Добавить в избранное Написатьь письмо
Тьен    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфика

    Люциус Малфой всегда хотел внука. Но судьба - дама капризная, и никогда не знаешь, что она преподнесет. Небольшое AU.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Люциус Малфой, Новый персонаж, Драко Малфой, Скорпиус Малфой
    Общий || джен || PG
    Размер: мини || Глав: 1
    Прочитано: 5235 || Отзывов: 14 || Подписано: 6
    Начало: 05.06.09 || Последнее обновление: 05.06.09

Весь фанфик Версия для печати (все главы)


Виктория

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Про Малфоев пишу первый раз. Просто что-то стукнуло в голову, и родился этот фик! Поэтому не исключено ООС.
______

Люциус Малфой всегда хотел внука. Нет, не так. Люциус Малфой всегда знал, что у него будет внук. Род Малфоев, один из самых древнейших в магическом мире, непомерно гордился своими сыновьями. Можно по пальцам пересчитать девочек, родившихся в семействе, начиная с древних веков. Сам Люциус смутно помнил кого-то из своих прабабок по линии Малфоев. Кажется, ее звали Виктория. Она была уже очень древней, когда маленький Люциус имел честь быть представленным ей. Ему запомнилось только сморщенное, словно печеное яблоко, лицо, даже цветом не отличавшееся от вышеупомянутого фрукта. Странного серого цвета волосы, мало чем похожие на седые. Знай маленький Люциус о существовании краски для волос, он мог бы предположить, что бабка явно использовала в этих целях золу. Ее скрипучий голос проникал в самую глубину головы и не хотел покидать насиженное место даже тогда, когда старуха удалялась на покой. Люциусу сказали, что бабушку Малфой следует уважать, что она одна из самых достойнейших представительниц их семьи. Бабушка никогда не была замужем, но лишь потому, что не представляла, как можно сменить фамилию «Малфой» на любую другую. Маленький Люциус тогда решил для себя, что бабка просто немного сумасшедшая, поэтому не следует ее бояться.
В день отъезда Виктория Малфой вызвала к себе своего троюродного правнука. Она долго изучала Люциуса придирчивым взглядом, и наконец, вымолвила скрипучим голосом:
- Будь достоин своей фамилии, мальчик. И пообещай мне, что приведешь в этот мир еще одну даму по фамилии Малфой.
Малыш Люциус робко кивнул и скрестил за спиной пальцы. Он не совсем понял смысл слов старухи, но точно уверился, что девочка, рожденная в семье Малфоев, – более чем недоразумение!
Двадцать лет спустя Люциус в традициях своей семьи обзавелся наследником. Сын Драко оказался смышленым малышом и многое унаследовал от своих предковв по линии Малфоев. Отец гордился отпрыском. И когда выбор Драко пал на красавицу Асторию Гринграсс, Люциус понял, что мальчик вырос истинным наследником традиций Малфоев. Род Гринграсс был довольно известен в магическом мире. Поборники старых порядков, истинные блюстители традиций, чистокровные до мозга костей. Ничего не омрачало тогда жизнь аристократического семейства.
Пока восемь месяцев назад не стало известно, что чета Малфоев ожидает прибавления в семействе. Люциус с тех пор ходил невероятно гордый своим сыном и невесткой. Просмотрев фамильное дерево, он даже выбрал имя для будущего наследника. Скорпиус Гиперион Малфой – в честь самых влиятельных колдунов восемнадцатого и девятнадцатого веков. Люциус был уверен, что маленький Скорпиус унаследует все состояние семейства и продолжит путь к процветанию.
