Quiet Slough    в работе

    Джунгли Амазонии – одно из уникальных магических мест на планете, в глубине которого древняя бразильская школа волшебства Кастелобрушу. Но так ли надёжны её стены, если за воротами таятся тысячи опасных демонов, готовых в мгновение ока растерзать на куски каждого, кто станет у них на пути? Фанфики "По волчьему следу", "Колдовстворские байки", "Тайна кипящей реки" и "Хамелеон" находятся в одной вселенной.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Новый персонаж, Новый персонаж
    Приключения / / || джен || PG-13
    Размер: миди || Глав: 4
    Прочитано: 1316 || Отзывов: 2 || Подписано: 4
    Начало: 07.05.18 || Последнее обновление: 09.09.18

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Тайна кипящей реки

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


…Усыпляющее зелье (Не путать с Напитком живой смерти!) – одно из базовых зелий, активно использующихся в быту и колдомедицине. Создано в ХVI Зигмундом Баджем, непризнанным гением-зельеваром из Великобритании. Эффект почти мгновенный, так что спать Вы скорее всего будете там же, где его выпили. Поэтому добавляя пару капель в свой напиток, лучше сразу позаботьтесь о мягкой посадке…
… Помимо основного базового набора ингредиентов зелье может включать в себя и ряд дополнительных, несущих противоположный эффект. Так, увеличение дозы валерианы подарит спокойный сон без сновидений, а вот включение в состав варева корня асфоделя грозит кошмарами и даже галлюцинациями после пробуждения...
… О том, что кто-то собирается погрузить Вас в сон, Вы узнаете по запаху валерианы. Зелье имеет сладковатый привкус.
Либациус Бораго «Фиеста в бутылке»


Каждый, кому судьбой было предначертано очутиться в диких лесах Амазонии, знает, что джунгли не прощают ошибок. Даже пройдя несколько миль в полнейшей тишине, нарушаемой лишь лёгким свистом ветра, ты будешь почти физически ощущать присутствие тысячи различных тварей, бесшумно скользящих вокруг и готовых сожрать тебя заживо, лишь стоит им почувствовать твою слабость или страх. Змеи, пауки, гепарды, зомби – любой из них может запросто оборвать тонкую нить, связывающую бессмертную душу с телом. И всё же самым опасным хищником этих краёв по праву считался человек.
В девять часов до полудня этот хищник мягкой походкой еле слышно пробирался сквозь заросли, то и дело расчищая себе дорогу большим охотничьим ножом. Волшебная палочка, за временной ненадобностью болталась на поясе, чуть ударяясь при ходьбе о небольшую перекинутую через плечо сумку из крокодильей кожи. Хищник то и дело останавливался, пытливо оглядываясь вокруг. Наконец, словно бы заметив что-то, ухватился за ветку ближайшего дерева и, ловко подтянувшись, полез вверх. Как бы невзначай подмигнув сидящему на соседней ветке тукану, человек быстрым движением сменил нож на палочку, прицеливаясь к своей добыче.
– Делетриус!
Привязанный к дереву свёрток, напоминающий незрелый плод кокоса, с лёгким шорохом соскользнул вниз, раскрываясь на лету. Пара мгновений – и на траве лежал блестящий полупрозрачный шар, в котором тут же отразилось строгое лицо женщины лет сорока.
– Потрачено два часа и семнадцать минут, мисс Дуартэ. Осталось – пять часов сорок три минуты. Найдено три Контрольных пункта. Осталось ещё четыре. Удачи, – лицо женщины растворилось с лёгким шипением, а вслед за ней исчез и сам шар.
– И вы идите к дьяволу, – проворчала в ответ Беатриз Дуартэ, удобнее располагаясь на своей ветке. Следующий Контрольный пункт, вероятно, находился ближе к воде, а сил оставалось совсем немного. К тому же, какая-то тварь перед выходом в джунгли подсыпала волшебной соли в её флягу с водой, а значит, придётся искать не только пункт, но и источник, чтобы утолить жажду.
Достав из сумки и разложив на коленях карту, на которой красовался змей, опоясывающий похожее на храм здание – герб школы волшебства и магии Кастелобрушу, Беатриз внимательно вгляделась в многочисленные линии. Пока всё шло гладко, относительно гладко. Один уаллепен, яма-ловушка, кишащая змеями, которую ей, к счастью, вовремя удалось заметить, да и снующий кучивило неподалёку отсюда. Но где-то в этих лесах таились боггарты, акромантулы, трауко и имбунче*, а значит, путь будет непростым.
Тукан смотрел на неё с интересом, но при этом равнодушно, так как ему не приходилось заботиться ни о чём, кроме добычи себе пропитания и продолжения своего рода. Маленькая смуглая темноволосая человеческая особь женского пола была мало пригодна как для первого, так и для второго.
Проверив почву под ногами несколькими заклинаниями (зачастую, в наиболее опасные ловушки студенты попадали не перед прохождением Контрольного пункта, а как раз после), Беатриз легко соскользнула вниз. Двигаться следовало на запад, к водопадам. Вода, порой, таила в себе ещё больше опасностей, чем сами джунгли. Поэтому на этот раз она не рискнула убирать палочку за пояс, и, плотно сжав её в левой руке, отправилась в путь.
Для Кастелобрушу подобные соревнования были скорее правилом, чем исключением. Студенты отделения Боевой магии, готовящиеся к службе в аврорате, частенько блуждали в лесах, испытывая свою силу, выносливость и удачу. Конечно, погибнуть на подобных испытаниях никто бы не дал, преподаватели зорко следили за каждым их шагом и пришли бы на выручку, если бы опасность дошла бы до того предела, когда студент не может справиться с ней сам. Но тогда ты автоматически выходишь из игры. Беатриз ещё никогда не удавалось пройти все семь Контрольных пунктов до заката. Чаще всего у неё просто заканчивалось время, но был случай, когда она вылетела в самом начале соревнования, чуть было не задушенная огромным питоном. С тех пор Беатриз недолюбливала змей, хотя признаваться в нелюбви к кому-то кроме людей и попугаев было не в её правилах.
Пару раз её нагонял кучивило, но Беатриз легко отмахивалась. Это существо, с телом свиньи и змеиным хвостом, было не столько опасным, сколько вредным. Постепенно на место главного врага выходила жажда, и Беатриз собирала последние капли росы, затерявшиеся в листьях растений. Наконец, чуткий слух уловил звонкое журчание ручья. На мгновение потеряв бдительность, Беатриз двинулась на звук. Припав ртом к прохладной воде, она слишком поздно сообразила, что не одна. Бенито насмешливо смотрел ей прямо в спину.
У неё ещё есть возможность отыграться, она не раз укладывала его в поединках, выпутываясь из самых, казалось бы, безнадёжных ситуаций, надо только правильно всё рассчитать…
Но было поздно – поединок состоялся до того, как противники наставили друг на друга волшебные палочки. Поняв, наконец, что вода имеет чуть сладковатый привкус усыпляющего зелья, Беатриз утомлённо закрыла глаза и провалилась во тьму.
***

