SAndreita (бета: Bergkristall)    закончен

    Она вновь была на пороге его дома. Как и три предыдущие годовщины битвы за Хогвартс… Работа создана на фест ТТП "Место битвы изменить нельзя!" ООС, AU относительно эпилога и частично всей седьмой книги
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Северус Снейп, Гермиона Грейнджер
    AU /Любовный роман / || гет || PG-13
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 617 || Отзывов: 3 || Подписано: 0
    Предупреждения: ООС, AU
    Начало: 11.07.18 || Последнее обновление: 11.07.18

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Не могу жить без тебя

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 


Бета: Bergkristall

Публикация на других ресурсах: Только с разрешения автора

Дисклаймер: права на мир и персонажей принадлежат Дж. К. Роулинг

Примечание автора: работа создана на фест ТТП "Место битвы изменить нельзя!"



Она вновь была на пороге его дома. Как и три предыдущие годовщины битвы за Хогвартс…

Бывший Упивающийся Смертью, шпион Ордена Феникса и декан факультета Слизерин, а ныне просто успешный владелец сети магических аптек Северус Снейп в очередной раз наблюдал за незваной гостьей с помощью заклинания, делающего его входную дверь прозрачной с одной стороны. Он не знал, как правильно поступить, а это всегда доводило до белого каления. По-хорошему, нужно, наконец, открыть и высказать ей всё, что накопилось за эти годы, да в таких выражениях, чтобы неповадно было ошиваться поблизости! Сколько можно бередить едва затянувшуюся рану? Ведь она сама бросила его, решив за обоих, что они не сделают друг друга счастливыми. И все же Снейп неохотно признавал, что каждый раз ждал её появления и глупо надеялся, что именно сегодня сможет, наконец, обнять свою «умную дуру» - так он однажды в сердцах назвал её во время ссоры. Нестерпимо хотелось зарыться пальцами в её непокорные волосы и вдыхать сводящий с ума аромат жасмина…

Но ведь он не был уверен, зачем она снова здесь. Проявлять инициативу и показывать, как она нужна ему? Ну уж нет! Северус Снейп – это гордость, честь и достоинство. И не пристало ему терять себя, позволяя какой-то самодовольной девчонке, считающей себя истиной в последней инстанции, вертеть собой, как ей вздумается. Ведь она знала… Знала, что он любит. Это чувствовалось в каждом его взгляде, слове, прикосновении. Столько тепла и заботы Северус никогда не дарил даже незабвенной Лили, терзавшей его сердце десятилетиями. Так неужели этого было мало? А теперь? Что изменилось? Повзрослела? Сравнила?

Вспомнив о сопернике, Снейп скривился. Она предпочла связать свою жизнь с юным магглом - его полной противоположностью: среднего роста коренастый блондин с голубыми глазами не был изуродован интеллектом и работал обычным менеджером по продаже оргтехники. Он даже не знал, что живет с самой умной ведьмой своего поколения, считая Гермиону рядовой служащей небольшой конторы, занимающейся рекламой. Что могло быть общего у этой пары? Скитер мусолила выбор умницы из Золотого Трио на страницах «Пророка» чуть ли не полгода, расспрашивая всех друзей и знакомых Грейнджер, что же заставило её объявить о помолвке с Ричардом Смитом. Но после пары скандалов, когда близкие друзья Гермионы послали журналистку в непечатных выражениях и обещали привлечь её к ответственности за клевету и незаконное вторжение в личную жизнь героини войны, имя Грейнджер всё реже упоминалось в любых СМИ. Ей удавалось избегать даже таких обязательных мероприятий, как Рождественский министерский бал и встречи выпускников в Хогвартсе, которые Минерва устраивала с завидной регулярностью. И лишь второго мая Северусу доводилось видеть столь дорогие сердцу черты… Да ещё и на пороге собственного дома. Гермиона так же замирала у входной двери, как и в свой первый визит - на следующий день после его выписки из госпиталя Св. Мунго.

***
Тогда, почти семь лет назад, Снейп случайно обнаружил её на своем крыльце, когда заставил себя собраться с силами и выползти за покупками. Грейнджер чуть не упала, когда резко открылась дверь, на которую она опиралась, не решаясь постучать. Смешно, но именно тогда она впервые оказалась в его объятьях, смущаясь возникшей неловкостью и бормоча извинения за свою неуклюжесть.

- Я, конечно, понимаю, что вам удобно практически висеть на мне, мисс Грейнджер. Но пока я не в лучшем состоянии, чтобы вы могли долго этим наслаждаться, - вместо приветствия произнес он, едва не теряя сознание от накатившей слабости. Какой уж тут магазин, доковылять бы до гостиной.

- Простите меня, сэр, простите, - засуетилась она, поспешно выпрямляясь. – Я просто не ожидала…

- Что в этом доме встретите меня? – Северус не мог не язвить: его колкости были лучшей защитой во всех непонятных ситуациях. А зачем к нему пришла бывшая ученица, никогда не слывшая его любимицей, было совершенно не ясно. – Вынужден вас разочаровать, но никого больше вы здесь не встретите: после закрытия фабрики в этом районе почти не осталось даже магглов, а уж волшебников и подавно.

Традиционные нападки, видимо, вывели Грейнджер из замешательства, и она, глубоко вдохнув и выдохнув, заговорила более уверенно:

- Я никого другого и не ищу, профессор. Просто не думала, что мы так столкнемся.

- Я уже давно не ваш профессор, Грейнджер. Да и вообще ничей – я подал Минерве заявление об уходе ещё две недели назад.

Гермиона лишь вновь попыталась размеренно дышать, поняв, что препираться на пороге со Снейпом можно до бесконечности. Или до тех пор, когда он всё же потеряет сознание: и так стоит бледнее обычного, с неестественно прямой спиной.

