Julia W    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Гарри хочет быть обычным подростком, но даже умереть нормально не может. Что должен делать 15-летний волшебник, обнаружив, что оказался бестелесным духом, которого не видит и не слышит никто, кроме ненавистного мастера зелий? Автор: LAXgirl Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/2263725/1/
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Северус Снейп, Альбус Дамблдор, Сириус Блэк, Другой персонаж
    Драма /Angst || джен || PG-13
    Глав: 8
    Прочитано: 61863 || Отзывов: 49 || Подписано: 60
    Начало: 21.05.07 || Последнее обновление: 05.06.07
    Данные о переводе

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Вне поля зрения (Kept Behind)

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Вне поля зрения (Kept Behind)
Автор: LAXgirl
Перевод: Julia W
Бета: с 3 главы – outside flo.
Категория: ангст, драма
Рейтинг: наверное, PG-13
Саммари: Гарри хочет быть обычным подростком, но даже умереть нормально не может. Что должен делать 15-летний волшебник, обнаружив, что оказался бестелесным духом, которого не видит и не слышит никто, кроме ненавистного мастера зелий?
Пейринг: ГП, СС (не слеш).
Предупреждение: AU, без учета 5 и 6 книг
Диклеймер: ни на что не претендую.
Разрешение на перевод: получено
Отношение к критике: ничего не имею против.
Сиквел – Dark Influences.
Вот тут выкладывается перевод сиквела от Мэгги: http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=7788

Глава 1: Несчастливая встреча

Невидящими глазами Гарри смотрел на раскрытый свиток пергамента. Он с трудом понимал название, написанное жирными черными чернилами: «Объясните различные свойства и способы использования измельченных листьев аконита, разбавленной крови летучей мыши, и очищенных уховерток; и укажите три основных типа противоядий, в которых они являются ключевыми ингредиентами».
Это было его домашнее задание на лето. По зельям, если быть точным. Участие в Турнире Трех Волшебников избавило его от годовых экзаменов, но Снейп, в качестве компенсации за это, задал Гарри на лето самое подробное сочинение по зельям, какое только мог.
Гарри пробежал написанное глазами. Сочинение начиналось со слов «Измельченные листья аконита…» и на этом заканчивалось. Пятнадцатилетний подросток взволнованно постучал кончиком пера по крышке стола и посмотрел вверх на маленький календарь, висящий над кроватью. На календаре значилось семнадцатое августа. Оставалось лишь две недели до возвращения в Школу Чародейства и Волшебства Хогвартс (он получил письмо из Хогвартса всего несколько дней назад), а домашнее задание на лето еще не готово.
Однако Гарри никак не мог сосредоточиться. Свойства и способы использования измельченных листьев аконита и крови летучей мыши не имели для него никакого значения, как и понимание того, что его и так невысокая оценка по зельям напрямую зависит от этого сочинения. Ничто больше не имело значения. После 24 июня прошедшего семестра. После третьего задания Турнира Трех Волшебников…
Гарри тяжело вздохнул и опустил перо. Все было бесполезно. Он просто не мог сейчас заставить себя думать о сочинениях и школьных заданиях. Что бы он ни делал, он не мог забыть о той роковой ночи, после которой прошло всего два месяца. Даже во сне его преследовало видение: мертвое тело Седрика Диггори, лежащее на земле, и жуткая красноглазая фигура Темного Лорда Волдеморта, появляющаяся с поверхности кипящего котла.
Гарри подавил дрожь при одном воспоминании об этом, откинулся на спинку кресла и устало потер налитые кровью глаза. Он не смог нормально поспать ни единой ночи со времени возвращения Волдеморта. Он постоянно чувствовал, что находится на грани, надеясь услышать хотя бы крошечный намек на новости о возрождении Темного Лорда. Гарри даже прятался во дворе под окном гостиной в кустах гортензии тети Петунии, чтобы послушать вечерние маггловские новости. Но до сих пор ничего не услышал. Даже от своих друзей - Рона, Гермионы и Сириуса. Они постоянно писали ему, но во всех письмах говорили, что не могут ничего рассказать Гарри о том, что происходит, о Волдеморте, и что он должен быть осторожен, пока они снова не встретятся. И ни слова о том, чтобы он приехал и погостил в Норе оставшиеся недели каникул.
Мысль о том, что его постоянно держат в неведении, словно о нем забыли, начинала действовать Гарри на нервы. Почему никто ничего ему не рассказывает? Разве у него, человека, который присутствовал при возвращении Волдеморта к власти, нет права знать, что происходит!
Охваченный внезапной волной беспомощного раздражения, Гарри схватил летнее сочинение по зельям, скатал его и со злостью бросил через комнату в открытый школьный сундук в углу. Хедвига, которая дремала в своей клетке, спрятав голову под крыло, испугалась и негодующе ухнула из-за того, что ее разбудили. Гарри не обратил на нее внимания.