Великий день появления на свет очередного Малфоя пришелся на субботу. День, когда аристократы выходят в свет после недели утомительного поддержания своего успеха. Отличное время для новых начинаний и закрепления старых традиций. Люциус был чрезвычайно доволен выбором внука дня рождения.
Астория с утра почувствовала недомогание, и к ней спешно вызвали семейного целителя. Весь день Драко ходил по поместью сам не свой, ища поддержки у отца, однажды уже проходившего всю процедуру. Люциус успокаивающе улыбался и уверял Драко, что волнение в этом случае – дело естественное, но лишнее. Драко недоверчиво косился на отца, но возражать не смел.
Целитель вышел из спальни миссис Малфой глубоким вечером, усталый, но чрезвычайно довольный собой. Люциус не пожалел денег, чтобы рождение внука прошло по высшему классу.
- Вы можете войти, - обратился целитель к Драко.
И счастливый отец не замедлил скрыться за дверьми спальни. Люциус ждал. Таинство знакомства отца и сына должно было уже состояться. Наконец, Драко вышел из спальни, счастливо улыбаясь, и с маленьким свертком в руках. Еще один Малфой! Скорпиус Гиперион.
- Отец, смотри. Ну, правда, прелесть? – ворковал новоиспеченный папаша.
Люциус аккуратно отвернул край одеяльца. Под ним обнаружились большущие серые глазища, маленький тонкий носик и пухлые розовые губки. Хорошо, что маленькие дети выглядят почти одинаково, иначе можно было бы подумать, что в ворохе одеялец сейчас находится самая настоящая девочка.
- Она красавица! – прошептал Драко, словно в подтверждение смутных подозрений отца.
Люциус застыл на месте, будто пораженный шальным заклинанием. Этого просто не может быть! В семье Малфоев родилась девочка… Теперь будущее, так ярко и радужно представлявшееся Люциусу всего несколько часов назад, медленно теряло свои очертания, путаясь в серых волосах и скрипучем голосе.
- Как, думаешь, стоит назвать ее? – не отрывая взгляда от дочери, поинтересовался Драко.
- Виктория! – выплюнул Люциус первое пришедшее на ум имя.
Он был очень зол. На эту девочку, на невестку Асторию, на непутевого сына, не сумевшего зачать мальчика, на себя и почему-то на старую троюродную прабабку Викторию, так давно предрекшую появление этой девочки.
- Виктория Малфой. А это звучит! – Драко, наконец, соизволил оторвать взгляд от ненаглядного чада.
Люциус попытался изобразить великую радость на лице, но, судя по реакции Драко, у него мало что вышло.
- Что-то случилось, папа? – осторожно спросил сын. – Что-то не так?
Стараясь сохранить последние крохи самообладания перед счастливым отпрыском, Люциус холодно улыбнулся. В этот момент он мог желать задеть сына, унизить его, но, только поймав взгляд серых младенческих глаз, почувствовал, как весь гнев, вся решимость разом пропали.
- Извини, Драко, но я очень устал сегодня, - действительно утомленным голосом произнес Люциус и удалился к себе в спальню.
Следующий день не принес главе благородного семейства столько радости, сколько виделось ему вчера. Драко и Нарцисса радостно ворковали над маленькой Викторией, Астория счастливо улыбалась этой суете со своей кровати. Никто не замечал хмурого, словно большая грозовая туча, Люциуса. Казалось, только он один мог видеть настоящую катастрофу, вызванную рождением этой девочки. Малышка еще сама не знала, каково это быть девочкой с фамилией Малфой. Люциус не пытался поделиться своими размышлениями с кем-то из членов семьи. Он твердо знал, что Нарцисса в тайне всегда хотела девочку, Драко радовался уже тому, что появился человечек, в котором течет его кровь, а Астория, как истинная мать, никогда не поверит нелепым доводам свекра.
