моей шее, и не помнила, видела ли её когда-то раньше.

Калейдоскоп быстро сменяющих друг друга эмоций промелькнул на бледном лице мужчины — шокированное осознание, изумление, недоверие.

— Возможно ли это? — прошептал он, едва шевеля губами.

Запихнув цепочку в карман, он посмотрел на меня пронизывающим взглядом. Потом внезапно прижал к себе, приблизив свой рот настолько близко к моему, что в течение одного панического момента я думала, будто он собирается поцеловать меня. Но вместо этого он выдохнул странное иноязычное слово.

Я почувствовала, как его шёпот коснулся моих губ.

Его глаза впились в мои во взгляде, который был одновременно мистическим и всепоглощающим, и я словно начала падать, тонуть в аспидно-серебристом цвете его глаз, в бесконечной черноте его зрачков. Я ощущала медленный сильный стук его сердца, передающийся мне… Чувствовала жар и твёрдость его тела, прижатого к моему, мокрому и дрожащему… Потом было странное ощущение в моей голове… словно невидимые усики проникали в мозг и оборачивались вокруг моих мыслей, тщательно изучая каждую.

— Что вы делаете? — выдавила я, но в ответ он лишь крепко накрыл мой рот своей рукой, по-прежнему прижимая меня к себе, в то время как его проникающий взгляд вторгался всё дальше и дальше в глубины моего мозга… Его тело было жёстким и твёрдым, словно каждая его мышца была напряжена, каждое сухожилие натянуто. На мгновение он задержал дыхание, потом медленно выдохнул, словно испытывал удовлетворение, удовольствие от того, что делал со мной.

Он отпустил меня и поднялся, возвышаясь надо мной и глядя сверху вниз. Его ледяные глаза приняли новое выражение, которое я была не в состоянии понять, но которое каким-то образом напоминало… триумф?

В этот момент он словно преобразился. Яростный, жестокий человек исчез, и вместо него передо мной стоял абсолютно спокойный изысканный джентльмен, хотя и с невыносимо высокомерной усмешкой на лице.

— Прошу прощения, дорогая. Я перепутал вас с другой… молодой леди, — его голос был бархатистым и учтивым, но резал так, словно был заточен до остроты бритвы.

Он протянул мне руку, и кожа перчатки скрипнула, когда его кулак медленно разжался.

Я пялилась на него в полном шоке с бешено стучащим сердцем, пытаясь понять, какого чёрта здесь происходит. В одну минуту этот мужчина пытается убить меня, в следующую он… бог знает что делает, а теперь ожидает, что я вот так просто возьму его руку, словно ничего экстраординарного не произошло?

Его трость была зажата подмышкой, хотя я не видела, чтобы он поднимал её. Я смотрела на него с яростью и недоверием, неосознанно прижимая руку к своему горлу. Оно до сих пор болело и пульсировало и, вне всякого сомнения, на нём останутся синяки.

Мужчина сделал нетерпеливый подзывающий жест.

— Ну же. Я не могу допустить, чтобы ты отдала концы на моём пороге, словно полумёртвый кот.

Затем более мягким голосом добавил:

 — Тебе не нужно бояться меня.

«Не нужно бояться его?! Он почти задушил меня! И… неужели он и вправду читал мои мысли? Нет. Нет, это попросту невозможно…»

Я по-прежнему не могла заставить себя взять протянутую руку.

Издав тихое раздражённое ругательство, он наклонился и, схватив меня за запястье, грубо вздёрнул на ноги. Его хватка была настолько сокрушительной, что я вздрогнула. В ту же секунду он отпустил меня, развернулся и начал подниматься по ступеням. Тяжёлая мантия коснулась моей обнажённой руки, когда он прошёл мимо, оставив меня стоять внизу в полнейшем замешательстве.

Я смотрела, как он стукнул серебряным набалдашником своей трости по массивной дубовой двери, после чего та бесшумно распахнулась. Полуобернувшись, мужчина посмотрел на меня сверху вниз. Хотя он находился на самом верху лестницы, его голова была слегка откинута назад, что придавало ему выражение нескрываемого высокомерия.

— Ты идёшь? Или же предпочтёшь провести ночь в холоде, наслаждаясь последними часами своей жизни?

«Что же, — подумала я, поморщившись. — Если выразиться таким образом…»

Устало, с опаской, я взобралась по каменным ступеням, не находя ни малейшего утешения в его непроницаемом взгляде и изгибающихся губах, и размышляя, насколько это разумно — входить в незнакомый дом с незнакомым мужчиной, который только что пытался убить меня. Мой мозг посылал всевозможные предостерегающие сигналы остальным частям тела, отчего руки тряслись, колени дрожали, а во рту пересохло.

Добравшись до мужчины на вершине лестницы, я испытала дискомфорт при виде того, насколько он был высок, и насколько широки были его плечи и грудь. Я однозначно не смогу перебороть его, если мы решим сцепиться в схватке.

Он указал рукой на открытый дверной проём, пропуская меня вперёд.

— Моё скромное жилище, — тихо сказал он, учтиво помогая мне переступить порог… настолько учтиво, что не оставалось никакого сомнения в том, что это была издёвка.

Множество сценариев пронеслось в моём мозгу, когда я вошла в мрачный слабоосвещённый холл. В чьё логово я заходила? Хищника, насильника, психопата? Убийцы?

«Что ж, — подумала я угрюмо, — я скорее предпочту быть убитой внутри и умереть в тепле, чем провести ещё хоть одну секунду под этим ледяным дождём.»

От автора:
Дорогие читатели! Если вы заметите какие-либо предложения, которые звучат странно или неестественно на русском языке, дайте мне, пожалуйста, знать. Это мой любимейший английский фик, поэтому хочется, чтобы перевод был хорошим. Заранее огромное спасибо!



>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100