Natalie    в работе

    Лето перед шестым курсом, Гарри учится жить заново без последнего родного человека. Без Сириуса. Он тонет в вине и горе. Гермиона, стараясь облегчить страдания друга, едет с ним в Лондон, отвлечься…..
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Вольдеморт, Альбус Дамблдор
    Общий / / || джен || G
    Размер: миди || Глав: 1
    Прочитано: 127 || Отзывов: 0 || Подписано: 4
    Предупреждения: ООС, AU
    Начало: 21.04.19 || Последнее обновление: 21.04.19

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Научиться Жить Заново

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Научиться жить заново

Глава 1

-Protego! – крикнул Гарри, накрывая себя и Сириуса щитом от заклятия, которое в них послал Руквуд. – Confringo!
Пожиратель прикрылся щитом и вновь выпустил оглушающее заклинание. На этот раз щит выставил Сириус, утаскивая Гарри ближе к арке, стоящей посреди зала.
-Incarcerous! – рявкнул он, и Руквуд повалился на пол, связанный по рукам и ногам. – Гарри, вам надо уходить!
-Нет, я хочу сражаться! – заявил Гарри, запуская обезноживающее заклинание в ближайшего пожирателя.
-Не глупи, - Сириус выставил щит. – Тут половина Ордена... Impedimenta! Мы справимся! Нужно найти Грюма. У него... Protego! Есть портал до штаба.
-Все равно, я не...
В этот самый миг за спиной Сириуса появилась Беллатрикс Лестрейндж. Без мантии и маски пожирателя.
-Expulso! – крикнула она, направляя палочку на Блэка.
Гарри, выставивший щит на секунду позже, опоздал. Сириуса с силой отбросило прямо в арку, и он скрылся за занавеской. Гарри швырнул в Беллатрикс обезаруживающим заклятием, но она уже исчезла. Мальчик побежал к арке, намеревая вытащить Сириуса, но тут его перехватил Ремус.
-Пусти, - вырывался Гарри. - Сириус ранен!
-Его нет, - шептал Ремус. – Его нет.
-Он там. Он ранен. Нужно вытащить его! – отбивался мальчик.
-Это Арка Смерти, - прохрипел Люпин. – Он умер. Его больше нет....

Гарри резко сел на кровати, открыв глаза. Его трясло, он чувствовал, как липкий пот течет по спине, перед глазами все расплывалось, а голова немилосердно болела. Гарри нашарил очки и надел их. Все приобрело четкие очертания, но лучше от этого не стало. Почти пять утра.
Гарри встал и пошел на кухню за стаканом воды, потирая виски.
Этот сон снился ему каждую ночь с тех пор, как Сириус погиб. И каждый раз, когда слова Ремуса «Его больше нет» приобретали смысл, он просыпался в холодном поту.
Крестный, за которым он отправился в министерство, погиб. По его вине. Он один был виноват в том, что случилось. В том, что Сириус больше никогда ему не напишет, никогда больше Гарри не услышит его лающий смех и слова поддержки.
Гарри остановился перед раковиной на кухне, пытаясь отогнать от себя воспоминания. Он пустил холодную воду и засунул под нее руки. Сон не хотел уходить, не хотел избавить мальчика от своих липких объятий. Он достал стакан и наполнил его холодной водой. Руки тряслись так, что он расплескал половину, делая судорожные глотки.
Гарри попытался направить мысли в другом направлении, чтобы отвлечься и тут же на ум пришел Дамблдор и долгий разговор в кабинете директора.
Гарри кричал и буянил, он крушил и бил все, что попадалось под руку и Дамблдор понимал его, он знал как Гарри себя чувствовал и не вмешивался, давая мальчику выплеснуть свою боль. Когда Гарри успокоился, директор одним движением палочки восстановил свой кабинет и попросил его выслушать. Гриффиндорец послушно сел, выжатый и несчастный и Дамблдор рассказал ему все, открыл перед ним все секреты, дал полный текст пророчества и поведал, что он один способен избавить волшебный мир от Волдеморта.

***Ретроспектива***
“…и один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой… Тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Темного Лорда, родится на исходе седьмого месяца…”
Гарри сидел, словно громом пораженный, не в силах поверить в то, что он только что услышал.
-Значит, я должен его убить? - наконец смог выдавить он.
-Боюсь, что именно должен, мой мальчик, - печально кивнул Дамблдор. - Ты должен, чтобы твои друзья могли спокойно жить, чтобы смерть твоих родителей и Сириуса не была напрасной.
Гарри вцепился руками в стул и Дамблдор добавил:
-Я просил Сириуса не высовываться, но он не послушал, ведь речь шла о тебе. Он очень тебя любил, мой мальчик.
В этот момент Гарри взорвался, а вместе с ним и все стеклянные предметы в кабинете Дамблдора. Зазвенели лопнувшие стекла и их обоих осыпало острыми осколками. Директор вскинул палочку, выставляя щит, а Гарри даже не попытался спрятать лицо. Он вскочил, сжав кулаки. Неконтролируемая магия вылилась наружу вместе с криком, болью, горечью и злостью. Директор замер в своем кресле, широко открыв глаза и глядя на сжатые кулаки гриффиндорца, сквозь не треснувшие очки половинки.
