Сын Филифьонки    закончен

    Кроссовер с мирами Терри Пратчетта. Эмбер умирает и на перекрёстке миров встречает пратчеттовскую Смерть. Ей предстоит сделать нелёгкий выбор... Переводчик не читал Терри Пратчетта, но собрал сведения о Смерти и Плоском мире, какие нашёл; надеюсь, что не накосячил. И да, переводчик знает, что у Пратчетта Смерть мужского рода.
    Сериалы: House M.D.
    Эмбер Волакис, Смерть, Смерть Крыс
    AU /Драма /Crossover || джен || PG-13
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 295 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Предупреждения: Смерть главного героя, AU, Спойлеры
    Начало: 12.03.18 || Последнее обновление: 12.03.18
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


За гранью реального (Неоткрытая страна)

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Первое, что она чувствует, вроде бы очнувшись - туман и глухота. Всё вокруг - туман и глухота. Словно весь мир превратился в мокрую серую вату. Единственное, на чем фокусируется взгляд Эмбер - это…

- "Что это, чьи-то глупые шутки?"

Прямо перед глазами Эмбер маячит высокая, мрачная фигура в чёрном плаще с капюшоном, как бы со злой иронией подтверждая, что все легенды и сказки о Смерти - правда. Увидев её удивленный взгляд, фигура слегка пожимает плечами, словно хочет сказать: "Да, такова жизнь", или, вернее, "Такова смерть". Слышится глухой стук костей.

- Боже мой, - едва может выговорить Эмбер. - Как глупо, оказывается, было верить, что после смерти ничего нет…

- Ну, не всё, во что мы верим, оказывается правдой. Невозможно получить всё, что хочешь, - философски замечает фигура в плаще. Голос у нее низкий, глухой и такой, о котором говорят "от него мороз по коже". Если бы Эмбер чувствовала сейчас свое тело, она непременно ощутила бы этот "мороз".

Что-то странно знакомое кажется ей в словах Смерти.

- Вы… ты… говоришь совсем как Хаус, - недоверчиво замечает Эмбер.

- Что-что? Хаус? Боюсь, что сорта музыки - это не по моей части.

- Нет, я имею в виду доктора Хауса. Впрочем… неважно…

- А-а. Помню, помню. Тот парень, который ведёт себя как начальник городской стражи Морпорка, который только что узнал о своём продвижении.

- Вы хотите сказать, он не в себе?

- Я бы сказала, он на грани самоубийства.

- Да? Что ж… вполне похоже на Хауса.

- Мы не раз с ним встречались, но почти ни в одном из этих случаев моя помощь не понадобилась. Кроме одного, но тогда с ним беседовала не я, а мой напарник, - говорит Смерть, указывая на пол рядом с собой, и Эмбер видит маленький скелет крысы в таком же, как у Смерти, балахоне с капюшончиком, который удивительно мило смотрится на крысином черепе. Существо поднимает мордочку и издаёт приветственный писк.

- Забавно, - выдавливает из себя Эмбер. – Прямо даже как-то… нетривиально для загробного мира.

Но тут внимание её отвлекает тёмное пятно на кафельном больничном полу. "Почему грязь? - с раздражением думает она и по старой привычке оглядывается, чтобы позвать кого-нибудь из санитаров. - Неужели не могли убрать вовремя?" Как вдруг…

- Ой!

Глухой туман рассеивается, и она видит Уилсона, лежащего рядом с ней на реанимационной койке. На глазах у него слёзы, из груди его вырывается глухое рыдание, какого Эмбер никогда от него не слышала. Он протягивает руку и гладит Эмбер по щеке с такой лаской, любовью и нежностью, что её сердце… Сердце…
…так вот что чувствуешь, когда оно останавливается!

Она тут же оборачивается к Смерти.

- Верни меня обратно!

Два светящихся голубых огонька смотрят на неё из впадин глазниц, как будто с выражением сочувствия. Если, конечно, уместно говорить о выражении… черепа.

- Перестань! - кричит она, хотя Смерть ничего не делает. - Меня не волнует, что там у вас положено, а что нет! Просто верни меня обратно!

Она готова ударить Смерть, но её останавливает жутковатое опасение, что рука пройдёт сквозь тело в плаще, как сквозь зыбкий холодный туман.

- Мисс Волакис, - говорит её противник (и Эмбер внезапно с болью осознает, что с этим именем она останется теперь навсегда, и ей никогда уже не стать "миссис"), - Мисс Волакис, это невозможно. Вы уже взяли билет в один конец. Образно выражаясь.

- Чепуха! - выкрикивает она с такой яростью, что Крысиная Смерть боязливо пятится. - Из любой ситуации можно найти выход. Вы что, думаете, что я соглашусь умереть вот так? В жалком виде подохнуть на вот этой вот старой койке?

- Поскольку вы подключены к аппарату, и переместить в другое место вас не получится, то, увы, по-другому невозможно, - меланхолично замечает Смерть.

Слова скелета в чёрной мантии звучат как пощёчина. Эмбер уже видит своё тело со стороны. Свое мёртвое тело. И Уилсона, лежащего рядом.