– Всего лишь три Контрольных пункта, мисс Дуартэ, не густо - не густо… Признаться, я ожидала от вас большего.
Беатриз едва сдержалась, чтобы не съязвить. То, что она была выведена из игры разбавленным в воде ручья усыпляющим зельем, мало кого интересовало, тем более профессора Октавио, которая отвечала за проведение соревнований. Утешало лишь то, что Бенито не удалось выйти победителем. Он прошёл пять пунктов, на один меньше, чем Аурэлиано Кастильо.
– Надеюсь, на следующих соревнованиях, вы проявите себя гораздо лучше, – невозмутимо продолжала профессор Октавио, отмечая что-то у себя в пергаменте. – А пока вас ждёт несколько стимулирующих занятий по зельеварению. Надеюсь, вы всё-таки научитесь отличать воду от яда.
Ещё одним «приятным» последствием соревнований были стимулирующие занятия по тому или иному предмету, в зависимости от того, в чём ты облажался на этот раз. Чаще всего, они сводились к паре практических работ, но некоторые преподаватели – фанаты своего дела – подходили к этой обязанности слишком рьяно. Профессор да Силва, преподававшая зельеварение, была одной из них, а значит, Беатриз предстоит проторчать над котлом не один час.
Беатриз чувствовала себя паршивей некуда. Бенито постарался на славу – она мало того, что проспала до самого заката, так ещё мучилась красочными кошмарами, от которых невозможно убежать, пока не проснёшься. Голова жутко болела, словно во время тяжёлого похмелья. Выйдя из душного кабинета, она на мгновение прислонилась к стене, чем незамедлительно воспользовалась одна из овевающих все горизонтальные и вертикальные поверхности школы лиан, легонько ущипнув её за бок.
– Слышал, у кого-то наметились весёленькие вечера над котлами?
Беатриз еле сдержалась, чтобы не ругнуться. Новости по школе распространялись со скоростью гепарда, учуявшего запах молодой газели. О том, что Беатриз Дуартэ вывело из игры не мастерское заклятие соперника, не хитрая ловушка и не демон, а элементарное усыпляющее зелье, узнавать которое учат на втором курсе Кастелобрушу, знали все, вплоть до последнего попугая.
– Тебе-то что? – отрезала Беатриз, сузив глаза. С Мэттом Алмейда они учились вместе на отделении магозоологии, пока она не решила поступить на службу в аврорат и не перешла на отделение боевой магии. Друзьями назвать их было сложно, но, в отличие от многих, пакостей ей Мэтт никогда не делал, ограничиваясь приятельскими подколами.
Он был похож на одного из тех парней, что часто красуются в теленовеллах, обожаемых домохозяйками. Если бы Беатриз не видела Алмейда в свете дня, она бы точно заподозрила в нём энкантадо – розового дельфина-оборотня, что ночью выходят на сушу в образе молодых мужчин, очаровывают хорошеньких женщин, вынуждая подарить им свою любовь… Выразительные глаза на загорелом лице, пухлые губы… Даже многочисленные царапины и ожоги, что часто случались со студентами отделения магозоологии, казалось бы, обходили его стороной, не желая портить его внешность. Беатриз это не нравилось. Её собственные смуглые руки и лицо нередко бывали покрыты синяками, черты лица были резкими и грубоватыми, лишёнными всякой смазливости.
– Sleep, sugar, let your dreams flood in** … Ну чего ты? – оборвав фальшивое пение, он сдвинув бровки домиком. Беатриз даже усмехнулась.
– Мне не нужна помощь. И я не считаю, что произошло что-то из ряда вон выходящее, – как можно уверенней сказала она. – Не повезло сегодня – следующие игры через две недели. И не стоит на этом зацикливаться.
– Я рад, если ты действительно так считаешь, – ответил Мэтт, нахально подмигнув. – Ты ведь лучшая на нашем курсе. Если бы не бросалась на людей с ножом и палочкой, как взбешённая пантера, вообще цены б тебе не было…
Беатриз лишь криво усмехнулась, глядя ему вслед. Где-то внутри предательски защемило, но сейчас ей было совсем не до этого. Резко зажмурив, а потом открыв глаза, сбрасывая с себя тем самым внезапно нахлынувшую на неё сонливость, она бодро зашагала в сторону обеденного зала.
– Авада Кедавра!
– Пшёл к чёрту… – прошипела она в ответ на реплику огромного красного ара. Учить говорить многочисленных попугаев, которых в школе было пруд пруди, давно стало народной забавой в Кастелобрушу. Особенно смешным считалось научить их выговаривать непростительные заклинания, чтобы глупая птица пугала нервных школьников. И хотя преподаватели отчаянно боролись с этим, попытки вытрясти дурь из глупых птиц никак не могли увенчаться успехом.
– Что Дуартэ, нервы ни к чёрту? – осведомилась Паола, одна из её однокурсниц с отделения алхимии, а по совместительству соседка по комнате.
– Давай я так крикну, у тебя тоже ни к чёрту будут, – беззлобно буркнула в ответ Беатриз. С Паолой Гонсалес у них установилось что-то наподобие дружбы, в той мере, насколько Беатриз вообще была способна на дружбу.
– Спасибо, но не стоит, – отмахнулась Паола. – И о чём вы так мило ворковали с Мэттом?
Беатриз громко цокнула языком и закатила глаза.
– Скушай бригадейро, – они уже дошли до обеденного зала, и удобно устроились за одним из крайних столиков. Паола невозмутимо тыкала палочкой в пергамент с меню, заставляя блюда у огромной стойки самостоятельно накладываться в тарелки и громоздиться на ­­­­­ подносе. Когда заказ был сделан, поднос неспешно поплыл в сторону их столика. – Он симпатичный. Знаю, – Паола резко подняла руку, прерывая готовые уже начаться возражения. – Ты не любишь обсуждать мальчиков. Но тебе ведь уже не одиннадцать лет. Хочешь, можем обсудить девочек, если ты…
