-Anhen-    в работе

    Сборник соулмейт!AU по миру "Гарри Поттера": на запястье у человека находится первая фраза, которую его соулмейт произносит при встрече с ним. (Перси/Одри, Северус/Лили)
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Перси Уизли, Северус Снейп, Лили Эванс
    Любовный роман / / || гет || PG
    Размер: макси || Глав: 2
    Прочитано: 1132 || Отзывов: 1 || Подписано: 6
    Предупреждения: AU
    Начало: 11.02.18 || Последнее обновление: 24.02.18

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Пожалуйста, помолчи

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


«Сколько с меня?», Перси Уизли/Одри

Когда Рон попросил Перси выручить его и «махнуться днями дежурств», тот, конечно, не смог отказать брату. Выругавшись про себя, Перси пообещал Рону, что поможет ему.

«Они все меня просто используют».

Перси точно это знал, но бунтовать не мог. Как бы его не раздражали просьбы Рона и Джинни или необходимость посещать все семейные обеды — его свободное время съедали беспощадно и с особым удовольствием — Перси только пожимал плечами и молча нёс свой крест. У него для этого были свои причины. Разумеется, все о них знали.

И вот теперь Перси стоял перед дверью «Всевозможных волшебных вредилок» и с тоской думал об оставленном в кабинете докладе («Модернизация Хогвартс-экспресса. План выполнения работ»). Конечно, Перси успел дописать его, но толком не отшлифовал.

«Но Джордж важнее», — сказал себе Перси и вошёл в магазин.

Он не любил «Вредилки» и считал более-менее терпимым только отдел с защитным оборудованием и одеждой. Всё остальное — сплошь опасные глупости, пусть и талантливо сделанные.

В магазине пахло чем-то сладким, играло радио. Стайка девочек разглядывала цветные флакончики, выставленные в витрине — скорее всего, зелья ускоренного поиска родственной души. Джордж как-то говорил, что они пользуются бешеной популярностью. И неудивительно: в этом мире все помешаны на желании найти свою половину. Перси гордо вздёрнул голову, он к таким идиотам не относился.

Вспомнилась Пени с этим её «Ну мы всегда знали, что нам придётся расстаться, мы же не соулмейты» — изменщица.

— О, Перси, и что ты там разглядываешь? Неужели зелья ускоренного поиска интересуют?

Перси почувствовал, как к щекам и ушам приливает кровь: дурацкая особенность организма. Потом кашлянул в ладонь и ответил с достоинством:

— Разумеется, нет.

Джордж улыбнулся так, что стало ясно: он не верит Перси.

«Ну и пусть. Зато хоть улыбается».

Они отошли к прилавку, и Перси поинтересовался, как дела у Джорджа. Тот усмехнулся:

— Для отчёта нужно? Можешь записать, сегодня я думал о суициде только два часа тридцать пять минут, хотя скоро годовщина, так что расслабляться нельзя, — Джордж подмигнул Перси, явно рассчитывая, что тот рассмеётся, но, по мнению Перси, это была на редкость несмешная шутка.

— Почему, кстати, пришёл ты? По моим подсчётам, сегодня очередь Рона возится с сумасшедшим братцем.

Перси всегда опасался этих приступов злобной шутливости, периодически посещающих Джорджа. Он не нашёл ничего лучше, чем глупое:

— Я просто пришёл.

Джордж смерил его взглядом в духе «Ты мне сейчас вообще ничего не объяснил», но, наконец, перестал мучить Перси и предложил ему чая. Пришлось согласиться, хотя пить вовсе не хотелось.

Прежде чем уйти в подсобку и заварить чай, Джордж успел продать парочку зелий стайке девчонок. Кроме них клиентов пока не было.

«По четвергам частенько спад», — заметил Джордж.

Они сидели в подсобке с открытой дверью и прислушивались к колокольчику. Он должен был звенеть, когда входили посетители. Видимо, Джордж решил больше не мучить Перси мрачными шутками. Он немного рассказал о своих рабочих делах и даже спросил, на какую тему тот пишет доклад. Перси ответил, прекрасно зная, что Джорджу это неинтересно. Они замолчали.