Уилсон…

- Хорошо. Я предлагаю тебе сделку. - Голос её дрожит, звучит как-то хрипло - наверное, из-за того, что она подключена к аппарату, или из-за интубации, думает Эмбер, но не может повернуться и проверить. - Шахматы. Карты. Грёбаное домино, что-нибудь. Ты не можешь так с ним поступить…

- Я не собираюсь ничего делать с ним, - возражает Смерть. - Я забираю только тебя.

Эмбер хочется закричать. Ей хочется проснуться и увидеть, что всё это лишь сон, и снова увидеть себя в объятиях Уилсона, на жестком больничном матрасе, пахнущем мылом и дезинфекцией. Как ей хочется сейчас быть одной из наивных, романтических дурочек, которые верят в чудеса… но холодный рассудок, рассудок трезвой и расчетливой Стервы нашептывает ей, что никаких чудес не бывает, и ей никогда, никогда больше не быть с Уилсоном.

И, не выдержав, она разражается пронзительным визгом, так что Смерть вздрагивает.

- А вот это совсем не обязательно.

- Да у вас даже ушей нет! - огрызается Эмбер.

Но в ответ на эту грубость рассерженная Крысиная Смерть грозно наступает на неё, потрясая крошечным кулачком. Эмбер хочется схватить эту тварь за хвост и шваркнуть о стену.

Она мертва! Уилсон не переживет этого! А ей тут грозит кулаком какая-то мерзкая мышь!

Но Эмбер сдерживается, зная, что закатывать истерику в её положении нелепо, да и бесполезно к тому же. Кроме того, ей не по себе от мысли, что это крохотное существо рассыплется на кучу маленьких косточек…

И Смерть, и её крысеныш молчат, но выражение "лиц" их черепов весьма красноречиво.
"Перестань. Возьми же себя в руки", - наконец говорит себе Эмбер и делает глубокий вдох. Разве она не знает, что такое смерть? Разве ей не приходилось встречаться с ней раньше?
Просто… просто она не ожидала, что здесь ее будет встречать целая делегация, вот и всё.

- Ладно… А что теперь?

- Это целиком зависит от тебя.

Между тем вокруг что-то неуловимо меняется. Эмбер даже не заметила, в какой момент перестала чувствовать запахи. Теперь она вроде бы стоит на ногах, но одновременно чувствует себя как бы невесомой, парящей в воздухе. И хотя вокруг по-прежнему палата реанимации, стены её колеблются, как туман, словно собираясь растаять.

Нет, она не будет бояться. Нет никакой причины для паники!

- А можно пояснее? Что это значит - зависит от меня?

- С тобой будет то, во что ты веришь.

- Ой, да ладно! Неужели Смерть разговаривает цитатами из популярных книг по самопомощи?

- А, это из тех, которые… "Кто украл мой сыр" и тому подобное?

При слове «сыр» Крысиная Смерть поднимает мордочку.

- Ладно, допустим, - Эмбер уже приспособилась ходить по воздуху и расхаживает взад-вперёд. - А если я не верю в загробный мир, тогда, значит, ничего и не будет?

- Именно, - кивает Смерть и начинает медленно поднимать свою косу.

"Значит, это вот так, - думает Эмбер, - одна секунда, и тебя нет. Как будто и не было. Ни вечности, ни апокалиптической битвы между добром и злом, ни перерождения в крошечного муравья где-нибудь в Гималаях… Ни страха, ни боли, ни воспоминаний о прошлом. Просто… пустота".

Почему-то сейчас это кажется ей страшнее, чем при жизни, и Эмбер лихорадочно обдумывает, во что же она верит.

"Сейчас бы сюда доску и маркер", - мелькает у нее мысль, хоть ей и неприятно осознавать, что на нее так повлияли методы Хауса.

Наконец она нашлась:

- Нет-нет. Знаешь, я передумала. Ведь теперь, когда я вижу, что жизнь после смерти существует, уже нельзя сказать, что я ни во что не верю?

Смерть опускает свою косу.

- Интересная мысль. Не банальная, да.

- Но логичная, ведь правда? - торжествующе продолжает Эмбер. - Отсутствие веры само по себе не есть отсутствие веры, это просто вера в ничто. Но поскольку теперь я верю во что-то, значит, могу выбирать - во что.

Смерть кажется немного сбитой с толку.

- Это логика… - поясняет Эмбер.

- Ах, логика! - с облегчением кивает Смерть. - Да. Все кошки - милые создания. Все милые создания суть кошки. Следовательно, все кошки - это кошки, что и требовалось доказать.

- Э-э… Да, вот именно, - не очень уверенно соглашается Эмбер.

Смерть весело ухмыляется. Эмбер так и подмывает отпустить по этому поводу шуточку, но она сдерживается, понимая, что сейчас не время для острот - ведь она выбирает, где провести остаток своей не-жизни!

- Итак, Эмбер Волакис, - провозглашает Смерть. - Во что же ты веришь?

И внезапно этот простой, казалось бы, вопрос становится для Эмбер неожиданным препятствием.