- Я займу совсем немного вашего времени, сэр, но не хотелось бы говорить на улице. Мы могли бы пройти в дом?

«Да по тебе сам Салазар плакал бы горькими слезами, девочка!» - удивленно подумал Снейп. Он, признаться, не ожидал от нее такого такта и одновременно соблюдения своих интересов. Ни словом, ни жестом Грейнджер не дала понять, что видит его жалкое состояние, при этом сумела позаботиться и о нем, и о том, чтобы остаться. Раньше Северус всегда считал её стопроцентной гриффиндоркой в самом худшем смысле этого понятия. Неужели он так мало знал? Или год, проведенный в полевых условиях, изменил её? Задумавшись об этом, Снейп молча развернулся и пошёл в сторону гостиной. Гермиона, восприняв это как разрешение, вошла, закрыла за собой дверь, разулась и, осторожно осматриваясь, двинулась следом.

Снейп небрежно указал на диван и - она заметила - с огромным облегчением разместился сам в кресле напротив, стоило ей присесть на краешек. Голова перестала кружиться, и Снейп вошел в привычный образ, начав пристально сверлить взглядом неожиданную посетительницу. Гермиона же тем временем достала будто из воздуха миниатюрную расшитую бисером сумочку и ловким движением приманила оттуда какую-то книгу. Затем выпрямилась, посмотрела прямо в глаза Снейпу и сказала:

- Может быть, вы в этом совсем не нуждаетесь, сэр…

«Отличное начало, Гермиона! Продолжай в том же духе и вылетишь из его дома раньше, чем успеешь ляпнуть ещё что-либо!» - она дала себе мысленную оплеуху, но собралась и продолжила, протягивая ему книгу:

- Но я пришла вернуть вам собственность Принца-Полукровки.

Не веря своим глазам, Северус наклонился и взял старенький учебник по зельям. Руки действовали сами по себе, пролистывая знакомые страницы, аккуратно разглаживая загнувшиеся уголки. Гермиона невольно улыбнулась, увидев столь трепетное отношение к потрепанному временем изданию. Наверное, она так же выглядит, когда берет в руки «Историю Хогвартса». Снейп, видимо, погрузился в воспоминания и не осознавал, что говорит вслух:

- Я был уверен, что Поттер уничтожил его после стычки с Драко…

- Нет, сэр. Только спрятал в Выручай-комнате.

Снейп вопросительно изогнул бровь:

- Но ведь она сгорела дотла, насколько мне известно.

- Да, во время битвы за Хогвартс, - Гермиона кивнула и начала краснеть. - Но я забрала книгу раньше. Честно говоря, я сделала это всего через час после того, как Гарри с ней расстался.

Снейп хмыкнул:

- Заучка не могла упустить возможности узнать что-то новое и оставаться лучшей из лучших.

- Да, сэр, вы правы, - Гермиона невольно прикусила нижнюю губу, будто решаясь на что-то, а затем добавила: - Но мне ни капельки не стыдно, ведь если бы не ваши чудесные заметки, сейчас всё могло бы быть совершенно иначе.

- И что же вам так помогло? Модифицированное Сонное зелье или Сектумсемпра? – из насмешливого тон Снейпа стал холодным и резким.

- Усовершенствованные рецепты Феликс Фелицис, Заживляющего бальзама и Кровевосстанавливающей настойки, - с достоинством парировала Гермиона. – Хотя без вашего фирменного заклятья тоже не обошлось.

- Значит, вот почему вам столько раз удавалось улизнуть из лап Темного Лорда… Надеюсь, вы не пристрастились к зелью удачи? Это может быть очень неприятной зависимостью.

- Нет, сэр, я использовала его лишь перед самыми серьезными операциями.

- А у ваших дружков не возникали вопросы, откуда у вас запасы варева, которое обычно должно настаиваться не менее полугода?

- Они не знали.

- Да уж, Годрик переворачивается в гробу, мисс Грейнджер, от такого пренебрежения к истинно гриффиндорской прямолинейности и тупости. Браво!

Гермиона улыбнулась и немного расслабилась.

- Спасибо вам, сэр! За всё!

До выписки из Мунго кто только к нему не приходил, чтобы сказать слова благодарности, но лишь из уст этой девочки это прозвучало искренне и тепло. Поэтому Снейп впервые не стал злиться и язвить, а лишь вновь перевел взгляд на учебник в своих руках. Он раскрылся на одной из закладок, где обнаружились заметки, которых раньше не было.

- С чего вы взяли, что при добавлении корня лирника раньше вытяжки из стеблей одуванчика действие зелья продлится дольше? – Северус возмущенно ткнул в дописанное Гермионой.

- Опытным путём, сэр, - важно заявила она. – Однажды я отвлеклась на что-то и перепутала порядок ингредиентов. Цвет и запах зелья были верными, и я рискнула испробовать его – сначала на крысах, а затем и на людях. У всех подопытных немота длилась не один, а почти три часа. Позднее я стала варить жидкое Силенцио только по этому рецепту, чтобы исключить возможность разового совпадения, и зелье никогда меня не подводило! Кроме того…

Гермиона осеклась, когда заметила, что Снейп кривовато улыбался.

- Если бы вы знали, как часто я хотел подлить вам что-нибудь подобное перед моими уроками! Так и представлял, как вы тянете руку, открываете рот и не можете издать ни звука.

Снейп попытался изобразить подпрыгивающую на месте с устремленной вверх рукой Грейнджер, открывающую рот и удивленно вращающую глазами от возмущения. Гермиона прыснула и зашлась звонким смехом, звуков которого дом в Тупике Прядильщиков не слышал, наверное, никогда.

