akchisko_san1    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика

    Любознательность Гермионы -дело хорошее, но зачем же людей втягивать? Между прочим, когда Поттер и Малфой меняются телами, они меняются всем. А это приятно только читателям, но отнюдь не действующим лицам.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гарри Поттер, Драко Малфой, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Грегори Гойл
    Юмор || G
    Глав: 4
    Прочитано: 48955 || Отзывов: 70 || Подписано: 21
    Начало: 06.07.05 || Последнее обновление: 06.07.05

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

ОбменВолки в овечьих шкурах

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 1


Новая жизнь.

-Да не дергай ты ее всю на себя! Представь, увидит кто между колонн мою летящую задницу!

-Говорила же, кто-то должен остаться! – прохрипела Гермиона.

-Ты не на меня ли намекаешь? – фыркнул Рон.

-Тихо!..

К предпоследнему курсу все они солидно выросли, и передвигаться втроем под мантией – невидимкой стало технически очень сложным делом.

-Как, по-вашему, Малфой с хвостами тоже здесь? – шепотом спросила Гермиона.

-Будешь знать, как вести важные расчеты в библиотеке и бросать их без присмотра, - в тысячный раз начал Рон.

-Ладно, главное – добраться до кристалла раньше их, - пресек его Гарри.

-Если он вообще существует, - не сдавался Рон. – Флитвик сказал, что он – легенда.

-Говорю тебе, кристалл желаний существует! – вспылила Гермиона. – Точно установлен факт, что семь лет назад он возник в лагере группы панков, и такое было...

-Ну хватит! – в третий раз потребовал Гарри, с ужасом представляя, что будет, если такой игрушкой завладеет Малфой.

Драко крался за статуями настолько быстро, насколько позволял длинный маскирующий плащ. Он знал, что Крэбб и Гойл где-то рядом, под мантией-невидимкой, которую удалось позаимствовать у Пэнси; без нее они были бы слишком заметны. Азарт гнал его вперед еще сильнее, чем перспектива невероятного куша.

Пару недель назад он почти не обратил внимания, когда на лекции Флитвик мельком упомянул о кристалле желаний, и тут же забыл бы о нем, если бы Пэнси всю неделю не фантазировала, что бы она такого загадала, будь у нее этот кристалл. А потом Грэнжер оставила свою работу. Драко же противился соблазнам только в исключительных случаях. Копирующее заклинание, “ассио”, и он без всяких усилий получил время и предполагаемое место появления камня. Все расчеты по матрице сделала Грэнжер, годится же и она на что-нибудь. Если повезет, он найдет кристалл желаний раньше Поттера; нет – к расчетам приписано, что Поттер все равно не сможет забрать его сразу; кристалл возникает повторно через две недели для корректировки желаний, и тогда он сможет загадать свое. Нужно точно знать – где.

Драко замер и прислушался. Позади нет-нет да раздавалось шарканье – Крэбб и Гойл. Слева за колоннами периодически возникали разные фрагменты, и при желании можно было разобрать шепот гриффиндорцев. Значит, он движется в верном направлении. Прекрасно, и лунный свет льется в окна...

Гарри напрягал слух, не опережает ли их кто-нибудь. Пышные волосы Гермионы торчали отовсюду, лезли в зубы и мешали нормально дышать, не то, что видеть. Он знал, что личные желания – ничто в сравнении с великой угрозой, исходящей от Волдеморта; они втроем все обсудили. Но что может пожелать Малфой, даже думать не хочется.

Драко точно знал, что ему больше всего нужно. Если бы можно было отправить кристалл к отцу – с таким помощником тот точно нашел бы выход из своего сложного положения. Не удастся – хоть кубком квиддича обойдется. При мысли о желаниях святого Поттера помимо воли накатывал истерический хохот.

Сияние впереди возникло ниоткуда. За считанные секунды в кругу голубоватого света прямо из воздуха распустился бутон, а в нем поблескивал гранями продолговатый кристалл. Поттер и Малфой одновременно бросились вперед.

