makaroschka    закончен

    У Глеба Сорокина и Ани Смирновой немного точек соприкосновения: одна группа в универе, общие приятели и вера в любовь на всю жизнь. Только Сорокин свою судьбу ищет весьма активно, а Аня верит, что Глеб и есть тот самый, единственный. К сожалению, Смирнова немного полновата, а Глеб представляет свою избранницу исключительно с модельными параметрами. Сумеет ли он за внешностью рассмотреть Анину суть?
    Оригинальные произведения: Рассказ
    Глеб, Аня
    Общий /Драма /Юмор || гет || G
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 213 || Отзывов: 0 || Подписано: 1
    Начало: 04.01.18 || Последнее обновление: 04.01.18

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Королева Анна

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1



О том, что Аня Смирнова влюблена в Глеба Сорокина, знал если не весь поток, то вся группа точно. В присутствии парня спокойная и приветливая Анька превращалась в краснеющее словно светофор мямлящее нечто, такое сложно не заметить. Если бы кто-нибудь спросил у самого Глеба, как он относится к Смирновой, то услышал бы в ответ: «Ну-у, она... милая».
Сорокин влюбленную в него девушку почти не замечал. Не замечал бы и вовсе, но у его друзей Артема и Ольки это была дежурная тема для шуток и подколов. Именно они, кстати, и рассказали Глебу про Анину привязанность. Дело было в конце первого курса, к учебе тогда он относился более чем легкомысленно и в универ ходил от случая к случаю, из-за чего чуть не вылетел после летней сессии. А потому самостоятельно обратить внимание на метаморфозы, происходящие вблизи него с малоинтересной Аней Смирновой, никак не мог.
— Это ты, Батон, зря, — с умным, чуть напыщенным видом, с которым равно мог выдавать привитые с детства строгими авторитетными родственниками прописные истины и отмачивать очередную шутку, да так, что зачастую не поймешь, что где, поучал его Тимоха. — Из таких вот Анечек и получаются в будущем хорошие жены.
— Да ну тебя, — досадливо отмахнулся Глеб. — Можно подумать, я завтра в загс бежать собираюсь.
— Ну ты чего, Тем, — влезла то ли в шутку, то ли в поучение Олька. — Если он завтра и побежит в загс, то только на привязи у Мару-у-уси. А лет через пять она его выставит из подаренной его же родителями квартиры.
— С двумя детьми на руках, — подхватил Артем, и оба заржали.
Следующий вроде бы серьезный разговор об Ане состоялся в начале второго курса. Во время одной из форточек в расписании Глеб, Артем и Олька прихватили из лифт-холла стулья и с удобством расположились на восьмом этаже учебного корпуса. В корпусе шел вялотекущий ремонт, а потому мебель складировалась где только можно. Сначала привычно обсуждали учебу, преподов, вечерний поход в кино, решали кроссворд, ржали с какого-то теста в Олином гламурном журнале. Как разговор скатился в подколы на Анину тему, Глеб не помнил. С чего вдруг он стал угрожающе серьезным — тоже. Однако результат был на лицо: Олька приперла друга к стенке.
— Слушай, я не спорю, она, в принципе, ничего, — отбивался Глеб, умоляюще глядя на Артема. Тот только руками разводил, но в допрос с пристрастием не вмешивался. — Но не в моем вкусе. Ты же знаешь, мне больше нравятся...
— Скелетоиды, — закончила за него Олька.
— Да ладно тебе!
— Скажи еще, что я не права! Твоя Таню-у-уша в медвузе подрабатывать может. Пособием по анатомии.
Глебу действительно нравились миниатюрные, худощавые девушки. И Маруся, и недавно пришедшая ей на смену Танюша были тому неоспоримым доказательством. Кроме того, обе они, как и прочие Глебовы избранницы, обладали взрывным темпераментом.
— Стервы редкие, — выразился по этому поводу Артем. — Где ты их находишь и как потом вообще терпишь?
— Ага, — влезла Оля. — Пока не познакомилась с тобой, и не подозревала, что такие в природе существуют.
— Да ну вас, — отмахнулся Глеб.
