kcapriz    закончен

     Ночная прогулка по городу - лучший способ узнать город и себя.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Рон Уизли, Гермиона Грейнджер
    Общий /Любовный роман / || гет || PG-13
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 237 || Отзывов: 0 || Подписано: 1
    Предупреждения: AU
    Начало: 30.09.18 || Последнее обновление: 30.09.18

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Прогулка по Сиднею

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Самолёт плавно приземлился в международном аэропорту Сиднея имени Кингсфорда Смита. Большая стальная машина подъехала к нужному терминалу, люди неспешно двигались к выходу из самолёта. Девушка с длинными взъерошенными волосами стала тормошить рядом сидящего рыжего парня, который уже несколько раз просыпался перед посадкой, но в любую удобную для него минуту снова засыпал.
— Рон, — негодующим тоном сказала девушка, — мы летели шестнадцать часов — ты не выспался?
— Как же тут выспишься: ноги не помещаются здесь, повернуться нельзя, жутко неудобно, всё время кто-то бухтит.
— Бухтишь здесь, кажется, только ты.
Рон потянулся, громко зевнув, поднялся из кресла и стал продвигаться к выходу следом за своей супругой. Как только они оказались в аэропорту, Гермиона не сдержалась и заговорила:
— Знаешь, Рон, это, между прочим, один из старейших непрерывно функционирующих аэропортов в мире…
— И самый загруженный в Австралии, — продолжил рыжий парень. — Я помню, Гермиона, ты говорила это в прошлый раз и ещё раз, когда мы покупали билеты.
Гермиона фыркнула в ответ на замечание своего мужа. Ей казалось, что провести медовый месяц в Австралии будет замечательной идеей, Рон её поддерживал, но особого желания возвращаться в Австралию не имел. Слишком свежи для него были воспоминания о расстройстве Гермионы во время поисков её родителей, и куда хуже было её состояние, когда память родителям была возвращена. К тому же под жарким солнцем Австралии светлая кожа Рона, не привыкшая к такому обилию солнечных лучей, моментально обгорела, и он долго мучился от солнечных ожогов и выглядел как розовый плюшевый слон Гермионы.
Чувство вины долго не покидало Гермиону, она избегала темы Австралии, даже новости из этого уголка мира Гермиона пропускала мимо ушей, как будто никакого зелёного континента не существовало. Однако при выборе места проведения медового месяца Гермиона первым делом подумала об Австралии.
Гермиона составила чёткий план посещений достопримечательностей Сиднея. В первую очередь она хотела посетить Сиднейский оперный театр, она никогда не была на мероприятиях такого плана. В её планы входили: мост Харбор, собор Девы Марии, зоопарк Таронга, Сиднейские ратуша, аквариум и телебашня, к тому же Гермиона еще хотела посетить столицу Австралии и город Мельбурн, культурную столицу Австралии.
Рон, увидев список Гермионы, спросил, уверена ли она, что именно этим должны заниматься молодожены в медовый месяц. И Гермиона вычеркнула половину достопримечательностей из списка, но на всякий случай пометки о них оставила в блокноте.
Новоиспеченная чета Уизли быстро добралась до нужного им отеля. После длительного перелета хотелось ещё немного отойти, привести в порядок мысли и тело, а главное — помыться. Рон быстро заскочил в душ, пока Гермиона раскладывала вещи.
Спустя несколько минут рыжая голова высунулась из-за двери:
— Гермиона, что ты там делаешь?
— Я немного вещи разложила, жду, пока ты освободишь душ, — удивлено произнесла Гермиона.
— А я тебя здесь жду, серьезно, иди сюда!
— Рон, ты смеёшься, я помыться хочу.
— Я тебя помою, не беспокойся, — и абсолютно голый и мокрый Рон, выйдя из душа, подошёл к супруге и, перекинув её через плечо, понес в ванную комнату.
Когда влюблённые насытились друг другом, за окном стало темно, звёзды мерцали на небе, ярко светила луна, а сам город погрузился в ночную жизнь.
— Идём погуляем, Гермиона, — сейчас Рон гладил супругу, которая лежала на нём и уже даже немного дремала, по голой спине. — Познакомимся с городом, там должно быть красиво.
— М-м-м, — попыталась что-то сказать Гермиона, — поздно уже. Я спать хочу.
— Мы шестнадцать часов летели, ты что, не выспалась?! — Рон повторил слова Гермионы, адресованные ему несколько часов назад.