Гарри был ближе, но Драко не сковывала мантия, скрывающая троих. Это напоминало квиддич – опередить, во что бы то ни стало схватить... Их пальцы соприкоснулись с целью секунда в секунду. И – все пропало.

...-Гарри! – над ним склонились Гермиона Грэнжер и Рональд Уизли; неподалеку Винсент Крэбб и Грегори Гойл так же трясли и звали Драко.

Они оба сели, все еще не понимая, в чем дело.

-Тебе лучше, Гарри? – какого черта она наклонилась к нему так близко?!

-Мы так испугались, когда вас отбросило, - раздалось под ухом глухое бурчание Гойла. – Ты как, Драко?

Их взгляды встретились. Тогда, наконец, дошло, и это понимание наполнило их души отчаянием и страхом.

-Я – не – Драко, - проговорил Гарри, отводя руку Гойла от своего плеча.

-Отцепись! – бросил Драко Гермионе, все еще не желая верить. – Я – Малфой! Похоже, мы...

-...поменялись телами, - закончил за него Гарри испуганным голосом врага, по привычке запуская руки в... чужие – гладкие и светлые – волосы.

[Немая сцена не уступит “Ревизору”].

Через несколько минут участники ночной вылазки в полной мере осознали, что произошло.

Первой начала соображать Гермиона.

-Ни в коем случае нельзя, чтоб об этом узнал кто-нибудь еще, - заявила она.

Гарри и Драко продолжали сидеть на полу, созерцая со стороны каждый свое тело и чувствуя себя все неуютней в чужом, хотя разница в пропорциях между ними была незначительной.

-И что теперь делать? – жалобно спросил Крэбб.

-Ждать две недели, пока кристалл не появится снова, - отрезала Гермиона.

-А Дамблдор ничем не сможет помочь? – неуверенно предложил Гарри. Зрителей передернуло – услышать такое из уст Драко Малфоя было в диковинку. Особенно это было противно самому Драко.

-Как же. Мы уже не маленькие, старый маразматик взбесится. Даже если не отчислит, тебе плевать, а я староста. И не только я, - гадко ухмыляясь, он кивнул в сторону Рона и Гермионы.

И слова, и тон абсолютно дисгармонировали с внешностью Гарри Поттера.

-Дамблдор вряд ли вообще верит в этот кристалл, а значит, ничего о нем не знает, - покачала головой Гермиона.

-А что вы загадали такого? – не сдержался Рон.

-Ничего, - помотал Драко головой Гарри. – Я ничего не успел загадать.

-Я тоже, - прошептал Гарри.

У их друзей начали путаться мысли – кто что сказал, и как к ним теперь относиться. Гойл, к примеру, без разговоров двинул бы Поттеру за подлую угрозу настучать директору – а именно так он воспринял его предложение, - но это же Драко... Чувства Рона вышли далеко за пределы возможностей печатного слова.

-Это все ты виновата! – прошипел Крэбб на Гермиону. – Разбрасываешь что попало...

-А вы подбираете что попало, - зарычал Рон, сжав кулаки.

Крэбб и Гойл встали плечом к плечу, Уизли выпрямился во весь рост, и только Грэнжер вспомнила о палочке.

-Спокойно, - раздался ледяной голос Гарри.

И те, и другие повернулись к нему; они уже различали, кто он.

-Если придется посреди ночи обращаться в больничное крыло, нас точно накроют, - чего ему стоило произнести эти слова после камешка в его огород от Уизли. Но выяснение отношений сейчас ничего не стоило в сравнении с прояснением собственного – однозначно паршивого – положения.

-Подождем лучших времен, - раздалось со стороны Малфоя.

-Ни один нормальный человек не поверил бы в этот кристалл, - сказал Крэбб, обосновывая свои претензии к Гермионе, - иначе информация о нем хранилась бы в запретной секции библиотеки.

