Эвани    закончен

    Давненько я собиралась написать что-то подобное. С того момента, как впервые посмотрела, а затем и прочитала про Дэмьена Торна и таких же, как он. Надеюсь, что этот чистой воды вымысел не оскорбит ничьих чувств.
    Оригинальные произведения: Мистика
    Кара, Дэн, Эллина, Арчи, Робби
    Angst / / || джен || PG-13
    Размер: миди || Глав: 6
    Прочитано: 505 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя
    Начало: 11.03.18 || Последнее обновление: 13.04.18

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Полная противоположность

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Каждый раз, возвращаясь домой, я заставляю себя не смотреть по сторонам. За три года жизни в этих трущобах я все еще не привыкла к окружающим меня грязи и убогости. Причем, говоря «грязь», я имею в виду не столько стены и дороги, сколько тела и души. Порой мне кажется, что некоторые из местных даже получают удовольствие от собственной порочности, оттого и демонстрируют ее всем и каждому. Конечно, я – не воплощенная добродетель, далеко не она, но мне неприятно видеть эти разлагающиеся «живые трупы», способные на все, ради удовлетворения своих примитивных потребностей. И все же мне приходится принуждать себя не вглядываться в темноту закоулков, где буйным цветом расцветают все человеческие пороки, такие отталкивающие, и вместе с тем такие притягательные. А все потому, что я, пусть и стою в самом начале пути, но уже одна из них. Тех, кто развращается и развращает. Тех, кто живет, а скорее выживает, на окраинах, кого презирают жители центральных улиц, не гнушающиеся, однако, пользоваться нашими услугами. Так уж получилось, что то, что в нас считается пороком, в них – просто тяга к «острым ощущениям», за которую они согласны платить любые деньги.

Сейчас раннее утро, и потому прилив ночного разгула идет на убыль, однако еще есть шанс встретить основательно избитого, потрепанного боксера из бойцовского клуба, баламута с повадками пассивного гея, мальчика-одуванчика с глазами флегматика-наркомана или только вырвавшуюся из объятий клиента проститутку. Я стараюсь не смотреть на них не потому, что боюсь. При желании я смогла бы справиться и с более сильным противником. Мне просто страшно, что и я стану такой. Вопрос только во времени.

Поднявшись на третий этаж по замусоренной лестнице, изрисованной двусмысленными и откровенно похабными граффити, я толкнула дверь в маленькую квартирку, которую снимала напополам с приятелем. Та предсказуемо была открыта: род деятельности Гэри предполагает большое число посетителей, не желающих привлекать внимание к своей персоне даже банальным стуком в дверь.

- Привет, шлюха! – встретил меня довольно-таки бодрый для человека, не спавшего всю ночь, голос.

- Привет, толкач! – ответила я в тон.

- Сегодня при бабках или завтракаем на мои?

- На твои. Но сегодня среда, а значит на мои ужинаем.

Назвав меня шлюхой, Гэри сильно приукрасил действительность, в расположенном неподалеку борделе, куда я устроилась пару недель назад, я пока была на подхвате. Эдакая «подай-принеси» на стажировке, хотя, казалось бы, чему еще я могла бы научиться в этом ремесле в мои-то годы? (Для тех, кто уже представил себе престарелую тетку, скажу, что мне тридцать, и я выгляжу «очень даже ничего», несмотря на трехлетний стаж в роли опустившейся женщины.) Однако у моего соседа были причины назвать меня именно так, но об этом позже. Гэри же - натуральный толкач, самый успешный и везучий в нашем районе, так что в некотором роде мне повезло. Не каждому, вдруг оказавшемуся на задворках жизни, удается встретить такого покровителя, почти бескорыстно просветившего новичка относительно правил этого мира. Почему почти? Потому что в благодарность Гэри все же требует от меня выполнения кое-каких обязанностей. Иногда и тех, что вы подумали, но он никогда не принуждал меня, чаще – обычных чисто женских, хозяйственных. Я не возражаю, потому как заварить лапшу или суп быстрого приготовления кипятком или рассовать по местам наше нехитрое барахло особых усилий не требует.

Причем же здесь среда? Понедельник, среда и пятница – дни моих «занятий по интересам», которые, собственно, и дают Гэри право называть меня шлюхой. На сегодняшний день это мой основной заработок и самый яркий показатель того, как низко я пала. Поскольку эти «занятия» были связаны с «выездом на дом» к одному из упомянутых выше любителей острых ощущений, они требовали определенной подготовки. Выловив из подобия шкафа самые приличные по виду шмотки, купленные специально для этого случая, я направилась в душ.