Встав с кресла, Гарри начал вышагивать по комнате, словно загнанное в клетку животное. Это нечестно! Они не имеют права вот так держать его в темноте! Он имеет право знать!
- Парень! – снизу внезапно раздался громкий крик - казалось, звук исходил от самых половиц. – Спускайся сюда немедленно! – Это был дядя Вернон.
«Отлично. Именно этого мне сейчас не хватает…» - пожаловался про себя Гарри. Мало того, что ни друзья, ни крестный ничего ему не рассказывали, так он еще вынужден все лето торчать в доме номер 4 по Бирючиновой аллее у дяди и тети, своих маггловских родственников. Они ненавидели все и вся, связанное с магией, и прилагали совместные усилия, чтобы при любой возможности дать Гарри это понять.
- Парень! – послышался снизу еще один громкий вопль.
- Иду! – крикнул в ответ Гарри, едва сдержав горечь в голосе из-за того, что приходится подчиняться.
Спустившись по лестнице в прихожую, Гарри встретил дядю Вернона, лицо которого было багрового цвета.
- Где ты был, парень? - проревел он, когда Гарри, наконец, сошел с последней ступеньки. – Мне пришлось звать тебя дважды! В чем дело? Уши заложило, что ли?
- Простите, - пробормотал Гарри, хотя на самом деле сожалений не испытывал. – Я делал домашние задания…
Откуда-то из глубин горла дяди Вернона раздался сердитый, задушенный звук:
- Домашние задания, вот как? Пробовал вытаскивать кроликов из шляпы или еще что-нибудь в этом роде? – Гарри ничего не ответил и просто стоял, уставившись на дядю, ожидая, когда ему сообщат, зачем его позвали вниз. – Петуния, Дадли и я собираемся в Лондон, купить Дадли новую обувь для школы, - сообщил Вернон, глядя на племянника с нескрываемой ненавистью.
- Я не буду ничего трогать, пока вас не будет, - сказал Гарри, думая, что дядя Вернон сейчас выдаст свою обычную речь о том, чтобы он не прикасался к телевизору, стерео или холодильнику, пока их не будет. – Когда вы вернетесь?
Дядя Вернон недоверчиво осмотрел Гарри и сказал: – Мне не придется беспокоиться о том, что ты используешь свою магию вуду в этом доме, потому что ты едешь с нами.
Гарри ошеломленно уставился на дядю: – Что?
- Я сказал: ты едешь с нами. Тебе, наверное, надо купить вещи для этой твоей ненормальной школы, и я не поеду туда еще раз, чтобы ты мог погулять по магазинам. Ты поедешь с нами сейчас и купишь все, что тебе нужно. Но не жди, что мы заплатим за это. Я не собираюсь тратить свои заработанные тяжелым трудом деньги на твои дешевые магические трюки.
Какое-то время Гарри просто пораженно молчал, недоверчиво уставившись на дядю. Неужели Дурсли действительно собирались взять его с собой в Лондон вместо того, чтобы запереть в комнате на весь день? Не то, чтобы идея провести день с тетей, дядей и жирным кузеном была так уж привлекательна, но перспектива выбраться из дома ненадолго казалась слишком заманчивой. В течение лета он никуда не ходил, только гулял по соседству и в парке. Отказать себе в удовольствии выйти из дома и оказаться в тесноте и суматохе делового Лондона он не мог.
- Ну, чего ты ждешь, парень? Иди, собирайся! Мы уезжаем через пять минут и ждать тебя не намерены! – крикнул дядя Вернон, вырвав Гарри из состояния оцепенения.
- Ладно, - Гарри повернулся на каблуках и направился вверх по лестнице, чтобы забрать список из школы и кошелек с деньгами.
Что ж, по крайней мере, хоть какие-то улучшения этим летом…

***

Когда дядя Вернон, наконец, припарковал машину и выключил двигатель, Гарри распахнул дверь настежь и буквально выкатился из машины со вздохом облегчения. За последний год его кузен Дадли прибавил, по меньшей мере, сорок фунтов, и теперь занимал почти все заднее сиденье машины дядиной компании. Всю дорогу в Лондон Гарри провел тесно прижатым к двери, при этом дверная ручка больно впивалась ему в ребра. И все равно Дадли жаловался, что Гарри занимает его часть сиденья, из-за чего дядя Вернон орал на Гарри, требуя не теснить Дадли и не занимать так много места. По правде сказать, Гарри удивился, что Дурсли не заставили его ехать в багажнике (хотя, честно говоря, он бы предпочел путешествовать там, чем биться из-за кузена о дверцу машины). Они просто боятся, что скажут соседи, решил Гарри, если увидят, как он забирается в багажник, крышка которого захлопывается за ним...
