Sereevaas    в работе

    Меня должны были убить еще при рождении, ведь я - угроза для мира людей. А теперь врата в Ад открыты, демоны на свободе, а я по глупости подписала договор с одним из них. Я пообещала все исправить, но как это сделать, если на меня охотятся все кому не лень, а демон-слуга норовит съесть душу?
    Оригинальные произведения: Приключения
    Юфелия
    Приключения / / || G
    Глав: 4
    Прочитано: 121 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Начало: 07.01.19 || Последнее обновление: 14.02.19

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Кодекс Демона

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1 Дорога в Ад.


Глава 1
Дорога в Ад.

Стук в дверь заставил Константина резко встать. Даже работа не смогла его отвлечь от тревожных мыслей.
- Входите! – сцепив зубы, он замер в ожидании вестей. Тяжелая дверь глухо заскрипела. В покои взволнованно вошел первый заместитель Константина, Торен.
- Ну что? - выдохнул Константин не в силах больше ждать вестей.
Торен замялся и, словно собравшись с мыслями, набрал воздух в легкие.
- Сэр канцлер, - Константину сразу не понравился официальный тон, с которого начал заместитель, – ваша сестра родила девочку.
- Что с Амелией? – канцлер выскочил из-за большого дубового стола.
- С ней все хорошо, но..., - Торен помедлил, но заметив искры ярости в глазах канцера за его медлительность, быстро отчеканил, - есть все подозрения, что родилась следующая жрица.
Константин замер. Медленно его глаза расширились.
- Повтори.
Заместитель сглотнул и покосился на дверь.
- Родилась девочка с белыми, как снег, волосами и красными радужками глаз. Я сам видел.
Ноги Константина подкосились – он рухнул обратно в кресло и нервно прокрутил перстень с большим, блеснувшим в огне свечах, рубином.
- Сколько людей знают об этом?
- Только повитуха, две служанки и я.
- Беги обратно и запри всех. Не дай информации распространиться.
Торен кивнул и выскочил за дверь. Переодевшись в рясу, Константин вызвал стражу и приказал срочно собрать совет, несмотря на позднее время.
У него был всего лишь час, чтобы разобраться во всем. Длинные русые волосы с проседью, заплетенные в косу, быстро раскачивались за его спиной при каждом шаге.
Морщины меж густых бровей и в уголках голубых глаз стали глубже - казалось, он за несколько минут стал старее. Стража поклонилась и отворила дверь в покои Амелии.
Служанки и повитуха сидели в гостиной в напряжении, нервно мня юбки ситцевых платьев. Увидев канцлера, они вскочили и поклонились. Никто из них не посмел поднять взгляда на канцлера. Двенадцатилетний Михаил, старший сын сестры канцлера, затравленно улыбнулся ему.
Махнув бездумным взглядом по ним, Константин вошел в спальню: жар, аромат парафина, пота, крови окружили его; огонь камина и свечей отбрасывали жуткие тени на стены. Канцлер перевел взгляд на закрытые двери на балкон и, не решаясь посмотреть на сестру, отворил их. Холодный воздух обжег лицо, и ему стало легче.
- Нас же услышат, - запротестовала Амелия осипшим голосом. Ткань зашуршала.
- Амелия, не вставай, - Торен тоже был здесь.
- Константин, пожалуйста, только не говори, что ты собираешься отдать дитя совету.
Канцлер поднял взгляд на сестру. Бледная растрепанная, она полусидела, облокотившись на огромные подушки. Искусанные в кровь губы горели на бледном лице, придавая ей очень болезненный вид. Константин опустил глаза на маленький сверок, который нежно сжимала сестра, и сделал шаг.
- Нет! – глаза испугано вспыхнули, и Амелия отпрянула на другой край кровати. – Торен, не позволь ему это сделать!
Торен напряженно положил руку на плечо Амелии.
- Не вставай.
Сердце колотилось пойманной птицей. Амелия сильнее прижала ребенка к себе, испугано следя как приближается Константин…
Как только Амелия увидела взгляд брата, она поняла, что участь её дочери решена.
Из глаз брызнули слезы.
- Прошу, Константин. Она ведь ничего не сделала. Она твоя племянница! Умоляю!
- Покажи её. Я должен удостовериться, что это не ошибка.
