Altra Realta (бета: Incognito12) (гамма: Home Orchid)    закончен

    Самое время весело провести Святки! Семье Поттеров (четыре целых шесть десятых человек) веселья не хватило. Возможно, их порадуют: обезьяны; фиш-энд-чипс; шоппинг; накрашенный оборотень; Луна на вытянутой орбите; снег; веселый толстяк с белой бородой. Будем надеяться, что это сработает.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Джинни Уизли, Лаванда Браун, Джеймс Поттер-младший, Альбус Северус Поттер
    Детектив /Приключения /Юмор || джен || PG-13
    Размер: миди || Глав: 3
    Прочитано: 1236 || Отзывов: 0 || Подписано: 1
    Начало: 29.04.18 || Последнее обновление: 28.06.18
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Beard Hunters (A Christmas Tale) - Охотники за бородами: рождественская история

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1. Monkey Business - Суета сует и всяческая суета


Предупреждение: как любой рождественский подарок, фик может содержать частички орехов. Вся ответственность лежит только на вас.

Общество Секретных Сант удостоверяет, что в процессе написания фика ни один Санта не пострадал.


— Моно небизяна надество? — громко и настойчиво спросил Ал.

Гарри здорово удивился. В этот самый момент он сосредоточенно впихивал «Рэйндж Ровер» на парковочное место, и ему было совсем не до того, чтобы превращать слова Ала в нормальную английскую речь.

День выдался суматошный. Ал и Джеймс провели несколько часов на ногах, весело бегая по зоопарку. Ал уже некоторое время зевал, и, пока они ехали по улицам города, голова его склонилась на грудь. Гарри, заметив это, предположил, что сын уснул, и сейчас, не в силах сразу разобрать бессвязный лепет, только вопросительно взглянул на жену. Внезапная просьба Ала была более чем необычной.

— Извини, Ал, но ты не получишь обезьяну на Рождество, — сказала Джинни, одновременно и отвечая, и переводя.

— А я? — с надеждой спросил Джеймс. — Они забавные.

— Да, нам с Джеймсом, позалуста, мам, — присоединился к брату Ал, на этот раз попробовав более вежливый подход.

— Они забавные. Но обезьяна не домашнее животное, мальчики, — объяснила Джинни. — В зоопарке они очень смешные, но они живут в больших клетках, чтобы их содержать, нужно много места. Они не могут жить в доме, и они кусаются, так что нет, извините, но обезьяну никто не получит, Джеймс.

— Ну-у, — Джеймс недовольно захныкал. — Я никогда не даю, что мне хочу. — Впрочем, он тут же забыл о своем капризе. — А там что? Мы где? — спросил он, перевесился через автокресло и указал на далекие освещенные камни.

— Мы все еще в Эдинбурге, Джеймс. Мы только что были в зоопарке, а там — Эдинбургский замок [1]. Если хочешь, завтра мы туда сходим и все посмотрим. Хочешь? — спросил Гарри.

— Хм-м… — Джеймс невнятно забормотал, с любопытством рассматривая освещенную скалу. — Не знаю, — сказал он неуверенно.

Гарри посмотрел в зеркало и увидел, как на лице сына появилось озадаченное выражение. Ему сразу стало понятно, что будет дальше, и Джеймс, как и ожидалось, предпринял последнюю попытку.

— Лучше обезьяну, — сказал Джеймс, как будто это была вполне естественная альтернатива визиту в замок, и Гарри с Джинни обменялись улыбками и сделали вид, что ничего не слышали.

Гарри поставил машину на стояночный тормоз, отстегнул ремень безопасности и покинул теплый уютный салон. На него сразу налетел мстительный северный ветер, превращая дыхание в мелкодисперсный туман и упорно стараясь выдуть тепло. Гарри быстро открыл пассажирскую дверь, из зазора между детскими автокреслами вытащил пальто. Заодно он схватил пальто Джинни и передал ей в протянутые руки.

И подумал, что вскоре им придется подыскать другое место для перевозки пальто в машине. Эта мысль заставила его глупо хихикнуть.

— Спасибо, Гарри, — сказала все еще сидевшая в машине Джинни и начала бороться с пальто.

— Сейчас я тебя возьму, Ал, — пообещал Гарри, уворачиваясь от цепких ручонок. Он закрыл дверь, чтобы защитить сыновей от ветра, надел пальто и быстро подошел к жене. Она распахнула дверь как раз вовремя.

— Я сама справлюсь, Гарри, — запротестовала Джинни.