Постепенно все входило в свою колею. Восторг в глазах Драко начал угасать, сменяясь обыкновенной радостью. Виктория росла, училась ползать, затем ходить, говорить. Люциус не часто навещал свою внучку, каждый раз ссылаясь на мифические неотложные дела. Он не знал, догадались ли об истинных мотивах такого поведения его домашние, но вести себя иначе возможным не представлялось.
Первым настоящим общением Люциуса и Виктории по праву можно считать первый день рождения малышки. Казалось, Драко пригласил едва ли не весь магический мир. Сегодня Люциус не удивился бы, увидев в своем доме пару-тройку настоящих магглов. К счастью, благоразумие младшего представителя семейства Малфоев пока еще оставалось при нем.
Виктория, одетая в прелестную серо-голубую мантию, сидела на руках у счастливой матери и уже училась раздавать улыбки гостям. Восторгам не было предела! Девочку полюбили все, и полюбили искренне.
Люциус хмуро наблюдал за внучкой из дальнего темного угла, держа в руках бокал изысканного вина. Глоток за глотком - содержимое бокала уменьшалось, не принося никакого облегчения. Вот к Астории подошел полноватый мужчина – кто-то из высших чиной в министерстве - и потрепал малышку по щеке. Та улыбнулась в ответ и завертелась на руках у матери. Астория, уже явно уставшая держать дочь, наклонилась и поставила девочку рядом с собой. Виктория, будто того и ждала, тут же засеменила маленькими ножками и пошла по направлению к темному углу Люциуса. Она не замечала ничего вокруг, не боялась, что ее могут не заметить или унести обратно к родителям. Она шла очень целеустремленно, чем заворожила Люциуса без всякой магии. Подойдя к деду, она потянула его за полу мантии, будто предлагая ему нагнуться до ее уровня. Сам не понимая почему, Люциус присел рядом с малышкой. Она внимательно смотрела на него, чуть нахмурив лобик.
- Лю-ци-ис, - внезапно тихо произнесла она.
- Что? – немного оторопел глава семейства.
- Лю-ци-иус! – уже увереннее повторила девочка.
- Люциус? Ты знаешь мое имя? – недоуменно спросил дед у годовалой внучки. Та медленно кивнула в ответ.
Малфой подхватил Викторию на руки. Девочка не выражала ни капли беспокойства, скорее легкое любопытство. Люциус держал ее на вытянутых руках, словно изучая. Виктория, подумав немного, улыбнулась, смешно выпятив нижнюю губку.
- Лю-ци-ус! – звонко сказала она.
- Астория, ты слышала? Вики говорит! – неизвестно откуда взявшийся Драко выхватил дочь у отца.
- Когда-нибудь это должно было случиться, - устало отозвалась Астория и потрепала дочь по головке. – Умница.
Виктория Малфой молчала, не сводя пронзительных не по-детски серьезных глаз с Люциуса Малфоя.
Позже, вспоминая первые слова своей внучки, глава семейства не мог не признать, что в девочке есть что-то от самых ярких представителей семейства. Будь она мальчишкой, не было бы счастливей деда в магическом мире! Но… Виктория всего лишь девочка, а этим в глазах Малфоя-старшего все сказано.
Редкость встреч с внучкой только радовала Люциуса. Боясь оказаться неправым на счет своего отношения к малышке, он старательно избегал общества сына и его семьи. Каждый раз он старался держаться подальше от стремительно растущей Виктории. Но девочка, казалось, напрочь забыла, что когда-то проявляла симпатию к своему деду.
К тому же радостно улыбающаяся Астория и невероятно гордый собой Драко сообщили, что у них будет еще один ребенок. На этот раз Люциус не спешил строить радужных планов и возлагать надежды на рождения мальчика. И тем приятнее ему было узнать о рождении на исходе весны наследника рода Малфоев – Скорпиуса Гипериона.

