Светлана Ст.    в работе   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    ВАРИАНТ 7-ОЙ КНИГИ, учитывающий то, что о ней рассказывает JKR. Волдеморт не окажется отцом Гарри, Дамблдор не воскреснет, Снейп не влюбится, а Гарри не станет учителем ЗОТИ. Появится еще один член ОФ, о котором мы слышали, но воспринимаем этого человека неадекватно. Откроется тайна тети Петуньи и причина вражды Снейпа и Сириуса. Один из героев применит магию лишь раз в жизни. От себя обещаю знакомство с тайным боевым отрядом Волдеморта, а также МНОГО трагических событий, рассуждений о тайнах цикла и - в финале - свадеб. По смыслу - гудшипперство на марше, по жанру - мелодраматический детектив
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Северус Снейп, Другой персонаж
    Общий /Детектив /Драма || гет || PG-13
    Глав: 14
    Прочитано: 43977 || Отзывов: 74 || Подписано: 76
    Начало: 23.11.06 || Последнее обновление: 13.06.09

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Harry Potter and Octopus’s Garden

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1 Праздничный пир


Предисловие автора:
Дорогие читатели! Если вы сомневаетесь, стоит ли читать вариант седьмой книги, если уже вышла каноничная, то я советую вам прочитать мое мнение (автор поста - Осьминогразъяснения) о 7-ой книге Ро. ВНИМАНИЕ: этот отзыв содержит многочисленные СПОЙЛЕРЫ 7-ой книги!
Ссылка на мое мнение о 7-ой книге:
http://www.hogwartsnet.ru/forum/index.php?showtopic=9958&st=90
Автор поста - Осьминогразъяснения.

Спасибо всем, кто подписался и откликнулся, кто хвалил и критиковал! Ваша поддержка очень помогает мне в минуты жизни трудные!

ВНИМАНИЕ: на любые претензии по ООС буду отвечать ТОЛЬКО по завершении фика.

Действие первых двух глав происходит сразу после окончания 29-ой главы ПП, а действие третьей и последующих – после окончания ПП.

ВНИМАНИЕ: если вы находите мой фик скучным, можете прочитать в комментах мои ответы:
от 1 декабря 2006 – для Morrigan и Fortex,
от 6 декабря 2006 (отзыв Анонима) – для Ласточки,
от 2 февраля 2007 – для Дианы Шипиловой/Сумирэ, Alex2006 и Анонима от 26 января
Больше на упреки в скуке я отвечать не буду, ибо считаю, что высказаллась исчерпывающе.

Сразу предупреждаю поклонников Лютика: в моем фике Малфой-старший из Азкабана не сбежит! Тюрьма, из которой бегают раз в два года, - это не тюрьма, а проходной двор…

Теперь о возрасте персонажей. В КО Сириус говорит, что Снейп во время учебы в Хогвартсе входил в компанию старшекурсников вместе с Беллатрисой и ее будущим мужем. В одном из интервью Роулинг приводит данные о возрасте персонажей, из которых следует, что к тому моменту, когда Снейп поступил в школу, Белла ее уже закончила. При этом в ПП Лестрейндж упоминается среди сокурсников Тома Реддла. Поэтому я считаю, что Сириус немного напутал: Снейп в школе тусовался вместе с младшим братом мужа Беллатрисы. А муж Беллатрисы учился вместе с Волдемортом.

Буду очень рада, если кто-нибудь захочет перевести мой фик на иностранный язык. Но, прежде чем начать, сообщите об этом на форуме и оставьте e-mail для связи. Я напишу вам и уточню особенности перевода некоторых терминов. (Одни из них я взяла у JKR, другие придумала сама, а третьи позаимствовала из других источников.)

СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ! А теперь - собственно фик:



Глава 1
Праздничный пир

Почти никто не знал, где находится замок Волдеморта. Темный Лорд случайно обнаружил руины этого огромного древнего сооружения много лет назад во время одного из своих странствий и с помощью волшебства воссоздал, превратив в неприступную крепость, защищенную от врагов не только высокими, прочными стенами и глубокими рвами, но и невероятно сложной и жестокой магией. Здесь Волдеморт жил до своего исчезновения, здесь он поселился, вновь обретя тело. Ни маглы, ни волшебники, даже стоя рядом с громадным зданием, не заметили бы его. Впрочем, в этом-то как раз не было ничего необычного, но даже те, кому Хранитель Тайны рассказал, где находится крепость Темного Лорда, не могли войти туда, если кто-нибудь не открывал для них дверь изнутри. Покинуть же замок могли лишь гости, получившие от Волдеморта специальный ключ-пропуск; все остальные просто не замечали входных дверей.
Разумеется, эти хитрости были лишь ничтожной частью неисчислимого множества заклятий, защищавших убежище Темного Лорда. Имелись здесь и стражники, причем далеко не всех из них могли заметить даже самые могучие волшебники. Кроме того, посетители быстро обнаруживали, что внутренних помещений в замке гораздо больше, чем это кажется, когда смотришь на здание снаружи, а некоторые комнаты время от времени меняют свое расположение. Но самые невероятные слухи ходили о подвалах этой таинственной крепости. Поговаривали, что они уходят очень глубоко под землю, и среди охранников подземелий нет ни одного живого существа…
Впрочем, никто доподлинно не знал, что происходило в подвалах замка, а в его надземной части, несмотря на очень позднее время, сейчас было светло как днем. В главном зале в самом разгаре был торжественный пир – праздновали гибель Дамблдора, самого опасного врага Темного Лорда. Огромное помещение освещали тысячи свечей, ярко пылал гигантский камин, в углу на небольшом возвышении, не умолкая ни на секунду, пел прекрасные песни хор лесных нимф – совсем юных девушек в полупрозрачных платьях. Уходящие так далеко ввысь, что никто не мог разглядеть потолок, стены зала были сплошь увиты вьющимися цветущими розами всевозможных оттенков.
Пожиратели Смерти пировали за невообразимых размеров столом. Покрывавшую его белоснежную скатерть украшала роскошная вышивка и тончайшее кружево. На столе стояли кувшины с самыми дорогими напитками и вазы с букетами редкостных цветов. На огромных золотых тарелках высились горы изысканных блюд. Cтоловые приборы тоже были сделаны из золота.
Во главе стола восседал Волдеморт, а по правую руку от него расположился Снейп в шелковой золотой мантии. (Я ничего не имею против «Снегга», но его постоянно правит «Word», поэтому, чтобы не тратить зря время, выбираю более приемлемый для компьютера вариант – прим. авт.) Голову бывшего профессора увенчивал массивный, усыпанный драгоценными камнями золотой обруч. Поблизости устроились другие участники рейда в Хогвартс. Драко и его мать (узнав о гибели Дамблдора, Темный Лорд известил Нарциссу и разрешил женщине прибыть в свой замок) оказались дальше от Волдеморта, чем все те, кого юный Малфой впустил в волшебную школу. Беллатриса, страшно бледная, в черном платье, сидела на дальнем конце стола, напротив Волдеморта, и не сводила застывшего взгляда со своего господина.
За спиной Темного Лорда стоял Петтигрю, пытаясь прислуживать хозяину. Сейчас, однако, это получалось плохо: еще днем неизвестные шутники заколдовали Хвоста так, что изо рта и ушей у него непрерывным потоком лились улитки и жуки. Промучившись несколько часов и так и не сумев избавиться от заклятия самостоятельно, Петтигрю обратился за помощью к своему господину, причем умудрился появиться перед ним как раз в тот момент, когда Волдеморт встречал прибывших из Хогвартса Пожирателей Смерти. Разумеется, Темный Лорд под общий хохот немедленно расколдовал своего незадачливого слугу, но время от времени изо рта пострадавшего все еще выползал то жук, то улитка. Страдая от этой напасти, Хвост выглядел бледным и потерянным.