С «найти», кстати сказать, проблем у Сорокина не возникало никогда. Высокий уверенный в себе брюнет с правильными чертами лица, рельефным торсом и белозубой обезоруживающей улыбкой пользовался среди прекрасного пола заслуженным успехом. Ему не составляло труда познакомиться с девушкой в ночном клубе, кафе, универе, один раз даже в метро. Сам Глеб был натурой увлекающейся. Влюблялся мгновенно и при этом каждый раз был уверен, что наконец-то нашел ту самую, единственную. Друзья на такие заявления только глаза закатывали. В нем удивительным образом сочетались романтик, верящий в любовь с первого взгляда и на всю жизнь, и довольно циничный бабник.
Наверное, именно из-за второй составляющей любовь на всю жизнь довольно быстро перегорала. Способствовал этому и стервозно-истеричный норов подавляющего большинства пассий, демонстрируемый ими практически сразу и при любом удобном случае.
Смирнова в существующую картину не вписывалась совершенно. Тихая, скромная, домашняя девочка, предпочитающая высоченным шпилькам небольшие устойчивые каблуки, мини-юбкам и узким джинсам — прямые брюки со стрелками, а броскому макияжу — чуть тронутые бесцветным блеском губы и подкрашенные ресницы. И самое главное, Аня была полной. Не безобразно толстой, конечно, но до зоны Глебовых интересов ей было килограммов двадцать как минимум. И положение не спасали ни длинные густые русые волосы, ни вполне себе симпатичное лицо с выразительными синими глазами.
Нужно сказать, что со второго курса Сорокин стал намного серьезнее относиться к учебе, а потому и общаться с ребятами из группы начал куда больше. Теперь он и сам видел, о чем говорили друзья. Смирнова действительно утрачивала способность связно излагать свои мысли, стоило ему оказаться слишком близко. Что он старался делать как можно реже. Свекольное лицо и взгляд в пол раздражали до невозможности. При этом Глебу было Аню жаль, и если им случалось общаться, он старался быть подчеркнуто вежливым и мягким.
— Да вы просто созданы друг для друга, — подтрунивал Артем. — Трясущаяся помидорина и...
— Буратино, — не могла не подхватить Олька. — Весь такой деревянный-деревянный.
— А ты вообще молчи, — огрызнулся на нее Глеб. И полушутя добавил: — На фига ты вообще столько с ней общаешься. Я начинаю думать, что ты решила подработать свахой.
— Ох, Батон, — вздохнула в ответ подруга. — На тебе, распрекрасном, свет клином не сошелся, поверь. А общаюсь я с Аней, потому что она веселая и интересная.
Глеб хмыкнул в ответ, но тему закрыл.
Возразить ему было нечего. Оля, а вместе с ней и Артем с Сорокиным, действительно стали больше времени проводить с Аней и ее подругой Кариной. Часто садились вместе на парах, ходили в столовую, шли из универа до метро. Аня привыкла и перестала так сильно нервничать в присутствии Глеба, а он в свою очередь обратил внимание на ее ум и чувство юмора. С ней было интересно говорить. Почти как с Артемом и Олей.
Этим она выгодно отличалась от пришедшей на смену Танюше Светки. У той было ровно три темы для разговора: шмотки, подруги и их хахали и как она замечательно провела выходные. Зато в постели Светка была огонь.
— Ты главное предохраняйся, пожарный, — буркнул Артем, с которым Глеб поделился наблюдениями. — А то будешь общаться со Светкой на три темы до самой пенсии. А нет, на пять: прибавь еще «ты загубил мою молодость» и «где зарплата, козел».
— Очень смешно, — огрызнулся Глеб. Тупая Светка уже порядком ему надоела.
Вот так они и дожили до середины третьего курса. А в следующем семестре к ним на поток перевелась Дашуня.
Это была миниатюрная кудрявая брюнетка с пухлыми губами, зелеными кошачьими глазами и ямочками на щеках. Глеб был сражен наповал. Он сразу начал добиваться внимания красавицы, благо с Катенькой, не иначе как предчувствуя скорую судьбоносную встречу, расстался две недели назад. Вскоре Даша и Глеб, к несказанной радости последнего и прогнозируемому недовольству его друзей, начали встречаться.
— Ну и гарпия, — выразилась по поводу новой избранницы Сорокина Оля.
— Кто? — переспросил не жалующий фантастику Артем. То ли действительно не понял, то ли не хотел при Глебе соглашаться с подругой.
Глеб ожидаемо обиделся и не разговаривал Олей дня два.
Недовольство Оли и Артема понять было можно. Прежние Глебовы девушки или не учились в этом универе, или были с других факультетов, а потому встречался он с ними в неучебное время и редко когда приглашал в компанию. Теперь же лекционные пары, перерывы и форточки были всецело отданы Даше, отношения с которой у друзей Сорокина ожидаемо не сложились.