Люциус сидел в своем любимом кресле и вместе с сыном отмечал появление на свет мальчика, когда Виктория, забытая на этот вечер родными и прислугой, незаметно оказалась рядом. Драко увидел ее и тут же посадил к себе на колени.
- Виктория, сегодня у тебя родился братик, ты должна быть очень рада этому событию! – гордо сказал Драко.
Девочка незамедлительно улыбнулась своему чуть подвыпившему отцу.
- Я горжусь, папа, - заверила она его.
Люциус разглядывал свою трехлетнюю внучку, словно впервые видел ее. Виктория куда больше походила на Малфоев, чем на Гринграссов. Начиная от цвета глаз и кончая выражением миленького личика. То, как она украдкой рассматривала деда, как хмурилась при этом, как прищуривала один глаз, не могло оставить равнодушным ни одного мужчину любого возраста.
- Отец, - Драко поднялся с кресла, - я хочу навестить Асторию. Побудь пока с Вики.
Люциус кивнул и проводил глазами сына, пока тот не скрылся за дверью, а затем перевел взгляд на внучку. Виктория сидела напротив, старательно изображая полное безразличие к происходящему. Она взяла забытое кем-то перо и начала рисовать на утренней газете. Люциус тихо охнул и поспешил забрать у нее прессу, ведь с утра он так и не успел прочитать ни строчки.
- Прежде, чем портить вещи, следует поинтересоваться, не нужны ли они кому-нибудь, - строго сказал он.
- А я и не портила! Я делала иллюстрации, - спокойно объяснила девочка.
Подивившись сложному слову, без запинки произнесенному внучкой, Люциус углубился в чтение газеты. И вскоре убедился, что новости были настолько скучны и обыденны, что Виктория могла бы без особого им ущерба изрисовать всю газету. Напоследок Люциус заглянул на страничку светской хроники, откуда узнал, что любимый народом Гарри Поттер недавно обзавелся вторым сыном. Имя он дал ребенку очень символическое и необычное, в честь дорогих ему людей, сделавших для сегодняшнего мира больше, чем кто-либо другой. Люциус только порадовался, что Драко может назвать своих детей, не заморачиваясь такими вот личными привязанностями. Ведь в выборе имени ребенка нет места спешки. Нужно хорошо все взвесить, чтобы судьба была благосклонна к новому человеку.
- Люциус, ты не мог бы вернуть мне газету, - очень вежливо попросила трехлетняя девочка, выводя деда из глубокой задумчивости.
- Зачем она тебе? – недовольно поинтересовался он.
- Я хочу сделать подарок моему братику Скорпиусу!
Люциус одобрительно хмыкнул, признавая благоразумие девочки.
- Что же ты хочешь сделать?
- Хочу нарисовать ему картинку.
Люциус покачал головой, достал палочку и трансфигурировал газету в обычный лист пергамента.
- Думаю, на этом рисовать удобнее, - сказал он.
Девочка улыбкой поблагодарила деда и принялась за дело. Люциус внимательно наблюдал за ней. Теперь, когда у его сына есть наследник, можно забыть свои прежние предрассудки и присмотреться к этой девочке получше. Тем более, она уже с малых лет чтит брата и всю свою семью. Когда работа была окончена, Люциус осторожно взял из рук Виктории листок, на котором были изображены несколько человек.
- Это наша семья! – сообщила девочка. – Те, кого я очень люблю. Вот папа, - она указала на длинную тонкую фигуру, смутно напоминающую человека, - вот мама и братик Скорпиус, рядом бабушка Нарцисса. А вот это я! – ее пальчик уперся в самую тщательно прорисованную фигурку.
- Виктория, но ты ведь забыла об очень важном человеке – обо мне, - еще раз оглядев рисунок, обиженно сказал Люциус.
- Нет, я не забыла, - упрямо сказала девочка и замолчала.
Люциусу оставалось только крепко задуматься.