Сам собой разговор перешел на воспоминания старых школьных случаев, которые собеседники видели с разных сторон. Беседа была столь легкой, что Северус даже забыл о своем неважном самочувствии. Затем они начали обсуждать, как в кратчайшие сроки восстановить магию Хогвартса во всех её проявлениях. Снейп сам не заметил, как пролетело время, и лишь бурчание в животе у Гермионы напомнило о том, что было бы неплохо поесть. Хотя бы раз в день.

- Я бы предложил вам поужинать вместе, мисс Грейнджер, но, боюсь, все имевшиеся запасы провианта я уничтожил ещё вчера. Я как раз собирался в магазин, когда вы буквально свалились на меня.

- Простите, сэр. Но если уж я разрушила все ваши планы, то, может быть, смогу искупить свою вину? Я отправлюсь за продуктами, – отозвалась Гермиона, просительно глядя на Снейпа. – А за легким ужином мы продолжим нашу интересную дискуссию.

В её глазах настолько ярко сияли искорки интереса и предвкушения приятного общения, что Северус сдался.

- Идёт! Только у меня лишь галлеоны. Сможете поменять?

- Без проблем, сэр, - улыбнулась Гермиона, забирая протянутый мешочек с деньгами. – У вас есть какие-то особые предпочтения? Может быть, имеется список необходимых покупок?

- Никакой овсянки, побольше сыра, мяса и овощей! И, конечно, арабика в зернах!

- Какой прожарки?

- О, да вы знаток! Лучше французской, но я не уверен, что в местной лавке будет большой выбор.

- Не волнуйтесь, профессор, я разберусь, - тепло улыбнулась Гермиона. А на выходе добавила:- И скоро вернусь, так что не скучайте!

Она вернулась через час с таким запасом продовольствия, что смело можно было переждать стодневную осаду, не выходя из дома. Оказывается, за время отсутствия Гермиона успела обменять деньги в Гринготтсе и найти какой-то гипермаркет.

Пока она готовила салат, Снейп колдовал над стейками и каким-то особым соусом по собственному рецепту. Ужин показался обоим божественно вкусным, да и компания друг друга - на удивление приятной. Говорили до поздней ночи, пока Гермиона, мельком взглянув на часы, не вскрикнула, вскакивая с дивана:

- Мерлин! Я совсем заговорила вас! Простите, сэр! Я и не подозревала, что уже перевалило за полночь. А ведь мне нужно ещё собрать свой сундук!

- Сундук? При такой вместительной сумочке?

Гермиона улыбнулась, уловив в его словах скупую похвалу.

- Ну, я буду странно выглядеть среди пассажиров Хогвартс-экспресса без багажа.

- Вы возвращаетесь в школу? – не смог скрыть удивления Снейп.

- Я так и не прошла седьмой год обучения.

- Вы давно переросли этот уровень.

- К тому же ТРИТОНы…

- Вы могли бы сдать их хоть сейчас, я в этом уверен!

- Возможно, - Гермиона вдруг загрустила, - но, понимаете, мне нужна передышка. Я боялась даже мечтать о будущем. И теперь точно не знаю, чем хотела бы заниматься. Я не хочу спешить.

Сегодняшний день стал открытием для Северуса Снейпа. Он и раньше не мог мысленно не восхищаться умом этой ученицы. Да, она его раздражала своим всезнайством, амбициями, занудством, но её способности и трудолюбие заслуживали уважения. Теперь же он увидел перед собой мудрую, слишком рано повзрослевшую женщину, которая понимала, что сейчас нужно сделать один из главных выборов её жизни – найти дело, которому служить.

- Что ж, в таком случае я могу пожелать вам успехов в новом учебном году и поисках себя, - Снейп также поднялся из кресла и пошел в направлении входной двери. – Я бы передал привет бывшим коллегам, но вряд ли это их обрадует, поэтому просто скажите, что, если для восстановления Хогвартса понадобится моя помощь, они могут на нее рассчитывать.

- Вы скучаете по замку, сэр? – спросила Гермиона на самом пороге.

- Не думаю, что это уместное слово, - смутился Снейп. – Он слишком долго был моим домом. Наверное, это просто привычка. Мне будет жаль, если следующие поколения не увидят его во всём великолепии.

- Мне тоже. Спасибо вам за такой прекрасный вечер. Я надеюсь, что не слишком утомила вас, - Гермиона всё никак не могла уйти.

- Чего вы мнетесь, мисс Грейнджер? У вас же на лице написано, что вы хотите о чем-то меня попросить.

- Сэр, мне, право, неловко... Но, может быть, вы позволите изредка писать вам? – Гермиона отчаянно покраснела. – Я не буду вам бесконечно докучать. Просто иной раз поделиться какими-нибудь соображениями или обсудить интересную статью. Если вы посчитаете эту переписку неуместной, можете прямо сказать. Я пойму.

- Вы всегда так многословны, когда вопрос пустяковый, или только мне так повезло? – фыркнул Снейп. Гермиона испуганно заморгала, а он продолжил: - Вы можете смело писать мне - даже если послание мне не понравится, я всегда могу не отвечать.

- Спасибо, сэр! Я это запомню.

С этими словами Грейнджер попрощалась и аппарировала. А на следующий день «Пророк» на первой полосе поместил заметку о начале учебного года и колдофото, на котором Поттер и Уизли провожали Гермиону и Джинни в Хогвартс.

***
А через две недели Снейп получил от неё первое письмо, лейтмотивом которого стали причитания о том, на кого он оставил бедную школу.

«Сэр, директор сказала мне, что вы сами выбирали по резюме своего преемника. Как вы могли доверить преподавание такой тонкой науки, как Зельеварение, столь некомпетентному человеку? Он даже не знает, чем златоглазки отличаются от златоцветника! Как хорошо, что у нас больше не учится Невилл – от класса давно бы остались одни развалины. Только не говорите, что специально подложили Хогвартсу такую свинью!»

