Morsus    в работе

    Жизнь обитателей мира Нонсенс полна проблем. Если в одном государстве это иссохший по таинственным причинам труп огра, то в другом ‒ устраняющая все препятствия на своём пути книга-убийца. Ну а если это не кажется проблемой, то что насчёт Тьмы, выбравшейся из-за Врат Демонов в мир людей?
    Оригинальные произведения: Фэнтези
    Адертон, Родрига, Белосвет
    Приключения || джен || PG-13
    Размер: макси || Глав: 1
    Прочитано: 69 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя
    Начало: 25.02.19 || Последнее обновление: 25.02.19

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Нонсенс

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Часть 1. Глава 1/1


Примечания:
1. Давать нелепые имена собственные — мой бзик.



Академия Алхимии, Королевство Санты


Четверо в доспехах из красного металла шли уверенным шагом по каменному полу Академии Алхимии. Возглавлявший процессию держал свой шлем в руке, в то время как его спутники шли с закрытыми головами. Они не обращали внимания на любопытных студентов и преподавателей, что безмолвно глядели на гостей. То тут, то там висели выделяющиеся на фоне серых стен салатовые знамёна с вышитыми белыми нитками силуэтами алхимической колбы, разрываемой на части, — герб Академии. Но гостям это было безынтересно, или же они умело делали вид, что безынтересно. Будучи внешне невозмутимыми, они прошествовали до ректорской башни, что высилась над всей Академией. Насколько знал лидер процессии, самые секретные разработки алхимики проводились именно здесь. Не без труда добравшись до вершины по винтовой лестнице, королевские прислужники (а именно так называли этих людей) обнаружили единственную имеющуюся поблизости дверь. Старший прислужник постучался, и вход сам собой отворился.

Глазам гостей предстал небольшой кабинет. Напротив двери у застеклённой стены стоял рабочий стол, за которым восседала коротко стриженная блондинка в зелёном платье — на вид ей можно было дать от тридцати до сорока лет. Женщина немигающим взглядом зелёных глаз сверлила новоприбывших. Из стены-окна за её спиной открывался вид на холмистую местность; длинные тени от деревьев и холмов, а также багровое небо недвусмысленно говорили о скором закате. Гости уверенно зашли в кабинет и сели на заранее приготовленные стулья, только лидер группы сел в гостевое кресло и с бесстрастным выражением лица оглядел хозяйку кабинета. У той на лице заиграла довольная маниакальная улыбка.

Разговор начал старший прислужник — бесстрастным голосом он сообщил:

— Добрый вечер, Серпена Лют. Я Келдан, старший королевский прислужник. Рад, что вы согласились уделить нам время.

Серпена Лют, ректор Академии Алхимии, не меняясь в лице, сцепила руки в замок.

— Да, конечно, — ректор говорила с такой интонацией, будто её осенило, — на самом деле я не хотела тратить своё драгоценное время на дела с Королевством, но потом подумала, что, возможно, на этот раз вы придёте ко мне не с тупым вопросом.

Келдан никак не показал недовольства. Ему уже успели рассказать о самодовольстве Серпены Лют, так что подобные слова не стали для него неожиданностью. Однако любому верному служителю короля всегда неприятно слышать, как пренебрежительно относятся к законной власти, даже если у говорящего есть на это все права: издревле Великие Академии независимы от государств, на территориях которых располагаются. И ректора получают независимость вместе с Академиями.

— Разумеется, — Келдан попытался передать в своей речи ироничное понимание, — вы очень занятой человек, и мы ценим вашу помощь, которую вы почему-то не спешите оказывать.

— В письме что-то говорилось о трупе, — не обращая внимания на подколку, решила перейти к делу мадам Лют, — но вы вроде как все живые.

Келдан позволил себе ухмылку. Он обернулся к подчинённому, на плече которого висела небольшая походная сумка — сразу угадывался волшебник и даже, скорее, лекарь.

— Труп превращён в кристалл, — объяснил Келдан, поворачиваясь к ректору.

— Вот как? — брови Серпены выразительно поднялись вверх. — Ну тогда чего же вы тянете? Сейчас же отправляемся в морг!

Келдан ругнулся про себя и мысленно посетовал на бесконечные лестницы в Академии. Однако мадам Лют не спешила выходить из кабинета. Встав из-за стола, она подошла к стене с приделанной к ней довольно широкой чёрной аркой. Серпена провела рукой под ней, и из ниоткуда появилась зелёная жидкость, заполнившая пространство под аркой. Все присутствующие в комнате без труда опознали портал.

— Извините, что не телепортировала вас в свой кабинет — запамятовала, — обратилась к гостям Серпена и шагнула в арку. Её примеру последовали и остальные.

Все пятеро уверенно прошли через арку: они делали это много раз, ведь порталы, особенно межгородские, имели популярность в Королевстве Санты, в отличие от вражеского Королевства Клауса, где телепортироваться могли лишь государственные служащие. В морге, где они оказались, на удивление гостей оказалось тепло и даже достаточно уютно, хотя второе больше являлось причиной первого. Интерьер комнаты составляли только жёлтые магические светильники и выдвижные шкафчики в стенах (где, скорее всего, хранились трупы), ну и, конечно же, портал, через который они сюда попали. Ректор не задержалась здесь: она сразу же направилась к выходу, ведя за собой мужчин. Как только они оказались в коридоре ректор замедлила ход, одновременно, чуть повернув голову, поясняя:

— Мы идём в Привилегированную Смотровую. Её создала я, — не без гордости заявила Серпена. — Ею разрешено пользоваться лишь отличившимся студентам, которым я выдала разрешение. И на каждый отдельный случай пользования нужно просить отдельное разрешение, — Келдан сообразил, что ректор наслаждалась своей значимостью. — Я слишком много сил угробила, чтобы создать эту комнату… точнее, две — вы поймёте, когда мы придём. И да, лично я в морге пользуюсь только ею.

— Простите за вопрос, мадам Лют, — начал прислужник-лекарь, — но чем так особенна эта комната?

— О-о-о-о… это приятный вопрос, — лицо Серпены стало ещё более довольным, отчасти потому, что среди гостей нашлось подобие единомышленника. — В комнате можно регулировать очень многие показатели. Температуру, интенсивность солнечного и лунного света, влажность и токсичность воздуха, его разреженность, магический фон, потоп, пламя…

— А солнечный и лунный свет настоящие? — спросил всё тот же прислужник.

— Да, как ни странно. Правда, мне пришлось сильно постараться, чтобы выведать эту технологию у Королевства Лета.