-Мой мальчик... – начал было он, но его стол треснул и великий волшебник поспешил закрыть рот.
Через несколько минут Гарри без сил опустился в кресло:
-Простите, профессор, я не хотел.
-Ничего, мой... Гарри, - поправился директор. Он взмахнул палочкой, и все вернулось на свои места, как будто ничего и не было. – Позволь мне?
Дамблдор указал на треснувшие очки Гарри и мальчик кивнул.
-Reparo!
-Спасибо, - буркнул Гарри, отводя глаза.
-Гарри, я… – начал было Дамблдор.
-Сириус погиб из-за меня...
***Конец ретроспективы***

Больше никаких секретов, сказал он Дамблдору в ты ночь и тот кивнул. И Гарри поверил. На протяжении часа, Дамблдор пытался убедить его, что в смерти Сириуса виноват только Волдеморт и никто больше. Он убил родителей Гарри, Сириуса и многих других, не знакомых мальчику людей…
Гарри плеснул водой на лицо и схватил стакан.
Но даже часовой и весьма проникновенной речи Дамблдора не хватило, чтобы избавить Гарри от чувства вины и горечи.
Он снова наполнил стакан, сделал несколько глотков и вернулся в свою комнату.
Этой ночью он больше не спал. Достав из чемодана учебник по зелеварению, он попытался написать эссе для Снейпа.
Когда Дурсли зашевились в своих комнатах, Гарри обнаружил, что он на том же месте, где и полчаса назад. Мальчик постарался сосредоточиться и написал еще два предложения.
Раздался стук в окно. Вернулась Букля с ответом от Гермионы.
«Здравствуй, Гарри.
Надеюсь, у тебя все хорошо и ты занимаешься домашней работой. Рон – бездельник, еще и не начинал. Я, конечно, уже все сделала.
Не хочешь встретиться и пойти прогуляться? Уверена, Дамблдор не будет против. Пришли ответ, о времени договоримся через галлеон. Встретимся в Рыцаре.
Гермиона.»
Гарри прочитал необычно короткое письмо от лучшей подруги и заметил, что она опять не упомянула Сириуса. Так же как Рон в предыдущих письмах. Вообще, этим летом друзья писали ему в два раза чаще, чем раньше. Письма эти были короткими и несодержательными. О событиях в министерстве ни один из них не упоминал, за что Гарри был им благодарен. Ему хватало постоянных кошмаров и раздумий на этот счет. Даже от Ремуса пришло три письма. Содержание было примерно таким:
«Гарри, держись. Я на задании, поэтому не отвечай. Ремус.»
И Гарри не отвечал, а просто думал, что Ремусу сейчас так же одиноко и больно.
Мальчик отогнал все посторонние мысли и снова перечитал письмо от Гермионы. На несколько секунд задумался, что же значит «через галлеон», но потом вспомнил, что Гермиона говорит о монетах, которые она заколдовала для АД. Он тут же сунул ее в карман и быстро написал, что согласен встретиться и, решив дать Букле передохнуть, отложил послание на край стола.
В это время тетя Петуния позвала его завтракать.
Гарри поковырялся в тарелке с овсяной кашей, выпил чай и вышел из-за стола, так и не съев ни ложки.
Вернувшись в комнату, он приписал, что хотел бы встретиться поскорее и отправил Буклю обратно к Гермионе.
Гарри сел на кровать и достал карту Мародеров. Не для того, чтобы посмотреть, кто находится в Хогвартсе посредине июля, а просто чтобы подержать в руках то, что когда-то создал и держал в руках Сириус. Глаза защипало, и Гарри спрятал карту обратно в чемодан, пытаясь заглушить все эмоции, чтобы случайно не повыбивать все окна дома неконтролируемой магией, которая в эти дни все чаще пыталась выплеснуться наружу, грозя уничтожить все на своем пути.
Сейчас он чувствовал себя таким одиноким, как никогда прежде. Как никогда прежде он ощущал, что смерть - вот она, близко, только руку протяни. Он понимал, что все, кто любят и хотят защитить его, находятся под ударом, в черном списке Волдеморта. Он понимал, что Темный Лорд не остановится ни перед чем, чтобы сломать его, чтобы убить. Он знал, что если погибнет прежде, чем Волдеморт, его близким не жить, ведь тогда никто не будет в силах победить. Даже Дамблдор не сможет остановить Волдеморта. Директор говорил, что чуть не погиб в министерстве и спасся только из-за того, что прибыл Корнелиус Фадж и авроры.
-Но как это должен сделать я? – прошептал Гарри. Голос не слушался. – Почему я?
Дадли забарабанил в дверь и сказал, что тетя ждет его в саду. Недовольно бурча, парень поднялся с кровати и спустился вниз.
Гарри нашел ее рядом с клумбой с геранью. Она вручила ему ножницы и велела постричь изгородь. Мальчик принялся за дело, а она вернулась к своим цветам, не обращая на него внимания.
Гарри бездумно щелкал ножницами до тех пор, пока монета в его кармане не стала теплой. От неожиданности он чуть не обрезал лишние ветки.
Гермиона просила встретиться сегодня, через полчаса. Гарри окинул взглядом изгородь и заработал ножницами быстрее.