К тому моменту, как под окнами на улице знакомо прогудел клаксон, я успела привести себя в порядок и перекусить чем-то дешево-безвкусным, раздобытым Гэри в местном маркете.

- Как я выгляжу? – привычно спросила я у Гэри.

- На все сто! – как обычно ответил он.

- Скверно, - подмигнула я. – Мне обещали триста. Придется как следует поднапрячься, чтобы их получить.

До блеска намытый Кадиллак смотрелся на нашей заброшенной улице так же уместно, как жемчужина в куче навоза, и поначалу шоу собирало массу зрителей, высовывающихся из окон и выползающих из подворотни, чтобы поглазеть, как меня увозят в неизвестном направлении. Но повторяющееся трижды в неделю на протяжении последних шести месяцев, оно уже давно утратило свою привлекательность для людей, ежедневно наблюдающих куда более динамичные и захватывающие зрелища, вроде бандитских разборок и выяснения отношений, поэтому я села в машину без посторонних наблюдателей.

- Привет, Арчи! – поздоровалась я с темнокожим водителем.

- Здравствуй, Кара, - приветливо кивнул он, поймав мой взгляд в зеркало заднего обзора.

Ехали мы не более четверти часа и притормозили возле высокого забора с черт знает каким уровнем защиты, чем могли похвастаться все дома, расположенные на границе трущоб и центральных улиц. Скрытый за забором особняк впечатлял. Даже меня, видевшую его не впервые. Здесь можно было заблудиться в лабиринте коридоров, комнат, парковых аллей и тематических садиков. Мне посчастливилось увидеть некоторые из них, поэтому я не понаслышке знаю, какие возможности дают деньги, особенно если тратить их с умом. Эллина, хозяйка, умела это делать. Интерьер дома отличался практичностью и функциональностью, все продумано, ничего лишнего. «Дорогой» и «качественный» - вот определения, подходящие к любому предмету, как внутри, так и во дворе, от дверных ручек до картин на стенах.

Дверь мне открыл Дэн, на пару с Арчи выполняющий обязанности водителя и охранника. Признаться, он мне нравился совсем не как водитель или охранник. Думаю, половине женщин на планете, предпочитающих блондинов всем остальным, понравился бы этот красивый голубоглазый парень. Хотела бы я приезжать в этот дом к нему, тем более что невооруженным глазом заметно, что я Дэну тоже нравлюсь. Мы успеваем только улыбнуться друг другу, как от лестницы в глубине холла, ведущей на второй этаж, раздается благосклонное:

- Прекрасно выглядишь, Кара! Рада тебя видеть.

И передо мной во всем блеске своих бриллиантов предстает Эллина, благодаря усилиям массажистов, тренеров и пластических хирургов выглядящая значительно моложе своих шестидесяти лет. Вот это я понимаю, прекрасно выглядеть.

- Спасибо, Эллина, - воздерживаясь от комментариев, просто отвечаю я, прекрасно осознавая цену направленному на меня хозяйскому расположению. – Надеюсь, я не опоздала, и Робби еще никуда не ушел?

Это была шутка, понятная только присутствующим. По некоторым причинам Робби, сын Эллины, никогда не покидал пределов особняка. Не уверена даже, что он когда-либо покидал пределы своей комнаты.

- Как же он может куда-то уйти, если знает, что сегодня к нему приедешь ты? – улыбнулась Эллина. – Он ждет. Лора тебя проводит.

Роль в этом доме Лоры, малопривлекательной высокой брюнетки, точно тень возникающей как бы из ниоткуда по первому слову хозяйки, для меня до сих пор оставалась загадкой. В равной степени она могла быть старшей горничной, экономкой или одной из воспитателей Робби, которых, как я знала, было трое, но для меня она всегда была проводником в путанице пустынных коридоров, даже сейчас, когда до комнаты сына Эллины я могла бы дойти и самостоятельно. Мы редко перекидывались малозначимыми фразами, в основном шли молча, и по бесстрастному лицу Лоры невозможно было понять, что она думает обо мне и моих визитах, да и думает ли вообще. Не то, чтобы для меня ее мнение сейчас имело какое-либо значение, но раньше я периодически размышляла над этим вопросом.