Наконец, они добрались до конца коридора, где располагалась массивная каменная дверь, у которой однако отсутствовала ручка, из-за чего прислужники приняли её за стену. Прикреплённый над дверью шестигранный кристалл сиял синим светом. Увидев это, мадам Лют переменилась в лице: вместо самодовольства проявились испуг и удивление. Но замешательство не продлилось долго: уже через секунду Серпена Лют была в ярости, — от взмаха её руки дверь резко ушла в сторону. Гостям представилась большая, но практически пустая комната, сделанная из тёмного камня. Каменный стол, частично застеклённая стена и каменная глыба, испещрённая рунами, — вот и вся комната. Перед глыбой, склонившись над ней, стоял рослый человек в синем плаще. Он глядел через стекло в соседнюю комнату, выполненную из светлого камня. С запозданием в пару секунд он осознал, что кто-то бесцеремонно зашёл в Смотровую; ещё через полсекунды он направил суровый взгляд на пришедших; и уже через мгновение кареглазый шатен с густыми зачёсанными назад волосами отобразил на лице ужас и узнавание. Серпена, судя по всему, тоже узнала юношу.

— Адертон! — гневно воскликнула она. — Что вы здесь делаете?! — судя по интонации, мадам Лют, скорее, хотела спросить «Что вы себе позволяете».

Ужас на лице молодого человека стал ещё более выразительным.

— Н-но м-мадам Лют, вы же сами подписали разрешение на пользование Привилегированной Смотровой, — пролепетал студент.

— Серьёзно? — Серпена приподняла брови, выражая сомнение. Её злость куда-то резко пропала. — Я почему-то этого не помню.

Адертон тут же взял лежащую рядом сумку и быстро извлёк из неё свиток с привязанным к нему зелёным камушком. Юноша передал свиток ректору, и та быстро изучила содержание оного.

— Хм, и вправду… — мадам Лют узнала свой почерк и про себя признала, что вполне могла забыть об этом: её идеальная память распространялась только на алхимию.

— Я бы не смог сюда зайти без ключ-кристалла, — продолжал оправдывать себя юноша, — а такие только у вас.

— Ну, это не аргумент, — уже спокойно произнесла Серпена, сворачивая свиток. — Любой талантливый алхимик может создать копию при наличии оригинала, — тут мадам Лют запнулась, поняв, что сказала лишку. — Так, Адертон, иди отсюда. У нас здесь важное дело.

— А как же мой эксперимент?! — обиженно и уже без страха возразил юноша.

— Что за эксперимент? — на лиц ректора отобразился интерес.

Но тут вмешался Келдан:

— Давайте вы обсудите это позже…

— Цыц! — прервала его ректор. — Ваш трупный кристалл или кристаллический труп — не знаю, как правильно — никуда не денется. Так что там у тебя, Адертон? — на этом вопросе Серпена подошла к стеклу и взглянула в комнату, где на металлической каталке лежал труп с сильными ранами; как поняла Серпена — от кислоты. Гости тем временем столпились за спиной ректора и тоже стали разглядывать тело.

— Эм… — неуверенно начал юноша, — вы можете заметить, что воздух в помещении за стеклом имеет желтоватый оттенок. Это один из так называемых кислотных газов.

— А если быть точнее, — перебила его Серпена, не отрывая взгляда от тела, — то пыльца Flavum Acidum?

— Н-не совсем, — робко возразил Адертон. — Взглянув на печати, вы можете заметить, что влажность в комнате с трупом высокая, а пыльца кисложёлтого цветка при таких условиях не способна к окислению.

— Хм… — ректор Лют нахмурилась, продолжая наблюдать, как газообразная кислота разъедает трупную ткань.

Не дождавшись ответа, молодой человек продолжил:

— Но я смешал пыльцу Flavum Acidum с Голубым Настоем, — после этих слов Адертон как-то странно посмотрел на ректора, словно ожидая от неё необычной реакции, которая, к слову, не замедлила проявиться: мадам Лют резко развернула голову к студенту, взглянув на него в ошеломлении.

— Но Голубой Настой усиливает свойства лишь кислот небиологического происхождения! — Келдан не без удовольствия отметил глупое выражение лица женщины.

— Всё верно, — Адертон важно кивнул, словно студент и не он вовсе, — но я предположил, что кисложёлтый цветок содержит небиологическую кислоту. Дабы проверить это, я сделал аэрозоль на основе пыльцы и Настоя.

— Странно, насколько я помню, Flavum Acidum содержит кислоту только биологического происхождения, — выражение лица Серпены вновь стало задумчивым, но уже через мгновение она пришла к какому-то решению и сказала: — Ладно. Адертон, поговорим об этом феномене позже, а сейчас очисти Смотровую.

Адертон лишь бросил быстрый взгляд на прислужников, после чего провёл рукой над печатями, и воздух в комнате за стеклом стал избавляться от жёлтого оттенка с характерным звуком всасывания газа в вентиляцию. Подхватив сумку, Адертон вышел в коридор, лишь затем чтобы войти через другую дверь к трупу и забрать каталку. Как только в коридоре послышались удаляющиеся шаги студента, Серпена обернулась к гостям и требовательно протянула руку.

— Тело, пожалуйста.

Лекарь медленно засунул руку в сумку и вытащил колбочку с зелёной жидкостью и фиолетовый кристалл. Ректор незамедлительно взяла их и вышла в коридор, но уже через полминуты прислужники могли видеть её через стекло. Серпена привезла и зафиксировала каталку, после чего положила сверху неё кристалл. Пролив на него ровно одну каплю состава, она поспешила выйти из комнаты. Кристалл тем временем увеличивался в размерах, принимая человеческие очертания. Однако, когда мадам Лют вернулась к прислужникам и взглянула на тело, её сковал шок. На каталке лежало существо, которое по всем внешним признакам напоминало болотно-зелёного огра за одним исключением: тело было невероятно худым, настолько, что имелась возможность пересчитать все кости, а глаза казались слишком огромными.

Серпене Лют понадобилось больше пяти секунд, чтобы прийти в себя.

— Однако… это, я признаю, что-то очень интересное. — прерывисто проговорила она, но, сделав пару глубоких вдохов и выдохов, уже смогла взять себя в руки. — Однако наверняка есть что-то ещё, иначе бы вы не обратились ко мне.