-А так – доступна, как любая сказочка, - подытожил Рон. – Гермиона, скажи Мерлина ради, зачем ты стала в этом копаться?

Гермиона повернулась ко всем спиной и отошла на несколько шагов.

-Те панки, которые в прошлый раз набрели на кристалл, обращались за медицинской помощью к моим родителям. Это было до школы, я тогда понятия не имела ни о какой магии. Естественно, им никто не поверил, решили, что они напились, обкурились и сами все натворили. Когда я услышала от Флитвика, то сразу поняла – это то самое. Начала читать – все сходилось, в тот раз кристалл тоже возник повторно и ликвидировал все их желания. Я так поняла, что им может владеть только тот, кто загадает нечто достойное, чего потом не нужно переделывать, для этого и дается двухнедельный срок. Но и в этот раз случилось нечто кошмарное.

“И ты никого не предупредила о риске”, - Драко нехорошо усмехнулся, собираясь пригвоздить ее убийственной фразой.

-Лучше помолчи, Малфой, - сказал его собственный голос. От этого уже становилось жутко.

-Значит, будем делать вид, что все как обычно? – подытожил Рон.

-Да. И пора возвращаться, наше долгое отсутствие могут заметить, а Парвати непременно настучит, она еще дуется, что я наложила на нее взыскание.

Для Драко такая возможность в родном факультете была дикой.

-Возвращаться кому куда? – саркастически бросил он, внутренне содрогаясь.

-Тебе – в Гриффиндор! – отрезала Грэнжер, чуть не плача. – Если мы правильно себя поведем, никто ничего не заподозрит.

Гойл сурово поглядел на Малфоя.

-Так мне придется быть слизеринцем? – в ужасе прошептал тот.

-Придется...

У лестницы предстояло разойтись. Путь слизеринцев лежал вниз, в подземелья, путь гриффиндорцев – наверх, в башню.

-Береги себя, Гарри, - шепнула Гермиона, на прощание тиснув Драко Малфоя; Гарри Поттер ругнулся в сторону.

Перейдя под другую мантию, Драко содрогнулся от соприкосновения с Уизли и Грэнжер; Гарри же попросту сплющило между Крэббом и Гойлом.

Испытания новой ролью начались с вечернего душа.

“И зачем бы мне знать, что он везде блондин?” – подумал несчастный Гарри.

Драко чувствовал себя ужасно от перспективы провести столько дней бок о бок с грязнокровками и маглофилами. Он натянул-таки штаны, а верхней частью пижамы Поттера побрезговал.

Стараясь ни о чем не думать, лжеслизеринец и лжегриффиндорец вскоре забылись тяжелым сном без сновидений.

На следующий день наступила суббота.

Проснувшись позже обычного, Гарри первым делом потянулся за очками. Потом понял, что без них все прекрасно видит, удивился, с чего это полог вдруг позеленел, отдернул его, увидел на соседней кровати натягивающего носки Крэбба и разом все вспомнил. Он черной завистью позавидовал Сириусу, который в его положении мог бы превратиться в собаку и заскулить от души на весь ненавистный Слизерин.

Крэбб одарил его неприязненным взглядом.

-Рано, - констатировал он. – Драко, еще только полвосьмого.

Он явно играл на остальных слизеринцев, из коих никто еще не удосужился покинуть спальню. Бодрствовали только “Малфой”, Крэбб и парень напротив Крэбба, чьей фамилии Гарри не помнил; последний в открытую разглядывал неприличный журнальчик. Гарри собирался было не обратить внимания, но Крэбб кивками и невообразимо грозной мимикой давал понять, что он должен сделать замечание. Гарри собрался с духом.

-Тебе обязательно смотреть эту гадость? – строго спросил он.

Кребб подавился, его зрачки расширились, а мотания головы определенно означали “Ты безнадежен”.

-А что, Снейп так рано с проверкой не заявится, - несколько удивленно ответил нарушитель.