"Ну же! - приказывает она себе. - Поверь! Срочно поверь во что-нибудь!"
В рай… В ад... В Елисейские поля, чтоб их… в реинкарнацию, в мессию с трубами и горнами, во что-нибудь! В существование высшей силы, в то, что наша жизнь имеет высший смысл, что это не просто слепая вера суеверных дураков, которые выдают желаемое за действительное…

Поверь же!

Но её сознание ощущает лишь пустоту и отчаяние.

- Я не могу… - упавшим голосом шепчет она.

Крысиная Смерть грустно опускает свою мордочку и издает печальный писк. Смерть отворачивает череп. Реальность вокруг Эмбер дрожит и туманится.

"Нет, пожалуйста, не надо…"

- Подожди!

Смерть поворачивается:

- Ну?

- Помоги мне, - просит она. - Пожалуйста. Я не хочу исчезнуть совсем.

- Но ты не веришь ни во что.

- Нет, я верю!

Только бы не сорваться в слёзы… "Во что же я верю? В науку, в то, что можно добиться своего в погоне за счастьем, в талант, гениальность… В то, что водные матрасы - идиотское, бесполезное изобретение; и в то, что между мной и Джеймсом было нечто настоящее…"

- Я просто… не верю в то, во что людям обычно полагается верить. - Голос дрожит. - Помоги мне, пожалуйста. Куда мне следует отправиться?

Смерть как будто в раздумье. Это обнадёживает Эмбер, и она изо всех сил цепляется за эту соломинку:

- Вот вы. Вот сейчас вы здесь… а что потом? Вы куда-то пойдёте? Где вы обычно находитесь?

Смерть людей и Крысиная Смерть переглядываются между собой, словно великан с лилипутом.

- Хм… Это, в общем-то, против всяких правил, - говорит Смерть, словно в ответ на какую-то реплику крысы.

- Пи-ик, - тянет в ответ крысиный скелетик.

- Мы ведь один раз уже пробовали. Помнишь, чем это закончилось?

- Пик-пик!

Смерть наклоняет голову.

- Хм. А ведь и правда. Но мне казалось, что они лечат только четвероногих существ…

Крысиная Смерть принимается что-то объяснять, энергично жестикулируя, так что крохотная коса у неё за спиной мотается из стороны в сторону:

- Пик! Пи-ик! Пик!

- Правда? Говоришь, Сьюзен так сказала? Есть и такое ответвление медицины? Ну хорошо.

Эмбер слушает этот непонятный разговор, затаив дыхание.

- Ну что?

Смерть решительно, со стуком ставит косу на пол.

- Оказывается, на медицинском факультете четвероногих существ имени св. Сандрины в городе Анк-Морпорк требуются доктора.

"Да, - думает Эмбер, - ничего более странного со мной не происходило за всю мою жизнь".
И тут же поправляет себя: "Впрочем, ведь это уже не жизнь".

Но истинные Стервы должны знать себе цену, поэтому она хмурится и спрашивает, будто собирается ещё подумать:

- А какие у них вакансии?

- Не думаю, чтобы они были сильно разборчивы. Хотя… - рука скелета, порывшись в складках плаща, достает песочные часы, очень старинные на вид. Взглянув на них, Смерть удовлетворённо кивает и тут же прячет часы обратно. - Ага… Так я и думала. В ближайшем будущем у них освободится место декана факультета.

Словно свет разливается внутри неё.

Согласна ли она? Да конечно, согласна! Она гордо вскидывает голову, и мир вокруг нее начинает приобретать все более четкие очертания. Она ведь не кто-нибудь! Она же доктор Эмбер, вашу мать, Волакис! Она молода, умна, хороша собой, она - без пяти минут декан факультета, и еще заткнет всех за пояс!

И Хаус. Хаус утрётся…

"Ой…" - вдруг осекается она.

Хаус?

Улыбка улетучивается с её лица, и свет словно меркнет. Между тем стены реанимационной палаты окончательно испаряются, и слух Эмбер улавливает приближающийся стук копыт и отдаленное ржанье.

- Ну, ты готова? - спрашивает Смерть.

- Ещё секундочку, пожалуйста, - просит она, уже видя краем глаза, что к ним приближается что-то светящееся, белое и огромное.

Крысиная Смерть решительно мотает черепом, но большая Смерть со вздохом произносит:

- Я всегда делаюсь непозволительно сентиментальной, когда вижу девиц, которые напоминают мне мою внучку. Так что там у тебя?

- Вы… ты… говоришь, что это билет в один конец. А можно мне вернуться обратно, хоть на одну секунду?

В этот момент громадная белая лошадь, сопя и фыркая, въезжает и останавливается между ними. Смерть кладет костлявую руку ей на гриву.

- Ну так и быть, только по-быстрому. - Она берется за поводья и взбирается на спину коня с неожиданной грацией для… скажем так, для бестелесного существа. - В конце концов, время и здесь не ждёт.

- Не беспокойся, - с улыбкой заверяет её Эмбер и вскарабкивается на круп позади скелета, обхватывая его руками и прижимаясь к костлявой спине. - Я не задержусь там… в автобусе.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100