Уже было произнесено немало тостов за Темного Лорда и его Великую Цель. Начал, разумеется, Снейп, герой нынешнего праздника:
- Я хочу поблагодарить Темного Лорда за то, что он подарил нам всем Великую Цель! – сказал бывший профессор Хогвартса. – Наблюдая за тем, как наш господин неустанно, год за годом, отдает все свои силы, чтобы спасти от ужасной участи чистокровных волшебников Земли, мы учимся у него стойкости, терпению и мужеству! Все наши знания и умения – ничто без той Великой Цели, во имя которой мы работаем! Всему лучшему, что в нас есть, мы обязаны Темному Лорду! Я пью за Темного Лорда, да пребудет он вовеки!
Эта речь была встречена громовыми аплодисментами. За Снейпом вставали и другие Пожиратели Смерти, они тоже славили Темного Лорда. Но по мере того, как продолжался пир, тосты становились все короче, лица – краснее, а разговоры - свободнее.
Драко очень тревожился: он понимал, что Темный Лорд может сурово наказать его за невыполнение приказа. Юноша был готов безропотно снести любое наказание, но он по-настоящему боялся за свою мать. Когда несколько часов назад Нарцисса прибыла в замок, она выглядела испуганной до полусмерти и, трясущимися руками обняв сына, плача, повторяла: «Жив! Жив! Жив!». Драко надеялся, что мать скоро успокоится, но этого не произошло. Нарцисса больше не плакала, но была очень бледна и ничего не ела, ее руки безостановочно теребили кружевную оборку скатерти, а взгляд лихорадочно перебегал с Волдеморта на Снейпа, со Снейпа – на Беллатрису, а с Беллатрисы – снова на Волдеморта. При этом Нарцисса что-то тихо шептала.
Впрочем, на странное поведение миссис Малфой никто не обращал внимания. Все были заняты едой, питьем и разговорами, однако это тоже начинало беспокоить юношу. Драко, конечно, понимал, что, даже узнав о гибели Дамблдора, Пожиратели Смерти не будут праздновать так же радостно, как это делают студенты Хогвартса, когда команда их факультета выигрывают решающий матч по квиддичу. Все-таки рыцари Великой Цели – это люди серьезные, не чета неразумным детям… Но ведь гибель Дамблдора – это переломный момент в войне Темного Лорда со своими врагами! Именно Дамблдор стоял на пути Великой Цели! Если он погиб – война скоро закончится, не будет больше смертей, наступит тот прекрасный новый мир, ради которого и страдал Темный Лорд и его сторонники!
Но об этом потрясающем событии за столом и не вспоминали. Драко прислушался к разговорам своих соседей:
- Она пыталась вырваться, но я ее - хрясь!
- Он как взвоет, а кровища ручьем полилась…
- Нет, домовых эльфов бесполезно бить утюгом: они, поганцы, выносливые. Тут нужно что-нибудь потяжелее…
Драко почувствовал себя как-то странно. Из рассказов отца и тети Беллы он знал, что Пожиратели Смерти – самые смелые, умные и благородные люди на Земле, защищающие исконные права всех чистокровных волшебников, храбрые рыцари, идущие к Великой Цели несмотря на все препятствия. Но за этим столом он видел лишь раскрасневшиеся физиономии да налитые кровью глаза и слышал лишь низкие, грязные разговоры. Казалось, никого не интересовало то, что сегодня был убит главный враг Темного Лорда, все обсуждали только свои ничтожные делишки...
Драко постарался уверить себя, что ему просто не повезло с соседями по столу, и взглянул на Ательстана Эдвардса - высокого светловолосого волшебника, который вместе со Снейпом помог ему убежать из Хогвартса. Эдвардс сидел напротив, уронив лицо на лежащие на столе руки и не обращая внимания на происходящее вокруг. Приглядевшись, Драко с ужасом заметил, что ногти его спасителя имеют желтоватый оттенок. Так значит, Эдвардс - феллер! Юноша помнил, как дедушка Абраксас любил повторять:
- Будешь плохо учиться – феллером станешь! Начнешь хлестать Феликс Фелицис на завтрак, обед и ужин!
- А разве плохо быть всегда удачливым? – удивлялся маленький Драко.
- Удача должна быть настоящей, а не вымученной! А от частого употребления Зелья Удачи размягчаются мозги и исчезает воля! Человек начинает думать, что без помощи Феликс Фелицис он уже ни на что не способен! Феллеры хуже маглов, потому что маглы от природы неполноценные, а феллеры сами себя низводят до уровня животных. Ясно?!
Драко был согласен с дедом и всю жизнь относился к феллерам с брезгливым презрением. Юноша не мог даже представить себе, что Темный Лорд принимал на службу таких людей. Это было очень неприятное открытие.
Но есть же сейчас в этом зале хоть один человек, пекущийся о Великой Цели больше, чем о бесплатной выпивке и своих мелких делах?! Драко переводил взгляд с одного лица на другое. Амикус и его сестра, раскрасневшись, мерзко хихикают… Оборотень Фенрир громко чавкает, обгладывая свиную ногу, под его ногтями – грязь и кровь… «Темному Лорду нужна помощь оборотней в борьбе с грязнокровками», - объясняла тетя Белла, но Драко так и не смог преодолеть брезгливость к вервольфам.
Тетя Белла! Она искренне преданна Темному Лорду! Но ее преданность немного пугала Драко: тетя иногда выглядела словно одержимая. Прошлым летом он очень осторожно заговорил об этом с матерью, а Нарцисса грустно улыбнулась и сказала:
- Бедной Белле очень не повезло в жизни, милый! Она хотела стать Ликвидатором заклятий, но отец запретил ей работать и выдал замуж. Родольфус Лестрейндж – человек, конечно, умный, добрый, родовитый и богатый, но он на двадцать лет старше Беллы... Она ненавидела балы, галантные беседы и светскую жизнь, но была обязана заниматься всем этим. Когда Темный Лорд призвал в свои ряды тех, кто дорожит чистотой крови, и начал учить Пожирателей Смерти особо сложной боевой магии, для Беллы это стало спасением. Она отдала нашему господину не только свою силу, смелость и ум, но и все нерастраченные чувства. Разве ты не заметил, что твоя тетя не просто преданна Темному Лорду – она любит его? Но для него она просто верный сторонник и хороший боец… Белле нелегко живется, милый…
Смотреть на тетю было почему-то неприятно, и в полном отчаянии Драко перевел глаза на Снейпа. У юноши было так тяжело на душе, что он даже забыл о своей обиде на преподавателя. Да, Снейп не спас Люциуса Малфоя от тюрьмы, но он дал Нерушимую Клятву, чтобы помочь его сыну. И Снейп много лет преданно служил Темному Лорду… Драко вглядывался в лицо профессора, мечтая увидеть то, что он безуспешно искал в лицах других людей, сидящих за этим столом.
Но на лице Снейпа застыло тупое, самодовольное выражение, которого юноша никогда прежде не видел. Это выражение явно не красило бывшего профессора Хогвартса, да и золотая мантия и драгоценный обруч на голове выглядели как-то нелепо и Снейпа также не украшали. Заметив взгляд Драко, Снейп величаво кивнул своему ученику. Юноша кивнул в ответ и отвернулся, чтобы скрыть свое разочарование.
- Господа! – сказал Волдеморт очень тихо, но гудение голосов в зале сразу же смолкло, а нимфы прервали песню на полуслове. Убедившись, что общее внимание приковано к нему, Темный Лорд негромко продолжил свою речь:
- Господа! Я ждал, когда же кто-нибудь из вас произнесет этот тост, но так его и не услышал. Впрочем, вы, наверное, были правы, предоставив эту честь мне… Итак, - Волдеморт резко повысил голос, - я предлагаю выпить за моего самого верного и преданного слугу – Северуса Снейпа! Северус очень много сделал для того, чтобы наша Великая Цель была достигнута как можно скорее. Ура Снейпу!