Гарри не знал, как вести себя дальше, что, наверное, было видно, поскольку жестикуляция Крэбба теперь расшифровывалась как “Ты настолько безнадежен, что я убит наповал”.

-Сказано – убери! – рявкнул он на одноклассника. Тот покорно спрятал журнал под подушку и пообещал выбросить.

Гарри, подавленный недовольством Крэбба, тяжко откинулся на подушки.

Для Драко обнаружить, что он плохо видит, было чем-то вроде личного оскорбления. Он не питал симпатии к очкарикам.

Согласно своему обыкновению, он нежился в постели до последнего. Он слышал, как Уизли встал и ходит взад-вперед по комнате, и это в конце концов достало его. Драко отдернул полог, и в ту же секунду в спальню мальчиков ворвалась Грэнжер.

-Это безобразие! – затрещала она. – Гарри никогда не встает так поздно.

Драко от возмущения даже не знал, что на это сказать. Мало того, что его сравнили с Поттером, но что Грэнжер будет наблюдать его в дезабилье – такого уговора не было, это уж слишком!

-А он благородных кровей, ему все позволено, - перенял ее тон Уизли.

-Не знал, что в Гриффиндоре такая свобода нравов, - парировал Драко. – У нас девчонки поскромнее. Или ты от природы такая бесстыжая? Впрочем, ты же грязнокровка, где тебе хороших манер набраться?

Грэнжер закусила губу и выбежала из спальни.

-Ты сегодня же извинишься, - угрожающе произнес Уизли и последовал за ней.

Драко откинулся на подушки.

Первый день в новой шкуре начался весело.

Он мог пережить, что выглядит, как Драко Малфой. Но сверкающий на мантии серебряный значок Слизерина жег его грудь через одежду.

Гарри опустился в кресло напротив Крэбба и Гойла. Те не сводили с него настороженных глаз, при этом умудряясь дружелюбно ухмыляться.

Гостиная постепенно наполнялась, и каждый проходящий мимо считал своим долгом сказать старосте 'Доброе утро'. После его ответов Крэбб и Гойл синхронно вздрагивали.

-М-да, - в конце концов произнес Гойл, - тебе придется сказаться больным, иначе вся конспирация полетит нафиг.

-А что такого? – спросил Гарри.

-Ты бы слышал себя, - страшным шепотом зашипел Крэбб. – Драко никогда так... Он ведет себя гораздо увереннее, и никого не стал бы уговаривать, как ты сегодня утром. Нечего тут любезничать, “Привет” или просто кивни и хватит, а ты бы еще о здоровье прабабушки спросил.

Гарри почувствовал себя в центре внимания всей гостиной. Хоть это не соответствовало действительности, свою ошибку он понял: Драко был из тех, кто раздает приказы, а не обменивается любезностями. Сама мысль о том, чтоб уподобиться Малфою, вызывала отвращение, но выбора не было. Придется соответствовать ожиданиям Слизерина, чего он боялся со времен своей сортировки.

-Пэнси вышла, - предупредил Гойл, глядя поверх плеча Гарри. – Она идет сюда.

-Я должен чмокнуть ее в щечку? – шепотом спросил Гарри.

Крэбб и Гойл вытаращили глаза и подскочили.

-Ты что? Не вздумай! – шикнул Гойл.

-Она в обморок бухнется. А потом не отстанет, придется ей все рассказать. Идиот, была б моя воля...

-О ком это вы? - спросила мисс Паркинсон, присаживаясь на ручку кресла, в котором сидел Малфой.

-Да все о том же, - буркнул Крэбб.

-О Поттере! Наплюйте на него! – и сменила тон. – Вы опять вчера брали мою мантию. Весь подол в пыли.

Все трое очень натурально смутились. Гарри представлял, с каким удовольствием рассказал бы Филчу или кому другому про это “опять”.

-Э-э, - начал Гарри, справедливо полагая, что отвечать должен Малфой, но понятия не имея, что именно.