Гермиона усмехнулась и, подняв голову, чтобы посмотреть на Рона, произнесла:
— Ты просто есть хочешь, а не гулять, — Рон закатил глаза, — из-за тебя мы, между прочим, пропустили ужин.
— Как будто тебе не понравилось то, чем мы занимались вместо ужина. Ну пошли-и-и, — протянул Рон.
Гермиона нехотя поднялась и, потянувшись, села на краю кровати. В комнате было темно, но Рон смог рассмотреть её: она была полностью обнажена, волосы спускались на плечи, они были ужасно взлохмаченными, кожа от лунного света казалась совсем белой, хотя до бледного цвета Рона ей было далеко. Рон залюбовался супругой, невольно он снова потянул к ней руки и захотел притянуть к себе, но Гермиона слегка отстранилась.
— Знаешь, если ты не хочешь остаться голодным, нам пора собираться.
— Разве можно пройти мимо, когда ты такая… — последние слова Рона утонули в поцелуе.
Поцеловав супругу, Рон подскочил и, спрыгнув с кровати, с деловым видом прошёлся мимо Гермионы, намерено раскачивая бёдрами как можно с большей амплитудой из стороны в сторону, пока не зацепился за стол, и, громко выругавшись, уже обычной походкой направился к шкафу. Гермиона рассмеялась из-за его походки: её всегда забавляли такие милые выходки супруга.
— И как вы, женщины, ходите, виляя бедрами и ни за что не цепляясь? — донеслось до Гермионы.
— Так, Рон, как ты, никто не ходит!
Одевшись, супруги вышли на улицу. Город совсем не спал, несмотря на ночь кругом сверкали миллионы огоньков, город затмевал своим свечением небо так, что невозможно было рассмотреть ни одной звёздочки.
Рон и Гермиона дошли до ближайшего кафе.
— Что будешь есть? — спросила Гермиона у мужа.
— Может, пиццу? Нет, жареный картофель. О, лучше эти аппетитные куриные крылышки. И кусочек этого пирога, нет, лучше мороженое на десерт.
— Рон, с тобой всё в порядке?
— Да, я просто зверски голоден.
— Впрочем, как обычно, — сделала заключение Гермиона и принялась дальше исследовать меню.
Гермиона не переставала удивляться тому, что голодный Рон не просто ел, а глотал еду, запивая соком или водой, он откусывал большие куски пирога, заедал их куском мяса и хлебом и при этом умудрялся разговаривать. Гермиона прекрасно понимала эту речь Рона: у нее было больше десяти лет опыта общения с Роном во время еды. Единственное, что радовало Гермиону, это то, что Рон был таким голодным только после длительных дежурств на работе, а в обычные приёмы пищи он ел спокойно, тщательно пережёвывая пищу.
— Ух, и наелся же я, а ещё мороженое — я лопну, — Рон откинулся на спинку стула и тяжело вздохнул.
— Я тебя предупреждала, — проворчала Гермиона, — но так и быть, я помогу тебе съесть твою порцию мороженого.
— Кто сказал, что я не осилю мороженое? Ещё как сам справлюсь.
И все же Рон, уныло поковыряв ложечкой мороженое в креманке, передал его ликующей и широко улыбающейся Гермионе.
— Надо немного прогуляться, чтобы… спалось лучше, — предложил Рон.
— А я бы лучше вернулась в номер, у нас может сбиться режим, а нам завтра на экскурсию с утра, надо выспаться.
— Ох, Гермиона, пойдем немного погуляем. Побродим наугад по городу, это явно хороший способ узнать его лучше.
Рон, не слушая доводов своей супруги о том, что можно потеряться, потащил её вниз по улице, в противоположную сторону от того места, откуда они пришли. Первых минут пять этой нежданной прогулки они постоянно препирались:
— Рон, я не смогу тебя завтра разбудить, лучше вернуться и лечь спать.
— Немного прогуляемся и пойдём назад, это же полезно — гулять на свежем воздухе перед сном.
— И почему ты такой упрямый?
— Не бузи, Гермиона, мы же в отпуске, что хотим, то и делаем.
— Нам завтра на экскурсию.
— А я говорю ещё раз: у нас отпуск, это значит, надо отдыхать, а не учиться.