И еще двадцать дюймов пергамента с такими же возмущениями. Тогда Северус ответил ей, что резюме было великолепным, рекомендации – от весьма авторитетных специалистов, так что, возможно, нужно просто дать шанс Эндрю Керби получить опыт преподавания, а не сразу клеймить его позором.

«Рассказали бы лучше, как продвигается восстановление замка, чем сразу навешивать на человека ярлык идиота!»

И она писала ему о достижениях и неудачах в нелегком отстраивании Хогвартса:

«Часы с баллами факультетов фиксируют не все слова преподавателей. Точнее, слова не всех преподавателей – они совершенно не реагируют на мистера Керби (даже часы не считают его достойным!) и профессора Трелони. Профессор Флитвик перепробовал на них уже все мыслимые чары, но безрезультатно. Интересно, сэр, на ваши реплики рубины по-прежнему бы перемещались или нет? Надо бы провести эксперимент. Например, в ночь с воскресенья на понедельник в полночь вы можете сказать: «Минус пять баллов с Гриффиндора», а я проверю, сработает это или нет. Как вам идея?»

Прочитав это, Снейп недобро ухмыльнулся и ответил:

«Если я скажу это дома, то эффекта, конечно, не будет, но я пришлю вам патронус – ждите в оговоренное время в Большом Зале».

В условленную полночь Гермиона стояла рядом с часами, когда к ней подбежала грациозная серебристая лань и глубоким голосом своего хозяина заявила: «Минус тридцать баллов с Гриффиндора, мисс Грейнджер, за блуждание по замку после отбоя!» Три десятка рубинов перетекли в нижнюю капсулу часов, а Гермиона и не знала, плакать ей или смеяться.

В конце концов она решила, что обидеться будет правильнее. И замолчала на долгий месяц.

Снейп и сам не ожидал, что ему будет так не хватать переписки с Грейнджер, и в начале ноября не выдержал и прислал ей записку:

«И долго вы будете дуться, Гермиона? Разве недостаточно вы наказали меня, так и не рассказав, исполнили часы мой приказ или нет?»

Но обиженная женщина может быть чрезвычайно коварной, а потому Грейнджер ответила лишь одним предложением:

«А как вы думаете, сэр?»

- Несносная девчонка! – прошипел Снейп, прочитав этот вопрос, но через два дня отправил ей коробку темного шоколада из «Сладкого королевства» и лишь одно слово на карточке: «Мир?».

Конечно, Гермиона не устояла, и общение было восстановлено.

На Рождественские каникулы она улетела в Австралию к родителям, но не забыла прислать ему красивую поздравительную открытку и дорогой ежедневник в обложке из драконьей кожи с надписью: «Будущему хозяину самой лучшей магической аптеки Британии».

Северус был удивлен, ведь планы об открытии аптеки пока оставались лишь фантазией. Видимо, стоило задуматься об этом серьезно.

В свою очередь он отправил Гермионе небьющийся флакон с зельем Принятия Решений и справочник профессий волшебного мира.

К апрелю Снейп всё-таки открыл аптеку в Косом переулке, а Гермиона поняла, что хочет получить степень мастера Нумерологии и изучать закономерности мироздания. Северус одобрил её выбор и посоветовал получать образование в магической Сорбонне, тем более там была возможность при желании освоить программу обучения экстерном.

В июне, в перерыве между выбором платья для выпускного бала, Гермиона зашла в аптеку Снейпа, чтобы впервые за много месяцев увидеть его. Она была удивлена, что за прилавком стоял незнакомый ей молодой человек с доброжелательной, но наигранной улыбкой.

- Могу я увидеть мистера Снейпа? – спросила Гермиона.

- Хозяин отправился закупать необходимые ингредиенты, мисс. Может быть, ему что-либо передать? – любезно осведомился продавец.

- Нет, спасибо. Я напишу ему позже. Всего доброго.

Грейнджер с удивлением отметила, что расстроена, но, выходя из лавки, столкнулась на крыльце со Снейпом и тут же расплылась в счастливой улыбке.

- Доброго дня, сэр! Я как раз забегала, чтобы посмотреть, как вы тут устроились.

- Здравствуйте, Гермиона! И как? Оправдываем мы название лучшей магической аптеки Британии? – Снейп был рад её видеть и даже не собирался скрывать этого.

- Вполне! Ассортимент, как мне показалось, самый впечатляющий. Впрочем, я и не сомневалась.

- А как ваши успехи? В последнее время вы не очень-то баловали меня новостями, углубившись в подготовку к экзаменам.

- Я вчера сдала последний ТРИТОН, сэр. И сегодня просто обязана была заняться подготовкой наряда к выпускному, иначе придется идти на него в джинсах и майке. Боюсь, это неприемлемо.

- Да, столь явное пренебрежение к традициям вам не простят, - Снейп подавил чуть заметную улыбку. – Может быть, выпьете со мной кофе, Гермиона?

- Я бы с радостью, сэр, но меня ждут Джинни и Луна, чтоб продолжить наши поиски, примерки и прочие женские глупости. Спасибо за предложение, я обязательно зайду к вам на днях. Если не помешаю, конечно, - Гермиона пристально взглянула ему в глаза, надеясь найти ответ на незаданный вопрос: «Свободны ли ваши вечера для меня, мистер Снейп, или они уже заняты кем-нибудь другим?».

- До восьми вечера я обычно нахожусь здесь, а потом всегда дома, так что буду рад, - Снейп и сам не сводил глаз с Гермионы, пытаясь понять её отношение к нему.