— Холодная, темная и ветреная ночь, и мостовая скользкая, — твердо сказал Гарри. — Ты же не хочешь упасть, так?

— Я беременная, Гарри, а не немощная, — продолжала Джинни. Гарри только улыбнулся и потянулся, чтобы в случае чего поддержать ее под руку. Джинни сдалась и позволила ему помочь ей выйти из машины.

— Не будь так в этом уверена, толстопузик, — сказал Гарри. Вероломный ветер отнес окончание слова.

— Толсто — кто? — резко переспросила Джинни, бросив на Гарри испепеляющий взгляд. Она не слишком хорошо спала, и усталость сделала ее более вспыльчивой, чем обычно.

— Толстопузик. — Гарри специально выделил «пузика», погладил выдающийся живот Джинни, крепко обнял её и поцеловал в лоб. — Ты в порядке? — спросил он. — Малышка не пинает в мочевой пузырь?

— Не суетись, Гарри, — приказала Джинни. — Я в полном порядке. Небольшая одышка, но этого стоило ожидать. Она сегодня спокойная.

— Не слишком спокойная? — внезапно встревожился Гарри.

— Нет, Гарри, она шевелится, но не толкается. Она не настолько энергичная, как Джеймс, но и не такая тихая, каким был Ал. Пожалуйста, угомонись. — Джинни поцеловала его.

— Тогда, может, оденешь мальчиков, пока я вытащу багаж?

— Конечно, — отозвалась Джинни, сжимая его ладонь.

Гарри подошел к багажной двери и начал доставать вещи. Первым делом он вытащил коляску Ала, которого Джинни уже поставила на тротуар. Гарри успел разложить коляску и, пока Джинни усаживала туда Ала и поправляла его ярко-желтую шапочку, достал один очень маленький и два довольно больших чемодана.

Джинни одела Джеймса, Гарри извлек его из машины и присел перед ним на корточки. Пока он вытаскивал яркие оранжевые рукавички из кармана пальто Джеймса и помогал ему их надеть, ветер продолжал трепать и руки, и лицо. Джеймс наконец-то пошел на сотрудничество и сунул большие пальцы туда, куда следовало. Гарри встал и осмотрел своего первенца.

Шерстяная шапка Джеймса с двумя болтающимися пуховыми помпонами была из одного набора с варежками. И шапка, и варежки были подарком Рона (теоретически они были от Гермионы тоже, но Гарри знал, что она не участвует в фанатичных закупках мужа всех рекламных товаров в детском отделе «Пушек Педдл»). Шапка не сочеталась ни с каштановыми волосами Джеймса, ни с остальной одеждой. Джинни решительно возражала против попыток брата провести раннюю идеологическую обработку, но потерпела неудачу. Из-за пушечных ядер шапка и перчатки были у Джеймса любимыми.

Гарри закрыл машину, убрал ключ и получил наконец возможность натянуть перчатки и шапку.

— Понести твой чемодан, Джеймс? — спросила Джинни, уже закутавшаяся в зеленый шарф и надевшая перчатки и берет.

— Нет, пасибо, мамочка, я взвослый, я сам, — Джеймс вытащил ручку и поволок свой маленький чемодан по тропинке. Гарри и Джинни обменялись улыбками, глядя, как он спускается вниз по улице. Джеймс остановился и обеспокоенно оглянулся.

— А куда мы идем? — спросил он.

— В Сторонний проезд, — сказала Джинни, указывая в обратном направлении. — Нам сюда, иди за мной, Джеймс.

Она развернула коляску Ала в сторону, противоположную замку, и направилась по хорошо освещенной улице. Гарри остался с двумя большими чемоданами.

Поставив машину на магическую охрану, Гарри пробормотал заклинание над багажом. Затем поднял оба чемодана, сейчас уже практически невесомые, и последовал за женой и сыновьями. Вскоре они прошли оживленную улицу и оказались в темном и узком переулке. Джеймс замедлился и взволнованно оглянулся через плечо.

— Все в порядке, Джеймс. Просто иди за мамой. Я иду прямо за тобой, — успокоил его Гарри.

Когда они достигли конца переулка, Джинни достала палочку и постучала ей по ничем не примечательной деревянной двери. Дверь распахнулась, и Гарри вместе со своей семьей оказался в Стороннем проезде, волшебном центре Эдинбурга. Как только они прошли, дверь за ними бесшумно закрылась.