Келдан довольствовался произведённым эффектом, что не отразилось в его индифферентном ответе:

— Вы правы, это не всё. Мистики смогли прочитать память, которой обладало существо при жизни. По всему выходит, что оно родилось в столице и служило в королевской армии, кроме того, активно общалось с людьми. Умерло незадолго до своего обнаружения в Межкоролевском Лесу, близ Лесной Крепости Королевства Санты. Согласитесь, довольно странная жизнь для огра, верно?

Серпена вновь задумалась, на этот раз сильнее, что отображалось в характерном жесте: постукивании указательным пальцем правой руки по острому подбородку. Наконец, в зелёных глазах ректора появилась уверенность.

— Я знаю, что произошло с ним. Что вам известно о моей сестре?

— Арахна Лют? — Серпена кивнула и Келдан продолжил: — Одна из самых опасных преступниц Королевства Санты. Неизвестно откуда имеющиеся способности к управлению пауками и владение частичной трансформацией тела. Находится в бегах. Из всех преступников Королевства Санты опаснее неё считается только ныне покойный Инкантат Виндикта. Думаете, это сделала она?

— Нет, я абсолютно уверена, что это она. У меня были основания считать, что сестра прячется в Межкоролевском Лесу. И человеческие воспоминания у огра можно объяснить действием Сыворотки Рас.

На лице Келдана проявилась заинтересованность.

— Что за Сыворотка Рас?

— Навязчивая идея моей сестры. Ей хотелось научиться менять саму природу живых существ. Представителей одних рас превращать в других. Людей в гарпий, гарпий в драконов, драконов в слизней и так далее. Мне всегда казалось, что её идея обречена на провал. Но, как оказалось, нет.

— Хм… — Келдан задумался, — если она изобрела Сыворотку Рас, то это бы объяснило огра с человеческими воспоминаниями, но никак не дистрофию оного.

— Здесь всё просто. Арахна сама говорила, что дистрофия и ожирение будут являться побочными действиями Сыворотки Рас, от которых придётся избавляться. Дело в том, что огры весят раза в пять больше среднего человека, а Сыворотка должна приводить к изменению структуры тела без изменения массы. Именно поэтому мы получили огра, который весит в пять раз меньше положенного.

Келдан с прищуром глядел на Серпену Лют. В голове у него витали довольно мрачные мысли.

— Мадам Лют, скажите честно, какие ещё проекты на уме у вашей сестры?

Ректор пожала плечами.

— Не могу сказать точно, но она вроде мечтала о мировом господстве. Но поверьте, даже с Сывороткой Рас она сможет создать очень много проблем. И что-то мне подсказывает, что первый удар она несёт по Лесной Крепости.

Подслушивающий под дверью Адертон поспешил незаметно удалиться.

***


Столичная дорога на открытой местности, Королевство Клауса


Вайер Скаву уже который раз окинул взглядом деревянную повозку, что стояла посреди дороги, ведущей в столицу. И в ней наблюдалось кое-что необычное… К примеру, верхняя половина напрочь отсутствовала, из-за чего она напоминала кабриолет, а то, что от неё осталось, было сильно выжжено. Внутри повозки находилось три обгоревших трупа, ещё один — видимо, извозчик — валялся рядом с ней. Деревянные куски экипажа разбросанными валялись вокруг него — достаточный повод думать, что взрыв произошёл изнутри, а не кто-то вызвал его извне. К примеру, те двое, чьи тела валялись в отдалении, но хотя бы не обугленными, что позволяло их по свободной одежде идентифицировать как наёмников.

Вайер, кстати, присутствовал здесь не один. Место происшествия уже целый час осматривали квезиторы, или же искатели истины. Они пользовались инструментами, которые в западном Королевстве Санты могли показаться, мягко говоря, странными; к примеру, магические следоискатели, представлявшие из себя большие линзы с двумя ручками по бокам и использующиеся, исходя из названия, для обнаружения следов применения магии, или же ручной просветитель, который заставлял сиять ярко-синим отпечатки пальцев. Эти и другие изобретения в отличие от артефактов не требовали магической подпитки и работали на особых волнах, о природе которых больше всего известно инженерам, особенно тем, что выпускались из Академии Механики, располагающейся на территории Королевства Клауса. Неудивительно, что магия в этом государстве ушла в тень, хоть и не исчезла полностью, оставаясь легальной.

Вайер Скаву руководил осмотром места происшествия и ожидал посыльного, которого до этого направил в столицу кое-что выяснить. Наконец, тот явился в золотой вспышке, на то отреагировал лишь Вайера. Материализовавшийся человек, которому на вид минуло как минимум полвека, зашагал к старшему квезитору.

— Лорд Скаву, я выяснил, — начал мужчина, слегка склонив голову при обращении. — Через пять часов в столице ждали прибытия повозки с символом Ордена Ресмийцев, что перевозила какой-то ценный груз по государственному заказу.

Лорд Скаву мысленно посетовал на неприятное известие. Орден Ресмийцев имел дела с артефактами и являлся, пожалуй, единственным легальным объединением волшебников в стране. И то, что ресмийцы имели отношение к такой непредсказуемой и опасной вещи, как магия, заставляло опасаться их. А из замешательства Ордена в этом деле обещали вылиться проблемы.

«Вероятно, то, что везли эти четверо, и устроило взрыв», — размышлял Вайер. — «Интересно, а сам артефакт уничтожился?»

— И ещё, — продолжал посыльный, — я встретил советника Бурвена. Он уже знает, что вы занимаетесь этим происшествием. Лорд Бурвен просил передать, что Сенат сегодня ночью будет ждать вашего доклада.

Советник Бурвен занимался делами чрезвычайного происшествия — неудивительно, что этот маленький добродушный на вид старичок всегда обо всём извещался заранее. Лорд Скаву оглядел темнеющее небо. То, что Сенат решили собрать ночью, а не ждать до утра, говорит о высокой значимости произошедшего здесь.

— Я понял, передай, пожалуйста, что к сегодняшнему собранию Сената я буду готов сделать доклад.

Посыльный склонил голову.

— Как вам будет угодно, — с этими словами мужчина потёр одно из многочисленных колец на пальце и исчез в той же солнечной вспышке, что и появился. Лорд Скаву даже испытал мимолётную зависть: не каждому давалось без пагубных последствий пользоваться мгновенными порталами, такие люди рождались один на тысячу. Правда, они не могли перемещаться с помощью волновых колец дальше определённого радиуса от центра, контролирующего такие телепортации. Что ни говори, а даже волновая механика, столь популярная в Королевстве Клауса, имела недостатки.