– Нет! Вообще-то у меня и без него проблем хватает.
– Нельзя быть такой помешанной на учёбе и спорте.
– Я сама решу, на чём мне быть помешанной, – огрызнулась Беатриз.
– Видела, к нам на стажировку приехали англичане? – резко переменила тему Паола. – Мальчики.
– Надеюсь, ты не заведёшь с ними спор о пересмотре итогов Мальвинской войны?***
Родиной Паолы был Буэнос-Айрэс, и сложно было найти большего патриота своей страны, чем она.
– Нет, но это не значит, что я о ней не помню, – серьёзно ответила Гонсалес, чуть смутившись. – Я твёрдо намерена надрать Дугу и Алексу зад в пляжный волейбол этим вечером. Присоединишься?
Паола чертовски хорошо играла в пляжный волейбол. Кажется, за несчастные неплодородные острова в Атлантическом океане англичанам всё же придётся заплатить.
– У меня отработка по зельям, так что извини, – Беатриз с жадностью набросилась на акараже. – Надерёшь всем зад и без меня.
Зелья определённо не входили в число её любимых предметов. Как-то и с преподавателем общение не задалось, и к многочисленным пробиркам, котлам и колбам Беатриз не питала ни малейшего расположения, в отличие от большинства студентов школы. Почти в каждой комнате жилого крыла была своя маленькая лаборатория для выполнения домашних заданий и занятий алхимией «для души». Ставились котлы и прямо посреди внутреннего дворика, и, направляясь после ужина туда, Беатриз сразу почувствовала неприятный резкий запах, похожий на жжёную резину. В опасной близости от котла летало подобие мяча для кводпота – группка первокурсниц, которым ещё было запрещено самостоятельно садиться на метлу, перебрасывались им на манер какой-то неволшебной игры с тем лишь отличием, что падая из рук на землю мяч не взрывался как настоящий, а превращался в стайку ярких бабочек. Похоже, первокурсниц это забавляло даже больше чем сама игра, потому что весь двор бабочками кишмя кишел.
Начало одного из туннелей, ведущих в лаборатории алхимиков, располагалось прямо во дворе. Постепенно, двигаясь по длинному извилистому коридору, пол и стены которого были обвиты вездесущими лианами, Беатриз слышала, как отдаляются человеческие голоса. Сколько ещё идти до лаборатории она понятия не имела – расстояние коридора менялось в зависимости от планов преподавателя. Так, на урок ты мог попасть за одну минуту, но если собрался потревожить учителя в его законный выходной, ты мог прошагать здесь целый день без устали, но до лаборатории так и не добраться. Голова почему-то начала кружиться, и Беатриз с трудом поборола в себе желание сесть прямо на пол и подремать, опёршись на стену. Встряхнувшись и хорошенько поморгав, она заметила, что прямо под её ногами, прикрытые лианами, пробивались белые цветы валерианы.
– Валериана! – громко крикнула Беатриз, прогоняя от себя сон. Цветы тут же скрылись, уйдя под землю.
– Очень хорошо, донья Дуартэ, – фигура профессора да Силва возникла в метре от неё, на пороге заветной лаборатории. – Но вы могли бы их заметить и раньше. Проходите.
Школа Кастелобрушу всегда гордилась своим практико-ориентированным обучением. Как любила повторять, профессор Октавио, жизни наплевать на то, сделали ли вы домашнее задание, она не разбирает, урок у вас или перемена – всё, чему учат на занятиях, должно оставаться на подкорке мозга, а не волшебным образом улетучиваться после сдачи экзамена. Поэтому даже в свободное время ученики продолжали контактировать с опасными растениями и магическими существами. А уж если ты имел неосторожность провалить какую-то часть эстафеты, тебе не оставят иного выбора, кроме как ликвидировать пробел в знаниях.
– Профессор да Силва, а разве у Бенито не должны были снять баллы за отравление источника? – поинтересовалась Беатриз.
– Вы должны быть в курсе, что магические источники имеют свойство самоочищаться и самовосстанавливаться, – мягко ответила профессор, останавливаясь около небольшого столика с тремя кипящими котлами. Это была высокая худощавая женщина с высокой причёской рыжих волос. Даже в жару она носила застёгнутые наглухо мантии, и в школе поговаривали, что это связано с многочисленными ожогами от зелий, полученными ещё в юности. Черты лица её были немного резкими, но не лишёнными привлекательности. – Магия растворила зелье через несколько часов, но вот вы успели отравиться.
Все источники вблизи Кастелобрушу обладали магической силой. Так как это была исключительно светлая магия, пить из них было не только не вредно, но даже полезно. Ходили слухи, что если выпить очень много воды, откроются неизвестные тебе ранее магические силы и возможности, но кроме живительной силы и заряда бодрости Беатриз никогда ничего подобного не ощущала.
– Начнём с простого, – профессор кивнула на котлы. – Определите зелья по запаху.
От первого котла пахло докси, и Беатриз без труда поняла, что это их яд, второе вообще не имело запаха, и Беатриз предположила, что это сыворотка правды и опять попала в точку. От третьего котла доносился приятный запах ананасового джема, джунглей после сезона дождей и мате.
– Амортенция, – сонного зелья не было, как она, впрочем, и ожидала.
– Неплохо, – кивнула де Силва. – Если бы у вас, как аврора, на секретном задании встал бы выбор, какое из этих трёх зелий выпить, чтобы вы выбрали?
– Яд?
– Почему-то я даже не сомневалась. Что ж, давайте приступим к приготовлению сонного зелья. Все ингредиенты у вас на столе.
***