Амелия замялась, переводя взгляд то на Торена, то на Константина. Слезы не прекращая струиться, стекали по щекам, подбородку и крупными каплями падали на маленький сверток, который закряхтел и пошевелился.
- Это наша расплата за убийство жриц. Господь хочет, чтобы они жили. Ты разве не видишь?
Руки Амелии опустились. Маленькое, словно кукольное личико показалось из ткани. Жиденькие белые волосики обрамляли лицо, миниатюрные ручки дернулись и схватились за мамин пальчик. Амелия громко всхлипнула. Почувствовав неладное, маленькая жрица открыла глаза. Сердце Константина пропустило удар. Он шумно втянул воздух. Черные зрачки младенца окружали красные радужки. Амелия как волчица взвыла, прижала ребенка к груди и громко заплакала. Маленькая жрица закряхтела вслед за ней.
Константин упал на кресло возле камина.
- Значит это правда....
- Константин, я тут подумал: ей можно выколоть глаза, чтобы никто не узнал, что она жрица. А волосы, ну у многих светлые волосы. Как-то решим этот вопрос.
- Господи! Торен! Что ты несешь? – закричала Амелия. – Это же наш ребенок!
- Это для неё единственный выход. Тогда никто не узнает, - повысил голос Торен, пытаясь перекричать маленькую жрицу. – Дай, наконец, ей грудь.
Амелия покраснела и кинула взгляд на сидящего полубоком Константина.
Канцлер уставился на языки пламени невидящим взглядом. Он все думал, как заставить совет оставить в живых младенца.
Последние двести лет жриц убивали при рождении. Каждые несколько лет рождалась новая и каждую совет приговаривал к смерти. Стоит ли поступить как всегда? Оставить жрицу в живых – большой риск.
Но за время отсутствия демонов церковь ослабла. Без жрицы и её силы исцеления люди утратила веру в Бога. С каждым годом поломников все меньше, пожертвований тоже.
- Константин, - не выдержала Амелия. – Что ты намерен делать?
Он медленно повернулся.
- Если мы оставим жрицу в живых, то демоны могут вернуться в мир людей.
Тягостное молчание накрыло комнату, сдавливая сердца присутствующих, которые предчувствовали неминуемость приговора.
Торен погладил жену по руке и, собравшись с мыслями, заговорил:
- Если жрица никогда не выйдет за стены Святой Земли, этого не случится. Мы ведь всегда сможем убить её. Посмотри с другой стороны, если мы объявим, что родилась жрица, то церковь вновь восстанет из пепла. Только представь: жрица будет исцелять нуждающихся прихожан, пойдет молва… Людям нужно чудо! Уже многие считают демонов – вымыслом. С каждым годом прихожан все меньше. Сейчас идет война и людям нужна надежда. Она, - Торен махнул в сторону младенца, - решение наших проблем. Ты хотел рычаг влияния на другие страны – вот он. Господь снова и снова возвращал жрицу на Землю. Амелия права: если бы жрица не должна была быть здесь, она бы и не рождалась. Это знак свыше.
Амелия, тяжело выдохнув, спустилась с кровати и медленно подошла к Константину. Её руки дрожали, когда натужно улыбнувшись, она протянула руки с младенцем. Брови Камаэля удивленно поднялись, но, все же, он принял маленький горячий сверток.
Дыхание участилось. Канцлер посмотрел на мирно спящую краснощекую девочку. Вдруг она улыбнулась во сне, и непроизвольно Константин ответил ей улыбкой.
- Пожалуйста, Константин! – взмолилась Амелия. – Юфелия не должна умереть так.
- Юфелия? – выдохнул он. - Ты хочешь назвать её в честь нашей матери?
Сквозь слезы Амелия улыбнулась и кивнула. Сердце Константина защемило.
- Есть вероятность, что я не смогу уговорить совет.
- Я в тебя верю, - широко улыбнулась Амелия. И шепотом добавила, - Спасибо.
Канцлер Константин сглотнул вставший ком в горле и вновь опустил глаза на маленькую жрицу.
- Юфелия всю жизнь проживет в стенах Эль Сааба. Жизнь она посвятить исцелению людей и служению Святой земле, - произнес он и про себя добавил: “В любой момент я смогу убить её, чтобы уберечь Землю от возвращения демонов”.