Когда Скорпиусу Гипериону исполнилось два года, Люциус презентовал ему один из фамильных перстней. Конечно, сейчас мальчик еще очень мал, но придет день, когда он сможет оценить подарок по-достоинству. Чуть позже, гуляя по саду, Люциус заметил вдалеке маленькую фигурку. Девочка, присев на корточки, собирала цветы в изящный букетик. Виктория грустно напевала что-то себе под нос, не замечая ничего вокруг.
- Мне сказали, что сегодня я должна радоваться, - вдруг обратилась она к синему полевому цветку. – Ведь сегодня день рождения Скорпиуса. Но на самом деле мне очень грустно. Потому что Скорпиус более важный человек в семье, чем я. Нет, мама с папой очень любят меня, но его они любят совсем по-другому. Им они гордятся, а мной нет.
Люциус не решался выдать свое присутствие. До этого момента он был уверен, что сын не выделяет никого из своих детей. Сложно было поверить, что даже Астория, всегда такая милая с дочерью, больше уделяет внимание сыну. Люциус покачал головой и медленно подошел в обратном направлении.
А маленькая Виктория на миг подняла головку и проводила деда задумчивым взглядом.

- Мне кажется, что мои дети слишком быстро взрослеют! – сказал Драко, глядя на несущегося мимо с криками и визгом Скорпиуса.
- Поверь, Драко, тебе это только кажется, - усмехнулся Люциус.
- Но вчера Виктория весь вечер рассуждала, на какой факультет лучше всего поступать в Хогвартсе. А ведь ей всего восемь.
- Естественное поведение ребенка ее возраста, - пожал плечами старший Малфой. – Надеюсь, она выбрала Слизерин?
- Ты знаешь, нет! Девочка предпочла Гриффиндор, - ответил Драко с недоумением в голосе.
Люциус едва не поперхнулся чаем. Малфой в Гриффиндоре! Неслыханная дерзость!
- Мне кажется, она перерастет это, - с сомнением продолжил Драко.
- Будем надеяться, - задумчиво проговорил Люциус.
Но на одних надеждах мир долго не простоит, поэтому глава семейства Малфоев сразу после разговора с сыном отправился искать внучку. Виктория обнаружилась в саду в полном одиночестве. Девочка задумчиво сидела в тени большого дуба и ковыряла носком туфельки землю.
- Размышляешь о прелестях Гриффиндора? – Люциус присел рядом с ней.
- А чем он хуже Слизерина? – Виктория подняла глаза. Они оказались странно красными и влажными, будто девочка недавно плакала.
- Тем, что только на Слизерине учатся достойные.
- Ты хочешь сказать - чистокровные? Люциус, но это же глупость! – воскликнула Виктория.
- Это не глупость, а традиции, складывающиеся веками.
Девочка недоверчиво покачала головой.
- Все Малфои учились на Слизерине. Всегда. Или все-таки кто-то попал на другой факультет?
Люциус задумался.
- Кажется, была пара случаев, когда Шляпа отправляла Малфоев в Ревенкло. Но это все, - ответил он.
- Может быть, история семьи просто умалчивает о тех, кто учился в Гриффиндоре или Пуффендуе? - как бы невзначай сказала девочка.
Люциус нахмурился. Такое предположение могло иметь место. Он иногда и сам подозревал нечто подобное.
- Глупости! У Малфоев всегда рождается один ребенок в семье. И это – сын – наследник фамилии и состояния.
- Ну вот, мне всего восемь лет, а история уже умолчала и обо мне, - горько усмехнулась Виктория.
Люциус молчал, осознав свою ошибку. С раннего детства этой малышки, он едва ли не вычеркнул ее из своей жизни. Несправедливо по отношению к Виктории, но справедливо по отношению к судьбе. Хотя сейчас Люциус чувствовал жалость к своей внучке.
- Знаешь, у меня была прабабка по линии Малфоев. Властная строгая женщина, всю себя посветившая семейству. У нее не было своих детей, не было мужа. Она была несчастна в своей жизни, хоть и пыталась замаскировать это под излишнюю заботу о фамилии. Я был тогда ребенком и очень испугался бабки. Однажды она вызвала меня к себе и сказала, что я должен привести в этот мир еще одну даму по фамилии Малфой. А через много лет родилась ты. Я просто не хотел, чтобы ты выросла такой же, как она, - пояснил Люциус. Даже если девочка ничего не поймет, то хотя бы запомнить его жалкие оправдания.
Виктория серьезно кивнула. Они так и сидели в молчании еще довольно долго – дед и внучка, два Малфоя истинно достойные своей фамилии.

- Деда, я сегодня видел девочку. Она была рыжая, с множеством веснушек на лице и такая противная! – делился впечатлениями от похода в Косой переулок Скорпиус.
- Рыжая? Наверняка кто-то из Уизли, - усмехнулся Люциус.
- Роза, ее звали Роза Уизли, - сообщила Виктория, входя в гостиную. – По-моему нормальная девчонка, не противнее нашего Скорпиуса! – поддразнила она брата.
Скорпиус спрыгнул с колен деда и кинулся к сестре, намереваясь затеять драку.
- Ну-ну, сын, - укоризненно покачал головой Драко, слышавший весь разговор. – Драка – не самый лучший выход из ситуации.
Виктория показала брату язык.
- Люциус, ты знаешь этих Уизли? – с интересом спросила она.
- Мне приходилось сталкивать с этой семейкой, – некстати припомнив драку в книжном магазине, ответил старший Малфой.
- А Скорпиусу придется видеться с ними регулярно. Эта Роза одного с ним возраста! – злорадно улыбнулась брату Виктория.
Люциус припомнил, что не только девчонка Уизли, но и сын Поттера будет учиться с его внуком на одном курсе. Это не прибавило ему оптимизма.
- И что? – завопил мальчик. – Я буду в Слизерине, а она явно нет! И потом с ними был еще какой-то мальчик. Ему где-то лет десять, то есть столько же, сколько тебе!
Виктория тяжело вздохнула, что не укрылось от ее деда. Люциус сдержал улыбку. То, что Вики не хотела учиться вместе с кем-то из Уизли, только добавляло гордости за внучку в душе Люциуса.