- Ура! Ура! Ура! – раздались хриплые голоса Пожирателей Смерти.
Глаза Снейпа торжествующе блеснули, на губах зазмеилась тонкая улыбка, но это продолжалось лишь мгновение, и он вновь приобрел свой обычный непроницаемый вид.
Когда все осушили бокалы, бывший профессор поднялся со своего места:
- Благодарю за оказанную мне честь, – негромко сказал он, - однако я не сомневаюсь, что Темный Лорд по благородству своей души переоценивает мои скромные заслуги. Только благодаря его духовной поддержке я смог совершить все то, что сделал; его многолетняя борьба ради Великой Цели вдохновляла меня на преодоление трудностей…
Волдеморт благосклонно кивнул, и Снейп продолжил:
- Но в это радостную минуту я хотел бы сказать несколько слов и о молодом Драко Малфое…
Нарцисса резко вздрогнула, вздохнула так глубоко, что это походило на всхлип, и застыла как изваяние.
- Несмотря на свой юный возраст, в минувшем году Драко проявил себя истинным Рыцарем Великой Цели, достойным слугой Темного Лорда, - между тем говорил бывший профессор, весомо произнося каждое слово. – Невзирая на огромный риск, молодой Малфой каждый день на протяжении долгих месяцев ремонтировал сломанный портал. Работа эта очень трудна и опасна даже для совершеннолетнего волшебника, а Драко всего лишь шестнадцать! Когда же портал был восстановлен, молодой Малфой, рискуя жизнью, помог Пожирателям Смерти проникнуть в Хогвартс, а затем, - Снейп резко повысил голос, - этот юный храбрец обезоружил самого Дамблдора!
По залу пронесся изумленный шепот.
- А что в этом такого, а? – немного заплетающимся голосом спросил Амикус. – Темный Лорд приказал молодому Малфою УБИТЬ Дамблдора, а парнишка сплоховал!
- Да, действительно, - скучающим голосом отозвался бывший профессор, - нет ничего особенного в том, чтобы обезоружить Дамблдора. Кстати, кому-нибудь из присутствующих здесь удавалось это сделать? Мне – нет, и я не стыжусь признаться в своей слабости!
Тишина в зале стала совершенно гробовой: все помнили ужасное поражение Пожирателей Смерти, год назад посланных в Министерство Магии и арестованных Дамблдором. Никому не было в точности известно, что там произошло, но между собой Пожиратели Смерти шептались, что, узнав о провале, Темный Лорд сам отправился в Министерство, однако сумел спасти только тяжело раненую Беллатрису.
- Что же до тебя, Амикус, - лениво продолжал Снейп, - то я собственными глазами видел, как ты увлеченно сражался с этой девчонкой Уизли. Видимо, даже недотепа Долгопупс – я уж не говорю о старухе Макгонагалл и грязнокровке Тонкс – слишком опасные противники для тебя…
Многие Пожиратели Смерти засмеялись: видимо, отвага Амикуса была всем хорошо известна.
- Ты не понимаешь, Северус, - мрачно отозвался Амикус, - это не девчонка, а разъяренная тигрица!
- Да-да, разумеется, - лениво протянул бывший профессор, - самый страшный враг Темного Лорда – это пятнадцатилетняя Уизли!
Смех в зале стал громче.
- Так вот, - продолжил Снейп, когда вновь наступила тишина, - молодой Малфой обезоружил Дамблдора и держал его под ударом в течение долгого времени. Кому еще удавалось совершить подобное?! – бывший профессор повысил голос. – Те, кто станут осуждать Драко, просто не понимают, насколько страшным противником был Дамблдор! Да, молодой Малфой не смог выполнить приказ Темного Лорда и не убил нашего главного врага, но этой слабости есть вполне простительное объяснение. Наш повелитель, - Снейп поклонился Волдеморту, - в очень раннем возрасте осознал свое великое предназначение и с детских лет готовил себя к жертвам и подвигам. Потому-то Темный Лорд и стал тем, кто он есть теперь – самым могущественным волшебником всего мира!
Последние слова потонули в криках Пожирателей Смерти:
- Ура! Ура! Ура Темному Лорду!
Когда славословия смолкли, бывший профессор заговорил вновь:
- Темный Лорд, будучи величайшим волшебником всех времен и народов, считает всех своих сторонников равными себе по могуществу. Но это не так! По сравнению с ним все мы – лишь слабые люди, которым только Великая Цель придает сил и уверенности в себе! Молодой Малфой виновен лишь в том, что у него нет той же душевной силы, что и у нашего господина, но, скажите, кто из рыцарей Великой Цели может сравниться с Темным Лордом?! Однако наш властелин по своей несказанной доброте прощает наши ошибки и учит нас мужеству. От лица всех присутствующих я смиренно прошу Темного Лорда простить молодого Малфоя, как он всегда прощал нам всем наши ошибки! Простите его, Темный Лорд!
- Простите, простите! – раздались голоса, сначала тихо и нестройно, а потом все громче и громче.
- Прекрасная речь, Северус, - слегка улыбнулся Волдеморт, - хотя, на мой взгляд, совершенно лишняя…
В зале вновь воцарилась гробовая тишина; Пожиратели Смерти испуганно переглядывались между собой; Нарцисса побелела как полотно.
- Я вовсе не считаю, что Драко в чем-то виновен передо мной, - продолжал Темный Лорд, выдержав долгую паузу. – Выполняя мое задание, он сделал гораздо больше, чем можно было ждать от юноши его возраста. Конечно, я надеялся, что именно молодой Малфой лишит жизни нашего главного врага, тем самым отомстив за своего отца, но раз Дамблдор все равно погиб, а ты, Северус, утверждаешь, что твой ученик выполнил большую часть работы…
- Да, это так, милорд, - кивнул Снейп.
- … то мне остается только похвалить молодого Малфоя за самоотверженные усилия во имя Великой Цели! Ура Малфою!
Этот крик подхватили все присутствующие; Нарцисса своей бледностью больше походила на мраморную статую, а не на человека, лишь катящиеся по ее щекам слезы доказывали, что это не изваяние, а живая женщина.
- Ну а теперь, - улыбнулся Волдеморт, когда славословия вновь затихли, - пришла пора поговорить о приятном. Я обещал, что выполню любое желание того, кто избавит мир от мерзкого Дамблдора, и я сдержу свое слово! Говори, Северус! Надеюсь, молодой Малфой не претендует на эту награду? – вновь улыбнулся Темный Лорд.
- Мой господин, - сказал Драко, чувствуя себя очень неловко, - я не выполнил Ваш приказ, поэтому заслуживаю не награды, а наказания. Только Ваша несказанная доброта избавила меня от заслуженной кары, и за это я бесконечно Вам признателен…
- Ну, раз ты столь великодушен, Драко, - по-прежнему улыбаясь, промолвил Волдеморт, - значит, у нас нет никаких проблем. Говори, Северус! Пришпорь свою фантазию! Сегодня совершенно особенный день, когда даже самые смелые мечты могут стать реальностью! Для меня, знаешь ли, невозможного мало…
- Милорд, - спокойно ответил Снейп, - лучшая награда для меня – это Ваше благополучие и победа Великой Цели. Больше ничего мне не нужно…
Темный Лорд слегка нахмурился:
- Я ценю твою преданность, Северус, - немного раздраженно сказал он, - но верность не должна оставаться невознагражденной! Я не хочу, чтобы меня считали неблагодарным! Говори, чего ты хочешь, и, пожалуйста, избавь меня от очередной порции славословий! Их мы уже наслушались немало!