*
Замерев на секунду перед массивной исписанной рунами дверью, Юфелия нервно откинула с лица покачивающуюся нить из белого жемчуга. Дверь тяжело вздохнула и распахнулась. Солнце ослепило. Нахмурившись, она как в пропасть сделала шаг.
Разговор оборвался на полуслове. Присутствующие в просторном бальном зале повернули головы к только что вошедшей жрице. Мелодия виолончели запнулась и рассыпалась.
Словно белоснежный ангел, спустившийся с небес, она ступила на мраморный пол и обвела своими бесцветными пугающими глазами залу. Нити жемчуга и камней ниспадающие с прически колыхнулись от движения головы и заиграли огнями, бросив на лицо и грудь сотни маленьких бликов.
Юфелия нахмурилась и, найдя взглядом своего дядю Константина, поспешила к нему. Наваждение прошло, и все, словно опомнившись, зашептали. Музыка вновь заструилась из-под смычка.
- Да прибудет свет, канцлер, - Юфелия сделала реверанс и, не обращая внимания на юношу лет четырнадцати рядом с Константином, резко встала. - Почему вы не предупредили меня, что здесь будет столько людей? Я не цирковая лошадь, чтобы мою работу выставлять напоказ!
Константин резко схватил жрицу за локоть и развернул, так чтобы она расслышала его тихий голос:
- Рядом со мной - принц Александр. Будь вежливой, пожалуйста,… Ты же знаешь, что мы зависим от Империи Феникса.
Прозрачные брови взлетели, а белые ресницы задрожали от раздражения. Юфелия ненавидела, когда канцлер заставлял её исцелять прилюдно.
Она постоянно видела во взгляде людей из-за границ Святой земли смесь благоговения, страха, любопытства. На Святой земле было то же самое, но иногда, особенно при разговоре с Константином или преподавателями она чувствовала презрение; они считали её диким зверем, в любую минуту которое может напасть; в её словах всегда искали подтекст. Жрице не доверяли. Её боялись. Преклонялись. Она выросла в окружении людей, которые опасались подойти слишком близко. За каждым сказанным словом она чувствовала любопытство, как при виде редкого зверя. Да, она была зверем. Опасным, полезным зверем.
А она больше всего на свете хотела стать обычным, ничем не примечательным человеком. Смеяться с подружками служанками за углом, пока не придет хозяйка, завести семью.
Юфелия перевела взгляд с руки Константина, отпустившей её локоть, на младшего из пяти принцев Империи Феникса Александра III.
Черные как смоль короткие волосы ложились завитками и обрамляли смуглое лицо. Карие глаза на миг расширились и, уловив взгляд жрицы, он замер. Юфелия сразу вспомнила как служанка рассказывала, что принцы Империи Феникса похожи на демонов и улыбнулась. Она ожидала увидеть более властного, высокомерного принца, а увидела испугавшегося её мальчишку.
Холодок пробежался по спине Александра. Жрица наводила благоговейный ужас.
Скромное белое платье до пят подчеркивало округлые формы, мертвецки бледная кожа, белоснежные волосы, собранные в причудливую прическу делали её похожей на призрака.
Александр остановил взгляд на алых губах единственным ярким пятном светившимся на ней и непроизвольно сглотнул: слухи не врали. Внешность жрицы испугала его, но больше всего его испугали глаза.
Не возможно было понять, сколько ей лет. Невысокая. Одного роста с ним. Она могла быть еще совсем юной девушкой или же тридцатилетней женщиной.
Жрица выдохнула и элегантно сделала реверанс, подняв на него глаза. Белые радужки глаза сливались с белком. Черный зрачок маленькой бусинкой бегал в глазницах, пронзая своим острием.
“Если бы демоны были не мифом, их глаза должны были бы выглядеть точно так же”, - подумал он.
Принц машинально кивнул на её приветствие все еще не в силах отвести взгляда. Присутствующие в зале исподтишка поглядывали на них. Как только Константин громко подозвал слуг поставить стулья посреди зала, все разом как-то воодушевились и окружили их.
Юфелии сразу стало тяжело дышать, и она раздраженно повела плечом. Александр тяжело рухнул на свой стул, повесив трость на спинку.
Уловив недовольный взгляд жрицы, принц нервно посмотрел на Константина.
Канцлер Святой земли взмахнул рукой и гомон стих.