Сразу за исчезновением посыльного к Вайеру подошли двое квезиторов. Один из них, не склоняя головы в отличие от своего предшественника, начал доклад:

— Взрыв в повозке произошёл около трёх часов назад, однако пассажиры погибли до него.

Лорд Скаву нахмурился, а квезитор, не дожидаясь просьбы пояснить, продолжил:

— Процедура Времени показала, что кто-то создал абсолютную темноту в радиусе двадцати метров, из-за которой Процедура не дала больше никаких результатов.

И это логично, заметил про себя Вайер, ведь Процедуру применяют, дабы увидеть, что происходило ранее в определённом месте. Правда, и у неё имелись ограничения: во-первых, она могла использоваться лишь на объектах, которые ещё в момент создания подготовили к Процедуре, и разрушенная повозка, к счастью, являлась таковым, во-вторых, против Процедуры существовали уловки, такие как магически созданные затемнения пространства и дымовые завесы, ну и в-третьих, Процедура если что-то и показывала, то в размытых силуэтах.

— Однако, — продолжал квезитор, — осмотр обгоревших тел выявил, что жертв вначале парализовало магией, затем в повозке возникло пламя, которое сожгло пассажиров с извозчиком и саму повозку. За этим последовало что-то вроде извержения, уничтожившего верхнюю часть экипажа. Наёмников, — квезитор кивнул в сторону мёртвых тел, лежащих в отдалении, — убило электрическими разрядами магического происхождения. Рядом с повозкой очень сильный магический фон, что говорит о недавнем присутствии могущественного артефакта.

Квезитор замолчал и Вайер понял, что тот окончил доклад, поэтому лорд Скаву направил требовательный взгляд на второго искателя истины.

— Могу добавить, — начал тот, — что наёмников, судя по следам, было трое. Третий дошёл до повозки, а затем направился на запад, однако следы резко прерываются через полсотни метров. Приборы сообщают, что на том месте использовали заклятие левитации — беглец, очевидно, поднял себя в воздух. И ещё, следы, идущие от повозки, глубже тех, что ведут к ней. Возможно, наёмник что-то забрал с собой из экипажа.

Лорд Скаву задумался. Объект, который везли с собой ресмийцы, исчез. Мог ли этот артефакт парализовать процессию, устроить затемнение местности с пожаром и взрывом, а затем убить электрическими разрядами двух наёмников? И если да, то почему не убил третьего? Не хватило сил? Внезапно старший квезитор вспомнил об одной вещи.

— В повозке не было чёрного ящика?

— Нет, лорд Скаву, — ответил всё тот же квезитор, который, чуть задумавшись, добавил: — и вызванное пламя вместе с взрывом не должны были уничтожить его.

Это странно. Ресмийцы всегда перевозили магические ценности в особых ящиках, дабы всячески изолировать контакт потенциально опасных артефактов с внешним миром.

— Вы определили, сколько приблизительно весят сбежавший наёмник и артефакт?

— Да, судя по вдавливаниям в почву, первый около семидесяти килограмм, а второй — пять килограмм.

Лорд Вайер попытался вспомнить, известны ли ему пятикилограммовые артефакты, способные сами по себе на парализующую, огненную и электрическую магию одновременно. Даже если убрать ограничение по весу, то на ум приходят лишь магические посохи и скипетры, но и те творят волшебство не сами. Наконец старший квезитор принял решение.

— Нужно сообщить о происшествии Сенату. Если перевозка артефакта являлась государственным заказом, то, скорее всего, этим инцидентом будут заниматься агенты из отдела советника Бурвена.

***


Столица Королевства Лета, город Лендор


Стена из вулканического камня простиралась с юга на север, так далеко, что казалась бесконечной. Тёмные тучи заволокли небо над землями, что располагались за ней, в то время как вид по другую сторону умиротворял: характерная для Королевства Лета травянистая равнина входила в контраст с Вратами Демонов, что вели в самое тёмное место во всём мире Нонсенс. Врата достигали высотой две сотни метров, что позволяло даже издалека с лёгкостью разглядеть вырезанный на них узор: круг с четырьмя делениями, в каждом из которых было вырезан по таинственному символу. Чуть ниже круга в столбик шли семь огромных слов на демоническом языке, о значении которых до сих пор гадали историки. Несмотря на всю мрачность стены и Врат, равнина оставалась спокойной и незыблемой… что не могло продлиться вечно.

В один момент над Демоническими Вратами пронеслись три чёрных дымчатых сгустка, быстро спикировавших на землю. Цветы и трава, что оказались под ними, тут же рассыпались в прах. Тёмные туманности, на некоторое время повиснув в воздухе, вдруг резко попытались собраться воедино, но что-то им мешало и отталкивало друг от друга, как бы отчаянно они не старались. Словно признав тщетность попыток, дымки разлетелись прочь от стены в разные стороны.

Белосвет проснулся и часто задышал, вспомнив, что только что ему снилось. Видение — вот, что он видел, ведь клерикам не снятся никакие сны, кроме вещих. Трясущимися руками мужчина облокотился о кровать и перешёл в сидячее положение после чего впал в задумчивость, время от времени нервно поглаживая короткую седую бороду. Он решил вначале интерпретировать сон, прежде чем сообщить о нём Коллегии. Итак, что он видел?

Демонические Врата — раз. Три чёрных дымчатых сгустка — два. Их разрушительное свойство — три. Невозможность объединения — четыре. Ещё секунда ушла у Белосвета, чтобы сопоставить всё это с мифами и легендами, которых за свою длинную жизнь он успел прочитать очень много. Картина вырисовывалась не самая приятная. В конце концов, клерик решил доложиться Коллегии.

Спустя десять минут он, одетый в белую мантию, вышел из комнаты в Святой Башне и направился вниз, к Залу Света. По пути ему встретился дежурный клерик. Решив про себя, что молодой человек быстрее добежит до колокола, дабы созвать в Зале всю Коллегию, Белосвет дал ему поручение и продолжил путь.

Оказавшись в Зале с круглым столом и сорока двумя абсолютно одинаковыми креслами, Белосвет занял своё место под звуки колокола и стал дожидаться остальных. Клерики — все в млечных мантиях — собрались полным составом лишь через полчаса, что, в общем-то, неудивительно: великие целители Королевства Лета выделялись неспешностью, особенно ночью. Как только все уселись, Белосвет встал и, быстрым жестом пригладив бороду, звучным голосом сообщил:

— Братья и сёстры по Свету! Послушайте меня! Этой ночью мне было видение, что сама Тьма пришла в мир людей из Царства Демонов!

