Waconera (бета: Kira Sky)    закончен

    Рождество во время войны никогда не может быть идеальным, а для Джинни оно оказывается тяжелее, чем для остальных. Фред знает, в чём причина этого, и будучи лучшим старшим братом, он решает поговорить с сестрой о её жизни и её чувствах к мальчику, который выжил.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Фред Уизли, Джинни Уизли, Джордж Уизли, Гарри Поттер
    Любовный роман /Hurt/comfort / || гет || G
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 383 || Отзывов: 0 || Подписано: 2
    Начало: 10.02.18 || Последнее обновление: 10.02.18
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Одно очко в пользу Фреда

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Все сидели вокруг приглушённого света от камина. Рождество во время войны не могло быть идеальным, особенно без некоторых людей. Конечно, большинство было здесь, но этого было недостаточно.
Фред Уизли сел рядом с братом-близнецом. Обычно они отпускали шутки, пытаясь рассмешить всех, но было ясно, что сейчас это не сработает. Их мать сидела рядом с отцом и тихо вязала свитер. Артур стиснул в руках книгу, но не переворачивал её страниц уже несколько минут.
Билл и его новоиспечённая жена Флер решили остаться дома в их первое совместное Рождество. Конечно же, здесь не было Перси и Чарли, которые всё ещё находились в Румынии. Отсутствовал и младший сын, что также портило настроение.
Кто бы знал, где находился сейчас Рон с двумя лучшими друзьями, и чем они занимались. Фред не мог помочь, но волновался за маленького Ронни. Тот сейчас был вместе с их, можно сказать, братом и их будущей невесткой — да, Рон, это очевидно.
Фред повернулся к сестре. Она сидела близко к камину. Её лицо было бледным в свете огня. Фред знал, что для неё всё это тяжело. Пожиратели смерти похитили её лучшую подругу с Хогвартс-экспресса, и, без сомнения, она сейчас находится в каком-то ужасном месте.
Фред знал, что это непросто. Джинни беспокоилась и о брате, который находился в самом центре войны. Она переживала также за девушку, которая, по сути, стала для неё сестрой. Она боялась за Избранного.
Джинни никогда не говорила им, однако Фред знал о её отношениях с Гарри. Ещё в прошлом учебном году Рон прислал письмо, предупреждая их с Джорджем о двух влюблённых пташках. И было ясно, что даже после расставания на почти полгода, Джинни продолжала заботиться о беспечном парне.
Фред больше не мог этого выносить и встал. Джордж посмотрел на него, приподняв бровь. Фред кивнул головой в сторону сестры, и Джордж сразу его понял. Фред подошёл к Джинни и занял место рядом с ней.
Она не взглянула на него и продолжала смотреть на огонь невидящим взглядом.
— Эй, Джинни, хочешь поговорить? — осторожно спросил Фред. Он знал, что Джинни может взорваться из-за мелочи, и не хотел побуждать её к агрессии.
Она повернулась в его сторону, очевидно, продолжая думать о чём-то своём. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы собраться с духом и задать вопрос, который явно не давал ей покоя.
— Думаешь, всё происходит не просто так? Всё это что-то вроде судьбы и всего такого?
Фред задумался. Всё в его жизни встало на свои места, приведя его к карьере, которой он был доволен. Вокруг него находились люди, о которых он заботился. Но было ли это всё судьбой?
— Я верю, что наши пути имеют свои причины, но, возможно, «судьба» — слишком сильное слово, — медленно произнёс Фред. Он чувствовал, что это приведёт к серьезному разговору. Фред всегда старался обсуждать с сестрой глубокие вещи. Да, у него было очень много всего, связанного с его братом-близнецом, но Джинни была его любимицей после Джорджа.
— Если это так, то почему с хорошими людьми случаются плохие вещи? — спросила Джинни, взглянув в его глаза и умоляя найти причину. Фред начал понимать, к чему всё это.