- Отлично. Тогда всего хорошего, сэр. - Гермиона тепло улыбнулась.

С этими словами она, воспользовавшись тем, что стояла на две ступеньки выше и была со Снейпом на одном уровне, легко коснулась его щеки губами, а затем быстро слетела с крыльца и скрылась в одном из магазинчиков Косого переулка.

***
Неделю Снейп убеждал себя, что этот поцелуй ничего особенного не значит. Ведь он не раз видел, как она обнимала и целовала так своих друзей при встрече и прощании. Он не хотел снова обманываться. Когда-то в юности подобный дружеский жест Лили он расценил как проявление чего-то большего и нафантазировал себе невесть что. Но сейчас ему не пятнадцать лет. Мерлин, даже не тридцать пять! Так почему же сердце билось где-то в горле, стоило ему вспомнить это легкое прикосновение?

За два дня до выпускного бала в Хогвартсе Северус получил приглашение от Минервы посетить торжество и отметить с бывшими коллегами окончание очередного учебного года. Он хотел сразу ответить отказом, но, вспомнив о Гермионе, передумал.

Впоследствии Северус часто размышлял, что не стоило мчаться тогда в школу на праздник. Возможно, всё сложилось бы иначе, и теперь не было бы так больно.

Он прибыл в замок за три часа до начала мероприятия и отправился прямиком в Большой зал, где столкнулся с большинством преподавателей и неожиданно приятно с ними пообщался. Постепенно прибывали выпускники и их пары, приглашенные на столь знаменательное событие. Под руку с Поттером вошла Джинни Уизли, её брат сопровождал Лаванду Браун, но Гермионы всё не было. Перед самым началом церемонии вручения дипломов в дверях появился Лонгботтом сразу с двумя девушками: за правый локоть держалась Луна Лавгуд, а за левый – Гермиона Грейнджер. Северус замер, пытаясь совладать с эмоциями и не столь явно пожирать её глазами. Тончайшая серебряная ткань, украшенная вышитыми вензелями, красиво обтягивала лиф и свободно струилась от талии до самого пола. Открытые плечи прикрывала накидка, переливающаяся сверкающими кристаллами. Волосы были распущены и тяжелыми волнами лежали на плечах и спине.

- И куда только смотрят эти мальчишки? – печально вздохнула Минерва над ухом.

- Что ты имеешь в виду? – взяв себя в руки и переведя на нее взгляд, спросил Снейп.

- Как что, Северус? – Макгонаголл изумилась его непонятливости. – Умница, красавица и без пары…

- А как же Лонгботтом? Ты его и за человека не считаешь?

- Невилл встречается с мисс Лавгуд, - встряла в разговор Помона Спраут. – Но ведь мисс Грейнджер столько ему помогала, не мог же он оставить её в таком неудобном положении.

Профессора ещё несколько минут сокрушались о несправедливости бытия, в то время как Северус вновь нашел взглядом Гермиону и любовался каждым её движением. Она словно что-то чувствовала, но не могла понять, что происходит, то и дело оборачиваясь и осматривая выпускников. Снейп же постарался скрыться в тени одной из колонн и не привлекать к своей персоне внимания.

Совсем скоро началась раздача дипломов. Оценки Гермионы были лучшими за последние пятьдесят лет, и она удостоилась особого звания «гордости Хогвартса». Это был миг её триумфа, и Северус порадовался, что она добилась такого успеха. Но видеть её столь близкой и одновременно недосягаемой было тяжело, а потому сразу после официальной части Снейп попрощался с преподавателями и незаметно исчез.

Он никогда не увлекался алкоголем, а снимал стресс в лаборатории, готовя что-нибудь нетривиальное по заковыристому рецепту. Но сегодня и это не спасало: уже на третьей стадии он запорол зелье, неверно сосчитав помешивания против часовой стрелки. Он хотел быть там, рядом с Гермионой, утирая нос всем этим недоумкам, неспособным по достоинству оценить уникальную женщину. Кружить её в вальсе, баловать заботой и вниманием и, может быть, даже украсть у неё ещё один поцелуй. Он хотел… Но сбежал, как настоящий трус. Разве нужен ей был старый побитый жизнью мужчина с непростым характером и отвратительной внешностью? В своих размышлениях Северус ходил по кругу и понял, что сегодня нужно просто напиться вдрызг и забыться хотя бы до утра.

Снейп допивал уже второй стакан виски, когда в дверь неожиданно постучали. Кого могло принести на ночь глядя, он не знал, а потому, вооружившись палочкой, пошел открывать. На крыльце стояла Гермиона Грейнджер в своем умопомрачительном платье и, прикусив нижнюю губу, пристально смотрела на него.

- Разве вы не должны сейчас веселиться со своими друзьями до самого рассвета? – спросил Северус вместо приветствия.

- А вы разве не должны поздравить меня с окончанием школы и поинтересоваться, как же я сдала экзамены? – парировала Гермиона. Снейп отвел глаза и поджал губы, не собираясь ничего отвечать на её провокацию. – Ах, я и забыла: вы же и так прекрасно осведомлены о моих оценках, потому что присутствовали на церемонии среди приглашенных гостей!

Она была в ярости и потому прошла мимо него в дом, даже не спрашивая разрешения и небрежно скидывая шпильки в прихожей. Северус выдохнул, закрыл дверь и отправился за ней в гостиную.

Гермиона уже уселась в его кресло, так что Снейпу оставалось лишь расположиться на диване.

- Не угостите огневиски, сэр? – с вызовом спросила она, глазами указывая на початую бутылку. Северус молча призвал второй стакан и налил ей немного. – Спасибо! Ну что ж, за долгожданный выпуск!

Грейнджер отсалютовала ему бокалом и залпом опрокинула в себя содержимое, тут же закашлявшись.