Поттеры стояли и с удивлением смотрели вокруг. По сравнению с темной улицей, с которой они попали сюда, Сторонний проезд был ярко освещен. Высоко над головами висели магические флаги и иллюминация, все кругом двигалось. Шумно взрывались шутихи, мерцали и сияли звезды, светились посылки. Каждый магазин был украшен к празднику.

— Смотйите, палочка! Там Санта! — завизжал Джеймс, указывая на висящие над головой украшения.

— Санта! — счастливо завопил Ал. — Дество!

— Дество, — кивнул Гарри, обнимая жену за то место, где должна была быть талия, и целуя ее в щеку. — Мне нравится детство.

— Мне тоже, Гарри, — выдохнула Джинни и приобняла его в ответ.

Поттеры медленно шли по улице, глазея на светящиеся гирлянды и витрины, как самая обычная семья, рассматривающая рождественские огни. Они прошли здание местного Министерства — Скотланд-Офис — и магазин фиш-энд-чипс «Большой кусок».

— Я голодный! — заявил Джеймс, уловив из открытой двери запах фиш-энд-чипс. — Я хочу жайеную кавтошку!

— Скоро поедим, Джеймс, — сказал Гарри. — Только сначала зайдем в отель. Сегодня и завтра мы будем в «Палочке и Чертополохе». Это в конце улицы, видишь? — Гарри указал на красивое гранитное строение в отдалении. — Нам надо сообщить им, что мы здесь, и разобрать чемоданы. А потом поищем, где бы поужинать.

Они продолжили путь по Стороннему проезду, но далеко не продвинулись. Огромная толпа людей смотрела на витрины магазина, который, если верить великолепным зеленым буквам, назывался «Феникс». Больше ничего, что могло бы помочь определить магазин точнее, не было, но из-за большого фасада Гарри показалось, что это универмаг.

— Посмотйи на окна! — взвизгнул Джеймс и бросился вперед, таща за собой маленький чемоданчик. Гарри с изумлением взглянул на витрины. Джинни встала на цыпочки и поцеловала его в щеку.

— Мне рассказывали об «окнах Феникса», когда я была маленькой, — сказала она. — Когда я предложила привезти детей на несколько дней в Эдинбург, я думала и о себе. Это впечатляет сильнее, чем я представляла.

Гарри только кивнул. Витрина состояла из шести огромных окон, и в каждом окне волшебные движущиеся фигурки рассказывали историю. В первом окне в кресле-качалке спал Санта, а очень занятые домовые эльфы спускали по желобу посылки, завернутые и адресованные кому-то. Гарри сморгнул и взглянул на Джинни. Он был уверен, что только что видел имена «Гарри», «Джинни», «Джеймс» и «Альбус», написанные на ярлычках подарков фигуркой эльфа. Джинни сияла.

— Я тоже видела, — кивнула она. — Наверное, какой-то вид распознающих чар, как на Карте Мародера или в Министерской системе безопасности.

Ал яростно требовал выпустить его из коляски, а Джеймсу грозила серьезная опасность пропасть в толпе. Пока Джинни вытаскивала Ала, Гарри поставил чемоданы и извлек из толпы протестующего Джеймса вместе с чемоданом. Защитив коляску и чемоданы и наложив на них сигнальные чары, Гарри поднял Ала на плечи.

Джеймса они оба взяли за руки и так провели почти полчаса, просто глядя на красочное представление в витрине. Они смотрели, как мешки загружаются в сани в одном окне, как Санта, разбуженный озорным эльфом, вылезает из кресла-качалки — в другом, и наконец в последнем окне — как нагруженные подарками сани пролетают через стекло и исчезают в ночном небе.

Главный вход в магазин был рядом с последним окном — на углу здания и с ярко-зеленым сияющим названием магазина прямо над дверями. Широкая аллея за магазином вела к улице, которая казалась жилой.

— Это лучше зоопавка! — радостно объявил Джеймс, когда волшебные сани в очередной раз пролетели через окно и умчались в ночь.

— Уши пака, — подтвердил Ал, и его глаза восторженно блестели. — Пока, Санта, — помахал он рукой исчезнувшим саням.

Приманив чемоданы и коляску, Гарри сунул на место недовольного Ала, и они продолжили прогулку по Стороннему проезду.

— Хочу кавтошку, — напомнил родителям Джеймс. — Я очень голодный.

— Скоро будем ужинать, Джеймс, — пообещала Джинни, и они поспешили к «Палочке и Чертополоху».