— Джинни, — он обвил рукой её плечи, побуждая положить голову на его плечо. Она сделала это, но продолжала смотреть на него. — Я искренне верю в то, что это помогает нам быть теми, кто мы есть. Я имею в виду, что это формирует и закаляет наш характер. По крайней мере, я так считаю.
Джинни отвернулась от него и вновь посмотрела на огонь.
— Я думаю, ты прав, — тихо произнесла она после нескольких минут тишины. — Всё ведь хорошо закончится, Фред?
Он задумался. Закончится ли война хорошо? Получится ли у Гарри избавиться от старины Волди?
— Это будет, как одна из тех старых историй, которые рассказывал Билл. Зелёные глаза, чёрные волосы, герой выигрывает и возвращается к своей рыжеволосой, кареглазой, независимой принцессе, которая не нуждается в мужчинах, но нуждается конкретно в нём.
Джинни подавила смешок:
— Лучше бы ему вернуться, иначе эта принцесса заколдует его на целое столетие.
Фред сжал плечи сестры.
— Я уверен, он не может отказаться от девушки, которая написала ему такую замечательную поэму, — Джинни подняла голову и посмотрела на него. — Я имею в виду, она была так хорошо написана, помнишь ту любовную поэму, Джордж? — спросил Фред, повысив голос, чтобы близнец услышал и присоединился к его веселью.
— Фред, — начала Джинни предостерегающе, но в этот момент Джордж подал голос.
— Такое невозможно забыть. «Его глаза такие зелёные, как свежемаринованая жаба».
— «А его волосы такие тёмные, как школьная доска», — продолжил Фред. Джинни решила, что пришло время остановить это. Она быстро встала и дала подзатыльники обоим братьям.
— Ау, — пожаловались они одновременно.
— Не надо насилия, Джин-Джин, — произнёс Фред, потирая затылок, после чего добавил: — «Ты знаешь, что я нуждаюсь в человеке, который будет защищать меня, и знаю, кого хочу, потому что он такой божественный».
— Ты имеешь в виду героя, который победил Тёмного Лорда? — спросил Джордж, ухмыляясь вслед за братом. Джинни занервничала. Молли и Артур, сидевшие позади них, улыбнулись. Они оценили попытки поднять Джинни настроение, несмотря на то, что это угрожало их безопасности.
— Знаешь, мне интересно, сохранил ли Гарри ту открытку, — размышлял Джордж вслух. Глаза Джинни расширились при мысли об этом.
— Хотел бы я, чтобы у нас сейчас был его старый школьный чемодан. Ставлю на то, что она при нём, — продолжил размышления близнеца Фред. — Он говорил тебе об этом, Джин-Джин?
— Нет. Да и почему он должен был её сохранить, если был так смущён этим? — ответила Джинни. Она посмотрела на своих братьев, которые продолжали ухмыляться.
— Ну, я имею в виду, после последнего квиддичного сезона, — начал Фред, однако его перебила мать.
— Подожди, а что произошло в последнем квиддичном сезоне? — спросила Молли Уизли у своего сына. Фред и Джордж обменялись взглядами и одновременно повернулись к сестре, которая прикрыла глаза. На её лице отсутствовали какие-либо эмоции.
— Джинни, давай, — начал Фред.
— Расскажи нашим любимым родителям, — продолжил Джордж.
— О твоём.
— Последнем.
— Парне, — закончили они вместе.
Джинни широко раскрыла глаза, глядя на братьев с такой злостью, что оба отпрянули.
— Ну, Джинни? — спросила Молли с интересом в глазах. Такой взгляд у неё был только тогда, когда кто-нибудь упоминал что-то, связанное с возможными внуками.
Джинни вздохнула. Она знала, что пути для отступления нет.
— Ну, знаешь, — начала она, — мы с Гарри как бы встречались.
Фред был удивлён, что мать не начала танцевать после этих слов. Это был не секрет, что Молли всегда хотела, чтобы Гарри и Джинни были вместе. Она всегда говорила, что хотела бы темноволосых внуков. И всякий раз, когда она это упоминала, то смотрела на Джинни или даже на Гарри, если тот присутствовал. Однако сейчас Молли сохраняла прохладное спокойствие, по крайней мере, внешне. Её глаза сверкали и, казалось, она могла заплакать в любой момент.