С серого неба начал сыпать мелкий дождь, наполняя улицы густой, туманной дымкой.
- Будь у машины к семи часам, - приказал дядя Вернон, раскрывая зонтик и держа его над головами тети Петунии и Дадли. (Впрочем, как ни старался дядя Вернон, под дождь не попала разве только голова Дадли; половина его туловища все равно торчала из-под зонтика). – И тебе лучше самому позаботиться о еде: Петуния, Дадли и я пообедаем без тебя. – После этого дядя Вернон, тетя Петуния и Дадли повернулись и направились вдоль улицы, оставив Гарри стоять под дождем.
Гарри со вздохом натянул на голову верх подержанной, свисающей рубашки Дадли, и пошел по улице в противоположном от родственников направлении. До «Дырявого Котла» с заколдованным входом на Косую аллею было не меньше десяти кварталов.
«Что ж, у меня хоть будет время проветриться», - подумал Гарри, на ходу смахивая с очков капли дождя. Сказать по правде, он совсем не возражал пройтись десяток кварталов до «Дырявого Котла». Было на удивление спокойно вот так гулять под дождем. Капли мягко падали ему на голову, и, казалось, помогали прояснить мысли, упрощали все в мире, хотя он, наверное, не отказался бы от зонтика.
Кто знает, может быть, благодаря этой небольшой прогулке у него будет время обдумать, что написать в сочинении для Снейпа.
Направляясь по затуманенной улице с опущенной под дождем головой, Мальчик-Который-Выжил не заметил, как темная неясная фигура выскользнула из узкой боковой улочки и последовала за ним.

****
Больше всего на свете профессор Северус Снейп, мастер зелий Школы чародейства и волшебства Хогвартс, ненавидел дождь. Он не понимал почему, но дождь сразу повергал его в самое мрачное и неприятное расположение духа. Возможно, это было связано с тем, что в замке сразу становилось холодно и сыро. Или, может быть, потому что снаружи все становилось зловещим и унылым. Какова бы ни была причина, он ненавидел дождь, и горе тому гриффиндорцу, которого он будет учить в такой сырой и тоскливый день.
Он не всегда так необъяснимо ненавидел дождь. Нет, на самом деле, в юности он любил сильную грозу, наполненную разветвлениями молний и сменяющими друг друга раскатами грома. Но с тех пор, как он стал шпионом Дамблдора во внутреннем круге Пожирателей Смерти Лорда Волдеморта, у него обнаружилось это странное отвращение к грозе. Возможно (хотя он предпочитал не думать об этом слишком часто), причина была в том, что гроза всегда напоминала ему темное прошлое и время, проведенное на службе Темного Лорда.
Снейп, впрочем, выбросил эти мысли из головы и вернулся к своему занятию. До начала учебного года менее двух недель, и мадам Помфри понадобятся свежие запасы болеутоляющего зелья. Одному Богу известно, каких несчастных случаев и увечий следует ждать в этом году. После недавнего семестра он не позволит никому из студентов безнаказанно наслать проклятье-другое на своих ничего не подозревающих одноклассников. Не говоря уже о несчастье во время третьего задания на Турнире Трех Волшебников…
Снейп начал сильнее растирать жучиные головки в каменной ступке. Если бы только они поняли раньше, что Шизоглаз Хмури не тот, за кого себя выдает. Тогда, возможно, ничего бы ни случилось.
Проклятый Поттер… Снейп выругался про себя, его мысли сразу же обратились к чудо-мальчику со шрамом, который, казалось, являл собой живое воплощение всего, к чему сам Снейп питал отвращение и ненависть. Высокомерный. Безрассудный. Эгоистичный. Никакого уважения к правилам или авторитету старших. Список можно было продолжить.
Если бы только мальчишка не впутался во всю эту историю и не был выбран чемпионом школы, или не добрался бы раньше всех до Кубка чемпионов, превращенного в портал… Тогда бы ничего этого не случилось. Волдеморт не возродился бы, более сильный, чем прежде, сильный и готовый развязать новую войну в волшебном мире.
«Но, с другой стороны, - подумал Снейп, не успев опомниться, - мальчишка не виноват, что его имя поместили в Кубок Огня, как представителя от четвертой школы, или что с ним играли, как с пешкой, в течение всего Турнира ради возвращения Темного Лорда…»
Снейп разозлился на самого себя за эти вероломные мысли. Головки жучков уже превратились в мелкий коричневый порошок на дне чаши.
«От этого мальчишки сплошные неприятности, - решительно сказал он себе, - как и от его отца».