-Тетя Петуния, я закончил, - сказал он через пятнадцать минут.
-Хорошо, тогда полей...
-Простите, - перебил он. – Но мне нужно сейчас уйти. Сегодня должен быть дождь, - добавил он, глядя на небо. – Поливать не обязательно.
-Куда это ты собрался?
-На встречу с Грюмом, - соврал Гарри. Он предполагал, что после встречи на платформе, Дурсли запомнили старого аврора и его указания. – Вы видели его на вокзале.
-Это который? – морщась, спросила тетя.
-У которого глаз вол...
-Замолчи! - замахала она руками, не давая договорить. – Иди.
Гарри не ошибся. Назови он Рона или Гермиону, его вряд ли отпустили бы, а вот Грюм подошел идеально. Мальчик быстро поднялся в свою комнату и вытащил из чемодана мантию невидимку и мешочек с деньгами. Потом быстро переодел рубашку и натянул сверху ветровку. Запихав деньги и мантию в карманы, он спрятал волшебную палочку в рукав и выбежал из дому.
Гарри направлялся в самый пустынный проулок в Литтл-Уингле. Убедившись, что никого нет поблизости, он вскинул руку с волшебной палочкой.
Через несколько секунд перед ним возник Ночной Рыцарь - трехэтажный фиолетовый автобус, чуть не сбив мусорный контейнер, отскочивший в последний момент.
-Вас приветствует автобус Ночной Рыцарь. Это транспорт для волшебников и...
-Знаю, знаю! – пробурчал Гарри, запрыгивая в автобус и увлекая за собой кондуктора. – Поехали уже.
Автобус рванул с места, и Гарри упал бы на кондуктора, если бы не схватился за стул.
-Я Майк Филдинг, ваш кондуктор на сегодняшний день, - обалдело закончил молодой паренек, ошарашенный таким поведением юного пассажира, и запоздало возмутился. – Эй, что такое?
-Времена такие, не безопасно на улице стоять, - огрызнулся Гарри. – Скажи, у вас много пассажиров сегодня?
-А тебе зачем?
-Девушка с каштановыми кудрявыми волосами есть? – допытывался Гарри. – И рыжий высокий парень?
-Парня нет, а девушка на втором этаже.
-Спасибо. Можно я заплачу позже?
Кондуктор кивнул и пошел показывать дорогу. Автобус несся так, что подъем по лестнице сделался проблематичным. Майк, идущий впереди, все время наровил упасть на Поттера, и Гарри боялся, что парень прибъет его раньше, чем это сделает Волдеморт. Наконец, подьем был преодолен, и Гарри увидел Гермиону, которая сидела в самом конце автобуса. Она радостно помахала ему, и он поспешил к ней присоединиться.
-Герм... – она взглядом приказала ему замолчать, указывая на кондуктора. Гарри понял и плюхнулся на соседнее кресло.
-Так куда вы едете? – спросил Майк.
Гермиона посмотрела на Гарри, тот пожал плечами.
-Ну, тогда в Лондон. Где-нибудь неподалеку от Дырявого котла, - распорядилась она.
-Тогда с тебя, - он кивнул Гарри. - Одиннадцать сиклей, а с тебя двадцать четыре.
-Это еще почему? – возмутился Гарри.
-Потому что она села в другом месте, - Поттер почувствовал себя дураком.
Гриффиндорцы расчитались и Майк ушел, хватаясь за стулья, чтобы не падать.
-Гермиона! – Гарри обнял ее. – Я рад тебя видеть. Где Рон?
-Он не придет. Ты уж прости, но я соврала тебе. Дамблдор против. Он запретил выходить, - потупилась Гермиона.
Гарри насторожился.
-В смысле?
-Я... Рон в Норе. Штаб Ордена теперь там. В доме... на Гриммо больше не безопасно... ведь... Беллатриса могла стать хозяйкой дома, после... этого, - неловко закончила она.
Гарри заметил, как старательно она избегает имени Сириуса. Автобус тряхнуло.
-Я захотела прогуляться и решила позвать вас, но Рона не пустили и Дамблдор разозлился. И я решила, что, может быть, ты согласишься и... Гарри, что ты делаешь? - прошептала она, когда почувствовала, что палочка друга уперлась ей в бок.
-Я проверяю. Докажи, что ты – Гермиона.
-Ммммм... Штаб Ордена Феникса расположен на площади Гриммо в доме двенадцать?
-Нет, мало ли кто знает об этом после... сейчас, - он тоже избегал упоминаний о Сириусе.
-Вы с Роном победили троля на первом курсе и спасли меня...
-Все об этом... - Гарри завалился на Гермиону на очередном повороте. – ... знают.
-Дай договорить! Именно после этого мы стали друзьями.
-Все равно не верю.
-Черт возьми, Гарри! Мы варили оборотное зелье на втором курсе в туалете Миртл для того, чтобы пробраться в гостинную к слизеринцам.
-Ты варила зелье, - усмехнулся Гарри, убирая палочку.
-Что это было?
-Постоянная бдительность! – прорычал Гарри, изображая Грюма. – Просто проверка, а то вдруг ты - пожиратель. Решила выманить меня из дома и сдать Волдеморту.