Все отреагировали на слова старого клерика по-разному: кто-то испугался, кто-то нахмурился, а кто-то впал в глубокую задумчивость, — но никто ничего не сказал, давая возможность Белосвету высказаться полностью — дисциплина в Коллегии ценилась высоко.

— Но Тьма, как я увидел, слаба! Она не может собраться воедино, а потому поделилась на три части, каждая из которых направилась в свою сторону! Увы, я не знаю, куда именно. И посему предлагаю забыть о нашей кочевой традиции и отправить команду клериков к Небесному Чертогу за Компасом Тьмы. Пока Тьма слаба, её нужно найти и изничтожить!

С этими словами Белосвет сел обратно за стол, и, как только он это сделал, клерики начали перешёптываться. Законы Коллегии запрещали любые разговоры во время собраний, пока кто-то выступает с речью. Именно поэтому все замолчали, когда встал ещё один клерик. Святодел был моложе Белосвета на полгода, но уважали его не меньше; в основном потому, что он сильнее всех чтил традиции и Глас Древа-Матери, сборника законов Коллегии Клериков.

— Собратья! Видение, что пришло Белосвету и вправду очень серьёзно, но мы не можем забывать о том, что завещала нам сама Древо-Мать! В её Гласе ясно говорится, что Коллегия должна заниматься проблемами той местности, где она существует. Это значит, что мы не можем распространять своё влияние за пределами Лендора, иначе это будет святотатством завещанным Матерью Света делом! Всё, что мы можем, так это ждать или сообщить о видении Белосвета другим Коллегиям!

Святодел сел, однако не успели клерики начать обсуждать его речь, как Белосвет вновь встал.

— Но мы не можем сделать вид, что ничего не происходит! Мы должны бороться с Тьмой!

Клерик сел, но за ним тут же вновь встал Святодел.

— Наш собрат прав! Нельзя забывать, что Тьма рано или поздно явится! Мы должны быть готовы встретить её!

Когда Святодел занял своё место, Белосвет решил лишний раз не вставать. Вместо этого он обернулся к безмолвно сидящей по правую руку от него женщине. Яра проходила под руководством Белосвета период адаптации в Коллегии, и они успели если не сдружиться, то хотя бы стать товарищами. Несмотря на то, что женщина была раза в два младше наставника, Белосвет всегда ценил её мнение, не в последнюю очередь из-за решительного характера подопечной, которого порой не хватало самому Белосвету.

— Яра, я не понимаю… — начал он.

Из-за глубокого капюшона Белосвет не смог увидеть, как женщина тяжело вздохнула.

— Белосвет, Святодел в чём-то прав. И ты не можешь продолжать спорить с ним, так как Глас Древа-Матери превыше всего для Коллегии.

— Но ведь пока Тьма набирает силы, могут появиться невинные жертвы! — в голосе старого клерика слышалась обречённость, — и ведь у нас есть шанс избежать их!

— Даже если и так, мы ничего не можем сделать с этим, не нарушив традиций, — твёрдо заметила Яра.

Белосвет и сам это понимал. Понимал, что клерики не отправятся к Небесному Чертогу, так как им запрещено покидать свою территорию. Понимал, что Коллегия откажется нанимать кого-то стороннего по двум причинам: дела клериков касаются только клериков, и наёмничество не приветствуется в среде служителей Древа-Матери. Понимал, что его братья и сёстры будут ждать обещанного часа битвы между Тьмой и Древом-Матерью, где, разумеется, победит последняя. Он понимал это сейчас, но ещё пять минут назад надеялся, что клерики перед нависшей угрозой забудут о Гласе, к которому сам Белосвет всегда относился с некоторым сомнением, и вспомнят об основной задаче: спасать жизни. Однако надежды не оправдались.

Ещё немного подумав, Белосвет решил, что ему вряд ли удастся переубедить клериков, если только парочку. Внезапно старого клерика посетила мысль, которую он посчитал безумной, но, тем не менее, не отбросил её сразу. Задумчивым взглядом он окинул Яру и, сделав мысленные выводы, наклонился к её уху и прошептал:

— После собрания жду в своей комнате. Нужно кое-что обсудить, — затем Белосвет вновь выпрямился и стал слушать, о чём беседуют другие клерики, не обратив внимания на то, что сама Яра погрузилась в глубокую задумчивость.

***


Академия Алхимии, Королевство Санты


Адертон быстро зашёл в свою комнату, резко захлопнул дверь и, оперевшись рукой о каменную стену, нервно задышал. Создавая Привилегированную Смотровую, Серпена не учла звукоизоляцию, но оно было понятно: комната создавалась для одиночного пользования и важные собрания в ней не предусматривалось проводить. Именно отсутствие звукоизоляции позволило Адертону подслушать важную информацию о сестре ректора и о Сыворотке Рас, с которой перед любым алхимиком откроется множество возможностей. Адертон чувствовал необходимость заполучить сей ценный состав, однако умом он ещё не осознавал, что будет делать, попади Сыворотка ему в руки. Успокоившись, алхимик спешным шагом подошёл к рабочему столу и сел за него. Оперев подбородок о правую руку, юноша задумался.

И вправду, что он будет делать с Сывороткой, когда заполучит её? У неё, судя по подслушанному разговору в Смотровой, есть побочные эффекты, приводящие к летальному исходу, но в данном случае яды будут эффективнее. Адертон подумал, где может пригодиться возможность превращаться в представителей других рас. Почему-то первое, что пришло ему в голову, так это перспектива стать мерфолком и уплыть на далёкие острова, но по ряду причин Адертон выбросил эту мысль из головы как нелепую. Следующей идей было использовать Сыворотку, для превращения в птицу и получения возможности летать: несбыточная мечта многих людей. Юноша резко покачал головой, отгоняя нелепые соображения, и тут он вспомнил о своих тайных амбициях, ход которым алхимик не давал из-за их бредовости и неосуществимости. Но теперь, когда перед ним встаёт перспектива заполучить Сыворотку Рас…

Адертон сцепил руки и опёр голову о них. Он погрузился в ещё более глубокую задумчивость, чем секунды назад. То, что он задумал, было смелым и в то же время опасным. Взгляд соскользнул влево, туда, где стоял саквояж на колёсах, на самом деле являющийся складным передвижным алхимическим столом. Задумчиво оглядев его, Адертон расцепил руки, выдвинул одну из полок стола и вытащил оттуда стопку исписанных бумаг. Ими алхимик наполнил свою сумку. Он намеревался обменять черновики собственных исследований у Арахны на секрет Сыворотки Рас, а ещё лучше на ассистирование. Оставшееся место в сумке в заняли алхимические оборудования и пробирки с наиболее важными зельями: снотворным, коматозным, останавливающим и восстанавливающим кровь. После Адертон начал дожидаться заката.