— Друг, да тут стервометр зашкаливает, — выразился Артем. — Это дно.
Глеб за свою девушку обижался, но не мог не признавать, что Дашунин характер далеко не подарок. Плюс ко всему, она ревновала его даже к стулу, на котором он сидел.
Непомерная ревность и стала толчком к произошедшим далее событиям. Шел апрель-месяц, Даша и Глеб встречались уже месяц как. И теперь, расположившись в закутке у кабинета, выясняли отношения в перерыве между лекциями. Причиной послужила, как ни странно, Смирнова. Глеб поговорил с ней минуты две по поводу курсача и теперь был вынужден оправдываться перед своей девушкой:
— Да мы просто общаемся.
— И каким же образом вы просто общаетесь? Я видела, как она на тебя смотрит!
— Да ты что! — потрясенно, поскольку подобное «извращение» ему и в голову не приходило, воскликнул Глеб. — Она же... Она же толстуха!
Когда примирившиеся влюбленные вошли в аудиторию, к Глебу подскочила Олька.
— Ну ты и мудак, Сорокин, — бросила она, и, ничего не объясняя, ушла к своему месту рядом с Кариной. Ани вместе с ними не было.
В чем тут дело, Глеб узнал позже у Артема. Оказалось, что Аня и бывшие с ней Оля и Карина слышали, как Сорокин назвал Смирнову толстухой. Аня тут же схватила свои вещи и бросилась прочь. Подруги не смогли ее удержать.
— А что такого я сказал? — Глеб изо всех сил пытался заглушить совесть эмоциональной тупостью. — Она ведь сама знает, что не худенькая.
— Придурок ты, Батон, — покачал головой Артем. — Поэтому у тебя никогда нормальной девчонки и не было.
Аня не появлялась в универе неделю. За это время Сорокин успел известись, все-таки бесчувственной скотиной он не был. Положение усугублялось тем, что и Оля, и Карина отказывались с ним разговаривать.
Вернувшаяся Смирнова выслушала сбивчивые извинения Глеба спокойно, даже отстраненно.
— Ладно, проехали, — бросила она.
Ожидавший плача и обвинений Сорокин окончательно выпал в осадок.
— А чего ты хотел? — прокомментировала прекратившая бойкот, но не сменившая полностью гнев на милость Олька. — Это тебе не Дашу-у-у-улька.
С Дашей Сорокин вскорости расстался, не выдержав ее бурного темперамента. Однако это не помогло ни окончательно помириться с Олей, ни восстановить приятельские отношения с Аней.
Масла в огонь подливала и сама Даша, постоянно нарываясь на скандал.
— Крепись, Батончик. Дна ты уже достиг, теперь надо оттолкнуться и плыть наверх, — в своей манере подбодрил друга Артем, даже не догадываясь, насколько прав.
Однако не стоит забывать, что путь наверх труден всегда, и неважно, насколько сильно ты треснулся о дно. Это Глебу предстояло прочувствовать на себе любимом в скором времени.
Пока же он с головой ушел сначала в учебу, потом в зачеты с экзаменами, а там и летние каникулы подоспели.
А первого сентября четвертого курса Глеба Сорокина ожидало потрясение. Потрясение изящно вплыло в аудиторию одной из последних. Высокие, но устойчивые каблуки, легкое летнее платьице, перекинутая через плечо причудливо заплетенная коса, задорная улыбка и бездонные синие глазищи.
Если бы кто-нибудь сейчас спросил Глеба, сильно ли изменилась Аня, тот не смог бы внятно ответить. Определенно, похудела, но далеко не настолько, чтобы проходить по сорокинским критериям. Однако обозначилась талия, подчеркнутая теперь широким поясом, и Глеб увидел, что у Ани длинные ладные ножки, обалденные крутые бедра, большая грудь, а немаленький рост делает ее визуально тоньше. Кроме того изменились осанка, походка, взгляд стал более уверенным, улыбка широкой.
Больше не было Анечки Смирновой, серенькой зажатой мышки. Была донна Анна, нет, королева Анна Австрийская. Удивленные одногруппники наперебой выражали новоявленной августейшей особе свое восхищение, а Глеб сидел, как громом пораженный. Вспомнились Олькины слова, что Смирнова всерьез взялась за себя, но кто бы мог подумать, что все это выльется в такое великолепие.