-Что ж, разумно, - согласилась Гермиона. – Только с чего ты решил, что пожирателям известно о монетах?
-Мариэтта Эджком сдала нас. Она вполне могла рассказать, - пожал плечами Гарри.
В это время автобус резко затормозил, и ребята услышали, как Майк выкинул чьи-то вещи на улицу, желая хорошего дня. Ночной Рыцарь резко сорвался с места.
-Нет, она не могла. Помнишь ее прыщи? Они до сих пор на месте как напоминание, тем более ты говорил, что Кингсли стер ее память.
-Знаешь, нам нужно придумать что-то вроде пароля, - сказал Гарри, снова заваливаясь на Гермиону.
-А этому автобусу явно нужны ремни безопастности, - пробурчала Гермиона, когда их обоих скинуло с сидений на пол, а Гарри приложился подбородком о спинку стоящего впереди кресла. – Так и без зубов можно остаться.
Гарри промычал что-то одобрительное, проверяя состояние зубов языком.
-Все на месте, - доложил он. – Так как насчет пароля? Может быть АД подойдет?
-Нет, Гарри, легко догадаться. Пусть будет что-то вроде... убить Волдеморта?
-А может сразу Волдеморт – козел? – проворчал Гарри.
-Если тебе от этого будет легче, то, пожалуйста, - согласилась Гермиона, пожимая плечами.
-Решено! Куда мы направляемся? В дырявый котел?
-Может, сначала прогуляемся по магловскому Лондону? – предложила Гермиона. – В косом переулке тебя легко узнать.
-Я захватил мантию.
-Замечательно. Знаешь, я бы хотела купить несколько книг во Флоришь и Блотс.
Гарри кивнул, хватаясь за подлокотник и со всей силы ударяясь головой о стекло:
-Гермиона, почему ты выбрала ЭТО для передвижения?!
В это время она пыталась изо всех сил усидеть на месте и не вылететь в проход.
-У тебя нет камина, - объяснила она, когда автобус перестало бросать из стороны в сторону. – А на метлу я в жизни не сяду. Аппарировать, да и вообще использовать магию, мы не можем. Что еще оставалось?
-Обычный транспорт? – предположил Гарри.
Гермиона уставилась на него широко распахнутыми глазами:
-Знаешь, я чувствую себя такой идиоткой, - сообщила она.
-Все равно у меня нет магловских денег, - пожал плечами Гарри, улыбаясь. – Так что так даже лучше. Если ты хочешь прогуляться по Лондону, то может, мы сначала заглянем в Гринготс и обменяем деньги?
-У меня есть... – начала было Гермиона, но он хмуро посмотрел на нее и она осеклась. – Хорошо, пусть нас высадят у Дырявого котла.
За окном замелькал Лондон, и Гермиона поднялась, Гарри за ней. Они попросили довезти их до Дырявого котла, заплатили еще шесть кнатов и, наконец, выбрались из автобуса. Перед тем как войти, Гарри натянул капюшон и пригладил челку, закрывая шрам. Ребята быстро пересекли темный паб и очутились на маленьком заднем дворе. Гарри набросил на них мантию, убедившись, что никто не видит, и постучал палочкой по кирпичу.
Косой переулок был заполнен людьми. В неспокойное время, многие боялись ходить по одному и поэтому ходили по трое-четверо, а иногда и целой толпой. Гриффиндорцы осторожно пробирались к банку, стараясь никого не задеть. Гарри шепотом ругался на чем свет стоит, а Гермиона только тихо хихикала, поражаясь богатому запасу ругательных выражений Мальчика-Который-Выжил.
Ребята скинули мантию только когда оказались внутри Гринготса. Гарри тут же направился к свободному гоблину и, получив заверения, что никто не узнает о его визите, обменял галлеоны на фунты. Уходили они под мантией невидимкой, которую скинули, только забредя в пустой проулок на Чаринг-Кросс рядом с Дырявым Котлом.
-Уф, до чего же неудобно под ней, - пожаловалась Гермиона, пока Гарри сворачивал и прятал мантию.
-Ну, да, лучше, чтобы нас узнали, - проворчал он, застегивая молнию. – Лишняя осторожность не помешает.
-Там где осторожность, там и паранойя, - филосовски изрекла девушка, а Гарри усмехнулся. – Ладно, пойдем куда-нибудь. Знаешь, тут недалеко Британский музей. И Трафальгарская площадь прямо вниз по улице. А если пройдем еще дальше, то доберемся до Биг Бена.
-Я бы хотел посмотреть на Тауэр.
Гермиона пожала плечами, и они зашагали к метро.
Увидев замок, Гарри нахмурился:
-Это и есть Тауэр?
-В смысле? – не поняла Гермиона.
-Не очень-то похоже на тюрьму. Здесь казнили сотни людей, а выглядит как замок спящей красавицы, - буркнул Гарри.
-Вообще-то, изначально Тауэр был заложен в 1078 году как оборонительный замок. Это одна из самых неприступных крепостей Европы, - начала Гермиона поучительским тоном.
-А Азкабан входит в число этих крепостей? – спросил Гарри.
-Если говорить о нашем мире, то Азкабан – это самая непреступная тюрьма... хм...
-Что такое?