Юфелия шумно втянула воздух и, взяв себя в руки, наклонилась.
Принц был почти уверен, что кожа жрицы холодная, но руки жрицы были почти горячие. Аромат роз пощекотал нос и Александр чихнул.
Равнодушно Юфелия присела на придвинутый слугами стул. Александр подавил желание выдернуть руку.
Жрица прикрыла глаза и наклонила голову. Юный принц заметил глубокую складку меж сливающимися с кожей бровями.
Вдруг он почувствовал жар от её рук. Жар усиливался. Александр взволнованно бросил взгляд на канцлера Константина. Дрожь пронзила тело жрицы и передалась Александру. Ещё мгновение и жар охватил его спину.
Шумный полустон-полувыдох - и жрица откинулась на спинку кресла.
Александр растерянно моргнул, толком не поняв, что должен сейчас чувствовать, но боли не было.
Год после падения с лошади он с трудом мог ступать на одну ногу, и все передвижения давались ему с величайшим трудом. Боль стала его частью.
И вдруг она пропала.
Недоверчиво он согнул ногу и осторожно встал со стула.
Боли не было. Он посмотрел на улыбающегося Константина и обернулся к жрице. Та как раз медленно вставала. Она стала еще бледнее, чем была.
Присутствующие восторженно зааплодировали, а жрица сделав реверанс поспешила из зала. Александр пытался уловить её взгляд, чтобы поблагодарить, но она так и не оторвала глаз от пола.
Все плыло перед глазами Юфелии. Это было второе исцеление за день. Её предел. Всего два человека в день она могла исцелить. Много это или мало? Юфелия не знала. Но она точно знала, что остальные жрицы были сильнее. Она была самой слабой из двадцати семи жриц.
Но сегодня, именно сейчас, Юфелия должна была собрать все свои последние силы и исполнить план, что она вынашивала много месяцев.
План побега из золотой клетки под названием Святая земля.
Дверь за спиной Юфелией захлопнулась, отрезая её от оглушающих звуков зала.
Уловив любопытный взгляд стражника, она, почти срываясь на бег, поспешила по коридорам. Радостное возбуждение придавало сил.
“Я скоро буду на свободе!”
Сегодня в связи с приездом принца Империи Феникса была суматоха на Святой земле. Именно это и должно сыграть на руку Юфелии.
Час спустя, без подозрений привычно распустив служанок, жрица переоделась в одежду для тренировок: рубаха, заправленная в облегающие брюки и высокие сапоги, а поверх накинула самый неприметный плащ. Юфелия уцепилась за мощную ветвь плюща и спрыгнула со второго этажа балкона.
Заметив стражника, она спряталась с тени деревьев и натянула капюшон сильнее. Сердце отчаянно билось в сомнении.
Весело хохоча, парочка в бальных нарядах прошла мимо, ища уединенное местечко. Юфелия побежала дальше, приближаясь к громкой музыке и гомону бального зала замка Эль Сааб.
Тут вдруг жрица заметила высокую фигуру в яркой белой парадной мантии экзорцистов. Золото нашивок на рукавах и стойке воротника переливалось в огнях освещенного зала. Юфелия вжалась в ствол каштана, моля чтобы главэкзорц Михаил, а по совместительству её брат, не заметил её.
Он ни за что не позволил ей выполнить задуманное. Он не понимал её. В последний их разговор они чуть не поругались на эту тему.
Михаил, словно почувствовав что-то, огляделся. Жрица в этот момент двести раз пожалела, что решилась на побег.
Взгляд синих глаз Михаила лизнул по каштану, за которым пряталась Юфелия, и скользнул дальше.
- Главэкзорц! – крикнул кто-то за его спиной, он обернулся.
Юфелия шумно выдохнула от облегчения и, дождавшись, когда брат скроется за колонами замка, побежала в сторону конюшен, где были оставлены кареты приглашенных.
Юфелии казалось, что прошли часы, перед тем как кто-то решил уехать с бала. За время двадцатиминутного ожидания у жрицы с непривычки затекли ноги и спина. С трудом встав, она поковыляла к амбару, волоча затекшую ногу. Спрятавшись за приготовленной каретой, Юфелия услышала голоса и в панике забралась под нее. Как назло карета остановилась над лужей. Промокнув, Юфелия вцепилась в рейки днища и запоздало подумала, что плащ будет волочиться по дороге, норовя попасть под колесо.
