Ладушка    закончен

    У Нарциссы Малфой, в девичестве Блэк, идеальная фигура, железная выдержка и... слишком мало поводов для улыбок.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Нарцисса Малфой
    Общий /Драма / || джен || G
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 464 || Отзывов: 1 || Подписано: 0
    Начало: 31.12.18 || Последнее обновление: 31.12.18

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


И она улыбается...

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Нарциссе семь.

Она любит гулять в саду ранним утром, кормить с рук белок и слушать пение птиц. Однако делает она все это очень тихо и осторожно и никогда никому об этом не рассказывает, ибо наследникам чистокровных фамилий такое поведение не пристало.

Мама учит ее танцам и презрительно поджимает губы, когда у дочери не получается очередное па.

- Смотри, как делает Белла, дорогая, - строго говорит мать.

Беллатрикс самодовольно ухмыляется и изящно делает реверанс.

Маленькая Цисси пытается повторить движение, но оступается, больно подвернув ногу. Под длинным платьем ничего не видно, и со стороны кажется, что проклятый реверанс наконец-то получился. Белла царственно кивает, а Цисси пытается сдержать слезы.

- Неплохо, милая, - мама благосклонно улыбается. – Девочки, не забудьте, учитель изящных искусств придет через час.

- Цисси, все в порядке? - ее состояние, как всегда, замечает только Андромеда.

- Все хорошо, правда, - Нарцисса улыбается, молясь про себя, чтобы слезы не хлынули из глаз.

Потому что по-другому нельзя.

***

Нарциссе десять.

У нее идеально ровная спина, тонкие руки и темные круги под глазами от недосыпа. Через три месяца ей исполнится одиннадцать, и наконец прилетит сова с письмом из Хогвартса. Но уже сейчас она нет-нет, да и поднимает взгляд в небо – не мелькнет ли где-нибудь совиное крыло. Ей очень хочется поехать в школу, и не потому, что Белла и Меда уже там. Она мечтает взять в руки волшебную палочку и попробовать сделать те заклинания, о которых читала в книгах. Конечно, пределом мечтаний была бы прогулка по Косому переулку, но единственное, что ее ожидает, это поход в магазин мантий мадам Малкин. Потому что «бегать, сломя голову, по улицам, словно плебей», наследнице чистокровной фамилии не пристало.

Через три месяца она стоит на стуле в магазине мантий на примерке и уныло смотрит на свое отражение в зеркале. Новенькая мантия сидит идеально. У Нарциссы все идеально, и от этого хочется кричать. Однако она лишь тихо вздыхает, слушая восторженные щебетания мадам Малкин и украдкой бросает взгляд через окно на улицу. Там стайка ребят ее возраста толпится перед магазином спорттоваров, восторженно взирая на новую метлу, выставленную в витрине. Нарциссе всегда было интересно – каково это – летать на метле? Ей, наверное, никогда не придется испытать это чувство. Один только намек на эту тему вызовет у maman сердечный приступ.

- Великолепная мантия! – восклицает леди Блэк. – Не правда ли, дорогая?

- Да, мама, - Нарцисса улыбается, но сразу опускает глаза в пол и быстро-быстро моргает.

По-другому просто нельзя.

***

Нарциссе пятнадцать.

Она лежит на кровати у себя в комнате, уткнувшись в подушку, и рыдает в голос. За шум ей беспокоиться не приходится, потому что заглушающие заклинания она накладывать давно научилась. Слезы текут по щекам непрерывным потоком, тушь некрасивыми разводами отпечаталась на подушке. Но ей все равно. Она судорожно стискивает в пальцах мятую простыню, всхлипывает, на миг затихает, а потом начинает плакать с новой силой.

Сегодня Андромеда официально перестала быть членом почтеннейшего и благороднейшего семейства Блэк. Ее имя выжгли с семейного дерева. Нарцисса прочитала письмо от матери, выслушала гневные вопли Беллы, а потом со всех ног бросилась к себе в комнату, чтобы дать волю слезам. Белла лишь довольно хмыкнула, полагая, что Нарцисса также возмущена поведением сестры. Вот только сама Цисси никогда ей не признается, что причина ее слез совсем не возмущение. Андромеду вычеркнули из семьи. За что? За самое светлое и искреннее чувство? Ну и что, что она полюбила магла? От таких мыслей ей становится страшно. Хорошо, что никто из близких не владеет легилименцией. Чувство отчаяния снова охватывает ее, вытесняя страх за недозволенные мысли. Меды больше нет. Она жива и (Нарцисса очень надеется) счастлива, но вероятность того, что они еще встретятся, очень мала. Больше не будет разговоров по душам, известных только им двоим, не будет прогулок по темным коридорам Хогвартса за полчаса до отбоя, и не будет улыбки Меды, той самой – доброй и теплой, после которой поднимается настроение. Ничего не будет…

- Цисси, где ты? – повелительный голос Беллы нарушает ее уединение.