— Джинни, это замечательно, — произнесла Молли, пытаясь говорить спокойно.
Джинни посмотрела на мать с сочувствием. Было ясно, что она не хотела объяснять ничего, связанного с её отношениями с Гарри. Однако отец задал ей вопрос, который требовал объяснений:
— Что значит «встречались», Джинни?
Молли потрясённо посмотрела на мужа. Фред и Джордж так же с недоумением уставились на него. Однако Артур смотрел лишь на дочь.
Джинни заправила прядь волос за уши — она делала так с самого детства, когда нервничала.
Фред почувствовал, как в нём вспыхнула злость. Почему этот идиот порвал с ней? Гарри всегда казался таким хорошим парнем, так какого черта они с Джинни расстались? В разговор вмешался Джордж, попытавшись пролить свет на ситуацию:
— Из-за чего, Джинни?
На её губах заиграла скромная улыбка, и она начала объяснять:
— Он беспокоился, что Тот-Чьё-Имя-Нельзя-Называть попытается использовать меня против него. Использовать меня так же, как это произошло с Сириусом.
Фред оторопел. Его сестра была такой уязвимой и в то же время такой храброй. А потом появился Гарри. Он, очевидно, заботился о его единственной сестрёнке. Он сделал это, чтобы защитить её.
Молли прикрыла глаза, и Фред понял, что мать испытывает противоречивые чувства. Её дочь порвала отношения и страдала от этого, но это было для её безопасности.
— Знаешь что, Джин, — начал Фред, — как бы я ни хотел ударить Избранного, я всё же думаю, что ему так же тяжело, как и тебе.
Джинни взглянула на него. Она не плакала, но её лицо отражало все эмоции, что она испытывала.
— Почему ты так думаешь, Фред?
— Ну, я наблюдал за ним в его день рождения, — осторожно произнёс Фред. — Он всё время пялился на тебя, но это было словно… я не знаю. Словно ему всё равно было тебя недостаточно.
Молли начала плакать. Она положила голову на плечо мужа, который грустно улыбался. Однако Джинни выглядела довольной.
— Кто же знал, что ты такой наблюдательный, Фред Уизли? — сказала она.
— Ну эй, я ведь не Рон и потому вполне могу быть наблюдательным, — возмутился Фред. — Как вот сейчас — я вижу этот взгляд. Что такого ты сделала тогда для нашего черноволосого друга, чтобы заставить его так смотреть на тебя?
Джинни быстро взглянула на родителей. Отец сделал вид, что ничего не слышит. Он устремил взгляд в потолок и начал тихо напевать. Молли же смотрела на дочь, ожидая объяснений.
— Ну, возможно, я сделала ему хороший подарок на день рождения, — сказала Джинни. — Что-то, что он мог бы помнить во время своего путешествия.
— Давай только без подробностей. Просто скажи, что всё прошло хорошо, — Джордж вздохнул и взглянул на сестру. Фред поддержал просьбу брата.
— Повзрослейте наконец, — Джинни засмеялась. — Не было ничего такого, чего бы мы ни делали во время обычных свиданий. Я просто поцеловала его так, чтобы ему хватило этого до тех пор, пока он не вернётся.
Фред осознал, что он относится к этому нормально. Обычно факт того, что какой-то парень целуется с его сестрой, вызывал у него тошноту или острое желание ударить этого парня. Однако речь шла о Гарри. Гарри, которого он знал уже много лет. Чёрт возьми, ведь именно он дал им с Джорджем стартовый капитал. Гарри был хорошим парнем. И он хорошо обращался с их сестрой.
Молли снова расклеилась. Она положила голову мужу на плечо, пытаясь сдержать слёзы.
