Astarte (бета: Julia_2499)    закончен

    Говорят, как корабль назовешь, так он и поплывет. Сириус Блэк убедился в этом лично.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Лили Эванс, Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Минерва МакГонагалл
    Общий /Юмор / || джен || G
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 227 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Начало: 08.05.18 || Последнее обновление: 08.05.18

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Как корабль назовешь…

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Поттер, угомонись наконец! — в сердцах воскликнул Сириус, недовольно закатив глаза.

— Бродяга?..

— У меня уже мозги кипят от тебя!

— Да я же…

— Перестань. Быть. Занудой. Поттер! Жаль, что за моральное изнасилование не сажают в Азкабан, потому что тебе, Поттер, личная камера на сто процентов обеспечена.

— Ты совсем сдурел, Блэк? — от изумления Джеймс даже выпустил снитч, правда, тут же его ловко поймал. — Я только «за»! И вообще, какого хрена? Это мой план, если ты забыл!

— Да я не тебе, придурок…

Снисходительно цокнув языком, Сириус посмотрел на него, как на тупого, и, вместо ответа, бросил взгляд на сидящую в углу Лили, послав ей фирменную кривую ухмылку.

До Джеймса, который в последние минуты разговора завис, романтично, — а по мнению Сириуса, крайне по-идиотски — пялясь в тот самый угол, наконец дошло, и он, показывая большой палец, довольно заржал. Следом за ним взорвалась от хохота и вся гостиная.

Лили гневно вздохнула.

— Между прочим, Поттер, ты тоже староста. Может, мы страшно провинились перед Макгонагалл, или, может, все-таки наступил конец света, не знаю. Но раз уж все так печально обернулось, то, пожалуйста, хотя бы не мешай, не говорю уже «помогай», мне исполнять наши обязанности!

Со злостью захлопнув книгу, Лили поднялась с дивана.

— Остынь, Поттер, и не порть людям праздник. У нас сегодня будет грандиозный Хеллоуин — последний в школе и, гарантирую, самый крышесносный. Его запомнят все последующие поколения, а о нас, доблестных рыцарях-мародерах, будут слагать легенды — на меньшее я уж точно не согласен. Поэтому если продолжишь мешать, я не побоюсь того, что ты — Поттер, и клянусь, собственноручно закрою тебя в чулане, наложив сотни необходимых заклинаний.

Сириус демонстративно закатил рукава, выражая решительную готовность осуществить угрозу.

Громко фыркнув, Лили повернулась к Джеймсу, надеясь, что он сейчас же кинется на ее защиту, но неожиданно для себя наткнулась на озорную, — а что самое обидное одобряющую! — улыбку и едва не задохнулась от возмущения.

— Просто я, в отличие от вас, совсем не горю желанием потерять сотни баллов и позорно вылететь из школы в последний год!

Скрестив руки на груди, Лили вышла в центр гостиной, буквально физически ощущая на себе десятки устремленных взглядов. Кто-то смотрел снисходительно, кто-то осуждающе, кто-то даже испугано. Но единственное, что ее зацепило, — это нарочито скучающий вид Сириуса Блэка.

— Я вас предупредила, — холодно процедила Лили, стараясь успокоиться, но веселое подмигивание Джеймса окончательно вывело ее из себя. — И перестань меня так называть, Блэк! Эванс я! Э-э-э-ванс, черт подери!

Лили со всей силы пнула спинку кресла, в котором сидел Джеймс, и под его недовольную ругань и смешки однокурсников выбежала в коридор.

Внутри у нее все кипело от злости, и она рисковала сорваться на каком-нибудь хулигане-первокурснике, что, конечно, не прибавило бы ей очков к самооценке.

Как же ее все достало! Вот уже неделю Блэк терроризировал Лили этим «Поттер». Дошло до того, что даже некоторые гриффиндорцы, забываясь, обращались к ней по ненавистной фамилии. Но хуже всего то, что сам Поттер ничего такого вслух не произносил и вообще все время молчал, только перемигивался с остальными Мародерами и нагло ухмылялся. Поэтому Лили даже не было на кого хорошенько наорать, ведь сам Блэк отпадал однозначно. Что-что, а за эти годы она прекрасно поняла: сколько ни кричи на Сириуса Блэка, он все равно будет делать, что хочет, а в случае скандала — с еще большим рвением и с откровенно мстительным, садистским удовольствием.

Зарычав от безысходности и словив удивленный взгляд проходившей мимо профессора Спраут, Лили резко притормозила, и в ее спину едва не врезался мчавшийся на всех парах первокурсник-хаффлпафец.

Замерев посреди коридора, они несколько мгновений неотрывно разглядывали друг друга: Лили — грозно, преисполненная негодования, он — испуганно, ожидая расправы.
«Докатилась...» — подумала она с досадой.

