Viktotriya_Air     закончен

    Ей говорили: «Выброси все плохое из своей жизни». Но она знала, что тогда ей придется отказаться от него.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой
    Общий /Драма /Драбблы || гет || PG-13
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 429 || Отзывов: 1 || Подписано: 0
    Предупреждения: ООС, Мат
    Начало: 27.11.18 || Последнее обновление: 27.11.18

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Ты полюби меня пьяную

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


***


Она уже не помнила, какой по счету это был стакан огневиски. Да и огневиски ли это – она уже не уверена. Но янтарная жидкость все еще плещется на дне граненой емкости, понемногу заполняя сосущую пустоту внутри.

Она не уверена ни в чем.

Не уверена – помогает ли это. Дома ли она. Какой сегодня день недели. Насколько она помнит: ее не было на работе уже четыре дня. Заболела – так на третий день она объяснила свое отсутствие. Хотя все знали – сильная Гермиона Грейнджер вышла из строя. Всегда непоколебимая и независимая мисс Грейнджер сломалась под напором серых глаз. Но ей было плевать на мнение всех с высоты Астрономической башни. На шушуканье за спиной, которое, уверенна, она встретит в Министерстве. На поджатые в тонкую полоску губы Гарри. А главное – на осуждающий взгляд в собственном зеркале.
Сейчас она знала одно: ей просто это нужно. Чтобы забыться. Чтоб хотя бы немного отвлечься от того дерьма, что происходит в ее жизни. И пускай это не самый правильный, но, хотя бы немного действенный способ.

Любимая работа уже не помогала.

Друзей она не хотела посвящать в свои проблемы. Да и какие теперь друзья. С Гарри и Роном она давно перестала близко общаться, как это было в школе. Джинни увлечена проблемами в собственной, уже семейной, жизни. А остальные больше походили на товарищей, нежели на друзей. С такими в самый раз выпить бокал любимого сливочного пива в местной забегаловке. Но никак не посвящать в личные дела. Шумные компании оказались не эффективны. Она терялась в них, чувствовала себя лишней среди знакомых людей. А ей так это надело, просто до чертиков. Было невыносимо – слышать их веселый смех, громкие разговоры, широкие улыбки. И все это в то время, когда в душе пустота. Ничем не заполняющая себя пустота. И в такие моменты просто хотелось выть, от той боли, что поселилась в ее душе.

Что он поселил внутри.

Казалось, навечно обустроив. И теперь она не хотела уходить. Даже сейчас, когда легкие заполнены едким дымом маггловских сигарет, а в голове кружилось от выпитого. Размыто было все: от мелких деталей даже до собственного отражения в зеркале, но не его образ. Она бы наложила ослепляющее заклятие, но он слишком глубоко в сознании. Применила бы Обливэйт, но не может. Воспоминания сильнее ее чувства ненависти к нему.

Ей говорили: «Выброси все плохое из своей жизни». Но она знала, что тогда ей придется отказаться от него. А это было невозможно.


***

Он аппартирует в знакомую гостиную, как делал это много раз. Делал не так уж давно.

Всего месяц назад – в прошлой жизни.

Здесь, собственно, ничего не изменилось. Те же бежевые обои в нелепый цветочек, немного потрепанные возле дверных проемов. Та же уютная мебель, в которой он любил обмякнуть после трудного рабочего дня. У маленького камина как всегда расположился рыжий, уже слегка облезлый, Живоглот. Все это отличалось от роскошных убранств Менора и даже от его теперешних апартаментов. А еще полки. И если у большинства жителей Магической Британии они были заставлены сувенирными статуэтками, колдографиями и прочем ширпотребом, то в этой обители они ломились от книг. Сотни разных экземпляров, во всевозможных переплетах, но так любимы ею. Как он когда-то.

Всего месяц назад – в прошлой жизни.