Перси всегда тяжело давались дежурства. Ввести их решили полтора года назад после того, как Джордж сорвался — примерно шесть месяцев после битвы он храбрился и делал вид, что всё хорошо — напился, перестал ходить на работу и вообще пропал. Тогда они перерыли Лондон и окрестности и собирались взяться за соседние страны, но Гарри удалось отыскать Джорджа в жутком, пропахшем гнилью пабе на самом краю британской столицы.

Поставив Джорджа на ноги, они начали внимательнее присматривать за ним. Заходили во «Вредилки» раз в два дня, а в воскресенье всегда собирались все вместе в Норе, и у Джорджа не было права пропускать эти обеды. Перси не знал, насколько всё это помогает его брату, но больше они в любом случае сделать не могли. Мёртвых нельзя воскресить даже в их — волшебном — мире. Иногда Перси казалось, что заботясь о Джордже — вот так, немного маниакально — они просто борются с собственной тоской.

Их невесёлое чаепитие прервал звонок. Перси вышел за Джорджем в зал, тот как раз рассчитывал хорошенькую блондинку в голубой мантии. Она спросила кокетливо:

— Сколько с меня?

Перси невольно напрягся. Каждый раз, когда он слышал эту фразу — ту самую, что находилась на запястье его левой руки — то думал (не мог не думать): «А вдруг?». Каждый раз ничего не происходило. Перси заставлял себя забыть и справлялся с этим вполне успешно.

Как только блондинка вышла из зала, Джордж улыбнулся:

— Было бы неплохо, да?

Перси закатил глаза и кинул:

— Не твоё дело.

Он устал от их шуток по этому поводу. Фред особенно любил подкалывать его. Кажется, Джордж вспомнил о том же, потому что перестал улыбаться.

— Слушай, Перси. Ты можешь выручить меня?

«Начинается».

— Мне нужно подписать кое-какие бумаги в «Гринготтсе». Последишь за магазином часок?

Перси кивнул, потом понял, что ещё от него требуется, и уточнил, заранее зная ответ:

— И продавать?

Джордж кивнул:

— И продавать. Видишь ли, Верити заболела, а Саймон отпросился, так что я тут один…

— Но ты назначил встречу в «Гринготтсе», — возмущённо заметил Перси.

Джордж пожал плечами:

— Я ждал Рона.

И показав Перси, как работать с кассой — ничего сложного — Джордж убежал по делам. Иногда Перси скучал по тем временам, когда у его младшего брата — его младших братьев-близнецов — не было никаких дел.

Он думал об этом, пока обслуживал пухлую рыжую женщину и пробивал чек толстому лысому мужчине, которому зачем-то понадобились удлинители ушей. Он пытался расспросить Перси, какие лучше взять, и тот — не желая ничего знать на этот счёт — тыкнул в первую попавшуюся модель.

Перси заметил, что на левом запястье у мужчины написано: «Я Кейт Фостер, очень приятно».

«И почему у некоторых всё так просто?», — спросил он самого себя, удивляясь тому, что толстяк не замаскировал запястье чарами. Всё же такая демонстрация неприлична.

Перси размышлял об этом, но потом переключился на свой доклад.

«Стоило ли упомянуть, что проектом Хогвартс-экспресса интересовалось немецкое магическое сообщество?»

— Сколько с меня?

Он вздрогнул скорее по привычке, пробурчал недовольно (и почему его отвлекают от важных мыслей):

— 15 сиклей 25 кнатов.

Только услышав приглушённое «О!», Перси поднял глаза.

Блевательные батончики, какие-то розовые леденцы и защитные перчатки покупала брюнетка с большими карими глазами. Над её верхней губой был небольшой шрам, напоминающий букву «V». Она смотрела на Перси так, что ему стало не по себе.

«Неужели?»

Дурацкое сердце забилось чаще. Брюнетка достала из квадратной алой сумочки — Перси заметил, что на девушке была мантия из дорогого тёмно-серого атласа — чёрный кошелёк и начала отсчитывать монеты. Она то и дело поглядывала на Перси. Кажется, он снова начал краснеть.

— Возьмите, — тихо сказала она и протянула ему монеты.

