Adrium    в работе

    Главное убедить себя, что ты не тот, кем задумал тебя отец. Главное убедить себя, что ты та, кем видят тебя близкие. Пост Хог. Спустя 10 лет они возвращаются туда, где отступает страх, где чувствуют себя в безопасности.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Драко Малфой, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Гарри Поттер, Джинни Уизли
    Общий / / || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 2
    Прочитано: 385 || Отзывов: 0 || Подписано: 11
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя
    Начало: 27.12.17 || Последнее обновление: 13.02.18

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Сны печали и боли

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


В одном из купе Хогвардского экспресса сидел молодой парень со светлыми волосами. На нем был черный магловский костюм, шерстяная кофта, черные кожаные перчатки и начищенные туфли. Человек обладал смертельно бледной кожей и серыми глазами, которые познали намного больше, чем положено людям того же возраста. И только блондинистые волосы вытягивали парня из мрачного образа, который тот старательно создавал, что б отпугивать и отталкивать.
В купе ворвалась девушка, приблизительно его же возраста, с каштановыми волосами, зализанными назад.
– Малфой, профессор МакГонагел просит тебя зайти к ней, перед ужином, у нее важный разговор. – сказав это девушка быстро развернулась и вышла из купе.
Парень все еще не отрываясь смотрел в окно. Там расцветало раннее утро. Экспресс проезжал над рекой, покрытой непроглядным туманом. Драко Малфой вглядывался туда как в омут памяти. Перед его глазами всплыло последнее воспоминание о девушке, которая только, что захлопнула дверь купе. Как давно это было? Казалось, прошла целая жизнь, а на самом деле только лишь 7 лет.
Он стоял уже минут пять перед небольшим, но весьма уютным деревянным домом в одном из магловских кварталов в Лондоне. Блондин уже несколько раз заносил руку в перчатке в попытке постучать в дверь, но каждый раз он, на перевесе сомнений, опускал ее вниз. Парень глубоко вдохнул и так же глубоко выдохнул. Проделывая это во второй раз, он снял перчатку и быстро постучал, боясь передумать.
Полминуты в воздухе стояла тишина, но вдруг послышались мелкие быстрые шаги. Дверь открыла кареглазая девушка с пышными каштановыми волосами, не имеющими никакого вида. На ней был старый кухонный фартук, черные шорты и серая майка. Ее лицо вытянулось от удивления и в то же мгновение исказилось яростью. Она явно не ожидала его увидеть. Ее рука достала палочку из-под фартука и направила на парня.
– Что ты здесь делаешь? – прошипела она.
– Пожалуйста, выслушай меня. Я пришел, что бы… – но он не успел закончить. Из глубины дома послышался приближающийся голос:
– Солнце, кто там? – спросил мужской бас. И вот его обладатель уже сам стоял на пороге, и лицо его тоже переполнял гнев.
– Что ты здесь забыл? – членораздельно, не скрывая свой гнев, спросил парень, который уже тоже достал палочку.
– Прошу вас, выслушайте меня! – взмолился высокий блондин.
– Выслушать? Тебя? Ты, похоже, умом тронулся! Отойди от этого дома! Как ты вообще посмел приблизиться? Что ты в сей раз задумал? – начал засыпать вопросами рыжеволосый парень.
– Я не сделаю вам ничего плохого!
– Ты никогда не делал ничего хорошего, этого хватает! – парень уже почти сорвался на крик, а девушка все еще неподвижно стояла, гнев искрился в ее глазах.
– Мэрлин! Выслушайте меня! – парень сказал это немного громче, но очень устало. Он достал из внутреннего кармана пиджака волшебную полочку и развернул ее рукоятью к молодой паре. – Возьмите ее и выслушайте меня, пожалуйста. Я пришел, что б извиниться перед вами.
Парень ошарашено открыл рот, а девушка, контролирующая свои эмоции куда лучше, взяла палочку.
– Говори, Малфой.
– Я знаю, этого недостаточно и я, к сожалению, не могу ничего изменить. Но все же я прошу прощение за все, что совершал и что хотел. Я очень сожалею обо всем.
– Расскажи это Дамболдору, или Фреду, а еще лучше скажи об этом Джорджу, высокомерный… - Рон начал перечислять всех тех, кто умер во время ужасной войны и направлять все ругательства в сторону бледнолицего парня.