— А по поводу того, прошло ли всё хорошо — добавила Джинни с огоньком в глазах. — Рон тогда пришёл и всё испортил. Я собиралась сказать Гарри, что он должен вернуться ко мне, что он должен пообещать, что вернётся.
Джордж попытался скрыть смех, но у него не получилось.
— Конечно, Ронни всё испортил. Ты знаешь, что он понятия не имеет, как обращаться со всем, что связано с романтикой. Хотя сам он думает, что помогает.
Джинни широко улыбнулась.
— Этот болван громко открыл дверь и просто вытащил Гарри из комнаты. И я почти уверена, что он сказал ему не приближаться ко мне в тот день или даже на протяжении всей свадьбы.
Фред рассмеялся.
— Если посмотреть на его отношения с Гермионой, то он явно думал, что помогает, инициируя ссору.
Все в комнате засмеялись. Даже Молли и Артур.
— Так, я думаю, что пришло время ложиться спать, — сказал Артур и встал, помогая жене. — Дети, не задерживайтесь допоздна, — с этими словами они с Молли вышли из комнаты.
Джордж посмотрел на сестру. На его губах играла улыбка.
— Ну что, Джинни, как думаешь, сколько ты будешь ждать, пока он вновь пригласит тебя на свидание после победы над этой змеюкой?
Джинни разглядывала брата. Фред видел, как вращаются шестерёнки в её голове. У Джинни всегда было хорошее воображение, и было ясно, что сейчас она представляла в мыслях встречу после долгого расставания с её зеленоглазым мальчиком.
— Думаю, будет лучше, если недолго, потому что иначе я сделаю первый шаг. А мне так нравится, когда он проявляет инициативу, — ответила она.
— Как это вижу я: Гарри наконец убьёт этого лысого, вернется, и ему потребуется, не знаю, часов двадцать, чтобы подойти к Джинни, ведь все мы знаем, как у него плохо с девушками, — на этих словах его сестра закатила глаза, но улыбнулась. — После он всё же подойдёт к Джинни, глубоко вздохнёт и произнесёт «Джинни». И прежде чем он успеет ещё что-то сказать, Джин-Джин запрыгнет на него и начнёт целовать.
Джордж рассмеялся, а вслед за ним и Джинни. Она подумала, что Фред может быть очень близок к правде. На этой финальной ноте Фред и Джордж обняли сестру, пожелали ей доброй ночи и ушли в свою комнату.
Джинни задержалась внизу возле камина ещё на несколько минут. Этот день, без сомнений, был тяжёлым для неё. Однако разговоры с семьёй сделали его лучше. Сейчас, когда ночь подходила к концу, она хотела лишь одного — увидеть того, кого она так любила.
— Счастливого Рождества, Гарри, — пробормотала Джинни себе под нос и поднялась в свою комнату, чтобы немного поспать.

***

Война закончилась. Так много погибших… Колин, Тонкс, Люпин… Фред. Джинни всё ещё тяжело было думать об этом. Её брат ушёл из этого мира, покинул его в тот момент, когда ему ещё не исполнился двадцать один год. У него было столько планов. А он оставил Джорджа. Джинни смотрела на своего брата: он сидел без каких-либо эмоций, с пустыми глазами. Он не мог сбежать от своих мыслей.
Они все были там. Все оставшиеся Уизли: Молли, Артур, Билл, Флёр, Чарли, Перси, Джордж, Рон и она сама. Гермиона тоже была с ними. Они сидели в гостиной Гриффиндора и ждали своего спасителя. Их темноволосого брата или сына.
Прошёл уже целый день с тех пор, как Рон сказал им, что Гарри нужно поспать. Все Уизли были согласны с этим и дали ему шанс выспаться. Они и сами в этом нуждались. Большинство проспало десять часов. Медленно, но верно они все собрались в старой общей гостиной факультета, и всем им хотелось убедиться, что Гарри в порядке.
Казалось, прошли годы, прежде чем дверь спальни мальчиков открылась, и Гарри вышел. Он выглядел гораздо лучше, чем во время дуэли с Волдемортом. Он явно принял душ и переоделся в чистую одежду.