- Это вам не тыквенный сок, мисс Грейнджер.

- Ничего! Ко всему можно привыкнуть.

- Не уверен, что девушке нужно тренировать умение бездарно напиваться! – Северус начинал выходить из себя. Гермиона упрямо взяла бутылку и налила себе половину стакана, собираясь выпить залпом и эту порцию. Снейп встал, обошел кресло, молча отобрал у неё огневиски, поставив всё на каминную полку, и процедил сквозь зубы: - Зачем вы пришли, Гермиона? Чтобы взбесить меня?

- Знаете, я ведь израсходовала не весь ваш подарок на выбор профессии. У меня осталась половина флакона зелья Принятия Решений, и я использовала его сегодня, когда думала, как же поступить дальше.

- И что же подсказало вам зелье? Напиться у своего бывшего учителя?

- Я взяла томик с пьесами Шекспира и, приняв зелье, открыла первую попавшуюся строфу. Весьма занимательную, надо сказать. «Аякс, сходи к нему, с ним объяснись приветливей. Все говорят, что мненья он о тебе высокого...»*

- Так это в вашем исполнении приветливость? – Снейп усмехнулся. – Что же ждать в случае неприязни? Боюсь даже представить.

- Просто я очень разозлилась, когда директор сказала, что вы были в замке, но не захотели даже поздороваться, - Грейнджер стремительно теряла весь свой задор. – А ведь мне казалось, что моё общество не так уж неприятно вам…

Гермионе хотелось видеть его лицо, потому она встала из кресла и подняла на него полный решимости взгляд.

- Впрочем, мало ли что могло мне привидеться. Простите за назойливость и испорченный вечер. Я пойду!

Она уже направилась в сторону прихожей, когда Снейп внезапно схватил её за руку и развернул к себе лицом, придвинувшись ближе.

- Вы ведь приняли зелье до разговора с Минервой?

- Да, но какое это имеет значение?

- Вы хотели объясниться со мной, мисс Грейнджер? По какому поводу?

- Вряд ли вам это будет интересно, сэр, - она попыталась отстраниться, но оказалась зажата между ним и спинкой кресла.

- Северус, - прошептал Снейп ей на ухо, и Гермиона почувствовала, как от его интонации у неё подкашиваются ноги. – Это моё имя, Гермиона. И я хотел бы, чтобы при обращении ко мне вы использовали его.

Голова у неё закружилась, и она вынуждена была схватиться за его плечи, чтобы не упасть. Снейп притянул её ближе, легко удерживая в своих объятиях и не отрывая горящего взгляда.

- Я, кажется, не могу жить без тебя, Северус, - прошептала она (в одну секунду голос куда-то пропал) и нервно облизнула губы.

- Тебе и не придется, - сказал Северус и наконец поцеловал её.
____________
* © У. Шекспир, «Троил и Крессида», акт второй, сцена третья

***
С той ночи они не расставались больше чем на двенадцать часов. Гермиона поступила в магическую Сорбонну и каждый день с помощью порт-ключа перемещалась на занятия и обратно, Северус открыл ещё одну аптеку и был занят делами, но вечера и ночи принадлежали только им. Свои отношения они скрывали от всех: оба считали, что счастье любит тишину, и чем меньше будет в их жизни советчиков, тем лучше. Вот когда поженятся, тогда и позовут всех на праздник.

Конечно, не всё было гладко, порой их темпераменты сталкивались, и вспыхивали нешуточные ссоры, кипели страсти! Но тем сладостнее было примирение. Снейп и не надеялся, что когда-нибудь будет настолько счастлив, как был рядом со своей «умной дурой». А ей больше ничего и не нужно было. И хотя иногда хотелось слов любви или клятв верности, глупо было надеяться, что её Северус вдруг станет вести себя, как пылкий юноша. Да ведь она и любила его именно таким: сдержанным, скупым на проявление эмоций, но невероятно умным, надежным и сильным.

Жизнь текла размеренно. Северус стал всерьез подумывать о семье и детях, ожидая окончания учебы Гермионы. Она подготовилась к экзаменам на мастера Нумерологии всего за два года и к своему двадцать второму дню рождения должна была получить степень, но в середине лета пришла к Северусу с известием, что уходит.

Случилось это после одной из ссор, которая растянулась в трехдневный бойкот. Поспорили они из-за того, стоит ли Северусу идти на свадьбу Поттера, куда их позвали обоих, но порознь, разумеется. Гермиона была уверена, что Снейп должен принять приглашение и не обижать молодоженов отказом. Сам же Северус категорически не хотел посещать праздник и со стороны наблюдать, как все будут подкатывать к его женщине, считая её свободной. Гермиона даже предложила афишировать их отношения, тогда и ревновать не придется, но Снейп просто уперся и не хотел никаких совместных увеселений с мальчиком-который-всю-жизнь-был-шилом-в-его-заднице. Гермиона долго кричала, что не перестанет общаться со своими лучшими друзьями ни при каких обстоятельствах. Но неужели это стало поводом, чтобы бросать его?

- Мерлин! Да гори оно всё синим пламенем! Я пойду и буду любезен с твоим Поттером.

- При чем тут свадьба?

- Не пори горячку, Гермиона, - Северус не мог поверить, что она говорит серьезно.

- Нет! Ты понимаешь, что мы слишком разные?

- Это для тебя открытие?

- Я не смогу сделать тебя счастливым, потому что навсегда останусь вздорной своенравной девчонкой!

- Так и есть!

- Ты будешь нервничать, где-то терпеть, скрипя зубами, но ради чего?

- А ты считаешь, что незачем?

- Ведь мы оба понимаем, что не изменимся.