Снейп едва заметно вздохнул:
- Я готов снова и снова повторить, что служу Вам не ради наград, милорд! Но… - Снейп взмахнул рукой, и ропот, возникший в зале, сразу стих, - но в этот особенный день я хотел бы смиренно попросить присутствующих в зале людей о величайшей чести, которую они могут оказать мне…
- Что же это за люди и что же это за честь? – слегка улыбнулся Волдеморт. – Говори смелее!
- Преданность Великой Цели поставила семью Малфоев в очень сложное положение. Юный Драко теперь вынужден скрываться от мракоборцев. Я был бы счастлив предложить ему, - а также миссис Малфой, если она решит разделить изгнание своего сына, - погостить у меня до того времени, когда Великая Цель будет достигнута и Малфои вновь займут подобающее им место в обществе. Конечно, мое жилище и вполовину не так роскошно, как их фамильный особняк, но оно очень хорошо защищено от проникновения извне, а это сейчас важнее! Согласившись, Малфои окажут мне величайшую честь!
По залу пронесся легкий шум: все знали, какие несметные богатства можно было попросить в награду за смерть Дамблдора, и удивились странному выбору Снейпа.
- Что ты на это скажешь, Нарцисса? – с мягкой улыбкой осведомился Темный Лорд.
- Я благодарю Северуса… профессора Снейпа … за его любезное приглашение, - немного дрожащим голосом отозвалась миссис Малфой, - и хочу сказать, что это не мы ему, а он нам оказывает великую честь! Мы с сыном будем счастливы погостить у профессора…
- Что ты говоришь, Цисси?! – возмутилась Беллатриса. – Ты моя сестра, и, конечно же, вы с Драко поживете у меня!
- Прости, Белла, - голос миссис Малфой звучал тихо, но твердо, - но Северус предложил нам убежище раньше, чем ты, поэтому мы воспользуемся его гостеприимством.
- Не глупи, Цисси! – голос миссис Лестрейндж сорвался на крик. - Неужели ты думаешь, что я бросила бы тебя и Драко на произвол судьбы?!
- Я не сомневаюсь в твоей доброте, сестра, - решительно ответила Нарцисса, - но профессор Снейп первым предложил нам свое гостеприимство, и мы с радостью принимаем его предложение. Этот вопрос решен.
- Что ж, ты имеешь право выбора, - тихо сказала Беллатриса, но голос ее звучал как-то зловеще.
- Да, миссис Малфой имеет право выбора, - хихикнул незнакомый Драко краснолицый толстяк. – Думаю, в обществе Северуса ей будет ГОРАЗДО веселее, чем рядом с сестрой…
Смех краснолицего подхватили многие Пожиратели Смерти. Нарцисса вздрогнула и закусила губу. Драко был так потрясен наглостью незнакомца, что не сразу нашел подходящие слова, дабы одернуть его подобающим образом.
- Что ж, это твое мнение, Флетчер, - тем временем лениво произнес Снейп, обращаясь к толстяку. – Я не могу запретить тебе думать…
Краснолицый довольно осклабился.
- … но я могу доказать тебе неправоту твоего мнения, - продолжил бывший профессор, не меняя тона. – Выбор времени, места и условий дуэли остается за тобой, но я хотел бы разъяснить тебе твою ошибку как можно скорее, лучше всего – прямо сейчас. Видишь ли, мне не нравится, когда некоторые… - Снейп сделал выразительную паузу, - смешивают с грязью имя жены моего лучшего друга, который, сражаясь ради Великой Цели, был схвачен врагами, находится в тюрьме и не может защитить супругу. Любой согласится, что оскорбление, подобное твоему, может быть смыто только кровью…
Флетчер мгновенно побелел, улыбка сразу же исчезла с его лица. Оглянувшись и поняв, что никто не собирается ему помогать, толстяк торопливо заговорил:
- Северус, я просто пошутил, брякнул спьяну, с кем не бывает… Я ничего такого в виду не имел, чес-слово…
- Ты оскорбил не меня, а миссис Малфой, перед ней и извиняйся, - жестко ответил Снейп.
- Нарцисса, - голос краснолицего звучал умоляюще, - я ничего такого в виду не имел, просто пошутил, вот и все! Глупо пошутил, конечно, но с кем не бывает! Так что…
- Я понимаю, Флетчер, - лишенным всякого выражения голосом отозвалась миссис Малфой, но ее резко перебил Снейп.
- С кем ты разговариваешь, хам?! – на этот раз в голосе бывшего профессора звучала неприкрытая угроза. – Ты со своей домовой эльфкой болтаешь?! Нет, Флетчер, ты говоришь с дочерью, женой и матерью чистокровных волшебников! Немедленно извинись перед миссис Малфой так, как должно! Я не позволю тебе держаться с высокородной волшебницей, словно она тебе ровня! Или ты забыл, кто ты такой?
Нарцисса попыталась протестовать, но на это никто не обратил внимания. Толстяк, побледнев еще больше, встал со своего места и, приложив руку к сердцу, заговорил с бесконечным отчаянием в голосе:
- Миссис Малфой, я прошу… нет, я покорнейше, смиреннейше умоляю Вас простить мою омерзительную выходку! Я недостоин Вашей доброты и потому вправе рассчитывать лишь на Ваше милосердие! Поверьте, я искренне раскаиваюсь в содеянном!
Истолковав молчание Нарциссы как недовольство, краснолицый продолжил, причем отчаяние в его глазах постепенно сменялось паникой:
- Смилуйтесь, миссис Малфой!
- Я принимаю твои извинения, Флетчер, - спокойно сказала Нарцисса, но в ее глазах при этом плавал страх ничуть не меньший, чем у оскорбившего ее.
- И помни доброту миссис Малфой! – голос Снейпа по-прежнему оставался жестким. – Надеюсь, ты не заставишь свою благодетельницу жалеть о ее великодушии! Кстати, если кто-нибудь когда-нибудь захочет оскорбить миссис Малфой или ее сына, я буду счастлив объяснить оскорбителю неправоту его жизненной позиции в любое удобное для него время! Надеюсь, это всем понятно?
Снейп обвел тяжелым взглядом Пожирателей Смерти, но никто не хотел встречаться с ним глазами. Удовлетворившись результатами осмотра, бывший профессор слегка улыбнулся.
- Отрадно видеть, как ты защищаешь честь своих друзей, Северус, - мягко сказал Темный Лорд. – Такая преданность достойна восхищения!
- Я не делаю ничего особенного, - резко ответил Снейп, – лишь исполняю долг каждого рыцаря Великой Цели!
- Даже если ты не делаешь ничего особенного, Северус, каждый твой поступок свидетельствует, что твои помыслы так же чисты, как и твоя кровь! – слегка улыбнулся Волдеморт. - Я не сомневаюсь, что в твоем доме Нарцисса и ее сын будут надежно защищены от любой опасности! Что ж, раз эта проблема счастливо разрешилась, пришла пора поговорить о вещах гораздо менее приятных…
Выражение лица Темного Лорда резко изменилось, и он отрывисто спросил:
- Как погиб Гиббон? Что случилось с Бергером?
Пожиратели Смерти, участвовавшие в налете на Хогвартс, начали тревожно переглядываться между собой. После недолгой паузы немного дрожащим голосом заговорил Амикус:
- Мы не знаем, что случилось с Бергером, милорд! Он был с нами на Астрономической башне, а потом мы потеряли его из виду! Бергер уходил с башни последним и, должно быть, по дороге к воротам Хогвартса попал в плен к людям Дамблдора, поскольку больше мы не видели нашего отважного сподвижника....
Помолчав немного, Амикус набрал в грудь побольше воздуха и звенящим голосом продолжил:
- А гибель Гиббона – это несчастный случай, милорд! У Эдвардса случился припадок. Ательстан стоял в коридоре, где шло сражение, и швырял разрушающие заклятья в стены. Один Мерлин знает, зачем он это делал… Одно из заклятий случайно попало в Гиббона и убило его…
Пожиратели Смерти тихо зашептались, один лишь Эдвардс продолжал сидеть неподвижно, опустив голову на сложенные на столе руки и не обращая внимания на происходящее.