Вскоре за пределами Академии наступили сумерки. Юный алхимик, прихватив саквояж и повесив на плечо сумку, поспешил на первый этаж. Адертон прекрасно знал, какими путями идти, чтобы встретить человека было наименее вероятно. Да и если бы он с кем-нибудь столкнулся, алхимик мог сказать, что так ему велела сделать мадам Лют, которая не всегда до конца поясняла свои указания. Но в один момент он услышал из-за угла коридора голоса:

— …и это одна из тайн Академии, — слова явно принадлежали ректору.

— Право же, мадам Лют, — прозвучал знакомый голос, — гербы затем и создаются, дабы рассказывать о том, к чему они прикреплены. Поэтому нет смысла скрывать, что символизирует конкретно ваш. Если честно, никогда не думал, что геральдика сталкивается с подобными проблемами.

Адертон в панике оглядел коридор, но спрятаться было негде. И ведь если мадам Лют увидит его с саквояжем, то обязательно задаст неудобные вопросы. Шаги тем временем становились чуть громче, говоря о приближении как минимум четверых. И вот надо было ректору провожать гостей! Но тут алхимика посетила мысль, что в этом и кроется его спасение. Быстро выйдя из-за угла и столкнувшись со своей проблемой нос к носу, Адертон раболепно воскликнул:

— Мадам Лют! А я вас всюду ищу! Вы обдумали ту ситуацию с Голубым Настоем?

Серпена Лют быстро оправилась от испуга, вызванного неожиданным появлением студента — её лицо нахмурилось, а глаза закрылись. Что-то безмолвно проговорив губами, ректор выдохнула и открыла глаза, после чего, уже сочувствующе (словно стоящий перед ней юноша был умалишённым) оглядев студента, сказала:

— Адертон, с нашей последней встречи прошло полтора часа. Как думаете, я успела?

— Эм-м-м… да?

Брови мадам Лют приподнялись; она была удивлена тугодумием одного из лучших учеников.

— Адертон, я знаю, что я гений, однако вы, кажется, не осознаёте всю трудность бытия таких талантливых людей, как я, — мадам Лют наконец обратила внимание на саквояж в руке студента. — Зачем вам передвижной алхимический стол в столь поздний час?

— Так я… это… хотел провести опыты с Голубым Настоем. Я же не знал, где вас застану. Вдруг до лаборатории пришлось бы далеко идти…

— Адертон, — ректор еле сдерживалась, чтобы не перейти на крик. — Исчезните. Сейчас.

Юный алхимик некоторое время безмолвно глядел на мадам Лют, но не успела та разразиться грозной тирадой, как, пожав плечами и поправив сумку на плече, прошёл мимо процессии и направился дальше. С удовлетворением Адертон отметил, что пятёрка продолжила путь в противоположном направлении.

Юноша без лишних казусов добрался до той части стены, за которой следовал холм, опора всей Академии Алхимии. Стена, сложенная из намертво скрепленных между собой алхимическим и магическим способами блоков, была вдобавок пропитана зельем крепкости. Адертон прислонил саквояж к противоположной стене и достал из сумки перчатки с газовым распылителем жидкостей, напоминавшим револьвер, оружие, столь редко встречающееся в Королевстве Санты, но довольно активно использующееся в Королевстве Клауса. В отличие от револьвера у распылителя вместо ствола имелся довольно толстый стеклянный цилиндр, заполняемый какой-нибудь жидкостью, с прикреплённым на конце рупором. В данный момент распылитель был наполнен обыкновенной водой.

Юный алхимик направил устройство на стену, после чего нажал на курок, и из рупора повалил густой белый пар, начавший обволакивать стену, пол и потолок. Пока он не успел рассеяться, Адертон нацепил на руки перчатки и вытащил из сумки каменную коробочку, в которой хранились бледно-зелёные камушки. Достав один из них и бросив в пар, алхимик отошёл подальше и стал наблюдать, как туман приобрёл болотистый цвет и начал растворять тот самый нерушимый камень, из которого была построена Академия, сам же пар стремительно таял на глазах. Через минуту перед Адертоном сияла довольно крупная дыра, ведущая наружу. Вдали виднелся тёмный лес.

Не забыв взять раскладной алхимический стол, Адертон отправился в путь. Начался новый этап в его жизни, и он обещал быть непростым.

***


Собрание Сената, Королевство Клауса


В Королевстве Клауса существовало множество совещательных органов, но высшими были два: Сенат и Королевский Совет. Последний ежедневно собирался в королевском дворце и состоял лишь из советников и короля. Заседания Сената же изредка организовывались в Правительстве и собирали многих высокопоставленных лиц, как минимум по одному лорду от каждого рода. В список сенаторов входили и королевские советники. Его Величество тоже могло появиться, но это происходило крайне редко. Впрочем, в виду занятости некоторые сенаторы иногда также не могли присутствовать. В этот раз смогли почти все. И даже были лишние: в дальнем углу Сенаторской Комнаты, на одном из гостевых кресел, сидела женщина, возраст которой было сложно определить точно. По одежде сразу угадывался агент Сената. Если точнее, Родрига являлась высшим агентом по чрезвычайным происшествиям и работала под руководством советника Бурвена.

Следуя привычке, которую ей внушили уже давно, агентесса изучала окружающих людей, большинство из которых были ей знакомы. Первый, кто бросался в глаза, — мужчина, стоящий на кафедре и одетый в коричневую мантию старшего квезитора. Судя по недовольному выражению лица и нетерпеливым постукиваниям пальцев о пюпитр с бумагами, ему не нравилось то, как медленно собирается Сенат. Родрига была с ним солидарна, но никак не выказывала эмоций. В принципе, все, кому нужно, были в Сенаторской Комнате, но вот уже пять минут занимали строго установленные места. Кресла в Комнате были закреплены так, чтобы ярые противники по тем или иным вопросам не сидели рядом, что Родрига находила здравым. Однако из-за этого правила уходило время.

Наконец все уселись и замолчали. Советник Бурвен — один из немногих, кто сидел прямо напротив кафедры, и инициатор данного собрания — дал старшему квизитору сигнал:

— Начинайте, лорд Скаву.

