Сын Филифьонки    закончен

    Что ты знаешь о детективе Триттере?
    Сериалы: House M.D.
    Майкл Триттер, Грегори Хаус, Джеймс Уилсон, Эллисон Кэмерон, OC
    Общий /Angst /Драма || гет || PG
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 61 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Предупреждения: Смерть главного героя, Спойлеры
    Начало: 04.04.18 || Последнее обновление: 04.04.18
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


О тех, кто знал и не знал полицейского Триттера

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


1.

Решив преследовать Хауса, он наблюдал за ним два часа подряд. И, как и ожидал с самого начала, пришёл к выводу, что в этом человеке нет ничего особенного.
И что все с ним так носятся? Несмотря на то, что к калекам надо быть снисходительнее, его наглые, самоуверенные манеры раздражали Триттера. А возможно, его бесило именно это сочетание — инвалидности и наглых манер. Потому он и решил вывести доктора на чистую воду. Вернуть с небес на землю, как ни больно тому будет падать. Пусть Хаус всегда и во всем добивается своего, но ведь и Триттер поступает точно так же. Может, грязный трюк с термометром и был блестящим образцом хаусовского юмора, но пусть теперь доктор узнает, что Триттер никогда не проигрывает.
Как в игре "камень, ножницы, бумага": наручники побеждают термометр.

2.

Уилсон был первым из окружения Хауса, за кого принялся Триттер.
В глубоких тёмно-карих глазах Уилсона плескалась тревога. Триттеру было совершенно непонятно, почему этот человек, столь не похожий на Хауса, выбрал его себе в друзья. И хотя Триттеру не свойственны были угрызения, однако, говоря с Уилсоном, он не мог не чувствовать некоторую неловкость, наблюдая, как тот неуклюже выкручивается в истории с фальшивыми рецептами, как неприятно ему лгать. Триттеру и раньше приходилось проделывать такое — сталкивать друг с другом близких друзей ради следствия, но в Уилсоне было что-то особенное. Впрочем, в глубине души Триттеру казалось, что тут что-то не так. Разве может человек столько времени терпеть подобные выходки, пусть и со стороны лучшего друга? Да, такие люди, как он — прирождённые мученики, почти святые; но ведь и Иуда наверняка не собирался становиться предателем и считал, что действует из лучших побуждений. Разве не так?
Что-то такое было в Уилсоне, что Триттеру казалось: всю жизнь так продолжаться не может. Наверное, когда-нибудь, за один поцелуй, этот человек предаст Хауса.

3.

С первых минут беседы с Кэмерон Триттер понял, что она влюблена в Хауса. Это было совершенно ясно, и смотреть на это было неловко и мучительно, ещё хуже, чем в случае с Уилсоном. Что-то отчаянно жертвенное и даже самоубийственное виделось в этой безнадёжной страсти. Чёрная дыра, напрасная жертва... Кэмерон чем-то напомнила Триттеру тех девочек-подростков, которые доверчиво соглашаются пойти куда угодно с малознакомыми парнями намного старше их. И ему хотелось крикнуть ей в лицо, что нельзя так издеваться над собой; что Хаус не сможет дать ей ничего, кроме мук и страданий. Что от этой любви она сама не заметит, как начнет кашлять кровью и желчью, пока не захлебнется ими совсем…
Но что было толку ей это говорить?
Триттер очень недолго беседовал с Кэмерон.

4.

Если Уилсона Триттер определил про себя как благонамеренного Иуду, а Кэмерон казалась ему стойкой, хотя и обречённой Марией Магдалиной, Форман, по его мнению, был при Хаусе кем-то вроде апостола Петра — пойдёт за ним до конца, но падёт от одной нечаянной ошибки. Триттер терпеть не мог всё, что связано с религией, но почему-то именно в этой истории ему настойчиво лезли в голову евангельские аналогии. В ироническом смысле, разумеется. Ведь настоящий Христос не мог быть такой неприятной личностью, как Хаус.
Форман явно не собирался выдавать Хауса. Он был непроницаем и нем, как могила. Бесполезно было пытаться что-то у него узнать. Неудивительно для человека, выросшего в одном из тех районов, где девиз "не выдай своего полиции" был одним из основных законов жизни.
Триттер знал этот тип людей. В конце концов, он тоже вырос в подобном районе.