Подходя к своей комнате, Беатриз поняла, что одним сеансом зельеварения она не отделается. Из-за двери, в косяк которой на случай внезапного визита лобисона был воткнут топор по кличке Джонни, доносились весьма специфические запахи. Войдя, Беатриз чуть было не налетела на питомца Паолы – здоровенного красивого маргая. Тот, протяжно мяукнул, поделившись своей обидой с хозяйкой и равнодушно жевавшей свой ужин карликовой обезьянкой Капиту, принадлежавшей Беатриз. Потом резко прыгнул на кровать Паолы, застеленную огромным покрывалом в виде аргентинского флага, чудом не снеся хрупкую конструкцию из плитки и крошечного греющегося на небольшом огоньке флакона. Зелье зашипело, грозясь вырваться наружу, но Паола погасила волшебной палочкой огонь, продолжая, сидя на ковре, рассматривать какие-то записи.
– Как игра? – спросила Беатриз, обходя висящие прямо в воздухе небольшие записки. Всё, что, по мнению Паолы, должно было быть зафиксировано в памяти, вешалось в форме небольших записок прямо в воздухе с помощью магии. Попытки Беатриз перенести это куда-нибудь на стену не увенчались успехом, и постепенно она смирилась.
– Мальвинские острова наши! – Паола выбросила вперёд левый кулак. – Маклагген грозился взять реванш – бедняга, ещё не знает, с кем связался…Подай мне во-о-он ту записку.
– Это русский? – подняла брови Беатриз, вглядываясь в незнакомые буквы, выведенные ровным красивым почерком.
– Я переписываюсь с девочкой-алхимиком из Колдовстворца, – отмахнулась Паола и быстро пробормотала заклинание перевода.
Беатриз только хмыкнула. В прошлом году Колдовстворец был в этой комнате запретной темой. Как раз после того, как на Чемпионате мира по зельеварению, победу и золотой котёл получила русская, а не сама Паола.
– У Ксении есть интересные идеи по поводу улучшения моего проекта, – неохотно проворчала она. – Я не могу отказываться от таких связей.
Беатриз её уже не слушала. Растянувшись на своей кровати и прижав к себе Капиту, она сделала, наконец, то, чего ей так хотелось целый день. Она моментально заснула.