Нарцисса торопливо вытирает лицо, смотрится в маленькое зеркало и с помощью волшебной палочки убирает следы слез с лица.

- Белла? – она приподнимает полог над своей кроватью и удивленно смотрит на сестру. По крайней мере, она очень надеется, что ее удивление выглядит искренним. – Ты что-то хотела?

- Что ты тут делаешь? – требовательно спрашивает Белла.

- Это моя комната.

- Я имею в виду, почему ты не на ужине?

- Ах, - Нарцисса изящно вскидывает руку и прижимает пальцы к виску. – У меня нет аппетита. Голова разболелась. Сама понимаешь, такие новости.

- Новости? – Белла в недоумении смотрит на нее.

- Ну ты же знаешь, из-за Меды… - начинает Нарцисса, но Беллатрикс перебивает ее шипением потревоженной змеи:

- Не упоминай при мне имя этой мерзавки! Предательница крови!

Нарцисса морщится теперь по-настоящему. Белла, не замечая ее состояния, выходит из ее комнаты, громко хлопнув дверью.

Цисси опускается на кровать, потом забирается на нее с ногами, запахивает полог и утыкается лицом в подушку. Белла никогда не узнает истинную причину ее побега. Хорошо, что в своей комнате всегда можно уединиться. А следы от слез всегда можно скрыть с помощью заклинаний.

По-другому просто нельзя.

***

Нарциссе двадцать.

Она откидывает с лица тонкую вуаль фаты и критически оглядывает себя в зеркале. Идеальное платье, идеальная фигура, идеальная прическа. Идеальная невеста, идеальный жених…

Да, Люциус действительно идеален. Идеальная партия для нее. Чистокровный наследник известной во всей Европе семьи, воспитанный, элегантный, с безупречными манерами. Нарцисса помнит еще по Хогвартсу его ухаживания, вызывающие завистливые вздохи соседок по комнате. Он ей нравится, всегда нравился. Еще бы, самый завидный жених.

Нарцисса даже почти готова сказать, что влюблена, только…

Только она всегда будет помнить, как простой магл Тед Тонкс смотрел на ее сестру. Нарцисса видела их всего один раз, и то случайно. И именно тогда она поняла, что так выглядит настоящая любовь. Люциус никогда на нее так не смотрел, да и вряд ли станет. Выражение чувств на публике - это моветон, как любит повторять ее матушка. Зато у ее будущего мужа есть имя, наследство, связи, словом, все то, что так необходимо для беззаботного существования. А любовь… Нарцисса смаргивает набежавшие на глаза слезы и расправляет плечи. Потом приподнимает подбородок и улыбается своей самой очаровательной улыбкой. Идеальная невеста. Родители и гости будут довольны. А любовь…

О любви она подумает потом.

Сейчас нельзя.

***
Нарциссе сорок.

Она стоит в зале собственного дома, опустив глаза в пол. Её состояние выдают только стиснутые в замок пальцы.

- Люциус разочаровал меня, - от этого мерзкого шипящего голоса Нарциссу передергивает.

Но она стоит перед Темным лордом, ничем не выдав своего волнения.

- Да, мой Лорд, - тихо произносит она.

- Однако, я дам вашей семье возможность восстановить доброе имя. Позови сюда Драко.

Вечером самообладание покидает Нарциссу. Она стоит перед камином, но несмотря на бушующее в нем пламя, ее трясет от холода.

- Это высокая честь, - Белла стоит рядом, и пламя в ее глазах делает ее похожей на дьяволицу. – Хватит трястись.

- Он еще ребенок, - шепчет Нарцисса. – Он еще совсем ребенок.

- Ему скоро семнадцать, - Белла презрительно морщится, - и уже давно пора повзрослеть.

- Неужели, нет другого выхода? – Нарцисса чувствует, что ее выдержка дает трещину, и заламывает руки.

