Lana_Lerman    закончен

    Закат означает конец дня, а рассвет - это рождение чего-то нового. Какие бы трудности не вставали на твоем пути, запомни, что с рассветом ты начинаешь новую жизнь.
    Книги: Сьюзанн Коллинз "Голодные Игры"
    Китнисс Эвердин, Пит Мелларк
    Общий /AU /Hurt/comfort || гет || PG
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 582 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Предупреждения: ООС
    Начало: 24.01.18 || Последнее обновление: 24.01.18

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


На рассвете

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Утро - самое необычное время суток. Просыпаясь на рассвете, ты наблюдаешь прекрасную картину: как целый мир просыпается после сладкого сна. Смотришь на лучи солнца, которые будто снимают с себя оковы и освобождаются от ночного плена, доставая теплыми лучами до тебя. Пробравшись сквозь свой плен, маленький солнечный луч пробирается в комнату, где со вчерашнего дня с не задёрнутыми шторами жила девушка. Она не спала и с красными от слез глазами смотрела бездумно в потолок. Будто сейчас вокруг нее ничего не существовало. Она оторвана от реального мира, заблудившись в своих мыслях, кошмарах и желаниях.

Самое обычное утро в жизни Китнисс Эвердин.

Она не могла спокойно спать после случившегося. Потеряв в войне своих товарищей, она видела в своих снах, как ни в чем не повинные люди, борясь с властью Капитолия, погибали у неё на глазах. Девушка знала и чувствовала, что они погибли из-за неё. Если бы она не собрала на арене игр тот морник, если бы не поставила условие перед распорядителями игр, то все было бы немного лучше. Возможно, в скором времени власть бы все равно свергли, но символом революции и толчком к ней стал бы кто-нибудь другой.

А выжил бы Пит?

Главный вопрос, который её будет всегда интересовать. Пит стал частью её жизни. Они вместе прошли через многое, в их жизни были и огонь, и вода, и ложь. Ложь, которая впиталась в Китнисс, добравшись до самых костей. Сначала она была поверхностной, въедалась в кожу, но, уходя в душ, Эвердин старалась её смыть с себя, освободиться от того, что её окружает и стать свободной. Вскоре обман пробрался ещё дальше, миновав все слои её организма, и добрался до ее сердца. Именно из-за лжи она долгое время не могла разобраться в себе, а сейчас уже поздно.

Пит ненавидит её. Он переродок.

Но почему-то в её голове звучит лишь одна фраза, от которой у неё кружится голова, во рту пересыхает, а в нос ударяет резкий и тошнотворный запах белых роз. Президент Сноу.

То, что мы любим, нас уничтожает.

Китнисс стала куклой. Она больше ничего не чувствует, а улыбка давно уже не касалась её губ. Будто девушка считает её чем-то грешным, ведь она во всем виновата. Виновата в многочисленных смертях. В том, что отвергла Пита. В том, что сейчас просто не может без него жить.

За то недолгое время, которое они жили вместе, девушка привыкла к нему. Ей не хватало его голоса, улыбки и бездонных голубых глаз, от которых многие девушки в Капитолии сходили с ума, влюбляясь в них бесповоротно.

Это случилось и с ней. Потеряв мальчика с хлебом, Китнисс поняла, что потеряла. Она лишилась не просто человека, который её любил и заботился о ней, но и того, кто давал ей сил не сдаваться, напоминал о сестре, которая находилась дома.

Он внушал ей спокойствие.

От мыслей её всегда отвлекал стук в дверь, а потом оттуда показывалась голова её сёстры, в глазах которой она могла прочесть сожаление и боль. Китнисс не могла понять её чувств, но Прим всегда могла успокоить, но сейчас объятий родной сёстры ей было мало. Не хватало того светловолосого мальчика.

Её мальчик.

Неохотно поднявшись с кровати, девушка, еле перебирая ногами, открыла дверь. Перед ней состояла Прим, но сегодня она была слишком счастливой. В её глазах девушка могла прочесть радость, а на лице девчушки была милая улыбка. Китнисс никогда не могла отказать сестре.

- Доброе утро, Китнисс. Мама приготовила завтрак. Переоденься и спускайся к нам, у нас гости, - прощебетала вдохновенно девочка и, развернувшись, поспешила вниз. Услышав, как сестра, перепрыгивая через одну ступеньку, спускается на кухню, Китнисс поспешила в ванную комнату.

Подойдя к зеркалу, девушка взглянула на себя: тёмные спутанные волосы торчали во все стороны, в серых глазах не было ничего, но тёмные круги свидетельствовали о том, что она не спала уже много дней. Умывшись и кое-как приведя себя в порядок, на ослабленных ногах от того, что она лежала целыми днями, глядя в потолок, Китнисс пошла на кухню.

Ещё на лестнице девушка почувствовала запах свежего хлеба. Это больно кольнуло её сердце. Китнисс вновь подумала о Мелларке, который в это время обычно уже что-то делал у себя дома. Когда ей становилось скучно, она наблюдала за ним из своего окна. Уже ближе к семи часам в его доме загорался свет на кухне.