Все неистовое желание выплеснуть накопившийся негатив вдруг куда-то исчезло, а ужас на лице мальчика заставил Лили не только смягчиться, но, что неожиданно, серьезно задуматься...

И тут идея, невообразимо сомнительная и в то же время такая очевидная, ударила ей в голову сильнее злополучного бладжера на первом курсе.

Победно улыбнувшись и начислив ошарашенному хаффлпафцу десять баллов «за отличную реакцию», она круто развернулась и вприпрыжку направилась в свой потайной кабинет для «дополнительных занятий».

От недавнего раздражения не осталось и следа.

* * *

На следующее утро Лили проснулась в превосходном настроении, а главное — с чувством выполненного долга. Натыкаясь на недоуменных, обиженных и даже восхищенных гриффиндорцев, она едва не дрожала от волнения, но лишь гордо задирала подбородок, про себя отмечая, что, наверное, не зря перед поступлением в Хогвартс папа учил ее айкидо («Чтобы я не так сильно волновался, солнышко»), сопровождая тренировки рассказами о том, что лучшее оружие — это использование агрессии противника против него самого.

И похоже, она сдала сложный практический экзамен «на отлично».

Вчера ее уверенное «все расходимся» прозвучало как гром среди ясного неба и произвело до ужаса забавное впечатление на присутствовавших, которые собрались в гостиной для ночного празднования Хеллоуина. Мужественно игнорируя поток вопросов от возмущенных студентов, Лили терпеливо молчала и загадочно улыбалась. Единственное — не смогла не фыркнуть на реплику особо приставучей Кэти Смит, которая ни капли не сомневалась, как Лили уговорила Поттера («Он уже совсем мозги растерял со своей влюбленностью!»), но страшно бесилась от того, что ей каким-то чудом удалось уломать и Сириуса Блэка...

«Проще простого», — довольно зажмурилась Лили и радостно закружилась, а вместе с ней в лучах утреннего солнца затанцевали ее длинные рыжие волосы. Выйдя из портретного проема и оставив позади притихших однокурсников, она не спеша направилась на первый этаж, время от времени настолько увлекаясь мыслями о недавних ночных приключениях, что со стороны казалось, будто ее заколдовали или чем-то опоили. Не замечая ничего и никого на пути, она едва не подвернула ногу на ступеньке, больно задела плечом висящую на стене картину, почти опрокинула рыцарские доспехи и только в самый последний момент ухитрилась не налететь на профессора Макгонагалл.

— Прошу прощения, профессор… Точнее — доброе утро! — поздоровалась Лили как можно непринужденнее, но чем ближе она находилась к пункту назначения, тем труднее ей было отыгрывать спокойствие.

Профессор окинула Лили долгим пристальным взглядом, и на плотно сжатых губах промелькнула чисто гриффиндорская озорная полуулыбка.

Потому что даже Минерва Макгонагалл, декан Гриффиндора, не предполагала, что назначить Лили Эванс старостой школы будет настолько блестящей идеей.
Когда около полуночи профессор, пылая праведным гневом, мчалась в башню своего факультета, ей даже в голову не приходило, что все предельно четкие и суровые наставления — угрозы — насчет каких-либо вечеринок будут вдруг услышаны. Услышаны и более того — приняты во внимание!

Ворвавшись в гостиную в стиле небезызвестного Кровавого Барона с готовностью разогнать обнаглевших студентов по спальням, вычесть десятки баллов за устроенный беспредел и с особой жесткостью наказать главных виновников, она с удивлением замерла, наткнувшись на абсолютную тишину и одиноко сидевшую в кресле возле камина Лили Эванс.

«Мисс Эванс?.. Вы одна? А где все

Она было не на шутку забеспокоилась.

«Профессор, — скромно отозвалась Лили, поднявшись на ноги, — отбой был уже час назад, все спят. Мы с мистером Поттером позаботились об этом лично. Он, кстати, уже отдыхает, а я задержалась, чтобы убедиться, что никто и ничто не нарушит покой и порядок в нашей башне. Ну, мне уже пора. Спокойной вам ночи!..»

«Во всех смыслах спокойной», — задумчиво улыбнулась профессор Макгонагалл, выныривая из воспоминаний, и переводя взгляд на до неприличия понурых, мирно завтракавших в Большом зале гриффиндорцев...

Лили эта короткая встреча немного отрезвила, и она, собравшись с духом, ускорила шаг, намереваясь наконец поставить финальный аккорд в этой истории, но противоречивые чувства настолько подогрели ее возбуждение и разожгли до мурашек приятный азарт, что все ее хладнокровие выветрилось за несколько мгновений. Уж очень ей непривычна реакция окружающих на ее поступок. Уж очень необычны ощущения от сложившейся ситуации. Уж очень ей все это нравилось!

Кстати, особенно ее порадовал Джеймс Поттер.