- Разве ты раньше питала иллюзии на этот счет? Я больше не слишком хорош для Гермионы Грейнджер?

- Это я совсем не та, кто нужен Северусу Снейпу, - печально сказала Гермиона. Она едва сдерживала слёзы, но оставалась непреклонной. – Это очень больно осознавать, но лучше расстаться сейчас. Прости меня. И прощай.

И она ушла, прислав через пару дней домового эльфа Блэков за вещами.

***
С тех пор прошло почти четыре года, но каждую годовщину битвы за Хогвартс Гермиона приходила к нему, так и не решившись постучать. Впервые Северус обнаружил это случайно. Он возвращался из Хогвартса, где каждый год второго мая ходил на могилу Альбуса и кладбище защитников замка. Когда Снейп увидел на своем крыльце до боли знакомую фигуру, то сначала даже не поверил глазам. Хорошо, что он решил аппарировать в сквер у реки, а оттуда пройтись, иначе мог бы столкнуться с Грейнджер лицом к лицу. Северус не хотел её видеть. Слишком свежи были воспоминания, как она растоптала его любовь и ушла по каким-то глупым причинам. Что можно было предсказывать их союзу, совершенно не веря в науку прорицаний? Её мотивы были неизвестны, но поступки очевидны: она променяла его на какого-то недалекого маггла, с которым, вероятно, предполагала обрести счастье. Так зачем же сейчас пришла к нему? Чтобы лишний раз напомнить о причиненной боли?

Северус аппарировал прямо в свою лабораторию и несколько часов провел за работой. Поднимаясь из подвала, на всякий случай проверил дверь, сделав её прозрачной со своей стороны. Грейнджер всё ещё сидела на ступеньках, спиной к двери. Он нарочито громко прошел на кухню, наблюдая за её реакцией. Гермиона встрепенулась, повернулась к двери, а затем кивнула, будто отвечая самой себе на невысказанный вслух вопрос. Ещё несколько мгновений она грустно смотрела в сторону дома, после чего спустилась с крыльца и аппарировала.

Сразу после её исчезновения Северус поставил на дом сигнальные чары, распознающие её приближение. Он не знал, зачем это сделал, но интуиция подсказывала, что не напрасно. В следующие два года Грейнджер вновь появлялась второго мая. Только теперь Снейп сразу узнавал об этом. Он бесшумно садился на пол и смотрел через прозрачную дверь на неё, всё ещё любимую и желанную. Глупо было обманывать себя, но, видимо, в жизни Северуса Снейпа только так и бывает: он любит, а его – нет. Эта хотя бы живая. И, должно быть, счастлива. Так что же ей нужно от него в этот злосчастный день? И где её гриффиндорское бесстрашие? Где честность и открытость? Знает ли её жених, куда она пропадает на несколько часов?

Иногда Северус вёл мысленный диалог с ней, проигрывая разные сценарии развития событий, когда она всё-таки постучит. Но этого так ни разу и не случилось.

И вот сегодня она снова рядом. Уже полчаса смотрит в дверь, будто пытается разглядеть за ней хозяина. Он же вновь сидит на полу и смотрит на неё, подмечая, как она осунулась. Снова такая же худая, как после скитаний по лесам. Наверное, как всегда, забывает поесть вовремя, когда просчитывает очередные уравнения.

От размышлений Снейпа отвлек стук, настолько неожиданный, что прозвучал будто гром среди ясного неба. Северус тряхнул головой, пытаясь понять, не померещилось ли ему, но Гермиона начала барабанить открытой ладонью по поверхности двери.

- Северус! Открой мне, пожалуйста! Клянусь, если ты этого не сделаешь, я разнесу полдома Бомбардой, но всё равно войду!

- Чёртовы гриффиндорцы! – выругался Снейп, поднимаясь на ноги, в два счета оказался возле двери и резко распахнул её. – Что-то забыла, Грейнджер? Вчерашний день? Былую любовь? Надежды на счастье? Так не ищи - у меня их нет!

- Здравствуй! – Гермиона не сводила с него лихорадочного взгляда. – Мне нужно поговорить с тобой.

- А мне – нет. Проваливай!

- И не подумаю! А если ты не захочешь выслушать меня, завтра же на первых полосах «Пророка» будут обсуждать наш роман во всех подробностях.

- Совсем ум потеряла, - покачал головой Снейп, но пропустил её в дом. Когда оба вошли в гостиную, он добавил: – У тебя десять минут. Время пошло!

- Хорошо. Постараюсь уложиться. Прости меня, Северус, - Гермиона попыталась понять его реакцию, но Снейп лишь вопросительно изогнул бровь, оставаясь совершенно невозмутимым. И она будто сломалась от этой холодности, начиная нервно расхаживать по гостиной. - Я такая дура, Северус! Я знаю, что всё испортила, но если не скажу тебе об этом сейчас, буду жалеть всю оставшуюся жизнь.

Маска спокойствия на лице Снейпа пошла трещинами, сердце заколотилось так, что его стук можно было бы услышать не только в Коукворте, но и в самом Хогвартсе. Но Гермиона будто не замечала этого, продолжая:

- Тогда, во время твоего бойкота, я не могла нормально спать, но просить у тебя зелье не хотела, чтобы не давить на жалость. Я знаю, как ты всегда ревностно относишься к своей лаборатории, но у меня просто не было выбора. Я решила сама взять Сон без сновидений из твоих запасов. Осторожно сняла чары, вошла и тут же наткнулась на неё… На журнале с результатами экспериментов лежала фотография мамы Гарри с подписью «С любовью - Лили». Она всегда была с тобой, в твоем сердце. И ты любил её. Не меня. Это было так больно. Так больно, Северус! Ведь я никогда не стану ею. А ты никогда не полюбишь другую.