На всякий случай еще немного потерев истолченные в порошок жучиные головки, Снейп высыпал их в мерцающий котел, с которым работал. Вязкая масса тут же приобрела оттенок зеленого лимона и стала издавать запах, который вызывал смутные воспоминания о траве и лягушках. «Великолепно», - улыбнулся Снейп, аккуратно перемешивая пузырящееся варево длинной деревянной ложкой. Он до сих пор удивлялся, как ему всегда удается непременно сварить безупречное зелье.
Вынув ложку, чтобы дать зелью покипеть еще немного, прежде чем снять с огня, он отвернулся от стола и медленно прошел через комнату к одному из маленьких отверстий в верхней части стены, исполнявших в подземельях роль окон. Снаружи был слышен тихий шум падающего дождя.
Какое-то время Снейп просто стоял, прислушиваясь к ритмичному, завораживающему стуку капель, от которого невозможно было оторваться. Он не мог объяснить этого – как и странную тяжесть на сердце – но чувствовал, что должно произойти нечто плохое. Что-то, что может повлиять на него и всех окружающих, и с большой вероятностью определит судьбу всего мира.
Снейп чувствовал себя как-то неловко, словно выбитым из колеи, но не желал искать причину такого странного состояния. Отвернувшись от окна, он посмотрел в сторону кипящего котла с зеленоватым зельем.
Чертов дождь…

***

Гарри не был уверен, откуда взялось это чувство, но ему казалось, что за ним наблюдают. И это тревожное ощущение упорно не желало проходить. Несколько раз он невольно оглядывался назад, чтобы определить источник этой непонятной тревоги. Но ему это не удалось.
По залитой дождем улице шли всего несколько человек. Судя по виду, все они были магглами. Мать с маленькой девочкой торопилась в противоположном направлении; несколько пакетов с покупками были зажаты у нее под рукой, а ярко-розовый зонтик скакал вверх-вниз при каждом шаге. Еще несколько человек сидели на металлических стульях под огромным зеленым тентом ближайшего кафе, попивая кофе и поедая булочки. Несколько человек, торопясь убраться подальше от дождя, прошлепали мимо Гарри, окатив его водой. Но это было все. Ничего необычного или хотя бы немного подозрительного.
Пожав плечами, Гарри решил, что, может быть, у Шизогзаза Хмури именно так начиналась мания постоянного преследования злыми волшебниками: с непроходящего, раздражающего чувства, будто за ним следят. Когда-то Гарри смеялся над подобным. «Хотел бы я знать, как они будут звать меня, если я начну вести себя как Хмури, - подумал он, - может быть, Шизик Поттер или Психованный Гарри».
Стряхнув с челки капли дождя, которые заливали очки и попадали в глаза, Гарри направился дальше. Но через квартал ощущение, что его преследуют, вернулось с еще большей силой.
Резко повернувшись, Гарри посмотрел назад. Он решил было, что улица чиста, а сам он параноик, когда краем глаза увидел, как некто, завернутый в темный плащ, скользнул на узкую боковую улочку в полуквартале от Гарри. На миг Гарри засомневался, не бредит ли он – напряжение давало себя знать. Но, поколебавшись еще секунду, Гарри решил выяснить, кого именно он только что увидел.
Направившись к улочке, где он видел таинственного незнакомца, подросток вынул из заднего кармана палочку. Он знал, что по возрасту не имеет права колдовать вне школы, но наличие палочки в руке успокаивало. «Береженого Бог бережет», - так всегда говорила тетя Петуния, когда заставляла Дадли надевать галоши во время дождя.
Подойдя к месту, откуда начиналась улочка, Гарри вжался в стену здания и выглянул из-за угла. Нетрудно было себе представить, как это могло выглядеть со стороны любого, кто, проходя мимо, увидел бы его выглядывающим за угол, словно полицейский из какой-нибудь американской полицейской драмы, какие показывают поздно вечером. Но дождь усиливался, и улица почти обезлюдела. Только несколько человек болтали в кафе неподалеку, и ни один из них, казалось, не обращал внимания на Гарри.
Оглядев улочку, Гарри никого не увидел и осторожно свернул за угол. Эта улочка очень походила на ту, откуда он только что пришел, однако была поуже и магазинов поменьше. Но она точно так же казалась пустынной, без признаков жизни.
С минуту Гарри осматривал улицу. «Здорово. Теперь ты точно похож на Шизоглаза Хмури», - недовольно сказал он себе. Покачав головой, Гарри повернул обратно. Но не успел он сунуть палочку в карман и направиться прежним путем, как услышал позади себя низкий глубокий голос.
- Так-так-так. Неужели это знаменитый Гарри Поттер…
Гарри чуть не подпрыгнул при звуке незнакомого голоса и резко обернулся. Там, не более чем в пяти футах*, стоял высокий, одетый в темный плащ мужчина, лицо которого скрывал капюшон. В правой руке он сжимал угольно-черную палочку.