Огонь, монстры
Человеческая голова с ушами-крыльями, стая лобисонов и имбунче...
Бежать, бежать и не оглядываться.
За стенами школы должно быть спасение…
Но… где же сама школа?

Беатриз проснулась, резко сев на кровати. Всё тело затекло, одежда больно впивавшаяся всю ночь в кожу, оставила после себя красные отметины. Во рту пахло просто отвратительно.. Тихонько ругнувшись, чтобы не разбудит спящую соседку, Беатриз на цыпочках поплелась в душ.
Выйдя через двадцать минут из школы, она заметила, что рассвет только чуть-чуть забрезжил. Во дворе не было ни души. Отличные условия для утренней зарядки и пробежки.
Она углублялась в джунгли всё дальше, пытаясь прогнать настойчивые мысли о ночном кошмаре. Монстры. Она сознательно выбрала путь аврора и отделение Боевой магии, ей ни к чему страшиться монстров. Они – её работа.
Чуткий слух уловил движение в той стороне, куда забредать школьникам обычно не полагалось. Подобный шум мог производить только один монстр на земле – человек. И голоса – мужской, взволнованный, и женский, ласковый, певучий… Слишком певучий.
Не раздумывая, Беатриз побежала туда, прямо сквозь заросли. Минута – и она была уже в паре шагов от поляны, на которой невысокий коренастый паренёк во все глаза глядел на хрупкую красивую девушку с облаком растрёпанных светлых волос, глупо улыбаясь и не замечая главного – как вытягиваются когти на пальцах её единственной ноги.
Если метишь кому-то прямо в сердце, стрелять надо сразу, не оставляя себе лишнего времени на раздумья.
Беатриз подняла палочку и выкрикнула заклинание.



*Уаллепен, кучивило, трауко, имбунче – названия демонов и сверхъестественных существ в южноамериканской мифологии
** Песня группы Poets Of The Fall
*** Мальвинская,или Фолклендская, война - война между Аргентиной и Великобританией за британские заморские территории в Южной Атлантике
>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100