5.

Напарница Триттера, Миранда, была в него влюблена.
Трудно сказать, почему эта молодая чернокожая женщина выбрала из всех мужчин такого, как он.
Отношения с коллегами у него сложились не очень, а фиаско, которое Триттер потерпел в истории с Хаусом, принесло ему особые неприятности. Дело закрыли, усмотрев в нем произвол полиции. Триттера чуть не уволили. Весь отдел отвернулся от него. Его осуждали и высмеивали.
Но Миранда знала его лучше, чем остальные. Он был её напарник. У неё на глазах он рисковал жизнью. Один раз он чуть не погиб, спасая женщину от пожара, который устроил её муж, пытавшийся убить жену. Миранда знала, что любовь её безответна, что Триттер никогда не ответит ей взаимностью. Вряд ли он вообще был способен испытывать подобные чувства к кому-нибудь, они словно изначально не были запрограммированы в его душе. Но она знала его ближе, чем другие. Можно сказать, что ей была известна сторона Майкла Триттера, которой никто не знал. Возможно, это была его лучшая сторона.

6.

Триттер никогда не знал Эмбер Волакис, но если бы встретил её, то отметил бы, что она красивая, стервозная, беспринципная и всегда добивается своего. Почти что Хаус в юбке. Триттер не удивился бы, узнав, что она встречается с Уилсоном, а после, услышав, что она погибла по вине Хауса, он удивился бы, но не был потрясен. Он подумал бы: наверняка это не единственная смерть, в которой виновен Хаус. Интересно, если сравнить число людей, умерших из-за него, с количеством спасенных им жизней, чего в итоге окажется больше? Помнится, Уилсон убеждал Триттера, что Хаус всегда совершает добро, что бы он ни делал. Думает ли он так после смерти Эмбер? И сколько вреда причинила бы людям на своём пути Эмбер? Тот же Хаус, только в юбке. И — в отличие от настоящего Хауса, — без трости, которая, может быть, хоть как-то извиняет его поведение.

7.

Триттер не был знаком с Катнером. Он впервые увидел это имя, читая полицейский отчет о самоубийстве, и удивленно поднял брови, узнав, что погибший работал в команде Хауса. Что же такого сделал Хаус, на какие он надавил болевые точки у этого парня, что тот решил покончить с собой? И понимал ли он, что имеет дело с душой травмированного человека (а Катнер был травмирован — достаточно почитать его биографию), и что она — не игрушка, не резиновый мяч, что не стоит швырять ее о каменную стену? И Триттер склонялся к мысли, что, если даже Хаус понимал это, его это не заботило.
Впрочем, хватит о Хаусе, в который раз напоминал себе Триттер. Сколько можно вспоминать этого человека, всю эту историю и свой позор? Сколько можно искать имя Хауса в компьютерной системе и вновь пересматривать материалы того дела?..

8.

Девчонку звали Бритни.
Она переспала, кажется, со всем полицейским участком.
Но забеременела именно от Триттера.
В этом не оставалось сомнения, стоило лишь взглянуть на льняные волосы и светло-голубые глаза у родившегося младенца.
Девочку назвали Эйприл, она появилась на свет в июне. Но Триттер никогда об этом не узнает.
В январе недалеко от Принстонского кампуса произошел взрыв газа. Триттер был в числе первых полицейских, выехавших на вызов. При разборе завала он оказался погребён под обрушившейся плитой, и его долго не могли оттуда извлечь.
Последнее, что услышал Майкл Триттер, придя в себя на секунду — голос врача, сказавший:
— Если мы хотим его спасти, нужна ампутация.
И он был уверен, что различил — или ему послышалось? — стук удаляющейся трости.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100