-Я тут подумала, что это не так. Ведь Сириус... – Гермиона запнулась и испуганно посмотрела на Гарри. – Ой... Я... Извини.
-Ничего. Когда-нибудь это должно было случиться. Просто сейчас... еще слишком тяжело.
-Знаешь, если ты хочешь поговорить... об этом... – начала Гермиона.
-Нет, - Гарри покачал головой. – По крайней мере, не сейчас. Так что ты там говорила?
-Ммм... Сириусу ведь удалось сбежать из тюрьмы. И Волдеморт без проблем вытащил из Азкабана всех своих Пожирателей в январе.
-Но ведь они не совсем обычные маги. Сириус был анимагом, а Волдеморт владеет такой силой, что даже Дамблдору с ним не справиться!
-Не верю, - отрезала Гермиона понизив голос, они встали в очередь за билетами.
-Что? - оторопел Гарри.
-Тебе не показалось это странным? - проигнорировала она его.
-Что именно? – спросил Гарри, изучая стоимость входа в Тауэр.
-Дамблдор – директор Хогвартса, великий волшебник нашего времени, верховный чародей Визенгамонта, кавалер ордена Мерлина первой степени, председатель Международной Конференции Волшебников и еще черт знает кто!
-И?
-И он говорит нам, что чуть не погиб в схватке с Волдемортом? Не может быть. Гарри, я видела их, когда мы выбрались наконец из Зала Пророчеств. Ты неподвижно лежал посреди зала, а они… Я в жизни не представляла себе такой магии, ощущения силы в воздухе. Пол был раскаленным настолько, что жар чувствовался через подошву обуви, летели разбитые стекла, пол трескался, воздух трещал, а магия была ощутима на вкус. И вертел палочкой Дамблдор, не Волдеморт, Гарри, а Дамблдор.
-Я не понимаю, они же сражались?
-Нет, Гарри, сражался Дамблдор, Волдеморт держал щит. Постоянно, не прибегая больше ни к какой магии. Я так понимаю, у него просто не было шанса противопоставить директору что-то кроме щита.
-Гермиона, что ты хочешь этим сказать?
-Только то, что я не верю, что Дамблдор чуть не погиб. Не так выглядит проигрывающий дуэль волшебник.
-Гермиона, зачем ты об этом? Раньше мы никогда не ставили под вопрос слова и действия директора, – Гарри протянул женщине, стоящей у входа, четырнадцать фунтов и она вручила ему два билета.
-Я постоянно об этом думаю, воспроизвожу каждую деталь, чтобы не забыть, чтобы понять, что же все таки произошло и я не верю, Гарри. Странно все это, - сказала Гермиона, пока они неспешно брели вслед за толпой туристов. – Дамблдор пытался убедить тебя, что Волдеморту нужно пророчество аж до посинения, именно поэтому ты видел все эти сны и видения, а получается-то наоборот? По реакции Руквуда и Кэрроу можно понять, что они интересовались не пророчеством, а тобой и тем как бы загнать нас в тот чертов зал с аркой.
-Загнать? Гермиона, они хотели нас убить, тебе пришлось свалить на них пару полок, чтобы мы удрали!
-Гарри, они не хотели нас убить. Заклинаниями разоружения и обезноживания этого не сделаешь. Надвигались на нас с трех сторон. Отступать можно было только в одну. В зал с аркой. И они нас ждали, Гарри. Напали, как только мы вошли в нужный ряд. Дальше больше. Я защищаюсь от Кэрроу, Рон связан двумя типами в плащах, остальные не пойми где. Везде крик, шум, гам, а Руквуд ведет с тобой милую беседу о пророчестве и о том, как оно нужно Темному Лорду. Так почему же они поджидали нас, если просто могли взять пророчество до нашего прихода? Нет, Гарри, им оно было ни к чему.
Гарри кивнул, ничего не говоря, и Гермиона продолжила:
-Да и потом Белла...
-Какого черта она вообще появилась лишь в самый последний момент? – вспылил Гарри. – Сидела бы... где они там обитают!
-Чтобы убить Сириуса, - останавливаясь, ответила Гермиона.
Гарри хотел было возразить, но воображение живо подкинуло сцену в Министерстве. Он и Сириус на постаменте возле Арки стоят лицом друг к другу. Сириус говорит о Грюме и Гарри моментально видит старого аврора: он за спиной Сириуса, сражается с Пожирателем, маска которого сдвинулась набок. Мальчик успел подумать, что Грюм должен был легко одолеть противника, потому что съехавшая маска здорово затрудняла обзор, но Аластор почему-то не мог. Как раз в этот момент появилась Белла. Возникла прямо перед глазами Грюма, который увидев ее, отвернулся, посылая заклинание в другого. А Белла ударила по Сириусу взрывным заклятием, которое отбросило его в Арку Смерти, и тут же исчезла.
-Чертов Волдеморт! Все было спланировано, - прорычал Гарри.
-Уверен, что Волдемортом? – спросила Гермиона.
-О чем ты?
-Ни о чем. Просто в последнее время не уверена, что все несчастья происходят из-за него. Гарри, - она схватила его за руку, останавливая. - Я видела ее. Я видела Беллатрикс в Зале с Аркой.