- Ну, - Белла равнодушно пожимает плечами, - если ты только попросишь кого-нибудь за него поручиться…

Она бледнеет, понимая, что сказала явно лишнее, но Нарцисса крепко хватает ее за локоть.

- Поручиться? – словно в агонии переспрашивает она.

- Перестань, Цисси, - Белла пытается вырваться из ее железной хватки, но тщетно.

- Я знаю, - судорожно шепчет Нарцисса, отталкивает от себя сестру, да так, что та едва не падает, и выбегает из комнаты.

- Цисси! – Белла устремляется за ней. – Цисси, не делай этого!

Накинув мантию, Нарцисса крепко сжимает в руке палочку.

Только один человек способен ей помочь. И она сделает все, чтобы получить его согласие.

Абсолютно.

По-другому просто нельзя.

***

Нарциссе сорок три.

Она сидит за большим столом своей собственной гостиной и упрямо смотрит перед собой, потому что никакая сила не заставит ее поднять глаза и посмотреть на змееподобного монстра, крепко обосновавшегося в ее особняке. Ее ненависть к Волдеморту настолько сильна, что ей приходится удивляться, как он до сих пор этого не заметил. Очевидно, привычка скрывать свои чувства и эмоции, неплохо помогает и в этот раз.

- Твоя палочка, Люциус. Я хочу получить твою палочку*.

Нарцисса продолжает смотреть прямо перед собой, поэтому не видит лица мужа, но она буквально чувствует его страх. Не успев даже подумать, она быстро опускает руку под стол и сжимает его запястье. Люциус едва заметно вздрагивает, но вытаскивает свою палочку и протягивает ее Темному лорду. Затем поворачивается к жене и также едва заметно ей кивает. Лишь уже лежа в кровати и прислушиваясь к каждому шороху, Нарцисса понимает, где она видела такой взгляд. Именно так Тед Тонкс смотрел на Меду.

Нарцисса резко встает, накидывает себе на плечи теплую шаль и бесшумно выходит из комнаты. В Малфой-мэноре тихо, лишь под ее ногами слабо скрипят половицы. Она подходит к комнате сына и осторожно приоткрывает дверь.

Драко лежит на своей кровати. Одеяло сброшено на пол. Нарцисса подходит, поднимает одеяло и укрывает сына. Драко что-то шепчет во сне. Глаза мечутся под веками. Нарцисса кладет свою прохладную руку на его горячий лоб. Драко на миг замирает, а потом расслабляется. Веки больше не ходят ходуном. Он поворачивается на бок и начинает тихо сопеть. Нарцисса прикусывает себе руку и быстро выходит из комнаты.

- Клянусь, я спасу вас, - беззвучно шевелит она губами. – Клянусь своей жизнью!

***

- Драко, иди сюда, посмотри, как следует. Как ты считаешь?

Они все стоят в большой гостиной. В центре комнаты трое связанных пленников.

- Не знаю я, - Драко старается не смотреть на распухшее лицо одного из них и пятится к матери.

Нарцисса вскидывает подбородок.

- Мы должны знать наверняка, Люциус! - холодно говорит она, пытаясь послать ему хотя бы какой-то мысленный импульс. – Нужно совершенно точно убедиться, что это Поттер, прежде чем вызывать Темного лорда.

Заболтать, отвлечь, сделать все, что угодно, лишь бы оттянуть его появление. Она внимательно смотрит на пленную девочку.

- Постойте! Да! Она была с Поттером в ателье мадам Малкин! Я видела фотографию в «Пророке»!

Холодный и резкий тон ее голоса помогает забить на корню так некстати пробудившееся чувство вины.

Она почти рада появлению бывшего домашнего эльфа и с совсем не сестринскими чувствами наблюдает за Беллой, на которую обрушилась вся мощь гнева Темного лорда за побег пленников.

Через некоторое время становится известно о проникновении Поттера и его дружков в Гринготтс, и Нарцисса в последнюю секунду успевает оттолкнуть Драко и увернуться сама от смертоносного заклятия.

- Цисси, - шепчет Люциус пересохшими губами, но тут же ежится от ее взгляда и замолкает.

Скоро все закончится, говорит сама себе Нарцисса. Надо просто подождать.

По-другому просто нельзя.

***

- Авада кедавра! – зеленая вспышка смертельного заклинания ударяет Гарри Поттера в грудь, и тот валится на землю.

Нарцисса прикрывает глаза. Эмоции скрыты под надежным панцирем, только сердце предательски стучит. Он такого же возраста, что и Драко. Драко… Где ты, сынок?