В гостинице было два входа. Перед изящными двустворчатыми дверьми в центре фасада стоял швейцар в форме. Справа, над вторым, более скромным входом, висела табличка «салун-бар». Из шумного переполненного бара доносились хриплые голоса, и швейцар еще до того, как Поттеры подошли, переместился к главному входу.

— Мистер Поттер, миссис Поттер, — кивнул он, вежливо приветствуя и открывая перед ними дверь. Коридорный собрался подхватить их чемоданы, но это оказалось не так-то просто. Джинни потребовалось некоторое время, чтобы убедить Джеймса передать какому-то странному человеку его чемодан с драгоценным плюшевым медведем.

— Это очень ценная вещь, пожалуйста, осторожнее с ней, — предупредила коридорного Джинни.

Поттеры проследовали за коридорным через фойе, мимо удобных кресел и диванов. Арочный вход справа вел в претенциозный, дорого выглядящий ресторан. Впереди была стойка администрации, а боковая дверь вела все в тот же бар. Привет-ведьма на стойке администрации работала очень споро, и вскоре Поттеры уже были на пятом этаже, где поспешно оставили вещи. Пока поднимались на лифте, Джеймс снова громко напоминал им, что хочет есть.

— Вернемся в тот магазин фиш-энд-чипс, — заявила Джинни. — Джеймс хочет жареную картошку, а у меня непреодолимая тяга к треске в кляре с тех пор, как мы оттуда ушли.

— Но… — начал было Гарри.

— Ресторан гостиницы выглядит прекрасно, Гарри, — сказала Джинни. — Но, видишь ли, я хочу эту треску, и если мы вернемся, нам не придется ждать, пока официанты примут заказ и пока приготовят блюда. Здесь мы можем поесть завтра вечером.

— Я очень-очень хочу есть, я жуть как хочу жайеную кавтошку! — Джеймс тоже внес свой голос.

— Ладно, — сдался Гарри, — вернемся в «Большой кусок» и возьмем фиш-энд-чипс.

— И гороховое пюре, — добавила Джинни.

— Пошли уже! — потребовал Джеймс.

Гарри сверился со старыми карманными часами. Было почти семь, на час позже, чем обычно ел Джеймс, и, как и все Уизли, голодный он становился раздражительным. Оставив открытые чемоданы на кровати, Гарри взял на руки Ала и приготовился выходить.

— Пошли, — сказал Гарри. Так они вышли из гостиницы, не пробыв там и нескольких минут.

Они вновь задержались у витрины магазина. Он был теперь закрыт, и толпы у витрины немного поредели, но фигурки были по-прежнему яркими и продолжали двигаться. Ал сидел на плечах Гарри и взволнованно тыкал во все пальцем.

— Санта, ковобка, эльф, подавок, пост!

— Подарок, поезд, — на автомате поправил Гарри.

— Подавок, пезд, — согласился Ал. Гарри вздохнул.

— Он это перерастет, Гарри, — спокойно сказала Джинни. Гарри кивнул.

— Интересно, как они это делают? — спросил Гарри, наблюдая, как нагруженные сани снова растворяются в ночной темноте. — Это должна быть невероятно сложная магия.

— Наверное, этого лучше не знать, — спокойно сказал кто-то глубоким и ясным голосом. — Знание может отменить колдовство. А быть может, это рождественская магия, мистер Поттер. Даже магглы могут чувствовать магию Рождества, чтобы вы знали.

Гарри обернулся взглянуть на говорившего и оказался лицом к лицу с крупным, краснолицым человеком с густой белой бородой. Сходство мужчины с ожившим Сантой в витрине магазина было невероятным.

— Санта! — восторженно завопил Ал. Мужчина просиял и поправил на носу очки-полумесяцы.

— Санта! — подхватил Джеймс. — А почему ты не в квасной кувтке?

— Ты действительно думаешь, что я — Санта, Ал? А ты, Джеймс? — спросил мужчина. — Вам не кажется, что Санта сейчас очень занят? А он, должно быть, очень занят, слишком занят, чтобы гулять по Эдинбургу и рассматривать витрины магазинов. Возможно, я просто немного похож на него.

Лицо Джеймса приняло озадаченное выражение. Мужчина улыбнулся и подмигнул Гарри и Джинни, глаза его блестели.

— А возможно, я действительно тот, о ком вы подумали. И я не ношу красное потому, что тогда меня все узнают. Возможно, я переодеваюсь и брожу по улицам, чтобы выяснить, кто хорошо себя вел, а кто был непослушным. Вы в этом году были послушными? — спросил он.