Какое-то время шли молча, сворачивая на перекрёстках, пересекая улицы. Они старались не сворачивать в тихие улочки и придерживались только больших и шумных улиц, светящихся большим количеством ярких огней, чтобы не сбиться с пути и не потеряться, а если и потеряются, здесь проще найти дорогу назад, можно поймать такси или спросить у прохожих, какие периодически встречались им на пути.
— Гермиона, ты могла представить, что в феврале бывает так жарко.
— Здесь же лето, поэтому да, здесь жарко.
— А может, пройдемся в сторону океана?
— Во-первых, мы понятия не имеем, куда идти, во-вторых, мы и так достаточно отдалились от нашего отеля, надо возвращаться.
— В-третьих, прогулки у воды способствуют улучшению сна, — Рон подмигнул Гермионе.
— Ты невыносим.
— Ох, не знаю, ты сказала мне «да», поэтому не жалуйся теперь. К тому же мы можем трансгрессировать прямо в номер отеля, ты забыла? Гермиона, ты же волшебница.
— Нет, Рон, это ты забыл, что мы должны поставить в известность власти магической Австралии, что прибыли сюда, а до этого времени мы не можем использовать магию.
Рон с печальным видом пошарил по карманам.
— Да и палочки нет с собой. Неужели я её забыл?
— Я её выложила, чтобы у тебя не было соблазна ею воспользоваться.
— И свою не взяла?
— Нет!
Рон решил, что если уж Гермиона настроена так решительно, то, наверное, лучше действительно возвращаться. Однако на глаза ему попался небольшой магазин или даже палатка, судя по всему, работающая круглосуточно. Не мешкая ни минуты, он потащил Гермиону в сторону палатки. Рон очень надеялся, что здесь будет карта города, и был неимоверно рад, когда обнаружил ее.
— Смотри, мы сейчас как раз недалеко от моста Харбор, ты же хотела его увидеть. Ночью он лучше смотрится, в свете-то огней.
— Ты думаешь, это хорошая идея?
— Конечно, осталось пройти всего несколько кварталов.
— Нет, Рон, нам прилично идти. Потому что мы находимся здесь, — Гермиона ткнула пальцем в другую точку на карте, не там, куда указывал Рон.
— Я решил, что мы здесь, — всё ещё пытался настоять Рон.
— Нет, здесь наш отель, а мы ушли совсем в другую сторону, теперь надо идти обратно и оттуда как раз два-три квартала пройти останется.
— Точно. Ну что, идём?
Гермиона взяла Рона за руку и громко поддакнула мужу: «Идём!»
Они направились в обратную сторону, в ту, откуда только что пришли. И если путь сюда они проделали в основном молча, лишь изредка переговариваясь (потому что Рон чувствовал себя немного виноватым, что заставил Гермиону идти гулять против её воли, а Гермиона дулась на то, что Рон совсем не перестаёт думать о последствиях своих действий, и она уже предвкушала то, как завтра он не сможет рано встать, будет ныть, что ему скучно, жарко и хочется спать всю дорогу во время экскурсии), то путь обратно они проделали, постоянно разговаривая, любуясь городом, вспоминая их первую поездку в Австралию четыре года назад и часто целуясь, срывая поцелуи с губ друг у друга прямо на ходу.
На улице то там, то тут стояли компании молодых людей, они громко говорили, смеялись, пели, шутили, а мимо них проходили уже взрослые люди, спешащие в свои уютные квартиры. Им уже не интересен ночной город, хочется тишины и покоя, хочется согреться теплом родного дома. Рон понимал, что пройдет ещё немного времени, и они станут такими же: будут спешить домой, не замечать красоты и очарования ночи, поэтому сегодня он хотел взять от этой прогулки всё, чтобы она надолго осталась в их с Гермионой памяти.
Гермиона периодически смотрела на карту, сверяясь с дорогой, хотя они же только что по ней шли.
— Такое ощущение, что тебе просто необходимо постоянно что-то читать!
— Я просто слежу за дорогой.
Рон выхватил карту из рук супруги и поднял её вверх, Гермиона подпрыгнула за картой, второй рукой он прижал девушку к себе и поцеловал. Поцелуй был немного неловким: посреди чужого города, среди улицы и снующих людей, под неоновые огни вывесок. Гермиона первая закончила поцелуй и, пока Рон ещё приходил в себя, развернувшись, выхватила карту из рук.
— Смотри, здесь написано...
— И ради этого ты перестала меня целовать, а я то надеялся, что я — любовь твоей жизни, а не книги и, уж тем более, какой-то путеводитель по Сиднею.