Наверняка он неистово суетился в спальне, подготавливая все необходимое для вечернего представления, когда на подоконник приземлилась сова с привязанной к лапке запиской:

«Жду тебя возле чулана в Подземельях. Срочно!
Л. Э»

Лили сильно сомневалась, что это вообще сработает, но твердо убедила себя, что рискнуть стоило. Если честно, больше всего ее волновала именно эта часть, нежели осуществление остального грандиозного безумия, самоуверенно именуемого «Планом».

Вот чего Лили и близко не предполагала, так это того, что еще как сработает, причем совершенно легко и без проблем.

Потому что кое-чья бурная фантазия на тему «Джеймс Поттер, Лили Эванс и пустой чулан» не могла подвести. Без вариантов.

Конечно Поттер перечитал послание с десяток раз, абсолютно не веря в происходящее и считая, что за всем этим стояла дурацкая шутка или что хуже — коварная ловушка какого-нибудь слизеринца. Но возможно, если бы Лили видела, как он, бормоча под нос «Это сон!», до дыр затирал Карту с точкой возле чулана под названием «Лили Эванс», она бы так сильно не переживала и не испортила бы от нервов свой любимый шарф.

Томясь в ожидании в тускло освещенном коридоре и наматывая на палец безжалостно выдернутые золотисто-красные нити, Лили облегченно вздохнула, когда увидела спускавшегося в Подземелья Поттера. Он выглядел немного взбудораженным, что было ей только на руку.

«Эванс, — достаточно безразлично начал Поттер. — Что за срочные дела?»

«Пот… Джеймс, — Лили улыбнулась, заметив, как он вздрогнул, — я хотела кое-что обсудить, но без свидетелей. Если ты понимаешь, о чем я…»

Лежа уже в своей кровати и прокручивая в мыслях эту сцену, Лили каждый раз глупо хихикала, вспоминая, как она тогда облизнула губы и кивнула на чулан. Точно может собой гордиться. Но надо отдать должное и Поттеру — не растерялся, только удивленно моргнул и сразу же нахально усмехнулся.

«Ну, давай…»

Лили снова было захлестнули сомнения в том, что у нее что-либо получится, но они тут же сменились чувством абсолютного восторга, стоило только Поттеру покорно, не задавая лишних вопросов, подойти к открытой двери. Точно такое чувство восторга затмило и все здравые мысли Джеймса, который обернулся у самого входа лишь для того, чтобы с застывшим изумлением на губах мягко опуститься на пол.

Не веря своему успеху, Лили судорожно прошептала заклинание и влила в его горло сваренное накануне сонное зелье. Затем наложила несколько заклинаний на дверь и, дрожа от сумасшедшей смеси страха и возбуждения, отправилась выполнять следующий пункт в списке. Обезвредить Блэка.

Странные эти однокурсники, которые удивлялись, как ей все-таки удалось это провернуть. Странные, потому что для любого, даже самого опасного хищника существует приманка, а в данном случае она более, чем очевидная — надуманное (или не совсем) спасение Поттера. Ведь только слепой не заметит, что единственное слабое место Сириуса Блэка — это Джеймс Поттер. И двое других Мародеров, конечно.

Ну а потом дело оставалось за малым — собственно, разобраться с этими двумя Мародерами. Люпина Лили попыталась уговорить выпить сонное зелье «добровольно» (и, как в результате выяснилось, переговоры — явно сильная ее сторона, особенно вкупе с нацеленной палочкой), а Петтигрю… С Петтигрю Лили Эванс не составило труда справиться даже без зелья…

— Самая большая моя авантюра, — вслух подытожила Лили, возвращаясь в реальность и с удивлением понимая, что она уже у заветной цели — возле того самого чулана в Подземельях.

Немного потоптавшись на месте и посчитав до трех, она сняла несколько уровней защитных чар и на всякий случай выставила перед собой магический щит, не рискуя лицом к лицу столкнуться с последствиями своего, вне всяких сомнений, безумного, но правильного решения.

Дверь со скрипом открылась, и Лили насторожено отошла назад, оценивая возможные угрозы и осматривая развернувшуюся перед ней картину. Крайне интересную и забавную картину, надо сказать.

Поттер, обняв мочалку от швабры вместо подушки, еще дремал и очень мило посапывал, отчего Лили не сдержалась и громко прыснула. Блэк уже проснулся и теперь в полной растерянности разглядывал то Поттера, то интерьер чулана, то саму Лили.

— Эванс… — обескураженно прохрипел Блэк, с трудом поднимаясь на ноги. — Эванс… Я не верю… Не верю, что ты это сделала…

Он таращился на нее во все глаза, судорожно массировал виски и мечтал немедленно — сейчас же! — проснуться.

Лили откинула волосы, снисходительно улыбнулась и небрежно-скучающе протянула:

— Ты совершенно прав. Эванс, возможно бы, не сделала. Другое дело — Поттер
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100