Он помнил ее радость, когда вместо ее не менее любимых пионов, приносил очередной томик по Зельям. Но особенно делала ее счастливой маггловская литература. «Классика» - именно такое определение давали в книжных лавках произведениям Данте, Свифта и Пушкина. А еще Драко признал, что маггловские книги написаны очень даже хорошо. Он и сам, бывало, зачитывался Шекспиром. Правда достать их было непросто, и часто приходилось посещать иную часть Британии, чтобы приобрести тот, или иной образец. Но, что не сделаешь ради ее улыбки, которая озаряла веснушчатое лицо и заставляла криво улыбаться его. Ради глаз, которые в те моменты, казалось, сосредотачивали в себе целую Вселенную. Для него так точно. И как она могла это делать – убивать его одним словом, и оживлять только прикосновение. Наверное, это и есть магия. Та самая – необъемная и всепоглощающая. Магия, которая может, как рушить, так и строить. И самое главное то, что он чувствовал эту магию внутри себя.

Всего месяц назад – в прошлой жизни.


***

Ее пьяный взгляд отражается в серых глазах. А те щурятся. Презирает. Ему не нравится такое ее состояние. Он не привык видеть ее такой. Это состояние совершенно чуждо ее убеждениям в принципе. Последний раз, когда она перебрала вина на министерском приеме, закончился весьма удачно. Для них обоих. И теперь было так больно вспоминать те времена. Они скребли по душе словно коршуны, оставляя после себя раны, наполненные ядом. Он бы с радостью избавился от него, но это было слишком глубоко в нем. Казалось, стало частью его крови. Голову часто посещала мысль о том, что если в будущем у него появятся дети, они обязательно будут любить Грейнджер... И не факт, что это будут их общие дети.

- Ты пришел... так быстро...

- Я думал, что-то стряслось. Гораций так усердно бился в окно, что я подумал, что что-то случилось.

Он оставил ей Горация после того, как съехал с их съемной квартиры. Филин сильно к ней привязался, и Драко не хотелось насильно его удерживать. Да и в случае чего, Гораций знал к кому первому обратиться за помощью. Вот как сегодня, он долбил по оконной раме добрых полчаса, пока Драко не вернулся с работы.

Мерлин, как он перепугался!

Просто до смерти. Он аппартировал к ней сразу же, даже не прочтя маленький сверток, который Гораций держал в когтистых лапах. Он просто не увидел. Осознание того, что с Грейнджер могло что-то случиться затмило разум. И он рванул к ней, даже не представляя, что увидит ее в таком состоянии.

- Ты хотела меня видеть? Я не понимаю...

- Нет. Я.... нет. Просто. - ее раскрасневшиеся щеки еще больше багровеют.

- Что такое, Грейнджер? Тебе не нужно прибить полку. Ты не умираешь, - слава Мерлину, - хотя с учетом того, сколько ты выпила? Сколько ты выпила, Грейнджер?

- Я скучала... Драко...

Ее хриплый голос почти не слышно. Но и от этого шепота просто хочется разорвать грудную клетку. Выпустить все то, что он так бережно хранит в тайне от нее. Он хотел услышать эти слова, грезил об этом в своих снах, мечтал поймать отголосок своими губами. Хотел, потому что сам никогда в жизни не признался бы. Ведь он, блядь, правда скучал. Сходил с ума без ее рук и улыбки. Без ее губ и нежных стонов. Сколько гребаных раз он порывался пойти к ней. Благо, рядом всегда были Блейз или Тео. Благо, он ещё обладал чувством, собственного достоинства, чтобы не приползти к ней на коленях. И все это после того, как она решила поставить их недоотношения на паузу.

Ей ведь тяжело!

Он знал, что не легко быть девушкой Пожирателя Смерти, пускай и бывшего. Ее донимали косые взгляды министерских коллег. Он слышал ее всхлипы после очередной попытки поговорить с Поттером. И был в совершенном отчаянии, когда поднимался вопрос о ее знакомстве с родителями. А точнее - с Нарцисой, ведь отец отбывал срок в Азкабане. Еще одна причина их вечных недомолвок и претензий. Он знал, что не легко быть девушкой Драко Малфоя. И поэтому, считал, что она имеет полное право вычеркивать его из своей жизни.