-Я ее тоже видел, Гермиона. Я был там.
-Нет, Гарри, ты не понимаешь. Я не видела тебя и Сириуса, но я видела ее.
Гарри уставился на нее. Он не понимал, что она хотела ему сказать.
-Я была на другой стороне зала, рядом с Тонкс. Луна только что получила оглушителем прямо в грудь и я пыталась втащить ее по ступеням, пока Тонкс прикрывала нас. Дверь над головой распахнулась с оглушительным стуком и в проеме была она. Беллатрикс. С палочкой на изготовку, она кричала кому-то, что это ловушка и они должны возвращаться.
-Вот и бежала бы, поджав хвост! - разозлился Гарри.
-И тогда я услышала твой крик, - словно она его не слышала, продолжила Гермиона. - Я никогда не слышала такого твоего крика, ты звал Сириуса, надрывно, громко, криком, разрывающим уши и терзающим сердце. И она ушла, развернулась и ушла, Гарри.
-Гермиона, что ты хочешь сказать?
Она замолчала на несколько секунд, а потом смело посмотрела ему в глаза.
-Я думаю, что в Министерстве в ту ночь было две Беллатрикс Лестрейндж. Настоящая и та, что убила Сириуса.
Гарри уставился на нее, не зная что сказать.
-Гермиона, ты в своем уме?
-Гарри, я знаю как это звучит. Просто подумай об этом, не надо сейчас ничего говорить.
Он кивнул, все еще прибывая в шоке от услышанного. Они шли вслед за туристами, которые остановились. Экскурсовод что-то громко говорил, а Гермиона огляделась.
-Гарри, мы на Тауэрском холме. На этом месте проводилась казнь рядовых осужденных. Толпы людей приходили посмотреть на это, - ее передернуло. – А потом головы казненных надевали на кол и выставляли на Лондонском мосту как предупреждение.
-Неужели ты и о магловском мире все знаешь? – удивился Гарри. Девушка хмуро на него посмотрела. – А куда девали тела?
-Хоронили в подвалах часовни, - пожала она плечами. – Пойдем отсюда?
Гарри кивнул, и ребята бездумно побрели в сторону Фонарной Башни.
-Чем ты занималась эти две недели? – спросил Поттер, когда рядом с ними никого не оказалось. – Кроме уроков, конечно.
-Я покопалась в книгах, которые, ты уж извини, взяла из особняка Блэков на зимних каникулах, и случайно наткнулась на рассуждения Сервия Масера. Это римский ученый конца семнадцатого века. Он писал о том, что происходит вырождение волшебников из-за нежелания чистокровных магов соединять себя узами брака с маглорожденными или маглами. От членов семьи, которые все же решались на такие браки, отворачивались, выжигали с фамильных гобеленов, лишали наследства и права носить фамилию чистокровной семьи. Поэтому на подобное решались не многие. Большинство же чистокровных придерживались идеи чистоты крови и передавали ее из поколения в поколение. Именно поэтому сейчас все чистокровные волшебники в родстве друг с другом и имеют весьма ограниченный выбор. А многие роды чистокровных волшебников оборвались.
Ребята медленно брели по корридорам Тауэра. Рядом все время ходили люди, и поэтому Гермиона говорила почти шепотом.
-Ну и что? – Гарри недоуменно посмотрел на нее.
-А то! Я заинтересовалась генеалогией и отправила во Флориш и Блотс заказ на книгу с генеологическими деревьями чистокровных волшебников.
-Ну и что там?
-А ничего. Мне прислали ответ, где объяснили, что такие книги не продаются. Они самообновляющиеся. Их всего около двух десятков. Многие, из которых находятся в личных библиотеках, таких как Малфои. У Блэков тоже должна быть и в Хогвартсе, наверное, в Запретной секции.
-Почему в Запретной секции?
-Не знаю, но на полках в общей библиотеке ее нет.
-Откуда ты знаешь?
-Я искала.
-Когда?
-Помнишь, на втором курсе мы считали, что Малфой – наследник Слизерина? А после дуэльного клуба, все решили, что это ты?
-Еще бы не помнить, - ухмыльнулся Гарри.
-Так вот я хотела посмотреть, возможно ли это, но ничего не нашла.
Гарри задумался на несколько секунд и, вздохнув, произнес:
-Знаешь, можно зайти на площадь Гриммо, если ты хочешь.
-Правда? – Гермиона обрадовалась, но вдруг нахмурилась. – Ты разве хочешь туда вернуться?
-Нет, но я хочу осмотреть комнату Сириуса, может у него сохранились какие-нибудь фотографии.
Гермиона кивнула и вдруг остановилась как вкопанная.
-Гарри! – глаза девушки широко распахнулись, и она схватилась за рукав его куртки.
-Что такое? – палочка моментально оказалась в руках.
-Убери, - дрожащим голосом попросила Гермиона, указывая вперед.
Им на встречу, взявшись за руки, шли два мальчика, облаченные в белые одеяния. Оба жемчужно белые.
-Гарри, это же...
-Привидения, - закончил он, наблюдая, как мальчики проходят мимо них.
-Эдуард и Ричард, - прошептала Гермиона.
Призраки исчезли, пройдя сквозь стену.