- Так… - тихо произнес Волдеморт, - значит, у Эдвардса случился припадок… Напомните мне, пожалуйста, кто из здесь присутствующих уверял меня, что Ательстан борется со своим пагубным пристрастием и почти его преодолел?
Затравленно оглядевшись и втянув голову в плечи, Амикус затараторил:
- Он клялся мне, милорд, поверьте, и говорил очень убедительно! Он уверял меня, что будет очень счастлив вновь встать под знамена Великой Цели… Ательстан, да скажи ты!
Амикус попытался заставить Эдвардса сесть прямо и не сразу, но добился своей цели. Впрочем, увидев лицо Ательстана, даже Драко, никогда раньше с феллерами не общавшийся, понял, что этот человек сейчас ничего сказать не может. Глаза Эдвардса были пустыми и бессмысленными, а по подбородку стекали струйки слюны ярко-желтого цвета – еще один признак его пагубного пристрастия.
Амикус некоторое время пытался докричаться до Ательстана, но в конце концов признал свое поражение и безнадежно махнул рукой.
- Я поверил тебе, Амикус, - грустно промолвил Волдеморт, - хотя и подозревал, что ты просто хочешь, чтобы вместо тебя в опасный рейд в Хогвартс отправился твой племянник. Я поверил твоим словам не ради тебя, а ради самого Ательстана! Я помню, каким отважным и преданным рыцарем Великой Цели был Эдвардс двадцать лет назад! Только-только окончив Хогвартс, он показывал своим старшим сподвижникам поразительный пример мужества и преданности! Именно Ательстан внес решающий вклад в устранение ничтожных предателей крови – братьев Прюэттов. Именно этот бесстрашный юноша покарал презренного Карадока Дигборна! Именно Эдвардс помешал Марлин Маккиннон спастись от справедливой кары!
Сам феллер в течение этой страстной речи оставался совершенно безучастным; казалось, он не понимает, что происходит вокруг. А Темный Лорд тем временем продолжал:
- В память этих свершений я решил предоставить Ательстану еще один шанс. Я надеялся, что среди прежних товарищей, вдохновляемый на подвиги Великой Целью, Эдвардс сможет преодолеть пагубное пристрастие. И я верил, что ты, Амикус, поможешь в этом своему племяннику. Последние несколько недель ты жил в его доме. Неужели ты не замечал, что Ательстан по-прежнему пьет Феликс Фелицис?
Голос Амикуса сорвался на визг:
- Я следил, милорд, глаз с него не спускал! Но феллеры, они же хитрющие… Видимо, последние две недели Ательстан пил совсем понемногу, и это не было заметно. Только перед самым отбытием в Хогвартс он налакался как свинья, а я, сосредоточившись на том, что нам предстоит совершить, не заметил его состояния!
Волдеморт молчал, и Амикус заверещал еще громче:
- Я старался, милорд, я так старался…
- Хорошо, допустим, - веско уронил Темный Лорд, и его собеседник слегка приободрился. – Феллеры и в самом деле очень хитры, так что ты и впрямь мог ничего не замечать, пока не стало слишком поздно. Но в Хогвартсе нельзя было не понять, что у Ательстана припадок. Так почему же ты не помог племяннику, уже не способному позаботиться о себе, а бросил его на произвол судьбы?
- Я по… - начал было Амикус, но умолк так внезапно, словно в рот ему вставили кляп.
- Тебе очень хочется уверить всех нас, что ты помог своему родичу и сподвижнику по борьбе, но факты говорят сами за себя, - тихо промолвил Волдеморт. – Ательстан покинул Хогвартс вместе с Северусом и молодым Малфоем, которые, хотя и знакомы с Эдвардсом, но никогда не были близкими друзьями и не состоят с ним в родстве. Почему же посторонние, в сущности, люди не бросили Ательстана, а ты, ближайший родственник, не проявил ни малейшей заботы о его судьбе?
Амикус издал глухой неразборчивый крик; в глазах незадачливого Пожирателя Смерти плавал безысходный ужас.
- Есть и еще одно, - между тем продолжал Темный Лорд. – Никто из тех, кто побывал этим вечером в Хогвартсе, не знал, что я поручил Гиббону особое задание, выполнение которого было не менее важно для достижения Великой Цели, чем устранение Дамблдора. Гибель Гиббона не просто стала трагической вехой на нашем благородном пути, она еще и разрушила грандиозные планы… Кто же виноват в случившемся? Конечно, некоторые люди скажут, что в смерти нашего сподвижника повинен Эдвардс, но я придерживаюсь несколько иного мнения…
Все сидящие за столом замерли, боясь пропустить хоть одно слово; один лишь Эдвардс, казалось, был абсолютно безразличен к тому, что сейчас решалась его судьба.
- В проступке Ательстана виновен не он сам, а его пристрастие, - веско сказал Волдеморт. - Наш товарищ стал феллером потому, что не мог вынести жестокости и бесчеловечности мира, в котором жил. После моего исчезновения никто не пытался изменить жизнь людей к лучшему, и Эдвардс не мог жить без надежды на то, что зло вокруг него когда-нибудь исчезнет…
Волдеморт помолчал немного и медленно, веско произнес:
- Поэтому я хочу предоставить своему верному стороннику еще один шанс! Отныне Ательстан останется жить в моем замке, и я постараюсь помочь ему избавиться от привычки, разрушающей его личность! Надеюсь, мне это удастся…
Пожиратели Смерти зааплодировали; на лице Амикуса отразилось беспредельное облегчение; сестра Амикуса, Алекто, напротив, чуть заметно нахмурилась; феллер по-прежнему не замечал ничего вокруг, а Волдеморт заговорил снова:
- Я считаю, что в гибели Гиббона и крушении наших планов виновен не столько Ательстан, сколько человек, который, не сумев осознать всю глубину падения своего родича, позволил Эдвардсу отправиться в опасный рейд в Хогвартс. Как-никак, этот человек поручился за племянника и должен нести ответственность за неосторожные слова…
Амикус упал на колени так внезапно, словно ему отрубили ноги, и заголосил:
- Простиииите меня….
Темный Лорд взмахнул рукой, и вопль мгновенно стих.
- Итак, подведем итоги, - Волдеморт говорил так, словно его и не прерывали. – Какого наказания заслуживает человек, пытавшийся уверить всех нас, что феллер способен вновь вернуться к нормальной жизни? Какого наказания заслуживает рыцарь Великой Цели, по вине которого важное задание оказалось сорвано? Какого наказания заслуживает тот, кто бросил своего беспомощного родича среди врагов?!
Амикус, не дожидаясь ответов на эти вопросы, распростерся на полу ниц и быстро-быстро пополз к Темному Лорду, пронзительно вереща:
- Простите меня, милорд… Я старался… Феллеры, они хитрющие… Я старался, я так старался… Ваша сила… наша слабость…
Приблизившись к своему господину, Амикус принялся целовать пол у его ног, продолжая вопить что-то бессвязное. В глазах Алекто, сестры провинившегося Пожирателя Смерти, до того не никак не реагировавшей на происходящее, появилось легкое беспокойство.
- Успокойся, Амикус! – прикрикнул Волдеморт. – Веди себя, как подобает мужчине и рыцарю Великой Цели! Имей мужество принять заслуженную кару!
Темный Лорд поднял волшебную палочку, готовясь произнести соответствующее случаю заклинание, но прежде чем он успел это сделать, нечеловеческий вопль заполнил огромный зал. Наверное, так визжит свинья, когда ее режут.