Перси подставил руку, кончики её пальцев коснулись его ладони. Перси охнул. Он читал о таком в книгах, слышал от других людей, но знал, что это вовсе необязательно. Можно быть соулмейтами, можно услышать свою фразу от другого — твоего — человека, но не почувствовать ничего особенного при прикосновении. Как показывали исследования, «физическая реакция отмечается примерно у 40% населения». Как оказалось, Перси входил в эти сорок процентов.

В том месте, которого она коснулась, вдруг стало так тепло, а потом эти волны разошлись по всему телу, и Перси понял, что покраснел, как рак. К тому моменту, когда он смог снова посмотреть на незнакомку, та уже отдёрнула руку. Их взгляды встретились. Перси показалось, что девушка хочет заговорить, но она только открыла и закрыла рот, а потом схватила пакет с покупками и буквально выскочила за дверь.

Перси мог её понять: всё это ужасно пугало. Он хотел бежать за девушкой, сделал шаг, но замер на месте. Что нужно говорить в таких случаях? Что там отец сказал матери, Билл — Флер?

Перси помотал головой. Нет, он так не мог.

«Да и не догоню я её», — заверил себя Перси и вернулся за прилавок.

Дверь «Вредилок» распахнулась, он быстро посмотрел в открывшийся приём: перед ним стоял Джордж. Он взглянул на Перси с удивлением:

— Нет, я всё могу понять, но неужели я настолько плохо выгляжу?

Перси ничего не ответил. Он думал о загадочной брюнетке: сколько ей лет? Кем она работает? Что она любит? Понравился ли он ей?

Эти дурацкие мысли мучили его всю ночь и даже не дали нормально отшлифовать доклад. Перси ругал себя отчаянно, а на следующий день зашёл в библиотеку — взял большое исследование, посвященное родственным душам, и дома прежде чем читать, обернул его в газету. На всякий случай — для конспирации.

***


Всё лето Перси дежурил с особым энтузиазмом. Он не хотел признаваться себе в этом, но шёл к Джорджу, то и дело улыбаясь, потому что верил: она зайдёт вновь. Джордж, кажется, что-то подозревал, но, как ни странно, не шутил. Перси вдруг понял: он не помнит, какие слова написаны на запястье у Джорджа.

Дни проходили, дело подошло к осени, незнакомка не появлялась. Перси стало казаться, что он её просто выдумал. Возможно, в тот майский день ему просто напекло голову.

«Но ведь было не очень жарко, и мы находились в помещении. И всё же…»

Незнакомка приходила в сны Перси, влезала в них беззастенчиво, но дальше этого дело не шло. В ноябре Перси сдался и исчерпал весь свой энтузиазм.

«Ерунда всё это», — говорил он себе и по ночам составлял большие списки в духе «Почему я не должен был идти за ней». Количество пунктов в них частенько доходило до ста пятидесяти.

Перси хвалил себя. И ругал. И всё сразу. Он совсем не ожидал, что встретится с незнакомкой не во «Вредилках», а в родном офисе. Это произошло в начале декабря. Мистер Фаулер — их начальник — заявил во время планёрки:

— У нас новенькая, блестящий специалист. Раньше работала в частной транспортной компании, но согласилась перейти к нам после длительных переговоров, — мистер Фаулер расплылся в довольной улыбке и качнул седой головой. — Позвольте представить, мисс Одри...

За то время, что Перси её не видел Одри — какое красивое имя — успела подстричь волосы, а вот шрам по-прежнему не маскировала. Она улыбнулась и, кажется, никак не выделила Перси. Он решил, что тоже не будет обращать на неё внимания. Он пообещал себе обдумать всё на досуге, но свободного времени у Перси не было: они заказывали детали для поездов в Швеции, а тамошние маги путали документы и затягивали сроки поставок.

Перси был занят. Очень и очень сильно, а Одри Стоун мешала ему работать, пусть и сидела в другом кабинете, но всё равно вытворяла различные невообразимые вещи и подрывала дисциплину: она приходила на работу в слишком вызывающих мантиях (кто бы мог подумать, что тёмно-серый и синий — провокационные, развратные цвета), кокетничала с его коллегами, смеялась — так переливчато и раздражающе, и приятно, — она имела своё мнение по любому поводу. Она, она, она…

— В последние недели ты слишком бледный, — сказал Джордж в один из морозных январских дней. — Может, это за тобой нужно установить надзор, а?