Тот мельком взглянул в содержимое бумаг («Прочитал лишь первое предложение», — машинально определила про себя Родрига по движению глаз докладчика) и начал повествование о нападении на повозку Ордена Ресмийцев. Родрига внимательно слушала лорда Скаву, и дело это казалось ей, в отличие от сенаторов, не таким уж и странным. Ей приходилось работать с порабощающими артефактами и даже противиться их воздействию. Вероятно, она здесь именно поэтому. Тем временем лорд Скаву сообщил, что похититель таинственного артефакта направился на запад. Родрига, не меняясь в лице, чувствовала досаду: вместо того, чтобы начать преследование, они собирают Сенат. Хорошо хоть не стали ждать до утра и соизволили собраться ночью. Старший квезитор заканчивал сообщение:

— Я считаю, что третий наёмник не был убит, потому что артефакт взял его под контроль. В таком случае сложно предположить, каковы будут его дальнейшие действия. Благодарю за внимание.

Следующим выступил советник Бурвен. Довольно резво он взобрался на кафедру и занял место лорда Скаву. Первое, о чём он сообщил, — Орден Ресмийцев и вправду был нанят перевезти опасный артефакт. Сведение было секретным, и знали о нём лишь советники с королём и некоторые ресмийцы.

— Более того, перевозили не просто сильный магический объект, а Фолиант Инкантата, — добавил он, и в зале послышались шёпотки.

Родриге чудом удалось сохранить невозмутимость. Инкантат — довольно известная личность даже в Королевстве Клауса. Про его фолиант, однако, она никогда не слышала.

— На Совете мы приняли решение скрыть информацию о Фолианте, однако теперь в этом нет смысла. Агенты советника Азмора, — лорд Бурвен бросил быстрый взгляд на невозмутимого главу отдела контрразведки, — совсем недавно обнаружили пещеру с магическим фоном и сообщили об этом в Правительство. Обсудив ситуацию, мы выслали четверых ресмийцев обследовать обстановку. В пещере находилась магическая лаборатория со множеством артефактов, но самой значимой вещью был Фолиант. Приборы не обнаружили в нём магии, поэтому при перевозке не использовался чёрный ящик. В Фолианте оказались зашифрованные идеи и знания Инкантата, даже те, которые он уже вносил в свои предыдущие дневники. Кроме того, как и ранее, Инкантат не зашифровывал свои планы на будущее, и беглый осмотр последних страниц Фолианта показал, что перед своей смертью волшебник хотел любой ценой оказаться в Лесной Крепости.

— И это нам как-то поможет? — спросил кто-то из зала.

— Как вы знаете, порабощающие артефакты накладывают отпечаток сознания своего творца. Невозможно сделать артефакт, внушающий несвойственные его создателю мысли. Таким образом наёмник отправится к Межкоролевскому Лесу. Кроме того, шпионы из Королевства Санты недавно сообщили, что в нашу страну направились пятеро представителей Академии Магии. Описание двоих из них совпадает с внешностью наёмников. Если артефакт не поработил третьего, ему всё равно нужно вернуться в Королевство Санты, что проще сделать через Лесную Крепость.

Родрига была согласна с умозаключениями советника. Остальную часть Леса занимали друиды, опасные и несговорчивые.

— И теперь, — продолжал тем временем лорд Бурвен, — мы должны решить, что делать дальше. Со своей стороны я предлагаю дать описание наёмника и разослать во все западные города. Мой отдел подготовит команду, целью которой будет доставить Фолиант Инкантата в столицу.

— Кого вы пошлёте в погоню за наёмником? — вопрос заставил Родригу чуть ли не улыбнуться.

— Боюсь, эту информацию я доложу лишь Его Величеству. Ну и, конечно, тем, кто отправится за Фолиантом.

— Вы сказали, что приборы не обнаружили магии в Фолианте, однако по вашей версии он как-то убил семерых людей и поработил наёмника.

Лорд Бурвен печально вздохнул.

— Увы, мы не можем дать этому объяснения, как и отсутствию чёрного ящика в повозке. Орден Ресмийцев также молчит. Но мы уверены, что всё дело в Фолианте. По сообщениям агентов ресмийцы больше ничего из пещеры не забирали, и сам Фолиант весит около пяти килограмм, как и похищенный наёмником предмет.

Ответив на несколько ничего не значащих вопросов, лорд Бурвен слез с кафедры и едва уловимым жестом руки подал Родриге знак. Пока он под неодобрительными взглядами выходил из Сенаторской Комнаты, агентесса также поспешила покинуть собрание, но через другой выход и незаметно. Оказавшись в коридоре Правительства, женщина облегчённо вздохнула и направилась искать советника. Тот обнаружился быстро возле одного из окон.

— Лорд Бурвен, — Родрига в знак почтения склонила голову, — рада вас видеть. Надеюсь, теперь вы объясните, зачем позвали меня, да ещё и через третьи лица? — женщина при этом держала на лице вежливую улыбку.

— А, Родрига, — уголки губ Бурвена дрогнули, — я не сомневаюсь в твоей сообразительности — ты и сама догадываешься.

— Вы хотите отправить меня за Фолиантом? — советник кивнул. — Какое-нибудь сопровождение?

— С тобой отправятся два представителя Ордена Ресмийцев и ещё один агент. С ними я уже договорился. Хотел разъяснить ситуацию до собрания Сената, но не смог тебя найти.

Родрига подавила желание нахмуриться. В Королевстве Клауса, если ты являешься одним из лучших в чём-то, у тебя обязательно возникнут проблемы с бюрократией, особенно если ты работаешь на государство. И да, Родрига была одним из лучших агентов, что создавало много волокиты с бумагами, а вместе с ними и вечные передвижения между кабинетами в Правительстве.

— Прошу прощения, лорд Бурвен…

— Не извиняйся, — благодушно махнул рукой мужчина.

— Вы не поняли. Я извиняюсь за вопрос, который сейчас задам. Почему вы не нашли другого агента?

— Всё просто, дорогая. Тех, кто смог противиться порабощающим артефактам, очень мало. И такие люди из моего отдела все на заданиях. Кроме тебя.

— То есть второй агент…

— Не имеет твоего опыта. Правительственный портал уже готовят. Утром ты с командой отправишься в Сильвин. И да, ты назначаешься лидером. Инструкции по работе с Фолиантом получишь от ресмийцев, они более компетентны в этом, — советник в задумчивости приподнял голову, но через секунду изрёк: — Можешь идти.

— Удачного дня, лорд Бурвен, — не дожидаясь ответа, Родрига развернулась и поспешила прочь.