- Я так и подумал, что это ты, когда увидел, как ты выходишь из машины тех магглов, - сказал таинственный незнакомец низким и почему-то казавшимся опасным голосом.
- Вы кто? – требовательно спросил Гарри. – Почему вы за мной следите?
- Я был уверен, что это ты, - продолжал незнакомец, словно не услышал вопроса, - был уверен, что это ты, но не мог не спросить себя, как такой жалкий мальчишка мог стать причиной поражения моего Хозяина…
Кровь Гарри застыла в жилах. Отлично. И как только ему всегда удается так вляпаться: оказаться в ловушке наедине с озлобленным слугой Волдеморта?
- Но теперь мой Хозяин вернулся, - продолжал чужак, - и, ни больше, ни меньше, с помощью твоей крови. Он наверняка наградит меня, если я вернусь к нему, убив тебя. – По радостному предвкушению в его голосе, Гарри, даже не видя лица, представлял себе его злобную ухмылку. – О, Лорд Волдеморт достойно меня наградит! Я стану самым доверенным из его слуг, его правой рукой. После твоей смерти Лорд, наконец, достигнет всего, чего хочет.
Гарри сильнее сжал палочку и направил ее в грудь Пожирателя Смерти: – Ну, жаль портить вам такой день, но я не собираюсь умирать в ближайшее время.
- Какой глупый мальчик, - засмеялся этот странный тип. – Боюсь, у тебя нет выбора. – Подняв палочку, Пожиратель направил ее в грудь Гарри: – Авада…
- Экспелиармус!
Оба прокричали заклинания одновременно. Загадочный Пожиратель не успел закончить Смертельное проклятие, но успел ускользнуть от разоружающего заклинания Гарри и выкрикнуть новое заклинание.
Гарри блокировал ответное проклятие, но удар отбросил его на несколько метров назад.
- Ступефай! – прокричал Гарри, заметив, что Пожиратель снова идет к нему с поднятой палочкой, готовый выпустить Смертельное проклятие. Скрытый капюшоном Пожиратель снова блокировал заклинание Гарри и с такой легкостью отразил его в сторону взмахом черной палочки, словно отмахивался от докучливой мухи.
Гарри запаниковал. Ему нужна была помощь. Он не знал, как справиться с этим типом. Казалось, Пожиратель Смерти был способен отразить любое его заклинание, не моргнув глазом. Бесспорно, он был одним из самых сильных темных волшебников, с которыми Гарри встречался лицом к лицу (кроме Волдеморта, конечно).
И он приближался…
Неосознанно Гарри сделал шаг назад, подальше от Пожирателя. Тот опять поднял свою зловещую черную палочку, на ее кончике появилось еле заметное зеленоватое свечение.
«Нет… Пожалуйста, помогите!» - Гарри хотел закричать, но тут увидел, что свечение становится ярче и насыщеннее. Он попытался поднять свою палочку и выпустить еще одно Разоружающее заклинание, но у него получился лишь сноп красных и золотых искр.
Незнакомец заговорил опять:
- Авада Кедав…
Но Гарри так и не услышал окончания проклятия. Потому что в это мгновение он внезапно услышал скрип шин и визг тормозов, и что-то огромное, мощное ударило его в правый бок. Его жестоко сбило с ног, и он полетел на землю. Перед тем, как Гарри потерял сознание, в его мозгу промелькнула странная и невероятная мысль: он не сможет закончить сочинение по зельям для Снейпа…

***
Профессор Снейп оторвался от своей работы и в замешательстве оглядел комнату. Он разливал готовое болеутоляющее зелье по флаконам, но внезапно смутно ощутил, как что-то сильно ударило его в бок. Посмотрев вниз, он увидел, что пролил немного лимонно-зеленого зелья.
Схватив полотенце, Снейп быстро начал вытирать разлившуюся жидкость, пока она не перелилась через край стола на пол. «Дьявол…» - мысленно выругался он, вытирая пролитое. Покончив с этим, он отбросил мокрое полотенце в сторону и еще раз осмотрел комнату.
«Что, черт возьми, это было?» - удивился он, отходя от стола и останавливаясь в центре комнаты. Поскольку ответа не было, Снейп направился к крошечным зарешеченным окнам в противоположном конце кабинета. После испытанного только что ощущения ему было явно не по себе. Посмотрев сквозь прутья решетки на дождь за окном, профессор вновь почувствовал необъяснимую волну страха; его охватила непоколебимая уверенность, что произошло нечто очень плохое.
Но что именно, он не знал…

***

Первым, что услышал Гарри, придя в сознание, была какофония неразборчивых криков вокруг. Моргнув, Гарри заставил себя сесть на холодной, мокрой земле.