Оказавшись тут впервые, я, к тому моменту уже более двух лет занимавшаяся тем, что в «приличном обществе» считается недопустимым, готова была сгореть со стыда под пристальными взглядами Арчи, Дэна, Лоры и Эллины. Наверное, тогда во мне не вовремя проснулись отголоски прежней «порядочной» жизни, когда осуждающий взгляд считается высшей формой бесчестья. Теперь все по-другому. Не они, так другие смотрят на меня с порицанием, вот только мне уже все равно. Можно дать под зад черной кошке, перешедшей вам дорогу, потому что это сулит несчастье. Что она сделает? Отряхнется и пойдет дальше. Потому что есть вы со своими идиотскими суевериями, и есть она, ни разу об этом не подозревающая и идущая своей дорогой. Вот и я иду своей дорогой, периодически отряхиваясь.

Дубовая дверь, ведущая в комнату Робби, открылась как обычно, тяжело и бесшумно, точно дверь секретного бункера, которой в любой момент можно надежно отгородиться от остального мира. Уверена, что так оно и было, всегда вызывала сомнение цель – не впустить никого в комнату или не выпустить из нее Робби. Лично я склонялась ко второму варианту.

Войдя, я привычно окинула взглядом просторные покои, по-другому их не назовешь. Если ты не в курсе подробностей, то никогда не догадаешься, что здесь обитает один человек. По площади и внутреннему убранству комната напоминала «мини детский сад» для разновозрастных посетителей, некоторые из которых уже давно не дети. Не знающему человеку трудно увязать в единое целое беспорядочно разбросанные детские модели машин и игрушечные пистолеты, навороченный компьютер с открытым интерфейсом популярной подростковой «стрелялки» и потрепанные журналы для взрослых, виднеющиеся в шкафах несолидные футболки и «взрослые» деловые костюмы. Трудно ровно до того момента, пока не замечаешь того «вечного ребенка», для которого создано это великолепие, - Робби, моего ровесника. Он – даун.

Конечно же, меня предупредили заранее. И все же, увидев характерные черты человека с этим синдромом – «плоское» лицо с вечно открытым ртом и коротким носом, косоглазие, укороченные шею и конечности с искривленными пальцами – я вздрогнула. Не от отвращения, нет, Робби же не виноват в том, что болен. От жалости к себе, потому что тридцатилетнему «ребенку», как и полноценному мужчине, нужна женщина. И за деньги я согласилась этой женщиной стать.

Тот, кто пишет в медицинской литературе, что влечение к противоположному полу у таких больных резко снижено, либо мало исследовал эту сторону их жизни, либо не был знаком с Робби. Даже среди отъявленных извращенцев редко встречаются такие похотливые сатиры. Казалось, не контролируй Эллина, сама или через помощников, продолжительность наших встреч, Робби заимел бы меня до смерти, потому что сама я не смогла бы вырваться. Все ли они такие или Робби и тут оказался исключением, но его физической силы хватило бы на троих даже в спокойном состоянии, а уж во время удовлетворения инстинкта продолжения рода… Короче, я с первой встречи поняла, что в моих интересах - не трепыхаться. Вообще. Молча терпеть прикосновения слюнявых губ, липких ладоней, недоразвитых мужских органов. Я не была его первой «резиновой куклой», поэтому мне не нужно было как-то контролировать процесс, Робби прекрасно справлялся сам. Мне оставалось только подчиняться.

Заметив меня, Робби залопотал что-то нечленораздельное, но довольное. Лицо его осветилось предвкушением насыщения, и он стал похож на теленка, увидевшего налитое молоком материнское вымя. Еще бы, сейчас он «наестся», правда несколько иной «пищей».

Как всегда компанию Робби составлял высокий крупный усатый мужчина, чьего имени я не знала, из многочисленного персонала, обслуживающего Эллину с сыном, по имени я знала только Дэна, Арчи и Лору. И как всегда при моем появлении, он вышел, сально ухмыльнувшись. Не удивлюсь, если однажды его поймают на подглядывании за сексуальной жизнью подопечного.

Далее все пошло по накатанной колее. Едва я скинула платье и белье, нужно же в чем-то ехать домой, меня без лишних эмоций развернули, нагнули и использовали. Следующий час я могла, тотально абстрагировавшись, думать о своем: о том, как мне удалось до такого докатиться.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100