Перси не сдержался и тяжело вздохнул:

— Есть чай?

Джордж предложил ему огневиски, но Перси отказался и подметил, что, судя по направлению взгляда Джорджа, тот хранит спиртное за большим синим ковром, приколоченным к стене.

«Нужно сказать Одри… в смысле семье».

Всё было плохо.

Стало ещё хуже, когда Филипп Джепкинс — смешливый выпускник Хаффлпаффа, с тупостью которого Перси боролся не первый год, сообщил, что собирается пригласить Одри на свидание.

— Мне кажется, я ей нравлюсь, — сказал Джепкинс, и Перси оценил остроту своего пера.

Можно ли выткнуть им Джепкинсу глаз? Пускать в ход магию не хотелось.

— Приглашу её сегодня же, — продолжил Джепкинс.

В этот раз Перси не стал исправлять доклад Джепкинса для планёрки. Пусть позорится, пусть Одри увидит… то есть пусть Фаулер наконец-то поймёт, кто тут работает лучше всех. Мысль о будущем торжестве немного поднимала настроение Перси.

Он вышел из кабинета позже всех — на часах уже было семь — и тут же столкнулся с Одри. Она едва удержалась на ногах, так стремительно неслась к лифту и, по-видимому, совсем не смотрела по сторонам. Перси пришлось поддержать её. На этот раз, как он и ожидал, ничего особенного не произошло, но сердце всё равно застучало быстрее.

«Дурацкий орган».

— Надо быть осторожнее, — сказал Перси.

Одри улыбнулась:

— Наверное, но раз тут есть такие рыцари, как вы, я могу немного расслабиться, да?

Кажется, она флиртовала с ним. Перси моргнул. Потом ещё раз. Он пытался вспомнить, как всё складывалось с Пени, но не мог. Да и к тому же Пени не была его соулмейтом, а тут… Перси сглотнул и сказал решительно:

— Никогда нельзя расслабляться.

Одри засмеялась так заразительно, что Перси осталось только присоединиться к ней.

— Вы отпустите мой локоть?

И он убрал руку, пошёл с ней к лифту, думая о том, что ещё стоит сказать. На самом деле, была только одна вещь, которая вертелась у него на языке. Перси боролся с собой и сомневался, пока Одри изучала его внимательным взглядом. Она определённо его помнила.

«И шла на свидание с Джепкинсом!»

Нет, Перси не мог этого допустить. Он примерно раз пятьдесят напомнил себе, что он вообще-то выпускник Гриффиндора и участник Второй магической войны, прежде чем сказал:

— Одри, не ходите на свидание с Джепкинсом. Вам будет скучно. Он... он даже в моделях поездов не разбирается, вы бы видели его доклад на следующую планёрку!

В этот момент они как раз вышли из лифта, и теперь Одри, развернувшись, смотрела на Перси с нескрываемым удивлением.

— Да я и не собиралась… я…

Возможно, она тоже на что-то решалась.

«Наверняка, ей страшно, в прошлый раз она вообще убежала, так что…»

— А что вы делаете сегодня вечером, Перси?

Он должен был зайти во «Вредилки», понаблюдать за Джорджем. И вряд ли кто-нибудь смог бы подменить его прямо сейчас. Перси задумался.

— Заняты?

Перси услышал разочарование в её голосе и поспешил заверить:

— У меня только одно дело, но оно не такое уж большое. Встретимся в восемь в «Лимонной гавани»?

Он надеялся, что Одри любит кофе и пирожные. Она кивнула. Всё ещё не веря в происходящее, Перси попрощался с Одри и опрометью кинулся к Джорджу.

— Ну как ты?

Джордж передал пожилой женщине в цветастой мантии её заказ и перевёл взгляд на брата:

— Серьёзно? Как я? Перси, ты влетел в мой магазин, ты даже не поздоровался… Слушай, рассказывай, что тут произошло в мае. Точнее не так — кто она? Наша постоянная покупательница?

— Нет, — сердито буркнул Перси, вспомнив, как зря проводил часы в магазине, но, подумав, добавил. — Не знаю, ещё не спросил.

Он всё ждал какой-нибудь шутки, но Джордж только хлопнул его по плечу и ушёл ставить чайник.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100