Гермиона очень нежно посмотрела на Рона и улыбнулась.
— Мы никогда не перестанем спорить? — то ли спросил, то ли подтвердил Рон.
— Надеюсь, что нет, — смеясь, сказала Гермиона и, вернувшись к путеводителю, продолжила: — Знаешь, а с этого моста открывается чудесный вид на здание Сиднейской оперы. Ночью оно подсвечивается огнями. Должно быть очень красиво.
— Тогда тем более нам надо поторопиться, ты же всегда хотела увидеть эту оперу.
— Догоняй, — закричала Гермиона и рванула вперёд.
Рон смеясь побежал за ней. В три быстрых шага он догнал её и, заключив в крепкие объятия, снова начал целовать.
Так, целуясь, читая факты из сиднейского путеводителя, смеясь и подкалывая друг друга, Рон и Гермиона дошли до назначенного места. Красота его удивила их ещё тогда, когда они увидели его издали. Мост возвышался над заливом кривой дугой, а из-за подсветки в ночное время казалось, что мост парил среди берегов. Он выглядел волшебным.
— Это точно сделали маглы? — не удержал свой восторг Рон. — Мне кажется, здесь замешана магия.
— Ты недооцениваешь маглов, они многое умеют лучше нас, волшебников.
— Идём на мост, посмотрим на оперу.
Они стояли, тесно прижавшись друг к другу, и смотрели на здание оперы. В свете прожекторов и луны она тоже выглядела волшебной. Но больше всего их внимание привлекал залив. Лунная дорожка на водной глади простиралась от самого берега до горизонта, вода спокойно плескалась вокруг этой светлой дорожки. Если бы Рон умел рисовать, он бы с удовольствием нарисовал эту картину и обязательно запечатлел бы на ней Гермиону в образе русалки, но не той, что жила в озере возле Хогвартса, а той, что из сказки, которую ему рассказывала Гермиона.
Рону в принципе было всё равно, где проводить медовый месяц, лишь бы рядом с Гермионой, но он не мог понять, почему она выбрала именно Австралию, с ней связаны не самые лучшие воспоминания, а теперь, глядя на всю эту красоту, он понимал, что это место было, если не самым удачным, то одним из таких точно.
— Знаешь, родители часто вспоминают Австралию, — вдруг заговорила Гермиона, — много рассказывают про климат и достопримечательности, про людей и природу, вспоминают, какие-то случаи из своей жизни здесь. Мне долго были неприятны эти их разговоры, казалось, что они таким способом упрекают меня за мое решение тогда, во время войны. А я хочу снова с ними обрести ту связь, что была раньше. Я хочу, чтобы и у меня были пусть не общие с ними, но хорошие воспоминания об этом месте. Мне казалось, это хорошая идея провести здесь медовый месяц и посетить все те места, где были мои родители.
— Тогда нам пора возвращаться, завтра — а точнее уже сегодня — рано вставать на экскурсию.
— Может, постоим ещё немного?
— А мне не придётся тебя завтра долго будить? Проспишь всё.
И пока Гермиона медлила с ответом, Рон, оглянувшись по сторонам, перенес их обоих в номер отеля.
— Как… как ты это сделал? Рон, нас же могут арестовать и штраф дать. Нам нельзя колдовать.
— Это ты немного забыла, на наших билетах стояла специальная отметка, которая сразу оповещает власти Магической Австралии о прибытии сюда иностранных граждан.
— А как же палочка? Я её выложила!
— Гермиона, серьезно. Опытный, ну может ещё не совсем опытный аврор не заметит, что ему не хватает его же оружия?! — Рон смотрел на Гермиону с насмешкой. — Использовать можно самые простые и безобидные заклинания. Я думаю, что трансгрессия относится к таким заклинаниям.
— И это говорит человек, сдавший экзамен с третьей попытки.
— Я раньше волновался, а теперь нет. Перемещаюсь без расщепления.
— По-моему, у тебя не хватает кусочка брови, — Рон тут же дернулся, чтобы проверить свою бровь, а Гермиона рассмеялась.
— Шутить изволите, мисс… — Рон широко улыбнулся, — миссис Уизли.
Остаток ночи молодожёны провели в объятиях друг друга. Невыспавшиеся, но ужасно счастливые утром они отправились на экскурсию по Сиднею. Впереди их ждало десять дней посещения различных достопримечательностей Австралии, но больше всего им запомнилась первая ночь на зелёном континенте.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100