Это кричал Амикус. Распростершись ничком на полу, не дожидаясь удара заклятия, он душераздирающе вопил, широко раскрыв рот. Ногти несчастного царапали каменные плиты пола, ноги судорожно подергивались, из глаз лились слезы. Весь ужас, наполнивший скорчившееся тело, исходил наружу в безумном крике, в котором уже не осталось ничего человеческого:
- Не наааааааа! Смиииииии!
Драко захотелось заткнуть уши, чтобы не слышать этого чудовищного вопля, и только отчаянным усилием воли юноша сдерживался.
Алекто выскочила из-за стола, упала ниц и поползла к Волдеморту, пронзительно крича:
- Смилуйтесь над моим братом, милорд! Он с детства отличался слабым здоровьем, и недостаток физических сил лишил его духовного мужества! Пожалейте его ради Вашей доброты!
Было совершенно непонятно, как маленькая, тщедушная женщина может перекрикивать своего здоровенного толстяка-брата, но Алекто это удалось.
Темный Лорд несколько минут смотрел на брата и сестру, распростершихся у его ног, потом с легкой презрительной улыбкой опустил палочку и сказал негромко, но так, что его услышали все сидящие за столом:
- Хорошо, Амикус! Я прощаю тебя ради великого события, которое свершилось сегодня!
Однако обезумевший от страха Пожиратель Смерти ничего не замечал вокруг себя и продолжал истошно вопить сорванным голосом.
- Ну же, Амикус! – прикрикнул Волдеморт. – Успокойся! Все уже закончилось!
Алекто, еще не смея подняться на ноги, подползла к брату, обняла его и что-то зашептала на ухо. Амикус вздрогнул, прохрипел:
- Благодарю Вас, милорд! – и вдруг совершенно по-детски заплакал, сотрясаясь всем телом и утирая глаза кулаком.
Алекто помогла брату подняться и повела к столу. Амикус никак не мог успокоиться, всхлипывал и бормотал что-то себе под нос.
- Надеюсь, это послужит тебе хорошим уроком, Амикус, - произнес Темный Лорд, когда брат и сестра вновь заняли свои места. – Кстати, Алекто, как мне стало известно, еще пять лет назад суд признал Ательстана полностью недееспособным, а вы с братом были назначены его опекунами, не так ли?
Женщина вздрогнула, закусила губу и хрипло ответила:
- Да, милорд!
- Не сомневаюсь, что вы с Амикусом заботились об Ательстане со всей возможной родственной любовью, - мягко сказал Волдеморт.
- Мы старались, милорд, - тревога в глазах Пожирательницы Смерти росла с каждой секундой.
- Я уверен в этом, Алекто, - дружелюбно отозвался Темный Лорд. – Кстати, если мне не изменяет память, эти чудесные украшения, которые так подходят к цвету твоих глаз и волос, - рубиновые серьги, диадема, колье и браслеты, - ранее принадлежали семейству Эдвардсов?
Алекто смертельно побледнела и заговорила, тщетно стараясь придать голосу твердость:
- Милорд, их в благодарность за заботу подарил мне Ательстан, когда у него случился период просветления!
Волдеморт по-прежнему ласково глядел женщине в глаза, и, отчего-то встревожившись, она почти прокричала:
- Но я все равно сегодня собиралась пожертвовать их ради Великой Цели!
- Что ж, раз об этом зашла речь… - Темный Лорд взмахнул волшебной палочкой, и на столе появилась большая глиняная чаша, стопка листов пергамента, перо и чернильница. – Боюсь, снова пришла пора просить вас, друзья мои, о помощи нашей Великой Цели! Разумеется, я ни в коем случае не хочу обездолить нуждающихся, но если кто-то из вас готов расстаться с тем, без чего прекрасно может обойтись…
- Ради Великой Цели мы готовы отдать все, что у нас есть! - резко сказал Снейп.,
Сняв с головы золотой обруч, бывший профессор положил его в глиняную чашу и передал ее своему соседу по столу. Так началась церемония сбора пожертвований. Пожиратели Смерти снимали с себя драгоценные украшения и складывали их в чашу; те же из присутствующих, кто украшений не носил, подписывали волшебные векселя. Когда даритель указывал жертвуемую им сумму денег и ставил свою подпись на векселе, то, где бы ни находились эти деньги – в семейной сокровищнице или в сейфе банка, - они немедленно исчезали оттуда и в ту же секунду оказывались в замке Волдеморта. Никто доподлинно не знал, где именно Темный Лорд хранит пожертвования ради Великой Цели; впрочем, никто и не пытался это выяснить, понимая, какая судьба ждет не в меру любопытных граждан.
Пожиратели Смерти передавали друг другу чашу и стопку векселей, и никто не уклонялся от пожертвований. Одна лишь Беллатриса ничего не могла подарить своему господину: находясь в розыске за особо тяжкие преступления, она не имела возможности распоряжаться огромным фамильным состоянием.
Когда чаша и стопка векселей попали в руки Драко, Волдеморт воскликнул:
- Семья Малфоев пожертвовала ради Великой Цели гораздо большим, чем деньги! Такая преданность стоит дороже любых сокровищ!
Драко вздохнул с облегчением, потому что ничего не мог пожертвовать: студентам Хогвартса не разрешалось носить дорогие украшения. Конечно, многие вещи, привезенные юношей в школу из дома, - настольные часы, принадлежащие роду Малфоев с XV века, массивная серебряная чернильница, украшенные изящной резьбой стаканы гоблинской работы – могли бы стать достойным даром Темному Лорду, но Драко бежал из Хогвартса в страшной спешке и не успел ничего захватить с собой.
Нарцисса, получив чашу из рук сына, сняла единственное свое украшение – огромную черную жемчужину, висевшую на цепочке из волос единорога. Разбуженная посреди ночи, торопясь поскорее узнать о судьбе сына, миссис Малфой просто не успела надеть те дорогие старинные драгоценности, которые носила обычно. Кулон с жемчужиной она получила в подарок от своего будущего мужа перед помолвкой и никогда не снимала.
- Нарцисса, мне не нужны такие жертвы! – резко сказал Темный Лорд. – Я знаю, ты ценишь эту жемчужину дороже любых сокровищ. Оставь ее себе!
- Милорд, - спокойно ответила миссис Малфой, - чем быстрее Великая Цель будет достигнута, тем быстрее мой муж выйдет из тюрьмы, а сын вернется в свой родной дом. Это для меня важнее любых жемчужин!
Волдеморт кивнул в знак согласия.
Получив чашу, Алекто сорвала с себя фамильные драгоценности Эдвардсов так резко, словно они обжигали ей кожу. Амикус, все еще продолжавший всхлипывать, снял с пальца массивный золотой перстень с бриллиантом. Ательстан по-прежнему не замечал ничего вокруг. Фенрир вынул из кармана мантии и бросил в чашу массивную золотую серьгу, на которой запеклись пятна крови.
Наконец изрядно потяжелевшая чаша и стопка векселей вновь вернулись в руки Темного Лорда, и он проникновенно сказал:
- Благодарю вас, друзья мои! Видя такую щедрость, я не сомневаюсь, что Великая Цель скоро будет достигнута! Мы просто не можем проиграть, потому что в наших рядах собрались лучшие люди страны! И, не сомневайтесь, после победы ваша преданность будет вознаграждена сторицей!