— Да! — заверещал Ал, кивая головой так энергично, что с него свалилась шапка.

— Каждый день? — взволновался Джеймс. Мужчина усмехнулся и потрепал его по голове.

— В основном он слушается, — сказал Гарри.

— Тогда все в порядке, — заверил мужчина. Он посмотрел на Джеймса, улыбнулся и, подняв голову, вгляделся в лица Гарри и Джинни. — Это я, — сказал он, указывая на витрину магазина, в которой висела афиша: «Самый хлопотный день Санта-Клауса», торговая сеть "Феникс"». — Вы можете называть меня Ник, — добавил он.

— Санта, мне бизяну, — попросил Ал.

— И мне обезьяну, пожалуйста, — сказал Джеймс.

— Обезьяну, да? Э… Ладно, посмотрим, что можно сделать, — ответил Ник. — Посмотрим на ваше поведение в течение нескольких дней.

— Оно ховошее будет, — пообещал Джеймс.

— Ага, — эхом отозвался Ал.

— Ладно, теперь мне пора. Было приятно познакомиться с вами, мистер Поттер, миссис Поттер, мальчики, — сказал Ник, развернулся на каблуках и зашагал вниз по улице.

— Пока, Санта, — крикнул Джеймс.

— Пока-пока, Санта! — присоединился к нему Ал.

Гарри посмотрел сверху вниз на старшего сына.

— Думаешь, это и вправду был Санта, Джеймс? — спросил он.

— Да, — кивнул Джеймс с абсолютной уверенностью.

— Почему? — поинтересовалась Джинни.

— Потому что он знал, как нас зовут, — рассудительно заметил Джеймс.

Гарри улыбнулся жене, но ничего не сказал. И его, и Джинни обычно узнавали на улице, и любой, кто проявлял хотя бы поверхностный интерес к магической прессе, знал имена их детей. «Пророк», откровенно говоря, уже прикидывал и пол, и имя следующего Поттера. Человек, который, как Гарри предположил, был владельцем магазина — Ником Фениксом, — использовал эти сведения, чтобы создать дух Рождества.

— Занятный он, — вздохнул Гарри. — У него, определенно, есть свои дети. Как думаешь, он и есть мистер Феникс?

— Конечно, нет, Гарри, — громко ответила Джинни. — Это был самый настоящий Санта, только он не хотел в этом признаваться. — Гарри поймал ее взгляд и понял, что Ал их слушал и Джинни говорила для него.

— Санта! — счастливо согласился Ал.

В «Большом куске» возле стойки была длинная очередь, терпеливо ожидающая, пока их обслужат. Из полдюжины столиков два пустовали.

— Поедим здесь или попросим на вынос? — спросил Гарри.

— Здесь, — сказал Джеймс. Джинни пожала плечами и кивнула в знак согласия.

Обычные деревянные столы не были покрыты даже самыми непримечательными скатертями. Место было простенькое, хотя в попытке проявить некоторое уважение к празднику огромные солонки и бутылочки с уксусом окружили мишурой. Гарри повел семью к наименее грязному столику, но его опередила взволнованная женщина, поспешно очистившая столик взмахом палочки.

Их заметили, как только они вошли. Гарри услышал, как из уст в уста с возрастающим недоверием передается имя «Поттер». По этой причине он терпеть не мог есть в магических ресторанах. Несколько человек в очереди оглядели их, кто-то, кто именно, Гарри не видел, крикнул: «Смотрите-ка, а Поттер что тут делает?».

Пока Гарри соображал, что ответить, Джеймс уже нашелся.

— Я голодный и хочу кавтошку.

— Отлично, юноша, — сказала пожилая женщина. — Счастливого тебе Рождества.

— И счастливого Нового года вам, — вежливо добавил Гарри, возблагодарив судьбу за то, что несколько лет назад они вместе с Джинни согласились посетить шотландское отделение Аврората как раз в канун Нового года [2].

Женщина улыбнулась и вернулась в беседе со своим спутником. Остальные посетители расслабились. Ажиотаж, вызванный появлением Поттеров, пропал. Любопытным вновь прибывшим, вставшим в конец очереди, пояснили: «Дети картошку хотят», и этого оказалось достаточно.

Ведьма, которая вытерла стол, исчезла, но через некоторое время принесла стульчик для Ала. Джинни сделала заказ, а Гарри усадил довольного Ала в высокий стул. Буквально через пару минут ведьма вернулась с заказом.