Темного лорда самого отбрасывает в сторону, и у Нарциссы на краткий миг вспыхивает надежда, что заклинание зацепило и его. Но нет, он поднимается, отталкивая так некстати вмешавшуюся со своей помощью Беллу.

- Мальчишка… мертв? Ты! – от грозного окрика Нарцисса вздрагивает.

Она смотрит на Волдеморта, понимая, что он обращается к ней. Палочка в его руках превращается в хлыст, который больно бьет Нарциссу по плечу. Она вскрикивает.

- Осмотри его. Доложи мне, мертв он или нет.

Нарцисса на негнущихся ногах подходит к Поттеру, опускается перед ним на колени и прикасается к лицу. Веки Поттера едва заметно вздрагивают, и Нарциссу спасает только ее хваленая выдержка. Она осторожно скользит рукой ему под рубашку и чувствует, как быстро бьется его сердце.

- Драко жив? Он в замке? – еле слышно спрашивает она, наклоняясь к Поттеру максимально близко.

- Да, - выдыхает тот.

На раздумье уходит полсекунды.

- Он мертв! – она выпрямляется и смотрит Темному лорду в глаза.

Дальнейшее она помнит смутно. Толпа Пожирателей смерти, ревя от восторга, почти несет ее к Хогвартсу, а у Нарциссы в голове звонит одна-единственная мысль – сын, мне надо найти сына.

На «воскрешение» Гарри Поттера она не обращает никакого внимания. Ей не до этого. Продираясь сквозь безумную толпу, она зовет сына, и через некоторое время налетает на него. Он весь в саже, одежда порвана, на виске и подбородке кровоподтеки, но живой. Нарцисса крепко прижимает его к себе, и ее выдержка чуть не дает трещину.

Нельзя. Пока нельзя.

Она берет сына за руку и ныряет за угол. У них нет палочек, но Нарциссу это не волнует. Ей надо найти Люциуса.

Гарри Поттер и Темный лорд сходятся в последней битве. Зеленое и золотое пламя заклинаний сливаются, Бузинная палочка вылетает из рук Волдеморта, и тот замертво падает на землю. Нарцисса на миг застывает, не выпуская из своей руки руку Драко. На противоположной от нее стороне она наконец-то видит Люциуса. Живого. Тот перехватывает ее взгляд и вымученно улыбается.

В Большом зале они сидят, прижавшись друг к другу, словно не зная, имеют ли право здесь находиться. По обрывкам разговоров Нарцисса понимает – Белла погибла, ее убила Молли Уизли. Странно, но эта новость лишь едва задевает ее. Она почему-то вспоминает о Меде. Где она сейчас?

На плечо Нарциссы ложится чья-то рука.

- Выпейте это, - Минерва Макгонагалл протягивает ей помятую жестяную кружку с каким-то дымящимся напитком. – Не повредит.

Нарцисса принимает кружку из ее рук и слабо улыбается.

Потому что теперь, наверное, можно.

***

Нарциссе сорок пять.

Она идет по тихой улице, вглядываясь в номера домов на дверях.

Совсем недавно семейство Малфоев вернулось из ссылки во Франции. Хотя ссылкой это можно назвать с натяжкой.

Благодаря заступничеству Гарри Поттера вся семья отделалась серьезным штрафом, а также постановлением на два года покинуть Великобританию. Люциус весьма кстати вспомнил о небольшом имении в Провансе, и вскоре вся семья покинула Малфой-мэнор. На палочки всех Малфоев были наложены ограничения. В течение двух лет они могли применять только бытовые чары. Нарцисса хотела поблагодарить Поттера, но не смогла к нему пробиться.

Вернувшись обратно домой, она решила во что бы то не стало встретиться с героем магического мира, и после некоторых ухищрений ей это удалось.

Особого разговора не получилось. Поттер был весьма смущен, отмахивался и что-то бормотал о том, что она тоже его спасла, поинтересовался их делами, и окончательно замолчал. Нарцисса, как истинная леди прекрасно понимала, что не стоит затягивать визит. Однако уже стоя на пороге, она вспомнила об одной очень важной для нее вещи.

- Мистер Поттер, а вы что-нибудь знаете о… Тонкс?

- Она погибла, - Поттер хмуро посмотрел на нее.

- Как? – хваленная выдержка дала слабину.

- В битве за Хогвартс. Вместе с мужем.