Когда приветственные крики Пожирателей Смерти смолкли, Волдеморт заговорил вновь:
- Особенно я хочу отметить мужество и стойкость участников сегодняшнего рейда в Хогвартс. Отправляясь выполнять это важное и опасное задание, они знали, что отныне смогут вернуться в свои дома только после того, как Великая Цель будет достигнута. Я постарался помочь героям и смягчить для них горечь изгнания: почти все они были предупреждены о своей миссии заранее и успели спрятать семейные капиталы от загребущих лап Министерства Маги. Но я понимаю, что любые мои усилия пока не достаточны для достойной награды бесстрашным участникам рейда в Хогвартс. Я могу лишь обещать им, что после нашей победы они получат то, о чем не смели и мечтать. А тем рыцарям Великой Цели, кто до окончания войны доверил мне хранение своих фамильных ценностей, я гарантирую, что они никогда не пожалеют об этом. Но особенно велик мой долг перед вами, Нарцисса и Драко! Вас я даже не предупредил о необходимости скрыть семейный капитал в надежном месте, но, поверьте, у моего молчания были веские причины. Люциус сейчас томится в Азкабане, а Министерство Магии тщательно следит за капиталами известных ему Пожирателей Смерти. Если бы вы попытались снять с банковских счетов крупные суммы денег, гоблины бы это заметили и незамедлительно сообщили о ваших действиях мракоборцам. Те сразу бы заподозрили неладное, и миссия в Хогвартс оказалась бы под угрозой. Нарцисса, Драко, я очень виноват перед вами и смиренно умоляю вас о прощении!
Темный Лорд покаянно протянул руки к Малфоям, и те ответили одновременно:
- Ради Великой Цели мы готовы отдать все, что у нас есть! – сказала Нарцисса.
- Милорд, Малфои служат не ради награды, а ради чести! – отчеканил Драко, вспомнив, как говорил в подобных случаях его отец.
- Да, мы просто не можем проиграть, если на нашей стороне сражаются такие люди, как Малфои, - растроганно сказал Волдеморт и закричал:
- Ура! Ура Малфоям!
Этот крик подхватили Пожиратели Смерти. Когда же в зале вновь воцарилась тишина, Волдеморт небрежно спросил:
- Амикус, Алекто, надеюсь, у вас не возникло проблем с укрытием фамильных капиталов? Вам ведь пришлось особенно трудно: вы должны были спрятать не только собственные средства, но и деньги Эдвардсов.
- У нас все в порядке, милорд, спасибо за заботу! - хрипло отозвалась Алекто.
- Ну какая же это забота! – улыбнулся Темный Лорд. – Если не возражаете, завтра с утра мы втроем поедем в ваше убежище и проверим, надежно ли хранятся ваши капиталы. Не сомневаюсь, что вы составили опись как имущества своей семьи, так и фамильных ценностей Эдвардсов!
На смертельно бледном лице Пожирательницы Смерти появились красные пятна:
- Милорд, вам вовсе не о чем беспокоиться! – в голосе женщины звучало отчаяние. – Мы заботимся о деньгах нашего племянника словно о своих собственных!
- Не сомневаюсь, - Волдеморт продолжал улыбаться. – Эти деньги и стали бы вашими… если бы Ательстан погиб во время рейда в Хогвартс. Разумеется, я уверен, что вы с братом искренне любите своего племянника и желаете ему дожить до ста лет. Не сомневаюсь, что вы безгранично благодарны Северусу и юному Драко, которые помогли Эдвардсу спастись. Но, увы, даже самые благородные люди порой совершают ошибки, поэтому я хочу помочь вам сохранить Ательстану его деньги. Завтра утром мы с вами отправимся…
- Милорд! – Алекто резко перебила своего собеседника. – В нашем убежище царит страшный хаос! Разрешите нам сейчас же отправиться туда и привести его в порядок к вашему визиту!
- Нет, Алекто, - взгляд Темного Лорда был преисполнен искренней симпатии. – Ни один хозяин не выгоняет гостей в разгар пира – тем более таких почетных гостей, как ты и Амикус! Я понимаю, что вы не смогли навести в своем убежище должный порядок потому, что все силы отдавали Великой Цели. Не утруждайте себя в этот праздничный вечер!
С лица Пожирательницы Смерти исчезло всякое выражение, и она стала поразительно похожа на Ательстана. Алекто сидела абсолютно неподвижно, только ее руки теребили скатерть. Амикус, так и не успокоившийся, продолжал тихо всхлипывать.
- Что ж, раз и эта проблема благополучно разрешилась, - улыбаясь, сказал Волдеморт, - думаю, ничто не помешает мне покинуть наш праздничный пир. Боюсь, мое здоровье еще далеко от совершенства, и я пока не способен веселиться всю ночь напролет. А вы, друзья мои, продолжайте праздновать! Сегодня совершенно особенная ночь – первая ночь мира, в котором больше нет Дамблдора! Именно этот презренный, лживый, глупый старик всегда стоял на нашем пути и был самым опасным врагом Великой Цели. Теперь, когда ничтожный директор Хогвартса навеки покинул мир живых, наша победа – это лишь вопрос времени. Пройдет всего несколько месяцев, - а, может быть, и недель, - и мир и благоденствие навеки воцарятся на всей планете! Добрые, умные, смелые и талантливые люди будут вознаграждены по заслугам, а ничтожные предатели крови и грязнокровки окажутся там, где и положено быть свиньям, - в грязи! Нам совсем недолго осталось ждать, друзья мои!
Все зааплодировали. Драко тоже хлопал в ладоши, но на душе у него было тяжело. Раньше, всякий раз когда юноша слышал о том, каким прекрасным будет мир после победы Великой Цели, он чувствовал прилив сил и готовность без устали сражаться за дело Темного Лорда. Но сегодня, - наверное, от усталости, - даже слова Волдеморта не могли развеять мрачное настроение Драко. Юноша все же заставил себя сосредоточиться и попытался вновь пробудить в себе тот душевный подъем, который испытывал прежде.
- Северус, как идут твои опыты? – тем временем осведомился Темный Лорд у бывшего профессора Хогвартса.
- Пока рано делать какие-либо выводы, милорд, - слегка вздрогнув, ответил Снейп, - но я надеюсь, что новая методика оправдает себя.
- Сейчас наше будущее находится в твоих руках, - жестко сказал Волдеморт. – Я готов предоставить все, что может понадобиться для твоих исследований! Чем быстрее ты завершишь их, тем раньше будет достигнута Великая Цель!
- Милорд, у меня есть все необходимое, - тихо произнес бывший профессор, - но очень уж непростая задача стоит передо мной. Поверьте, я делаю все, что от меня зависит! И, если Вы позволите, я хотел бы отправиться в свою лабораторию завтра же утром.
- Такое рвение похвально, - хмуро отозвался Волдеморт. - Я надеюсь, оно скоро принесет столь необходимый нам результат.
- Я тоже на это надеюсь, милорд, - голос Снейпа звучал тихо и невыразительно. – Надеюсь также, что миссис Малфой и Драко, - если, конечно, у них нет других дел, - согласятся отправиться вместе со мной.
- Разумеется, профессор, - быстро откликнулась Нарцисса, - мой сын и я счастливы воспользоваться Вашим гостеприимством.
- Тогда я буду ждать вас завтра в девять часов утра у входа в этот зал, - сказал Снейп.
- И, разумеется, Северус, как и в прошлом году, я предоставляю в твое полное распоряжение мистера Петтигрю, - с едва заметной улыбкой произнес Темный Лорд. - Ты так высоко оценил помощь, прошлым летом оказанную тебе Питером, что я просто не могу не отправить его с тобой снова!
Бывший профессор кивнул в знак согласия:
- Благодарю, милорд!
Однако Хвоста подобная перспектива явно не обрадовала. У него затряслись губы, а в глазах появился беспредельный страх.
- Милорд, умоляю Вас, - тихо, дрожащим голосом заговорил Петтигрю, - избавьте меня от этого! Я не могу… не справляюсь…
- Не принижай себя, Питер, - спокойно отозвался Волдеморт, - Северус тебя хвалил, и я не сомневаюсь, что ты выполнишь свои обязанности так же хорошо, как и в прошлом году! Этот вопрос не обсуждается!
На мгновение Драко показалось, что Хвост сейчас расплачется, но толстяк сдержал себя, хотя и выглядел смертельно напуганным.
- На прощание я хочу выпить за победу нашей Великой Цели! – Темный Лорд поднял свой кубок.