- Ох, - простонал он, потому что все тело его запротестовало против этого движения. Он чувствовал, словно его только что со всего размаха ударили по голове несколько бладжеров. Казалось, боль пронизывала его тело до мозга костей. Голова раскалывалась, в ушах звенело от сотрясавших воздух криков.
- Я его даже не видел! О, Боже! О, Боже, что я наделал? Мне так жаль! Я его просто не видел! Он словно появился из ниоткуда!
Заставив себя подняться, Гарри вздрогнул и оглядел толпу, заполнившую пустынную еще недавно улицу. В нескольких метрах от себя Гарри заметил молодого человека, слегка за двадцать, с коротко подстриженными светлыми волосами, стоявшего возле открытой дверцы машины. Еще несколько человек сгрудились позади и старались его успокоить. Но мужчина, казалось, их не замечал. Зажав руками рот, словно его сейчас стошнит, он продолжал смотреть на место в полудюжине шагов перед машиной; в его взгляде отражался дикий ужас.
- Клянусь, я его не видел! Я просто не мог остановиться вовремя. Я пытался тормозить, но из-за дождя на дороге… О, Боже, как он? Я его даже не видел, я его даже не видел! Пожалуйста, скажите, что с ним все в порядке!
Посмотрев в ту же сторону, куда смотрел мужчина, Гарри увидел еще одну группу людей, склонившихся над чем-то в середине улицы.
- Кто-нибудь, вызовите скорую! – прокричал мужчина постарше, с редкими седыми волосами. Он склонился над лежащей без движения фигурой, рассмотреть которую Гарри не мог из-за столпившихся вокруг нее людей.
- И пусть они поторопятся! – воскликнула женщина рядом с мужчиной. – О, боже, бедняжка… - вздохнула она, и снова посмотрела на что-то в центре толпы.
Все больше и больше людей заполняло улицу. Они выходили из ближайших зданий и магазинов, привлеченные разразившейся драмой.
Гарри быстро осмотрел растущую толпу. Он нигде не видел Пожирателя Смерти, с которым сражался; тот, наверное, сбежал, когда произошел несчастный случай. Эта мысль принесла облегчение, и Гарри вновь обратил внимание на маленькую группу посреди улицы.
Что случилось? Последнее, что он помнил, было сражение с таинственным Пожирателем на пустыной улице. А теперь он очнулся и, похоже, оказался в центре какой-то ужасной автокатастрофы. Что там произошло?
Охваченный внезапной волной болезненного любопытства, Гарри медленно направился к толпе. Люди вокруг него хаотично передвигались туда-сюда, словно не знали, что им делать. И никто из них не обращал на него ни малейшего внимания. Приблизившись, Гарри встал позади толпы, а когда несколько человек, стоявших на коленях на земле, вдруг встали и отошли в сторону, посмотрел туда же - и оцепенел.
Это был человек, тот, вокруг кого все столпились и кричали. Но не просто человек. Это был мальчик. Мальчик с непослушными черными волосами, которые торчали во всех направлениях, в огромной мешковатой рубашке и джинсах на несколько размеров больше, чем нужно было при его худобе. На нем были очки с толстыми стеклами, а под спутанными волосами челки Гарри разглядел очертания шрама в виде молнии…
Мальчиком был он!
Гарри застыл на месте, не способный осознать увиденное. Это он лежал на земле. Но он стоял прямо здесь! Конечно, это какая-то ошибка или кошмарный сон. Это не могло быть правдой!
- Где скорая? – требовательно спросила женщина. Она склонилась над неподвижным телом, осторожно взяв Гарри за руку, словно стараясь его поддержать. – И где его родители? Ребенок не должен бродить по улицам в одиночку под дождем. Он ведь выглядит не старше моего сына…
- Кто-нибудь вызвал представителя властей? – прокричал еще кто-то.
- Да. Они прибудут через минуту. Надеюсь, скорая приедет, хотя… - произнес мужчина, - думаю, это серьезно. - Он снял плащ, свернул его и положил под голову Гарри, чтобы защитить ее от холодного, мокрого тротуара.
- Что случилось? – спросил еще кто-то из кольца людей, окружавших Гарри.
- Не знаю. Шофер машины сказал, что мальчик просто выпрыгнул перед ним. Он пытался остановиться, но не смог затормозить вовремя. Удар пришелся по голове, - ответил кто-то еще.
- Боже… бедный ребенок… думаете, он справится?
В ужасе Гарри не мог поверить в происходящее, слова окружащих едва проникали в его оцепеневший мозг. Этого просто не могло быть!