- А… - Нарцисса поняла, что речь идет о ее племяннице. – А ее мать?

- Андромеда в порядке, - Поттер кивнул. – Тедди тоже.

- Тедди? – Нарцисса удивленно приподняла тонкую бровь.

- Ее внук, - Поттер улыбнулся. – Мой крестник.

Нарцисса подошла к нему и тронула за рукав.

- У вас есть ее адрес, мистер Поттер?

И вот теперь она идет по улице, вглядываясь в каждую дверь, стараясь не пропустить дом с номером 8а.

Дом под указанным номером сразу нравится Нарциссе. Сразу видно, что здесь царит уют и любовь. Стараясь унять невесть откуда взявшуюся дрожь, она поднимается по ступенькам к двери и осторожно нажимает на блестящую кнопку звонка.

Дверь распахивается почти сразу. На пороге стоит Андромеда. Цисси вздрагивает. Белла и Меда всегда были так похожи.

На руках у Меды маленький мальчик. Он увлеченно сосет большой палец. Увидев Нарциссу, он улыбается и утыкается Меде в плечо.

- Цисси, - изумленно выдыхает Андромеда.

- Здравствуй, - Нарцисса чуть улыбается. – Впустишь?

Меда молча отходит в сторону, а когда Нарцисса входит в дом и протягивает ей руку, то также молча ее сжимает. И это пожатие стоит многочасовых разговоров.

Нарцисса впервые за много лет чувствует, что дышать становится легче, и улыбается шире.

Теперь, наверное, точно можно.

***

Нарциссе шестьдесят пять.

Она выходит на улицу, кутаясь в теплую шаль, и с наслаждением вдыхает прохладный воздух. После душного зала, битком набитого гостями, собравшимися по случаю семнадцатилетия Скорпиуса – ее внука, ночная прохлада кажется неземным раем. На скамейке сидит Андромеда и машет ей рукой.

- Устала? – она двигается в сторону, освобождая место.

- Нет, - Нарцисса мягко улыбается и присаживается возле сестры. – В доме слишком жарко…

- И шумно, - добавляет Меда.

- И шумно, - повторяет Нарцисса.

Они смотрят друг на друга и вдруг одновременно произносят:

- И хорошо! – и начинают смеяться.

Успокоившись, они смотрят в небо, пытаясь разобраться в хитросплетении созвездий.

- Вики скоро рожать, а она до сих работает, - задумчиво произносит Меда и качает головой. – И куда только Тедди смотрит?

- А что говорят врачи?

- Говорят, что все хорошо, противопоказаний нет.

- Тогда, наверное, сами разберутся, - Нарцисса пожимает плечами.

- Они мне тоже так говорят, - голос Меды звучит чуть обиженно. – Хотя, зачем я вмешиваюсь.

- Вот и правильно.

Они снова сидят молча, просто наслаждаясь сладким вечерним воздухом.

- Рози красивая девушка, – говорит Меда. – Как она тебе?

- Хорошая, но лишь бы нравилась Скорпиусу, - Нарцисса машет рукой. – Хотя у него, кажется, все серьезно. Я, честно говоря, опасалась, что он кроме своих драконов, ничего не видит. Слава Мерлину, ошибалась.

Дверь дома открывается, и громкая музыка и смех нарушают очарование уличного вечера.

- Мама, Меда, - Драко быстро подходит к ним. – Все в порядке? – в его голосе звучит тревога.

- Что такое, сынок? – Нарцисса выпрямляется.

- Вы хорошо себя чувствуете?

- Прекрасно, - Андромеда пожимает плечами.

- Да, - соглашается Нарцисса.

- Вы обе вышли, и вас уже так долго нет.

- Все в порядке, сынок, - Нарцисса ласково улыбается. – Мы просто сидим. Смотри, вечер какой, - она усаживается удобней. – Не волнуйся.

- Тогда хорошо, - Драко улыбается.

- Иди в дом, мы скоро придем, - Нарцисса приглаживает ему волосы. – Дай двум старушенциям обсудить их дела.

- Так уж и старушенциям, - Драко хмыкает, однако поднимается и возвращается в дом.

- Хороший вечер, - говорит Андромеда, смотря в небо.

- Прекрасный, - соглашается Нарцисса.

Две сестры сидят в саду на скамейке, плечо к плечу, и улыбаются.

Потому что можно. Теперь уже точно можно!

__________________
* Здесь и далее выдержки из "Гарри Поттер и Дары смерти"
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100