- За победу! За победу! – отозвались Пожиратели Смерти.
Когда все присутствующие осушили кубки, Темный Лорд взмахнул палочкой, и в комнату влетело множество крылатых золотых ключей, которые, покружив немного, приземлились рядом с тарелками сидящих за столом.
- Эти ключи покажут вам дорогу в ваши комнаты и откроют их замки, господа, - негромко объяснил Волдеморт и с легкой улыбкой обратился к Снейпу:
– Северус, тебе достался особенно строптивый ключ, и, если ты захочешь, тебе поможет его ловить кто-нибудь из здесь присутствующих. Выбирай!
- Благодарю Вас, милорд, - спокойно отозвался бывший профессор, - но я не сомневаюсь, что самостоятельно способен справиться с ключом любой степени строптивости.
- Что ж, тебе виднее, Северус, - пожал плечами Волдеморт. – В конце концов, только ты можешь решать, как тратить свои силы, тем более что они очень скоро тебе понадобятся!
Многие Пожиратели Смерти засмеялись, но лицо Снейпа по-прежнему оставалось непроницаемым.
- Ну, мне пора, - тем временем с легким вздохом сказал Темный Лорд. – Питер, проводи меня!
- Милорд, разрешите мне проводить Вас! – быстро, горячо заговорила миссис Лестрейндж, вздрогнув, словно от удара.
- Нет, Беллатриса, - сурово отозвался ее господин. – Ты не служанка, а чистокровная волшебница благороднейшего рода! Питер прислуживает мне, потому что слабость его магического дара не позволяет ему работать для Великой Цели каким-либо иным образом. А ты величайшая волшебница современности и очень много делаешь для нашей победы! Совесть не позволяет мне загружать тебя домашней работой! Спокойной ночи, Беллатриса! Спокойной вам ночи, господа!
С этими словами Волдеморт покинул пиршественный зал. Петтигрю, до странности похожий на домашнего эльфа, семенил за своим господином. Глаза Беллатрисы потухли; она обхватила голову руками и погрузилась в явно очень печальные мысли, не замечая ничего вокруг. Лесные нимфы, молчавшие все время, пока говорил Темный Лорд, вновь запели.
По правилам этикета, никто не мог покидать зал первые пятнадцать минут после ухода Волдеморта: это мешало возможным шпионам Министерства Магии выяснить местонахождение покоев хозяина замка. Выждав положенное время, Снейп поднялся со своего места и, пожелав всем присутствующим доброй ночи, также отправился спать. Ключ от его комнаты взлетел в воздух и полетел впереди бывшего профессора, показывая дорогу.
Еще через пятнадцать минут Нарцисса встала и со словами: «Нам с сыном тоже пора спать. Спокойной ночи вам, господа!» - направилась к выходу из зала. Драко последовал за матерью. Ключи от комнат Малфоев взмыли в воздух и летели впереди, указывая дорогу.
- Иди-иди, Нарцисса, - хихикнул краснолицый толстяк Флетчер, оскорбивший миссис Малфой ранее. - Силы тебе еще понадобятся!
Драко хотел сказать наглецу все, что он о нем думает, но мать вцепилась в руку юноши и едва слышно прошептала:
- Молчи! Неужели ты не понимаешь, что они хотят спровоцировать тебя?!
С огромной неохотой Драко подчинился.
Выйдя из зала, Малфои, ведомые крылатыми ключами, начали долгий путь по коридорам замка. Пару раз Драко казалось, что они просто кружат на одном и том же месте, но уверенности у него не было. Однако в конце концов ключи подлетели к двум толстым дубовым дверям и сами собой вставились в замочные скважины. Заскрипев, двери отворились.
Спальни были даже роскошнее, чем пиршественный зал. Украшенная изысканной резьбой мебель красного дерева, венецианские зеркала в потемневших от времени рамах, темно-синие бархатные портьеры, вышитые золотом, бесценные средневековые гобелены, изображавшие сцены охоты на штырехвостов, пушистые персидские ковры – все свидетельствовало не только об огромном богатстве, но и о тончайшем вкусе хозяина замка. При этом обстановка комнат была не только богатой и красивой, но и невероятно уютной. Постельное белье из тончайшего шелка, одеяла, сотканные из волос единорога, огромные букеты цветов в древних китайских вазах – убранство комнат привело бы в восторг любого репортера светской хроники, в том числе и непробиваемую Риту Скитер. На небольшом столике у изголовья кровати стояло все необходимое для любителей ночных трапез: сэндвичи, печенье и фрукты на фарфоровых тарелочках, молоко и травяные настои, кипящие в маленьких серебряных котелках на волшебном огне, потемневшие от времени бутылки с напитками покрепче, изысканные столовые приборы.
Во время своего первого визита в этот замок Драко, знавший толк в роскоши, был совершенно потрясен царившим здесь великолепием, подобного которому юноша не видел ни в родном доме, ни в особняках друзей отца. Но сегодня молодому Малфою было не до восхищения обстановкой. Когда он, стоя на пороге своей комнаты, взглянул на мать, намереваясь пожелать ей спокойной ночи, то с ужасом увидел, что Нарцисса, смертельно побледнев, теряет равновесие и падает. Подхватив мать, Драко почти внес ее в ее комнату, и тут у миссис Малфой началась истерика.
Женщина хриплым голосом кричала что-то неразборчивое, плакала, руки и губы у нее тряслись. Драко попытался напоить мать травяным настоем, но пить она не могла, только зубы стучали о стакан. Тогда в полном отчаянии юноша обнял мать, как она обнимала его, когда он был маленьким, и зашептал ей на ухо:
- Ну успокойся, мам, все хорошо! Я жив, а Дамблдор погиб! Скоро мы победим! Отец вернется из тюрьмы, мы возвратимся в наш дом и заживем еще лучше, чем прежде! Нас будут благодарить все-все-все, мы будем очень счастливы, о нас станут слагать песни…
Нарцисса неожиданно хмыкнула и, высвободившись из объятий сына, громко рассмеялась. Драко сначала встревожился, но, приглядевшись, понял, что матери и в самом деле смешно.
- Прости меня, милый, - сказала миссис Малфой, утирая слезы. – Боюсь, я тебя напугала… Не обращай внимания, у стареющих женщин бывают истерические припадки. Спасибо тебе за поддержку, а сейчас иди спать!
- Но, может быть, мне лучше посидеть с тобой?
- Нет, в этом больше нет нужды. Я совершенно успокоилась. Иди спать! Ты ведь тоже очень устал…
Драко повиновался и отправился в свою комнату. Когда он закончил приготовления ко сну и улегся в кровать, то, как всегда в это время, попытался подумать о том чудесном мире, который наступит, когда Великая Цель будет достигнута. Однако сегодня юноша не мог сосредоточиться. В его ушах все еще раздавался вой Амикуса – вой, в котором не было ничего человеческого, а в памяти, сменяя друг друга, проплывали лица Пожирателей Смерти. Ательстан - его глаза пусты, будто после поцелуя дементора, а по подбородку стекает струйка ярко-желтой слюны… Снейп, словно статуя, застыл в самодовольном торжестве… Фенрир громко чавкает… Алекто сдирает с себя драгоценности, словно они обжигают ее кожу… Бледный Петтигрю с трясущимися от страха губами…
И вдруг одно воспоминание, словно нож, прорезало все остальные – высокий седоволосый старик, нелепо взмахнув руками, взлетает вверх, а потом, изогнувшись так, как не способен это сделать живой человек, падает, падает, бесконечно долго падает вниз…
«Дамблдор получил по заслугам! Он погиб, потому что мешал Великой Цели!» - постарался успокоить себя Драко. Но воспоминание не слушалось юношу, раз за разом возникая перед его мысленным взором.
Драко не помнил, когда уснул.


>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100