- Люциус, мне пришло письмо, - на пороге его кабинета стояла Виктория, сжимая в руке пухлый конверт.
- Письмо? – удивился Малфой.
- Из Хогвартса, - кивнула девочка.
- Ну… хорошо! – не зная, что ответить, произнес Люциус.
- Я скоро отправлюсь в школу. Уеду и долго не увижу никого из вас, - продолжала Виктория.
Люциус поморщился. Он проверял важный финансовый отчет и не терпел, когда кто-то отрывает его от работы.
- Все через это проходят, - философски сказал он.
- Я буду скучать, - тихо прошептала девочка, – и мне страшно, что я когда-нибудь стану похожей на вашу прабабку по линии Малфоев.
Люциус вздохнул и отложил отчет. Видимо, зря он когда-то рассказал свою детскую историю внучке.
- Мы тоже будем скучать, - заверил он девочку. – А ту историю забудь. Ты совсем не похожа на мою прабабку.
Виктория посмотрела ему в глаза, кивнула и, медленно развернувшись, вышла из кабинета.
Люциус снова взял отчет, но мысли разбегались, не желая сосредотачиваться на работе.. За все эти годы с рождения Виктории он никогда особо не думал, что девочка уедет надолго из родительского дома. Он привязался к ней, хоть и отрицал это довольно долго. Один лишь взгляд удивительных серых глаз, нараспев произнесенное «Лю-ци-ус», и сердце Малфоя таяло, словно под лучами апрельского солнца. Через месяц Виктория уедет в Хогвартс. Люциус убедил себя, что дома останется Скорпиус – его любимчик и наследник фамилии Малфой.

Шум и гомон, казалось, навсегда поселились в стенах вокзала Кинг-Крисс. Маленькая девочка со светлыми волосами и пронзительными серыми глазами шла рядом с мужчиной, толкающим тележку с большим чемоданом и клеткой с совой на ней. Девочка выглядела взволнованной и немного расстроенной, мужчина – раздосадованным.
- Мне жаль, что твои родители не смогли проводить тебя, - говорил Люциус внучке.
- Ничего, они обещали написать письмо уже завтра, - наигранно бодрым тоном отвечала девочка.
Люциус недоверчиво на нее покосился, но ничего не сказал. Он был зол на Драко и Асторию. Конечно, причина была более чем уважительная – Скорпиус Гиперион подхватил какую-то неопознанную родителями болезнь, и его срочно повезли в больницу святого Мунго. Сейчас кризис уже миновал, Скорпиуса выписали домой, прописав постельный режим. Но Люциуса попросили проводить внучку на вокзал. Нет, не так должен был проходить день отъезда в Хогвартс для маленькой Виктории! Вокруг толпились счастливые родители со своими отпрысками. Вон кто-то из Уизли заталкивает чемодан в вагон. А вот и уважаемые Эйвери прощаются со своим сыном. Дети улыбаются, знакомятся, здороваются друг с другом. И только Виктория необычно грустная и тихая идет рядом с дедом.
- Приедешь на Рождество и повидаешься со всеми! – попытался подбодрить ее Люциус.
- Когда это еще будет… - вздохнула девочка.
Люциус остановился и посмотрел Виктории в глаза.
- Запомни, девочка, Малфоям не престало плакать по пустякам. Тем более, твои родители не по собственной воле отказались провожать тебя. Малфои гордо идут вперед, не обращая внимания ни на что.
Виктория упрямо поджала губы, но ее глаза немного потеплели.
Поезд уже призывно гудел, зазывая последних пассажиров, но девочка не спешила залезть в вагон.
- Люциус, обещай, что будешь писать мне в Хогвартс, - попросила она.
- Обещаю.
Писать Виктории в Хогвартс – не такое уж неприятное занятие по большому счету. Более того ему будет невероятно приятно это делать. Он слишком многое не успел рассказать девочке, слишком многим поделиться. Дети быстро взрослеют, а родители, порой, не придают этому значения.
Виктория залезла в вагон и помахала рукой деду. Он помахал в ответ, уже начиная скучать.
- Люциус, я обещаю, что поступлю в Слизерин! – выкрикнула Виктория.
Люциус печально улыбнулся. Сейчас он отпускал от себя настоящую наследницу Малфоев. По крови, по духу, по характеру, по воспитанию, по убеждениям. И просто свою любимую внучку.

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!
Официальное обсуждение на форуме
Пока не открыто.

Love Rambler's Top100
Rambler's Top100