-Я считала это выдумкой.
-Что именно?
-Здесь не раз замечали призраков казненных людей. Это считалось легендой Таэура, так же как черные вороны, например, - Гарри нахмурился. – Считается, что вороны – дурные вестники. Если к заключенному являлся ворон, то это означало, что его казнят. Сейчас же верят, что когда вороны покинут Тауэр, то он, а вместе с ним и вся британская империя, падет. Так вот о призраках. Люди сообщали, что видели привидения в разных частях замка. Тех, что видели мы, назвали «маленькие принцы». Судя по всему – это были король Эдуард V и его младший брат Ричард. Эдуард был низложен своим дядей герцогом, который объявил, что они незаконные дети и сам стал королем. А мальчиков заточили в тюрьме. Говорят, что потом их убили по приказу дяди, а их призраки и по сей день бродят по коридорам замка, - хрипло закончила Гермиона.
-Значит можно сказать, что мне с дядей повезло, - хмыкнул Гарри, пытаясь отвлечь подругу.
Гермиона улыбнулась:
-Может, пойдем отсюда?
-Хорошая идея.
Ребята быстро покинули Тауэр и направились в метро. Через полчаса они оказались на станции Хампстэд, которая находилась в десяти минутах ходьбы от площади Гриммо.
Гарри остановился в нерешительности перед домом номер двенадцать, который, кроме него и Гермионы, больше никто не видел. Она взяла его руку и легонько сжала. Они осторожно вошли в дом и замерли.
«Не можем же мы простоять на пороге вечно», подумал Гарри и первым пошел вперед по коридору, а потом и вверх по лестнице. Гермиона не отставала ни на шаг. На втором этаже они остановились. Гермиона хотела пойти в библиотеку, которая находилась слева, а Гарри собирался продолжить путь на верх, чтобы обследовать комнату Сириуса. Все же они решили сначала вместе осмотреть спальню, а потом библиотеку.
Ребята поднялись вверх на самую верхнюю площадку, на которую выходили только две двери. На одной висела табличка с именем Сириуса и гриффиндорцы тихо открыли дверь.
Гарри еще никогда не был в этой просторной комнате. Большая кровать с резной спинкой, высокое окно с бархатными шторами, люстра с восковыми огарками свечей. Комната была отделана серебристо-серым шелком, но Сириус наклеил столько плакатов и картинок, что они закрыли почти все стены.
У Гарри защипало в глазах, а Гермиона подавила тихий вздох. Прошло чуть больше двух недель с тех пор как Сириус покинул этот дом и в комнате все еще ощущалось присутствие хозяина. На прикроватной тумбочке лежала недочитанная книга рядом со свечой и чашкой. Кровать была примята, как будто Сириус только что лежал на ней и ушел, не поправив покрывало. А у большого старого шкафа в дальнем углу комнаты, были выдвинуты два ящика.
Гарри подошел к столу, который был завален газетами и свитками пергамента. Гермиона же разглядывала книгу, которую читал Сириус. Она утерла слезы рукавом и заглянула в тумбочку.
-Гарри, - тихо позвала она через несколько секунд, показывая ему какую-то книжку.
Когда он взял ее в руки, оказалось, что он ошибся. Это был альбом выпускников Хогвартса 1978 года. Мальчик осторожно открыл его и на первой странице увидел фотографию, с которой улыбались выпускники, сидевшие в три ряда. В самой середине сидел директор Дамблдор, слева от него МакГонаглл и очень толстый мужчина с пышными усами, а справа Флитвик и Спраут. Сердце Гарри забилось – рядом с деканом Хафлпаффа сидела Лили Поттер, положив руки на плечи черноволосого парня. Гарри узнал в нем отца. Все Мародеры сидели прямо на земле. Сириус, Джеймс, Ремус и Педдигрю. Все они счастливо улыбались и энергично махали со снимка. В верхнем левом углу стоял Северус Снейп. Такой же хмурый, как и всегда. А позади учеников и профессоров возвышался Хогвартс.
Гарри переворачивал страницы: хохочущие Мародеры, обнимающиеся и счастливые Джеймс и Лили, Сириус и светловолосая девушка, Ремус возле гремучей ивы, Педдигрю читает около озера, и снова все Мародеры и Лили в гостинной перед камином...
Поттер захлопнул альбом, не желая и дальше рассматривать снимки. Гермиона тихо плакала, прижимая к груди подушку.
-Пошли отсюда, - хрипло попросил Гарри, первым выскакивая из комнаты.
Он пообещал себе, что когда-нибудь он посмотрит альбом до конца и заберет его с собой, но сейчас он оставил его на кровати крестного, стараясь забыть его счастливое лицо. Если со смертью родителей, которых он никогда не знал, было легко смириться, то с гибелью Сириуса все было не так. Он успел узнать его и полюбить, крестный стал для него родным человеком, заменил отца. И смириться с этой потерей он еще не мог.
Гермиона, ничего не говоря, стала спускаться вниз. Закрыв за собой дверь библиотеки, они разошлись в разные стороны. Гарри толком не понимал какая книга нужна подруге, поэтому снимал с полок все книги с интересными названиями.