- Нет! Я здесь! – Гарри неистово закричал, стараясь, чтобы его услышали за всеми этими криками и воплями. – Все нормально! Я здесь! Я здесь! – Но никто не взглянул на него, когда он проталкивался в середину толпы, сгрудившейся вокруг его тела. Нет! Этого не могло быть! Он же здесь! Разве его не видят? – Я здесь! Я здесь!
- Где там скорая? – снова крикнула женщина, в ее голосе прозвучали истеричные нотки.
- Не волнуйтесь, - крикнул кто-то сзади, - по-моему, я слышу, как они едут. – Где-то в отдалении действительно послышалась приглушенная трель приближащихся сирен машины скорой помощи.
- Разве вы меня не слышите? – прокричал Гарри в самое ухо старика. – Я здесь! – Но мужчина даже не вздрогнул, не говоря о том, чтобы повернуть голову и посмотреть на мальчика, который стоял едва в пяти дюймах от него и отчаянно кричал ему в ухо.
«Почему они меня не слышат?! - Гарри хотелось завыть от нарастающего страха. - Почему никто на меня не смотрит?!»
Потом к толпе, окружавшей тело, приблизился еще один мужчина, который остановился возле начинающего паниковать Гарри. Так близко, что он должен был бы задеть Гарри. Только он не задел. Напротив, тело мужчины прошло сквозь Гарри, словно того здесь и не было.
Изумленно вскрикнув, Гарри отшатнулся от мужчины. Теперь его трясло: он начал постепенно понимать. Нет! Нет! Нет! Пожалуйста, нет! Посмотрев на свои руки в первый раз с тех пор, как он пришел в себя, подросток почувствовал, как желудок выворачивает наизнанку, словно его перевернули вверх тормашками. Нет! Нет! Нет! НЕТ!
Его руки! Его руки! Что случилось с руками? Они больше не были розовыми и твердыми, а бледно-серыми и прозрачными! Он, по сути, видел сквозь них свои ноги! Он стал призраком!
- Неееет! – в ужасе завопил он. - Нет! Это не правда! Я не умер! – Но, глядя на свое неподвижное, безжизненное тело, лежащее посередине улицы, Гарри не мог отрицать реальности происходящего.
- Разойдитесь! Разойдитесь! – прокричал кто-то. – Прибыли врачи! Отойдите в сторону!
До тошноты беспомощный Гарри смотрел, как столпившиеся вокруг его тела люди быстро начали расходиться по сторонам. Женщина, которая держала его за руку, еще раз пожала ее, после чего медленно поднялась и отошла назад; в ее глазах застыли слезы, когда она печально посмотрела на его тело, а потом скрылась в толпе.
Пробравшись через толпу, два врача торопливо подошли к лежащему без движения Гарри, таща за собой каталку, нагруженную медицинским оборудованием. Опустившись на колени у тела мальчика, женщина-врач склонилась над Гарри и подняла ему веко, посветив в невидящий зеленый глаз крошечным фонариком. Тем временем второй врач разрезал рубашку Гарри и прижал к его голой груди стетоскоп.
- Он хоть раз приходил в сознание? – спросила женщина-врач находящихся поблизости людей.
- Нет, - ответил кто-то. - Он пролежал вот так все время.
Врачи работали быстро, осматривая тело Гарри и измеряя жизненные показатели.
- Мы должны срочно отвезти его в больницу, - наконец сказал мужчина-врач, отстранившись назад и вынимая из ушей стетоскоп, - у него многочисленные переломы, возможны внутренние повреждения, пульс быстро падает.
Работая вместе, оба врача осторожно подняли искалеченное тело Гарри на каталку и привязали к ней ремнем. Все это время Гарри стоял едва в пяти футах от них и в оцепенении наблюдал.
- Разойдитесь! Дайте пройти! – кричала женщина-врач, они с напарником торопливо толкали каталку по направлению к ожидающей машине скорой помощи.
Секунду Гарри просто в замешательстве стоял на месте, потерявшись в безумном вихре мыслей. Что ему делать? Следовать за ними или остаться здесь? Он не знал. Как поступить, если внезапно просыпаешься и выясняешь, что стал призраком, которого никто не видит и не слышит? К такой ситуации он не был готов. Его словно засасывало бурным морским потоком, который старался утащить его вниз и утопить в темной толще воды.
Неспособный ни о чем думать, Гарри повернулся и помчался за уходящими врачами, которые уже начали протаскивать каталку через задние двери скорой. Тело на каталке подскочило, когда она прошла в двери и встала на место. Закрепив ее, врачи забрались следом в кузов машины и заняли места по обе стороны от лежащего без сознания Гарри.
Гарри-призрак едва успел забраться внутрь, как врачи повернулись, закрыли за собой двери и подали шоферу знак ехать. Сирены зазвучали, и скорая поехала. От страха и ошеломления мальчик был не в состоянии ничего говорить; он сжался в углу набирающего скорость автомобиля и наблюдал, как врачи занимались его искалеченным телом: в вену ввели капельницу, а на лицо положили кислородную маску.