Малфой стоял и слушал все, о чем говорит младший Уизли. В основном он был со всем согласен, но от этого никому лучше не становилось, а даже наоборот. Парень начал чувствовать, как ослабевает наложенное им обезболивающее заклятие, ведь палочка была у Гермионы. Он буквально чувствовал, как черная магия из раны на груди сочилась по всему телу, а раны-щупальца росли, и парочка точно направлялась к его и без того болезненному на вид лицу. Кожа Драко становилась еще более бледной и прозрачной. Маскировочное заклятие тоже уже развеивалось и на руках уже виднелись глубокие розовые шрамы. Мимолетным взглядом парень заметил это и быстро одел перчатку, чем привлек взгляд девушки. В этот момент Рон начал упоминать его отца, а это уже стало последней каплей в самообладании Драко – все заклятия ушли, будто их и не было. В каждой клеточке тела вновь посилилась ужасная боль, подаренная его отцом и не подлежащая возращению. Одно из щупалец раны на груди добралось до лица. Оно больно разрезало щеку и алые капельки крови стали проглядываться на бледно-серой коже.
Парень поначалу пытался не обращать внимания, но кровь уже стекала. Юноша достал из кармана платок и вытер кровь, хоть это не помогло. Это движение вновь привлекло внимательный взгляд Гермионы.
– Рон, опусти палочку, сейчас же! – попросила она и рыжеволосый мгновенно покорился.
– Знаешь, Малфой, ты не должен сейчас здесь стоять! – он зло сверкнул глазами и ушел.
– Прости, Гермиона. Я знаю, что не достоин вашего прощения, просто знайте – я сожалею. Очень сильно сожалею. – он посмотрел на девушку с искренним сожалением. Она поверила.
– Мы знаем, что с тобой случилось – Гарри и Рон разбирались с твоим делом. Мы понимаем, правда. Просто… нужно время, что б это принять…день, два, год, вся жизнь – я не знаю сколько.
Она провела палочкой по ране на щеке и проговорила одними губами заклинания. Боль в том месте мгновенно отступила, а в руке Драко уже была его палочка.
– Но не сейчас. – сказала девушка и зашла обратно в дом. Парень еще долго смотрел ей в след, на закрытую дверь дома.
Его выбросило из воспоминания, когда парень уже был в древнем замке. Драко забросил сумку в свой кабинет и направился к директору МакГонагел. Ничего не изменилось – кабинет все еще прятался за спиной грифона и над движущейся винтовой лестницей. Тихонький стук в дверь.
– Да, Драко, заходи. – ответила ему директриса.
Кабинет был таким же, только на стене с портретами прибавился еще один – теперь там красовался его крестный. Снегг улыбался ему с картинной рамы так, как умел. За спинкой кресла, в котором сидела сама Минерва, из-под очков полумесяцев выглядывал Дамболдор. Казалось, он выглядел даже лучше, чем при жизни, что было вполне вероятно. Его портрет был самым большим из всех в этой комнате.
– Директор МакГонагел, вы хотели меня видеть?
– Да, мальчик мой, садись. – она указала на кресло перед столом. – Я хотела бы обсудить весьма щекотливый вопрос.
– Даже не сомневаюсь, госпожа директор, – он действительно знал тему предстоящего разговора еще в тот момент когда Гермеона Грейнджер передала просьбу МакГонагел. Этой темой был он сам, а также те годы его жизни, за которые он расплачивается до этого момента. Спасибо, Люциус.
– Драко, ты должен понимать, что дело о твоей семье не было публичным и много кто об этом ничего не знает.
– Да, профессор, я знаю и ни на что особенное не надеюсь. Хогвартс – это мой дом и этот факт уже греет мою душу. К человеческим осуждениям я привык. – ответил парень уверенным тоном.
– Я и не сомневаюсь, милый. Но так уж случилось, что весь педагогический коллектив в курсе всего, что случилось. Но им нужно время.
– Понимаю, о чем вы, профессор.
– И еще одно, Драко. Профессор Слизнорт собирается покинуть наш коллектив. Его место любезно займет мистер Долгопупс. Но место декана факультета остается вакантным. Прошу вас, мальчик мой, помочь ему в этот последний год, присмотритесь к ученикам и примите его дела, что касаются факультета. Вы ведь не против? – профессор вопросительно подняла бровь.
– Конечно нет, госпожа директор. Я признателен Вам за доверие.
– И мистер Малфой, я очень сожалею, что мы не узнали обо всем раньше. – ее взгляд стал опечаленным и задумчивым.
– Уже ничего не изменить, нужно двигаться вперед. – он криво улыбнулся, встал и ушел в свой кабинет.
В огромном кабинете витала пустота. Парты стояли под стенами и ждали, когда же они вновь подвергнуться штурму учеников, стремящихся к знаниям. Он вдохнул запах пыли и школьных парт. Запах родной школы. Как он скучал по этой крепости. Хотя, когда он сам был студентом проклинал каждого, кто мог заставить провести здесь хоть на день больше, чем нужно. Он никогда не понимал, за что гриффиндорцы так любят этот старый замок в Мэрлином забытой части Англии. Но когда судьба дала возможность, столько лет спустя он с облегчением вернулся сюда.
Его комната находилась на верху, прямо над классом. Туда вела старинная лестница с железными поручнями. Она скрывалась в глубине зала, поэтому ученики никогда ее не замечали. Сначала молодому учителю предложили комнату в учительских апартаментах, но перспектива жить в одном помещении с людьми, которые относились к нему не лучшим образам, парню не нравилась.