Когда он открыл четвертую книгу, за дверью раздались шаги. Из-за соседнего стелажа испуганно выглянула Гермиона. Ребята вынули волшебные палочки и направили на дверь. Через несколько секунд она распахнулась, и на пороге появился Люпин.
-Ремус? – недоверчиво спросил юноша.
-Гарри? Что ты здесь делаешь? – удивился тот. – Гермиона?
-Докажи что это ты, - потребовал Гарри, направляя палочку Люпину в сердце.
-Я один из четырех создателей карты Мародеров, Лунатик. Твой отец был анимагом и превращался в оленя, а Сириус в собаку.
-Прости, - Гарри опустил палочку.
-Не извиняйся. Что вы тут делаете? Это опасно!
-Почему? – поинтересовался Гарри.
-После смерти Сириуса, - Ремус поморщился. – Дом мог перейти по наследству Беллатрикс. Его завещание проходит проверку в министерстве, так что неизвестно, что там. Хотя я знаю, что он все оставил тебе.
-Мне ничего не нужно, - покачал головой Гарри.
-Не глупи, - Ремус разжег в камине огонь и предложил присесть. – Вы не ответили? Зачем пришли сюда? Дамблдор будет в ярости. Он запретил вам выходить.
-Мы не скажем ничего директору, ладно? - попросила девушка.
-Гермиона, может, объяснишь, что за книга тебе нужна? - сказал Гарри, глядя на уставшего Люпина и замечая новые морщины и пряди седых волос.
Девушка кивнула и быстро пересказала Ремусу о своей заинтересованности в генеалогии волшебников.
-Знаете, мы никогда не интересовались подобными вещами, - сообщил Люпин. – У Блэков ведь есть семейное древо. Ты видел его, Гарри.
Мальчик кивнул, а Гермиона нетерпеливо заерзала:
-Ремус, я очень хочу посмотреть эту книгу.
-Вполне возможно, что в библиотеке Блэков она есть. Пойдем.
Он поднялся и направился в самый дальний угол библиотеки и остановился у последнего стеллажа, который стоял у стены. Ремус постучал палочкой по верхней полке и что-то пробормотал. Стеллаж отъехал в сторону, и за ним появилась дверь. Люпин произнес «Алохомора» и открыл ее. За дверью оказался маленький темный чулан с одним стеллажом во всю стену. Все было покрыто пылью и паутиной.
-Кажется, тут давно никто не бывал, - сделал вывод Гарри.
Ремус зажег палочку, и они вошли. Пауки, потревоженные светом, быстро разбежались в стороны.
-Но... – Гермиона рассматривала корешки книг. – Это книги о темной магии!
-Блэки ведь не Уизли, - пожал плечами Гарри.
-Вообще-то, у всех чистокровных семей такие книжки есть в особых секциях библиотеки, - сказал Ремус. – Обычное дело.
Гриффиндорцы переглянулись, но ничего не сказали.
-«Запрещенные зелья», - прочитал Гарри название одной из книг и снял ее с полки. – А что? Пригодится.
-Постой! – Ремус перехватил его руку. – Что это ты делаешь?
-Ну, я же должен победить Волдеморта, а как это сделать я пока не знаю. Значит, почитаю что-нибудь интересное и запрещенное, - протянул Гарри, снимая с полки книгу «Высшая темная магия».
-Но, Гарри, тебе нельзя читать эти книги. Они запрещены министерством, а уж Хогвартсом тем более! Тебя исключат, если найдут ее.
-Если ты не скажешь, то никто и не узнает, а значит и искать не будут.
-Но...
-Нашла! – перебила их Гермиона. – «Священные дома магической Британии. Генеалогические деревья чистокровных семей».
Девушка держала в руках пыльный увесистый том в черном кожанном переплете. На обложке красовалось огромное серебрянное дерево без листвы, с растопыренными в разные стороны ветвями.
Гриффиндорцы и Люпин покинули пыльную каморку и сели возле камина.
-Посмотрим... – Гермиона открыла книгу.
Вся первая страница была исписана мелкими буквами с такими завитушками, что было почти не возможно ничего разобрать. Ремус и Гермиона склонились над фолиантом.
-Латинский, - вынес вердикт Люпин.
-Но я не знаю латинский, - Гермиона чуть не плакала. – Ремус?
-Я оборотень, а не языковед, - усмехнулся он. – Впрочем, я не думаю, что написанное важно. Давай посмотрим дальше?
Следующие пять страниц были исписаны тем же почерком и Гермиона, не выдержав, открыла книгу на середине. «Семейство Блетчли» было написано над древом, а рядом был нарисован семейный герб.
-Блетчли? Кто это? – спросил Гарри.
Гермиона и Ремус пожали плечами.
-Давайте лучше поищем Поттеров? – предложил Ремус.
Гермиона стала листать страницы.
-Вот! «Семейство Поттеров»... - сообщила Гермиона.
Они втроем склонились над книгой, и через секунду раздалось три удивленных возгласа:
-Как это?
-Что такое?
-В чем дело?
Флеармонт Поттер и Ефимия Дэмос-Поттер были последними на семейном древе. Имен Джеймса и Гарри там не было. В самом конце страницы вилась надпись: «Род Поттеров оборвался со смертью последнего представителя рода семнадцатого августа 1977 года».



Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100