Молли первая поднялась на ноги. Она бросилась обнимать своего почти сына, а Гарри обнял её в ответ. Было ясно, что он нуждался в этих объятиях так же, как и Молли.
Вся мужская половина семьи Уизли обступила Гарри, похлопывая его по спине и хваля. Джордж оттащил мать от Гарри и также обнял его.
— Я понимаю тебя, Гарри, — тихо произнёс Джордж. Все Уизли с ошеломлением посмотрели на него. Джордж не произнёс ни слова с тех пор, как пал Волдеморт. — Не смей винить себя за смерть кого-либо, в особенности за смерть Фреда. Он знал, на какой риск идет, и он бы… он гордился бы тем, что умер, сражаясь за то, что было правильно.
У Гарри были слёзы на глазах, и он крепче обнял Джорджа.
— Спасибо, Джордж. Я нуждался в этих словах.
Отступив, Джордж кивнул. Он вернулся обратно к креслу и сел. Гермиона и Рон воспользовались этим шансом, чтобы обнять друга.
Наконец Гарри был свободен, и его глаза остановились на ней. Джинни стояла немного поодаль, не со своей семьёй. Она ждала своей очереди, и время пришло. Она просто смотрела на происходящее вокруг неё, зная, что он в конце концов дойдёт до неё.
Минуту они просто смотрели друг на друга, однако Джинни казалось, что прошли годы. Она попыталась осознать всё это. Он был здесь, живой, после почти года в бегах и сражениях с врагами.
Молли же в это время подозвала к себе всех своих сыновей и Гермиону, предлагая им немного перекусить. Понимание промелькнуло в глазах Гермионы и Артура, и они согласились, выйдя из комнаты со всеми Уизли. Джордж, прежде чем уйти, положил руку Джинни на плечо и прошептал ей на ухо: «Как Фред и говорил тебе, сестрёнка».
Джинни не могла сдержать улыбки. Джордж поспешно вышел из комнаты вслед за своей семьёй. Джинни вновь обратила своё внимание на Гарри. У неё было так много вопросов, так много событий, произошедших за последние девять месяцев, о которых она хотела знать.
Гарри подошёл к ней. Его зелёные светлые глаза неотрывно смотрели на неё. Он наконец-то приблизился. Он находился так близко, что она могла взять его за руку, если бы хотела. Он был так близко, что она могла прижать его к себе и никогда не отпускать. Но она не сделала этого. Она ждала.
Гарри глубоко вздохнул, очевидно, набираясь смелости. И Джинни мгновенно перенеслась обратно в то Рождество.
«… после он всё же подойдёт к Джинни, глубоко вздохнёт и произнесёт "Джинни". И прежде чем он успеет ещё что-то сказать, Джин-Джин запрыгнет на него и начнёт целовать.»
«Одно очко в пользу Фреда», — подумала Джинни.
Гарри открыл рот, решив, что он всё-таки не просто так оказался в Гриффиндоре.
— Джинни, — начал он, но Джинни больше не могла ждать. Она ждала девять месяцев, чтобы просто узнать, что он жив, и наконец это всё позади.
Джинни преодолела то небольшое расстояние, которое между ними ещё оставалось, обвила руками его шею, заставив немного наклониться и прикоснуться губами к её губам. Гарри потребовалась одна секунда. Ровно одна секунда, чтобы ответить. Он положил руки на её талию, сводя расстояние между ними к минимуму.
Всё, что чувствовала Джинни, всё, чего она так боялась, наконец-то рассеялось. Это был её Гарри. Не Избранный, не мальчик-который-выжил, и даже не спаситель. Это был просто Гарри, её Гарри.
Наконец они отодвинулись друг от друга. Это было так же, как и год назад после матча. Они не нуждались в словах. Их разумы будто слились воедино и думали об одном и том же.
«Три из трёх, Фред», — подумала Джинни.
Гарри взял её за руку, и они вышли через портретный проём, туда, где находилась сейчас их семья.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100