Еще большее потрясение ожидало Глеба через пару дней, когда он понял, что не может выкинуть эту новую Аню из головы. Сорокина охватила неведомая доселе робость. Как общаться с ней теперь, он не знал. Вела себя Смирнова спокойно и доброжелательно, но близко к себе не подпускала. А ведь Глеб помнил, как совсем еще недавно она заливалась краской, стоило ему кинуть взгляд в ее сторону.
Глебу казалось, что он тонет. Эмоции, пробуждаемые в нем Аней, не шли ни в какое сравнение с «чувствами» к прошлым пассиям. Да и сами пассии представлялись теперь мелкими скелетообразными истеричками. Сорокин все чаще задавался вопросом: что же с ним не так, почему он раньше не замечал рядом с собой умную интересную красивую девчонку? Ведь если бы он не терял время с Марусями и Катьками, если бы не повелся на стерву Дашу... Ответа не находилось.
Первого октября в универе традиционно устраивался студенческий вечер. Официально для приветствия новичков, но задействованы были все курсы. Глеб собрал всю свою волю в кулак и подошел к Ане с предложением пойти вместе.
Та заметно смутилась.
— Глеб, извини, но нет.
— Почему? — Сорокин собрался бороться до конца.
— Понимаешь, я...
— Ань, — пошел в атаку Глеб. — Я понимаю, что ты была очень обижена на меня и, возможно, до сих пор злишься. Но я, правда, очень сожалею. Я не должен был так говорить. И вообще вести себя, как мудак. Но если бы у меня был еще один шанс...
— Глеб, не надо, — прервала поток извинений Смирнова. — Я давно тебя простила. Но я все равно не пойду с тобой на вечер.
— Почему?
— Меня уже пригласили. И я согласилась, — терпеливо ответила Аня.
Глеб не знал, почему вспылил. Вроде и готовился, что его вполне могут послать, а все равно вырвалось:
— Слушай, я ведь уже извинился, кончай ломаться!
И в очередной раз убедился, насколько отличается эта девчонка от Анечки прошлогоднего пошива.
— Знаешь что, Сорокин, я не обязана перед тобой отчитываться о своей личной жизни, ты мне никто. А на вечер можешь пригласить свое раздутое ЧСВ. Уверена, оно тебе не откажет.
Развернулась и ушла. Королева. Точно королева.
Позже Сорокина на разговор вызвала Оля.
— Слушай, Глеб, тут такое дело. У Ани есть парень. Они познакомились прошлой весной, встречаются уже три месяца.
Три месяца. Столько он ни с одной из своих бывших не выдержал.
— Я понимаю, тебе нравится Аня, — в голосе Оли не было ни сарказма, ни издевки, ни даже этих особых интонаций «я же говорила», только сочувствие к другу. — Но они счастливы вместе. Тебе надо просто это пережить и идти дальше.
Подруга ушла, оставив Глеба с разрушенным карточным домиком надежд. Нравится Аня. Если бы она просто нравилась...
Мысли Сорокина неслись вскачь, и он не вполне помнил, как в своих рассуждениях дошел до следующего: Оля соврала, возможно, по Аниной просьбе, а значит, ему нужно проявить настойчивость и еще раз извиниться. Или не еще раз, а столько, сколько потребуется.
Так и получилось, что Глеб сорвался с последней пары, купил здоровенный букет красных роз и принялся ждать Аню у входа в учебный корпус.
И она появилась. Буквально слетела с крыльца, как та девушка из «Приключений Шурика» и бросилась в раскрытые объятия. Но не к нему, ему только и осталось, что с отвисшей челюстью наблюдать, а к среднего роста невзрачному шатену.
Тут стоит заметить, что невзрачным он был только в глазах Сорокина. И хотя до красавца Глеба он действительно не дотягивал, но был хорошо сложен и вполне симпатичен.
Так вот кому ты досталась, королева Анна. Вот кому дозволяется нежно прижимать тебя к себе, целовать подставленные губы, щеки, носик, перебирать длинные волосы. Оля говорила, познакомились весной... Все честно, он смог распознать твою истинную суть под оболочкой Анечки Смирновой.
Глеб видел, с каким трепетом эти двое обнимают друг друга, с какой нежностью отвечают на поцелуи, как горят их глаза, видящие в этот момент только любимого человека, и абсолютно не замечающие ничего вокруг...
Букет окончил свою жизнь в ближайшем мусорном баке.


Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100