Карета тронулась. Юфелия боялась разжать пальцы и молила всех жриц-предшественниц помочь ей.
Руки и ноги тряслись от напряжения, но Юфелия твердо намеревалась сбежать и изо всех сил держалась.
Карета не торопясь выехала на главную дорогу и, подъехав к воротам, с глухим скрипом остановилась.
Сердце Юфелии задребезжало от волнения. Кое-как перехватив мокрую и грязную накидку, она запихнула её между ног, моля, чтобы никто не заметил её телодвижений.
Ворота открылись, карета двинулась дальше и Юфелия, наконец, смогла вздохнуть спокойно.
“Я смогла! Я сделала это”.
Руки с трудом держали - она повисла, норовя удариться спиной об мостовую. Ощутив долгожданную свободу, жрица вдруг почувствовала всю тяжесть своего тела и, не удержавшись, рухнула на мостовую. Испугавшись, она сжалась в комочек, ожидая, что тяжелое колесо ударит её. Проходили секунды, минуты, но ничего не происходило, а стук колес кареты удалялся.
Юфелия распахнула глаза и вскочила, чуть не сбив пожилую женщину, наклонившуюся к ней. Испуганно Юфелия натянула накидку на волосы и, уловив удивленный взгляд старушки, стремглав побежала.
Забежав за угол, Юфелия вжалась в стену, искоса поглядывая на слабоосвещенную площадь.
Тяжело дыша, она краем капюшона вытерла со лба пот. Растущий месяц ухмылялся в ночном небе. Юфелия широко улыбнулась в ответ и, не сдержавшись, рассмеялась.
На воле даже дышать было легче! Жрица, выглянув, посмотрела на далекие и такие яркие от освещения ворота замка Эль Сааб.
“Еще много работы. Рано радоваться”, - отдернула она себя и, пытаясь сохранить спокойствие, быстрым шагом направилась в сторону выхода из Кварталов экзорцистов.
Юфелия погладила сумку, где лежали драгоценности, которые она надеялась обменять на лошадь и припасы в дорогу. Наконец, она сможет ускакать из этого проклятого места.
Дойдя до ворот, жрица в нерешительности остановилось. Двое стражников стояли у выхода в открытые ворота по эту сторону и двое – по ту.
Стиснув зубы, она направилась в их сторону. Пульс стучал где-то в висках - и Юфелия не стразу услышала, как один из стражников прогремел:
- Стой!
Что-то внутри Юфелии оборвалось. Она вздрогнула и обернулась.
- Скинь капюшон! Через ворота запрещено проходить инкогнито! – грозно крикнул он. Юфелия задрожала, искоса глянув в проем.
- Извините! – заикаясь, крякнула она и скинула капюшон. Не поднимая глаз, она пролепетала: - Елена Прусская. Я служанка у господина Рональда Дорам. Моля, чтобы её волосы не выбились из-под платка, Юфелия изо всех сил старалась казаться спокойной.
- Подожди. Я тебя не помню. Когда ты входила? – пристал стражник.
Юфелия не выдержала и украдкой взглянула в самодовольное и горделивое лицо стражника. Вдруг она поняла, что стражник пользуется своей маленькой, но, все же, властью, распуская хвост перед молоденькими служанками, но Юфелия понимала, что это может выдать её. Её глаза. Она никак не могла изменить или спрятать свои глаза. После побега она хотела поселиться в какой-нибудь отдаленной от всех деревушке и прикидываться слепой.
Но сейчас она могла лишиться всего этого. Улыбнувшись, но все так же не поднимая глаз, Юфелия произнесла самым тоненьким голоском на который была способна.
- Я входила рано утром, когда солнце только встало…
- Да? Я что-то не помню тебя, хотя именно тогда заступил, - ехидно пропел стражник.
Не виси сейчас её свобода на волоске, Юфелия бы точно ударила противного стражника мантрой несколько раз.
- Что у вас здесь происходит? – знакомый голос бичом ударил Юфелию. Стражники резко выпрямились. Юфелия затряслась осиновым листом на ветру, чувствуя спиной прожигающий взгляд.