— Ух ты! — Джеймс уставился на тарелку. — Сколько кавтошки! А это что?

— Рыбная котлета, Джеймс, — сказала Джинни. — На одной картошке ты не протянешь.

— Да пйям, — не согласился Джеймс с категоричностью, присущей всем трехлетним детям.

Гарри разрезал одну из рыбных котлет пополам и положил ее Алу. Джеймс тоже не возражал, однако делиться любимой картошкой отказался, несмотря на ее изобилие. Гарри и Джинни позволили Алу выбирать со своих тарелок.

Когда с едой было покончено, Ал совсем осоловел. Гарри расплатился с официанткой и стал было вынимать Ала из стульчика, но Джеймс внезапно закрыл глаза и шлепнулся мордашкой прямо в свою тарелку, даже не проснувшись.

— Представляю, каково ему. День был насыщенный, — зевнув, сказала Джинни. — Теперь придется нести его в гостиницу. Возьми Джеймса, пожалуйста, Гарри, а я понесу Ала.

— Конечно, — ответил Гарри, бережно приподнял Джеймса с тарелки, вытер с его лица гороховую кашицу, раздавленную картошку и уксус и осторожно взял спящего сына на руки.

— Все вавно хочу обезьяну, позалуста, — пробормотал Джеймс, когда Гарри усадил его на руку и примостил его голову на своем плече.

В ресторане остался только один занятый столик, а очередь рассосалась. Обслуживавшая их ведьма распахнула перед ними дверь.

— Спасибо! Вы закроетесь, когда они уйдут? — спросила Джинни, кивая на семью, которая еще доедала.

Официантка улыбнулась и помотала головой.

— Пара спокойных часов у нас будет, пока открыты пабы, а потом здесь начнется бедлам. Мы работаем до полуночи, — ответила она на шотландском диалекте.

Поттеры пошли по почти опустевшей улице. Витрина магазина до сих пор работала, но сейчас на нее смотрели всего несколько семей. Когда Поттеры проходили мимо, из переулка донесся громкий вопль.

— Не-е-ет! — В голосе слышалось тоскливое рыдание.

— Что, а? — спросил Джеймс, внезапно проснувшись.

— А-а? — потребовал ответа и Ал. Гарри и Джинни молча обменивались взглядами.

«Кому-то, кажется, нужна помощь».

«Да, но как же дети? Ты за ними присмотришь?»

«Нет, пойдем все вместе». Джинни вытащила палочку и отправила Гарри вперед.

Они осторожно двинулись в переулок, держа на руках проснувшихся детей. Вскоре они обнаружили источник шума. Прислонившись к створке двери, обхватив голову руками, сидел тот самый мужчина, с которым они разговаривали ранее.

— Мистер Феникс? — позвал Гарри. — Все в порядке?

— Меня ограбили, — всхлипнул он. — Какой-то мерзавец оглушил меня сзади, я слышал, как он крикнул «Ступефай», а когда я очнулся, то был уже… вот.

Он поднял голову, отнял от лица руки и продемонстрировал блестящее, идеально выбритое лицо.

— Моя борода, — простонал он.

Гарри почувствовал, как Джеймс взволнованно завертелся.

— Кто-то уквал сантину боводу! — взвыл он и разразился плачем. Ал обезумел не меньше.

— Спокойно, мальчики, — сказала Джинни. — Сейчас мы все исправим. — И она направила палочку на лицо Ника. — Стойте и не дергайтесь, — приказала она.

___________

[1] Эдинбургский замок (Edinburgh Castle) — древняя крепость в центре Эдинбурга. До недавнего времени находился в распоряжении британского министерства обороны. Замок открыт для посещения и является главной туристической достопримечательностью Эдинбурга.

К нему ведёт главная улица старого Эдинбурга — так называемая Королевская миля, на другом конце которой расположен Холирудский дворец.

Замок расположен на вершине Замковой скалы, потухшего вулкана, который был активен около 350 млн лет назад. Вершина скалы была заселена с позднего бронзового века, около 800 лет до н. э. Первое определенное указание на существование замка связано с правлением короля Давида I, который созывал собрания знати и церковных служителей в замке начиная с 1139 года.

[2] Hogmanay, использованный в оригинале, — канун Нового года, новогодняя ночь с 31 декабря по 1 января. Хогманай также — языческий шотландский праздник последнего дня в году.
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100