***


Лендор, Королевство Лета


Сидя в своём кресле, Белосвет дожидался Яру. Вместе с ним в комнате находился ещё один мужчина, выглядевший намного моложе старого клерика. Сцепив за спиной руки, он медленно прохаживался из угла в угол и, вероятно, пребывал в сомнениях. В отличие от Белосвета: старый клерик окончательно решил, что поступает единственно верным образом. Наконец, в дверь тихонько постучали.

— Войдите, — спокойно, но достаточно громко, чтобы услышали, сказал старик.

Дверь отворилась, и в комнату вошла Яра.

— Итак, Белосвет, — закрыв дверь, начала женщина. Старый клерик заметил, что она взволнована, но старается не показывать виду.

— Яра, — Белосвет встал и указал рукой на мужчину, что теперь стоял неподвижно и тревожно глядел на женщину, — надеюсь, ты знакома с Добрвитом?

Женщина кивнула. Добровит был в Коллегии целый третий год (в то время, как Яра первый) и мало с кем общался. В основном, по той причине, что в прошлом ему отрезали язык.

— Я рассказал ему о своих соображениях, и он согласен, что нужно что-то делать. Мы планируем самостоятельно отправиться за Компасом Тьмы, — пояснил старик.

Яра задумчиво оглядела наставника, а затем изрекла:

— Это первая глупость, которую я от тебя услышала.

— Но я надеюсь, — Белосвет склонил голову и выжидающе посмотрел на Яру, — ты согласишься присоединиться к нам.

Женщина откинула голову назад:

— Почему так важно отправиться за Компасом Тьмы? Почему мы не можем дождаться, когда Тьма приблизится к Лендору?

Белосвет не ответил, он молча встал и подошёл к книжному шкафу. Взяв «Мифы о Тьме», клерик открыл книгу, положив её на стол. Найдя необходимую страницу, он ткнул в нужные слова.

— Вот!

Яра склонилась над столом и прочитала вслух:

— «Не могла Тьма быть единой, требовались жертвы ей. Хаос и смерть — вот, что питало её и что давала миру она. Даже нецелостная несла она всюду погибель».

Белосвет перевернул ещё пару страниц.

— «Раздробленной не было шансов у Тьмы победить Древо-Мать. Тьмы было много, Мать — одна, а потому сильнее. Тьме требовались мёртвые, Матери — живые», — Яра закрыла книгу, она и без этих легенд собиралась пойти за Белосветом, и только что прочитанное не тронуло её.

— Что именно ты планируешь? — женщина выжидающе скрестила руки на груди.

— Мы в тайне покинем город и отправимся к Небесному Чертогу, — спокойно, словно речь шла о пикнике, ответил клерик.

— Да, как просто, — саркастически заметила Яра. — Белосвет, ты когда-нибудь видел карту Нонсенса?

— Да, — как ни в чём не бывало сказал старик, — путь предстоит долгий. Но, — выражение лица клерика стало серьёзнее, — битва с Тьмой того стоит. Мы и так теряем время, обсуждая проблему.

Белосвет радостно отметил про себя, что его слова заставили Яру задуматься. Несколько секунд она отрешённо глядела куда-то в сторону. Наконец, она подняла уверенный взгляд на Белосвета.

— Я с вами. У меня даже есть идея, как нам быстро добраться до Небесного Чертога. Объясню позже. Когда выходим?

— Прямо сейчас. Только тебе нужно собраться. Мы с Добровитом уже готовы.

Добровит кивнул, подтверждая слова старого клерика.

— Хорошо. Я вернусь сюда, как буду готова.

Через полчаса они уже шли по ночным улицам Лендора с висящими за спинами сумками. В руках троица держала по посоху — неотъемлемая часть всякого клерика. Яра разъясняла план.

— В соседнем городе Проксимум у меня есть знакомая, которая сможет создать портал к Небесному Чертогу. До того, как стать клериком, я с ней активно общалась.

— Довольно интересно. Кто она? — между тем Белосвет бросил быстрый взгляд на Обелиск Истины, стоявший на городской площади. Все кандидаты в клерики проходили испытание, связанное с ним: клали руку на монумент и клялись, что хотят искупить грехи, служа Свету. Лжецы умирали.

— Она просила лишний раз её не упоминать, так что вы обо всём узнаете, как только мы её встретим.

Они шли через тёмный переулок, не опасаясь, что кто-то на них нападёт, ведь Лендор известен как город без преступности. Однако неожиданно перед ними оказались две фигуры в тряпочных одеяниях. В руках незнакомцы держали полуторные мечи, а намерения их вряд ли были благими. Клерики остановились и заметно напряглись.

— Кажется, это наши клиенты, — прозвучал глухой голос от одного из них.

— Да и… — начал второй, но закончить не успел, так как его ослепил повисший в воздухе ослепительно яркий пучок света, вызванный Белосветом.

Сам старый клерик, закрыв глаза и подняв посох в боевую готовность, вслепую нанёс по противникам точные удары. Послышались звуки падения двух тел, и старик уже хотел расслабиться, убрав пучок света и открыв глаза, когда кто-то ударил по его посоху. Старому клерику пришлось продолжить бой с, как оказалось, ещё двумя противниками, которые орудовали шестами. Каждый из троих прекрасно защищался и не давал оппоненту нанести удар. В конце концов, Белосвет воспользовался паузой в бою и убрал яркий свет, открыв глаза. Его противники сделали то же самое. С некоторым удивлением он смотрел на напарников, которые были ошарашены не меньше его.

— Так-так, — протянула Яра, опирая посох о землю, — кажется, у каждого из нас троих боевое прошлое.

— Расскажем как-нибудь о себе за чашечкой чая, — сказал Белосвет. — Сейчас же нам нужно спешить, пока кто-либо ещё не решил покуситься на наши жизни.

Добровит подошёл к одному из лежачих тел и взял в руки меч. Его манипуляции заметила Яра.

— Лучше брось. Не думаю, что у стражи Проксимума добавится доверия к нам, если они обнаружат под нашими плащами холодное оружие.

Клерик с огорчением на лице отбросил меч в сторону.

— Ты умеешь обращаться с мечом? — удивлённо спросил у него Белосвет.

Добровит, улыбнувшись, кивнул.

— Однако, интересная компания собралась… — пробормотал старый клерик про себя. — Ладно, вперёд. Обсудим покушение на наши жизни позже.

Троица бесшумно, опасаясь привлечь лишнее внимание, продолжила путь по ночным улицам Лендора.
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100