Она могла описать владельца голоса до мельчайших деталей даже с закрытыми глазами: как зеленые глаза прищурились и осмотрели её спину в плаще; как он, скривив губы, зыркнул на завравшихся стражников; как длинные русые волосы, перетянутые кожаным шнуром в высокий хвост, взметнулись от порыва ветра.
“Мне каюк”, – подумала Юфелия и грустно посмотрела по ту сторону ворот.
- Ничего не произошло, кап-экзорц Камаэль. Служанка хотела пройти в капюшоне через ворота. Мы её остановили.
Камаэль подошел ближе. Замерев как истукан, Юфелия не поворачивалась. Камаэль наклонил голову к ней и замер как громом поверженный.
Рубиновая сережка в ухе маятником раскачивалась, ловя блики факелов.
Юфелия встретилась с его ошарашенным взглядом и растянула губы в вымученной улыбке.
Рот Камаэля открылся. Не веря своим глазам, он несколько раз моргнул и, осознав, что это не видение, выпрямился и оттянул воротник-стойку белого парадного плаща экзорцистов. Серебряные нашивки на рукавах загорелись при свете факела.
- Срань Господня.., - прошептал он и, опомнившись, уже громче добавил. - Все хорошо. Это моя служанка. Она забыла у меня кое-что сделать.
Камаэль подхватил под руку и поволок Юфелию в противоположную от свободы сторону обратно в Квартал экзорцистов.
Стражники изумленно переглянулись: служанка говорила, что служит экзорцисту Дорам.
Юфелия не сопротивлялась зная, что не сможет справиться с Камаэлем. Он был кап-экзорцем первого ранга, командиром Теневого отряда экзорцистов – элитного отряда, выполнявшего тайные задания.
Прикосновение к своей руке его горячей ладони как-то успокоило Юфелию. Четыре года назад они так же полусрываясь на бег спешили по этим кварталам…
Удар о холодную стену разом выбил все воспоминания из головы Юфелии.
- Что. Ты. Здесь. Делаешь? – гневно, разделяя слова, словно ему было тяжело говорить, прошипел он. Горячее дыхание Камаэля окутало Юфелию.
- Я не могу больше…- выдохнула она и разом задохнулась от его гневного взгляда.
- Юфелия тебе нельзя покидать стены Эль Сааба, - воскликнул Камаэль и, спохватившись, огляделся: не привлек он к ним лишнее внимание.
- Поговорим, когда вернешься в замок, - Камаэль схватил Юфелию за руку, но она яростно выдернула её.
- Я никуда не пойду! – не выдержав, Юфелия крикнула и в тот же миг горячая рука Камаэля зажала ей рот.
- Тихо!
Испугавшись, что придушит её, Юфелия схватила Камаэля за запястье, но тот уже отпустил её.
- Тебе опасно выходить. Ты не понимаешь, если они узнают, что ты вышла, тебя убьют…
- Прекрати, - Юфелия больше не могла слышать этот бред. – Ты игнорировал меня последние четыре года. Продолжай делать это дальше. Я как последняя дура писала тебе на фронт, ждала тебя, а ты как вернулся так и не пришел поговорить.
- Поговорить? – Камаэль нервно рассмеялся. – Нам не о чем с тобой говорить. Юфелия, прошло четыре года. Мы тогда были детьми и совершили глупость, что собирались сбежать. Прости, но у меня слишком много работы, чтобы нянчиться с тобой. Возвращайся в замок.
Каждое слово Камаэля пощечинами било Юфелию. Уже месяц прошел с того момента, как Камаэль вернулся с войны. Она ждала его, а он даже не удосужился с ней разъясниться. Как трус избегал её.
И Юфелия решила сбежать одна. Ей опротивели люди, осточертела Святая земля.
- Отпусти меня, – Юфелия не узнала свой голос. Она опустила глаза, стараясь сдержать слезы. Она не хотела, чтобы Камаэль видел, что её мир рушился.
Камаэль сжал челюсть, пожалев о своей грубости. Он попытался дотронуться до плеча Юфелии, но она, словно ошпарившись, отпрянула от него.
- Юфелия, прости, но ты должна вернуться. Я не хочу тебя тащить волоком. Я не хочу проблем для тебя или твоего брата. Побег не удался, - смягчился экзорцист.