«Это все просто дурной сон, - продолжал убеждать себя Гарри, наблюдая, как они начали прилеплять маленькие круглые датчики к его сердцу и груди, - просто дурной сон»… Да, точно, просто дурной сон. Но время шло, а этот дьявольский кошмар не прекращался. А пока он наблюдал, как врачи борются за его жизнь, не замечая иронии происходящего: они стараются спасти ему жизнь, а он – призрак - сидит и смотрит.
«Дамблдор придумает, что делать, - внезапно подумал он, - в любом случае, Дамблдор придумает, что делать. Когда он узнает о том, что случилось и придет, он будет точно знать, что делать». Но даже эта мысль почему-то не избавила его от безумного ужаса, неуклонно росшего внутри.
Внезапно машина резко повернула влево и увеличила скорость при въезде на подъездную дорожку. Она быстро, но спокойно остановилась, и врачи распахнули задние двери фургона. Мужчина-врач тут же спрыгнул на землю и повернулся, помогая напарнице вынуть каталку из машины и поставить на землю, чтобы можно было вкатить ее через стеклянные двери, на которых рельефными белыми буквами было написано «Отделение неотложной хирургии». Гарри следовал за ними, по-прежнему чувствуя, что все происходящее - просто какой-то кошмарный сон, от которого он никак не может проснуться.
Из главного коридора госпиталя каталку с телом осторожно перевезли в большую стерильную комнату, где уже ждали несколько докторов и медсестер.
- Состояние? – спросил один из врачей, склонившись над телом Гарри со стетоскопом в ушах.
- Давление крови восемьдесят три на тридцать два и падает. Мальчика сбила машина. Три сломанных ребра, перелом берцовой кости, вероятны внутренние повреждения, - сказала женщина-врач, отходя в сторону, чтобы доктора смогли подойти ближе. – Когда мы прибыли, его семьи на месте происшествия не было.
- Мардж, дай два пакета крови I группы отрицательный резус, а потом постарайся узнать у полиции что-нибудь о семье этого мальчика. Возможно, она нам скоро понадобится… - сказал доктор, и одна из медсестер поспешила к двери. Мардж вернулась несколько минут спустя с двумя пакетами темно-красной крови, а потом опять вышла.
Гарри смотрел на многочисленных докторов и сестер, которые неистово работали над его худым безжизненным телом, и все вокруг казалось ему наполненным хаосом.
- Давление шестьдесят пять на двадцать! Пульс тридцать три! – крикнула одна из сестер.
- Пусть кто-нибудь вызовет Матерса в хирургическую. Скажите ему, что у нас вот-вот будет жертва серьезной автокатастрофы, - крикнул другой доктор.
- Пульс двадцать два и падает!
- Мне нужно еще крови! Мальчик истекает кровью!
- Шестнадцать!
- Дайте пять кубиков адреналина, сейчас же!
- Семь!
Громкий монотонный звук внезапно наполнил комнату.
- Жизненные показатели отсутствуют. Кто-нибудь, притащите аппарат!
Гарри беспомощно наблюдал, как одна из сестер повернулась и подтащила к краю стола большую машину, напоминавшую ящик на колесах. Один из докторов быстро схватил с нее две похожих пластины и подождал, пока другая сестра не закроет их какой-то толстой желеобразной материей.
- Готовы? – выкрикнул доктор, прижимая пластины к груди Гарри. – Разряд!
Тело Гарри изогнулось над столом и упало обратно, голова безжизненно перекатилась на бок. Электронный вой продолжался.
- Еще раз! Разряд!
Тело Гарри снова подпрыгнуло и упало.
- Разряд!
Ничего.
- Разряд!
По-прежнему, ничего. Высокий монотонный звук электронного аппарата проникал в мозг Гарри, ввинчивая в него ужасную неоспоримую правду этой сцены – финала его жизни.
Один из докторов стащил перчатки и зло бросил их на пол.
- Будем объявлять? – спросил он у другого доктора, все еще державшего в руках пластины металлических электродов.
«Нет! Нет! Нет! Я здесь! Разве вы меня не видите! Я не умер! Я здесь!» - Гарри хотелось орать, пока доктора, наконец, его не услышат, или его голос не охрипнет от крика. Но горло сжалось так, что он не мог издать ни единого звука.
- Да… Время смерти три тринадцать пополудни…
Нет…
Но ничто не могло изменить страшной правды. Гарри Поттер, легендарный Мальчик-Который-Выжил, был мертв.
______

* 5 футов – 1,5 метра (1 фут = 30,48 см)

>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100