Снейп хотел было возразить, но Гермиона не дала ему возможности.

- Я тогда была в этом уверена, потому и проплакала всю ночь и приняла одно из самых трудных в своей жизни решений. Знаю, глупо было уходить без объяснений, но я боялась разрыдаться прямо перед тобой, а потому поспешно ретировалась. А спустя пару месяцев я гостила у Гарри и Джинни и увидела ту самую фотографию с надписью. Оказалось, что это твой подарок на их свадьбу.

- Да, я уже тогда понимал, что мне придется идти на этот праздник, чтобы не расстраивать тебя. И решил, что для Поттера память о родителях – самое дорогое.

Снейп был подавлен её рассказом. Четыре года вычеркнуты из жизни, а виной всему банальное недоразумение. Если бы он знал, что она всего лишь приревновала, не казнил бы себя долгие месяцы депрессии.

- Какая глупость, Гермиона! Ну почему ж ты такая умная, но такая дура? – Снейп ударил кулаком по подлокотнику кресла. – Почему ты не пришла сразу, как узнала?

- Я боялась, что ты не простишь меня.

- И чтобы этого не произошло, решила объявить о помолвке с магглом? – голос Северуса стал опасно тих.

- С Ричардом? Да это ведь фикция! Теперь газеты не донимают меня, почему я до сих пор одна. Скитер так жаждала хоть какой-нибудь сенсации, что пришлось её выдумать, - Гермиона виновато потупила взор.

- Ну да, а жить с ним ты тоже решила ради прикрытия.

- Ты что, серьезно ревнуешь? Да ты его хоть видел? Он же совершенно не в моем вкусе!

- Зато ты можешь быть в его, - Снейп не собирался так легко прощать ей даже мнимого любимого.

- На этот счет не стоит переживать, Северус, - внезапно улыбнулась Гермиона. – Вообще-то, я не подхожу Ричарду в самом главном – у меня не тот пол.

Снейп опешил:

- Ты намекаешь…

- Да, Северус, ты всё правильно понял, - многозначительное кивнула Гермиона.

- Всё это не объясняет, почему ты молчала почти четыре года, но с завидной регулярностью оказывалась на пороге моего дома второго мая. И перестань, наконец, мельтешить передо мной!

- Это вообще довольно длинная история, - она присела на краешек дивана – совсем как в свой самый первый визит в этот дом. – Или мои десять минут ещё не закончились?

- Гермиона! Не испытывай мое терпение! – почти прорычал Снейп.

- В общем, мы с Гарри и Роном всегда собираемся первого или второго мая и вспоминаем тот тяжелый год. И три года назад мне было так одиноко, что я, желая выговориться, всё им рассказала: и про твой учебник, и про Феликс Фелицис, и про наши отношения, и как я всё сломала. Мы были уже в изрядном подпитии, когда Рон предложил сделать это своего рода традицией: каждый год второго мая пить зелье удачи и следовать наитию.

- Хорошо, хоть не каждый месяц, чтоб точно стать наркоманами, - съязвил Снейп.

- Тебе рассказывать дальше, или сам догадаешься?

- Ты хочешь сказать, что тебя всегда тянуло сюда, но постучать ты решилась только сегодня? Жидкая удача подсказала?

- Нет. Мне кажется, что она на меня как-то неправильно действует. Возможно, я слишком рациональна для этого зелья. Даже во время наших страшных приключений Феликс подталкивал меня только в самых критических ситуациях: когда я спасала Гарри от Нагайны и Волдеморта, когда аппарировала нас из дома Лавгудов, когда в Гринготтсе нас обложили со всех сторон… В тот миг мой разум ничем не мог мне помочь и будто передавал бразды правления интуиции, и я делала первое, что случайно приходило в голову. Так и в Визжащей Хижине я наколдовала флакон для твоих воспоминаний, а тебе засунула в горло безоар совершенно неосознанно.

- Так это была ты? – теперь была очередь Снейпа занервничать и начать ходить взад-вперед. – Действительно, только везение могло помочь так засунуть в горло противоядие, чтобы оно передавливало перебитую артерию и не дало умереть от кровопотери.

- Ну и вот, три предыдущих года я аппарировала сюда, а дальше мой разум начинал сопротивляться, подкидывая картинки, одну лучше другой: то ты вышвыривал меня без всяких объяснений, то мне открывала миловидная рыжая женщина и удивлялась, зачем мне понадобился её муж, то ещё что-то в этом духе.

- А что же изменилось сегодня? – Снейп остановился и навис над сидящей Гермионой. – Ты забыла свои гениальные мозги дома?

- Нет, просто они, наверное, не в состоянии работать, - она неловко заёрзала на сидении. – Я уже несколько дней не могу нормально спать и совсем не хочу есть. Поэтому сегодня я сделала то, что давно хотела.

Гермиона посмотрела на него глазами, полными надежды, и затаила дыхание, будто ожидая приговора.

- И что мне с тобой теперь делать, жертва эксперимента? – Снейп ласково провел по её левой щеке, затем поднял на руки и пошёл в сторону кухни. – Пойдем ужинать, умнейшая дурочка поколения!

Гермиона обхватила Северуса за шею и теснее прижалась к нему.

- Знаешь, я тебе ещё одну вещь забыла сказать, - тихо проговорила она.

Снейп остановился и пристально взглянул ей в глаза:

- Ну не томи. Какие ещё новости?

- Я, кажется, не могу жить без тебя, Северус…

- Тебе и не придётся. Больше не придётся. Потому что если ещё хоть раз решишь уйти от меня, я просто тебя отравлю!

Гермиона приложила палец к его губам.

- Я тоже очень тебя люблю, Северус Снейп, - сказала она и, наконец, поцеловала его.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100