Но, единственное, что Драко не мог позволить - это манипулировать собой. Играть его чувствами. Она и так уже слишком глубоко проникла в его жизнь. Слишком прочно. И если не вместе, то, Мерлин, дай ему сил научиться жить самому. Без вечного присутствия Грейнджер. А она берет и так просто все рушит.

«Если ты вздумала издеваться, Грейнджер, то я не позволю».

- Видимо, много. - его голос сух и ровный, словно не в его мыслях вертелись секунду назад все те слова.

- Что? - она хмурит свой красивый узкий лоб. И Драко сдерживается, чтобы не разгладить поцелуем тонкую морщинку, которая прорезает его пополам.

- Тебе не стоит так много пить, Гер... Грейнджер.

Почти черные глаза пытаются сфокусировать на строгом лице взгляд. И ей почти удается. Почти. В следующую секунду он разворачивается к ней широкой спиной.

- Гребаный ублюдок! Эгоист! Да как ты можешь?! Черт возьми, как я тебя ненавижу!

Ее слова заставляют замереть. А неуверенное движение за спиной - обернуться. Она еле стоит на ногах и лишь тонкая рука, держащаяся за подлокотник обветшалого кресла, помогает ей удержать тело вертикально в пространстве.

- Грейнджер...

- Зачем ты мучаешь меня?! Зачем, Малфой... Тебе нравится смотреть на то, как я унижаюсь? Как я ломаюсь, да? Ты рад видеть меня такой?! Ты, твою мать, рад?! Отвечай!

- Нет.

- Нет? Тогда зачем, черт возьми?! Неужели ты не понимаешь, нет? Мне больно! Невыносимо! А ты... ты снова... постоянно появляешься... в моей жизни... А мне больно! Мне так больно... Драко...

- Ты пьяна, Грейнджер.

- Да?! Неужели?! И что с того – тебя волнует это?! Тебе, блять, есть какая-то разница?!

- Ты ... Блять, Грейнджер! Это не я отсылаю к тебе филина! Это не я бухаю, как будто меня навечно приговорили к Азкабану! Не я устраиваю истерики!

- Да не ты! Потому что тебе посрать! На все! На меня! На то, что было! На весь мир! Даже на себя тебе пофиг, Малфой! Да ты не эгоист, ты просто ... сухой... черствый...

- Перестань, Грейнджер. Ты пожалеешь о сказанном. - Он не замечает, как делает шаг навстречу.

- Я уже пожалела! Что связалась с тобой, что сумела поверить в тебя, довериться!

- Господи, Грейнджер, ты понимаешь, что несешь?! Какой вообще бред! Тебе напомнить, кто именно решил «больше не продолжать эти отношения».

Шаг.

- Но ведь ты ушел!

- Сколько ты выпила, Грейнджер?! - Он все таки добьется от нее ответа.

- Достаточно, чтобы набраться смелости написать тебе первой!

Шаг.

- Достаточно, чтобы полностью отупеть?!

- Но не достаточно, чтобы ты исчез из моей головы...

И еще.

- Грейнджер...

- Уходи, Драко, я не хочу тебя видеть.

Как он теперь может уйти. Когда прохладные пальчики касаются его предплечья, в попытке сохранить равновесие. Когда ее лицо в нескольких дюймах от его собственного. Когда он видит свое отражение в шоколадных глазах. А еще замечает, как быстро ее взгляд становится ясным и осознанным. А в следующий миг его рука, он мог поклясться - совсем неосознанно, притягивает хрупкий затылок к себе. Сначала грубо, а затем нежно, его губы впечатываются в ее. Драко слышит тихий возглас и попытку отстранится, но всего лишь секунду. Ее мягкие губы приоткрываются, впуская юркий горячий язык внутрь. Давая ему право управлять. Нежно касаться нёба и впитывать в себя приглушенный стон. Один - несмелый и робкий, и второй - уверенный и страстный. От которого у обоих дрожь по телу, а руки лихорадочно цепляются за одежды.

И вот она - та самая магия.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100