Блондин быстро переоделся в черные классические немного зауженные брюки, синюю рубашку, черную жилетку и мантию. Он давно уже не был тем подростком, что переживал за свою внешность больше, чем за судьбы людей вокруг. Но несмотря на это, привычка следить за непогрешимостью во внешнем виде пригодилась – это был способ сказать самому себе, что никто ничего не заметит, никто не узнает.
Он вошел в Большой зал через боковой вход. Ему было так непривычно сидеть за учительским столом, а не рядом со студентами Слизерена. Драко оглядывался на шумящих учеников и никак не мог понять, когда он сам успел вырасти? Да и не просто вырасти из плохого мальчишки, а дорасти до преподавателя Защиты от Темных Искусств. Малфой задумчиво попивал тыквенный сок. Конечно, должность преподавателя ЗоТИ не цель его детских мечтаний, но и источник черной магии размером с мяч для гольфа в груди не был в списке желаний маленького наследника древней фамилии и невероятно огромного состояния.
Наконец Гермиона ввела первокурсников на торжество, все вмиг затихли. Сероглазый блондин, быстро окинув взглядом всю толпу, определил, на какой кто попадет факультет. Он немного самоуверенно улыбнулся и стал слушать подтверждение своих догадок от Сортирующей Шляпы.
Все первокурсники для Слизерена были чистокровными – из поколения к поколению в их семьях передавалось таинство ненависти к людям. Драко еще раз окинул их взглядом: интересно, были ли среди этих юных волшебников те, чье наследие было схожим с Малфоями. Лишь одна девчонка с фиолетовыми волосами и желтыми глазами казалась иной – она смотрела лишь под ноги и где-то в ее ауре летало желание исчезнуть.
«Ну что, же, будем Вас перевоспитывать, дорогие слизеренцы!» - про себя сказал Малфой. Он и правду собирался поубавить нрав чистокровным выскочкам. В памяти молодого человека еще жила память о том, как он сам принадлежал к таким юношам, и именно эта жалость и презрение к себе прошлому наталкивали его на идею – поубавить пылу всем чистокровным, кто считают себя высшей расой.
На банкете молодой учитель пробыл совсем не долго – почти сразу после окончания приветственной речи, сероглазый парень извинился и ушел отдыхать. На самом деле бывший слизеренец просто готовился к первому учебному дню. Его мучало волнение и что бы хоть как-то от него избавиться, начал ставить парты вручную.
Драко почти не спал той ночью, но это уже вошло у него в привычку. Когда твою жизнь наполняет боль, ты привыкаешь и к ней и всем вытекающим последствиям. Но, как не странно настроение его было не так мрачно как обычно. Парень прошелся и открыл окно в классе. В огромную комнату сразу влетел сквозняк, поднимая синие занавески. Класс наполнился осенним свежим воздухом и запахом желтых листьев. Сероглазый парень глубоко вдохнул и посмотрел на часы. До начала первой пары оставалось сорок минут, и он принялся раскладывать дополнительные учебники для шестого курса. Это должен быть общий урок для Слизерена и Гриффиндора.
В дверь постучали. Сквозь проем показалось личико Гермионы Грейнджер.
– Малфой, ты не очень занят? – спросила она.
– Нет, заходи, конечно. – ответил он с небольшой улыбкой.
– Я пришла пожелать тебе удачи и дать маленький совет. Не давай им спуску. Особенно моим оболтусам из Гриффиндора.
– Спасибо. Но, боюсь, что твой совет скорее пригодиться для Слизерена. Ты видела первый курс? Если весь факультет такой, то я порядком разочаруюсь и мне придется много работать с ними.
– Ну, мне кажется, что тебя они пощадят. – она тихо засмеялась, но этот мелодичный звук разнесся по всей аудитории смешиваясь с запахом осени.
– Спасибо тебе, что пришла.
– На здоровье… - она на мгновение закусила губу. – И, Малфой... На счет того разговора… Я все понимаю. И… Я больше не держу на тебя зла… Мы больше не держим на тебя зла. – она ласково улыбнулась и посмотрела на ошарашенного парня.
Драко находился в ступоре, просто не зная, что сказать. Он не ожидал услышать это от гриффиндорки Грейнджер. Не в тот момент. Он думал, что пройдут годы, прежде, чем она сможет простить и еще больше времени пройдет, прежде, чем она сможет это сказать. Но годы прошли, а он оказался не готов.
Видя шок в стальных глазах, молодая девушка подошла и обняла светловолосого парня. И только тогда, в ее объятиях, младший Малфой наконец-то смог ответить:
– Спасибо тебе. Мне это нужно было.
Через пару минут декан Гриффиндора ушла, а рядом с Драко стало витать предчувствия хорошего дня.

>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100