Оказавшись на пороге своей собственной кухни, девушка поняла насколько была слаба. Ноги, на которых она ели как держалась, подкосились, стоило ей наткнуться взглядом на светлую макушку. Как только Пит поднял на неё взгляд, Эвердин вздохнула, а после не смогла оторвать от него взгляд. На неё смотрели голубые глаза, которые изменили её жизнь.

- Доброе утро, Китнисс, - произнёс Пит, улыбнувшись ей. Этот жест показался девушке знаком, будто он хочет показать ей, что настроен на дружескую беседу, и убивать её не собирается.

- Доброе утро, - прохрипела Китнисс и на ватных ногах добралась до своего места, присев на стул, который оказался для неё спасением.

Завтрак прошел в спокойной обстановке. Китнисс вяло ковырялась в своей тарелке, стараясь не смотреть на Пита, хоть и чувствовала, как он не сводит с нее своего заинтересованного взгляда. Мама и Прим вели с парнем какую-то беседу, смысл которой девушка не могла понять. Ее голова была занята другими мыслями.

Пит сейчас здесь, рядом с ней.

Китнисс не понимала, почему ей вдруг стало стыдно смотреть парню в глаза. А когда в голову и закралась мысль, что она все-таки влюблена в него, чуть не подавилась едой. Вскоре сестра с мамой собрались на рынок, оставив двух молодых людей наедине.

По телу пробежали мурашки, как только за домашними захлопнулась дверь. Спасения не будет, она заперта с этим парнем, переродком, в четырех стенах. Китнисс помнила, как он вел себя при их первой встрече. В 13 Дистрикте.

Он пытался ее убить.

Подняв на парня взгляд полный страха и отчаяния, Китнисс готова была увидеть перед собой перекошенное от ненависти лицо Мелларка. Будто убийца ждет, когда жертва, посмотрев на него, даст своеобразный знак, чтобы он смог убить ее. Но перед ней с улыбкой на лице сидел Пит.

Тот самый мальчик с хлебом. Парень, который на всю страну признался ей в своих чувствах, открылся для нее.

- Китнисс, - позвал Мелларк, - я знаю, что ты не доверяешь мне. Я должен был это предусмотреть, перед тем, как заявляться в твой дом, но я не мог больше ждать. Хеймитч отговаривал меня, убеждая в том, что ты не готова к встрече со мной. Не готова говорить с убийцей.

- Пит, ты сам все понимаешь. Я не хочу каждую минуту своей жизни думать о том, что меня могут убить. Я устала жить в постоянном страхе.

- Китнисс, мне нет прощения. Я хотел поговорить с тобой раньше, но Хеймитч не выпускал меня из дома. Я был заперт в собственном доме. Несколько месяцев назад я проходил обследование. Мне сказали, что я полностью здоров.

- У тебя не бывает приступов? – удивленно спросила Китнисс, вертя в руках ложку.

- Уже больше пяти месяцев, - прошептал Мелларк, взглянув в глаза девушки.

Китнисс не была готова к такому откровенному разговору. После его слов ложка выпала из ее рук и упала на пол. Пит встал из-за стола и, обойдя его, подошел к ней со спины, положив руки ей на плечи и наклонившись к ее уху, прошептал:

- Я просто хотел, чтобы ты знала, что во мне больше нет этого монстра. Эти месяцы без тебя, той, которая подарила мне мою мечту, были для меня пыткой. Я до сих пор люблю тебя, Китнисс.

Эвердин понимала, что его слова были искренними, но разум не хотел верить в это. Она не понимала, почему ищет подвох в его словах, ведь он ее любит чуть ли не с пяти лет. Пит был всегда искренним с ней. Он всегда желал ей всего самого хорошего и был готов пожертвовать собой ради нее. И пытки Капитолия парень терпел, думая о ней.

Китнисс знала. Просто однажды стоя под дверью его комнаты, слышала, как он мучается от кошмаров, крича во сне ее имя, и твердил, что не предаст ее.

Девушка заерзала на стуле, и Пит отошел от нее на несколько шагов назад, понимая, что, возможно, все испортил. Китнисс никогда не любила его, но он хотел, чтобы она просто знала о его чувствах. Но тогда на арене ему казалось, что девушка на пляже открылась ему. Она была настоящей, но, скорее всего, он ошибся.

Китнисс поднялась со своего места и, повернувшись в его сторону, разглядывала его. Он ничуть не изменился, только немного осунулся, под глазами тоже были темные круги, но в глазах она видела ту любовь.

Его чувства были ее спасением.

Сделав несколько шагов в его сторону, Китнисс остановилась на расстоянии меньше вытянутой руки. Она не знала, как он отнесётся к ее порыву, но Эвердин просто обняла его. Она так давно хотела сделать это.

Сейчас он стоит рядом с ней, и она обнимает его.

- Я хотела давно сказать тебе это, Пит, еще в Тринадцатом, - прошептала Китнисс, еще сильнее прижимаясь к нему, - я люблю тебя.

В его объятиях она была счастлива.

Теперь у них все будет хорошо.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100