Юфелия подняла полные слез глаза на Камаэля. Кап-экзорц отвернулся не в силах смотреть на Юфелию. Как бы он не хотел, но при виде её сердце начинал щемить. Оно обливалось кровью при виде её слез. Он бы многое отдал, чтобы не любить её. Но они не могли быть вместе. Камаэль не мог позволить себе мечтать о семейной жизни со жрицей. Как было бы легче, не будь злополучной с ней встречи.
- Ты изменился, - с горечью прошептала Юфелия.
- Четыре года - большой срок. Прости. Я обещаю, что зайду к тебе после собрания и мы спокойно поговорим. Оставь дверь на балкон открытой. Прошу, тебе пора возвращаться, пока никто не спохватился тебя. Давай я тебя провожу. Как ты сбежала?
Юфелия помотала готовой.
- Юфелия?
- Я сама вернусь. Мне надо побыть одной.
- И все же, я тебя провожу, - Камаэль протянул руку намереваясь схватить её за локоть, но Юфелия отдернула руку. Медленно отойдя от него, она выплюнула, – Я дойду сама. Если тебя поймают рядом со мной, у тебя опять будут неприятности.
Резко развернувшись, она сорвалась с места и помчалась в сторону Собора, намереваясь пройти через него в замок Эль Сааб.
Камаэль несколько мгновений смотрел за её удаляющимся силуэтом и поспешил за ней.
Юфелия уже не разбирала дороги от слез застеливших глаза.
Она знала, что Камаэль шел по пятам за ней. Разочарование давило на неё. Камаэль все расскажет Михаилу и она теперь точно никогда не сможет повторить свой побег. Она навсегда останется в стенах этого проклятого места.

Камаэль проследил за ней до выхода из Квартала экзорцистов и понял, что Юфелия направляется в Собор. “Так вот как ты выбралась. Надо будет проследить, чтобы усилили охрану. И продумать о дополнительной слежке за жрицей в Соборе”. Камаэль проследил, как Юфелия вышла на площадь перед Собором.
Вдруг его окрикнули.
Резко на каблуках Камаэль развернулся и увидел Рональда.

Дома расступились перед жрицей - и она оказалась на площади перед Собором. Ноги еле держали её, заплаканные глаза почти ничего не видели. Покачиваясь, она отошла к переулку и, стараясь успокоиться, глубоко вздохнула. Как маленький раненый зверек Юфелия хотела забиться в нору, выплакаться и побрела в противоположную сторону от Собора.

Рональд, окрикнувший Камаэля, заговорщицки схватил его плечо:
- Куда ты это так спешишь? Следишь за кем-то?
Стараясь не привлекать внимания друга к Юфелии, Камаэль не оборачивался.
- Нет, конечно. Шел на собрание.
- Этой дорогой? – брови Ронадьда поползли наверх.
Камаэль с напускным спокойствием обошел его и повернулся так, чтобы видеть площадь. Жрицы не было - Камаэль с облегчением подумал, что она поднялась в Собор.

Юфелия добрела до безлюдного переулка и прислонилась к холодящей спину стене. Камаэль не даст ей сбежать, она была уверенна, что сейчас он невидимой тенью следит за ней, готовый в любую секунду вернуть её в Эль Сааб.
Юфелия, понимала, что ей надо успокоиться, перед тем как входить в Собор, иначе, она могла привлечь слишком много внимания.
Её побег не удался. Юфелии было обидно, но она решила для себя, что она придумает план лучше.
Успокоившись, она выглянула из своего укрытия.
Вдруг неизвестный схватил её со спины и прижал кинжал к шее. Струйка крови потекла по нежной коже. Юфелия даже не заменила противника. Удивление сменилось на испуг.
Удар по ноге каблуком, ослабил хватку противника. Жрице удалось вырваться.
- Помо… - Юфелия не успела позвать на помощь, как незнакомец проворно схватил жрицу за плащ и со стуком ударил о стену, выбив весь воздух из нее.
Платок слетел с головы и белые как снег волосы, завязанные в косу, освободились. Казалось, они освещают весь темный переулок. Неизвестный схватил жрицу за горло, рискуя сломать ей шею. Неистово она пыталась оттолкнуть его или вызвать мантру, но он был слишком силен и придушил её.
- Не рыпайся, сука! – Юфелию обдало зловонным ароматом табачного дыма. Воздуха не хватало, и двадцать седьмая жрица Юфелия потеряла сознание.


>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100