-Ох, поймают вас когда-нибудь на этом, - махнула рукой Пэнси и встала. – Ладно, пора завтракать.

Гарри поднялся за ней, обдумывая, что новая роль готовит ему множество сюрпризов в самом разном смысле. Крэбб и Гойл следовали по пятам.

Поставив на место зубную щетку Поттера, от которой его тошнило, Драко еще раз как следует рассмотрел легендарный шрам Поттера и понял, что все средства отсрочки исчерпаны, придется спускаться в гостиную.

Уизли там не оказалось, зато Грэнжер сидела у камина с толстой книгой и делала вид, что читает. Пока он дошел до нее, его успело окликнуть пол-Гриффиндора. И бровью не поведя, Драко уселся рядом, поморщился и решил, что очкариков надо отстреливать из милосердия.

-Испачкаться не боишься? – ехидно бросила она.

-Я и так в самом сердце навозника нахожусь, куда уж больше, - ответил он.

-И как спалось в навознике? – нарочито заботливо поинтересовалась она, пялясь в книжку.

-Прекрасно. Руны! Боже, какая мура!

-Тебя не спрашиваю! – возмутилась Грэнжер и захлопнула фолиант.

Драко пододвинулся ближе о положил ей руку на плечо.

-А я думал, ты никогда не ссоришься с Гарри Поттером. Мы же хотим, чтобы все выглядело естественно, не так ли? Кстати, забыл спросить: Поттер тебя на ночь в лоб, случаем, не целует?

-Придурок и мерзавец! – вспыхнула Грэнжер.

-О ком это вы?

К ним подошла сестренка Уизли.

-О Малфое, - процедила Грэнжер.

Джинни Уизли присела с другой стороны от Гермионы.

-Он тебя снова обидел? – воинственно спросила она.

-Еще как! - подтвердил Драко. – Со всем старанием и усердием!

Он не учел, что тесный контакт не только ему позволяет оказывать воздействие. И – так его еще никто и никогда не щипал! Искры из глаз посыпались! Теперь Грэнжер довольно заулыбалась и расслабилась, а он не помнил себя от ярости.

-Забудь, Гриффиндор им всем покажет, - подбодрила ее Уизли. - Новая тактика Рона – это что-то! Гарри, ты не дашь мне полетать на твоей метле после тренировки?

“Ох, дал бы я тебе...”, - размечтался Драко, что позволило ему превратить гримасу страдания в дружескую улыбку.

Джинни Уизли испугалась и убежала. Зато к ним подвалил ее старший брат.

-Он извинился? – грозно спросил Рональд Уизли.

-Еще как! – просияла Грэнжер. – Со всем старанием и усердием!

-Тогда пошли на завтрак, - сверху вниз бросил Уизли.

[Трудно высказать

И не высказать

Все, что на сердце у меня.]

Большой Зал выглядел как обычно, да и что ему сделается? Гарри привычно повернул к Гриффиндорскому столу, но Крэбб больно наступил ему на ногу.

-Стол для старост, - прошипел он в ухо.

Они с Пэнси проводили Крэбба и Гойла к их местам и проследовали дальше. Он сел и собирался дружески улыбнуться Мак-Миллану и Гольдштейну, с которыми был в приятельских отношениях, встретил их неприязненные взгляды и потупился. Гарри почувствовал себя полностью отрезанным от всего, что составляло его истинную сущность. Он ел, не чувствуя вкуса, и ждал, как манны небесной, появления Рона и Гермионы. Наконец, он их увидел – естественно, вместе с собой.

Увидев, что его место занято, Драко испытал шок. Неосознанно он верил – стоит покинуть Гриффиндор, в привычной обстановке будет легче, но худшее ждало впереди. Грэнжер и Уизли сказали ему “Пока” и удалились, а он поплелся к – страшно сказать! – Гриффиндорскому столу. Слизеринцы бросали на него взгляды, полные презрения и ненависти, кое-кто – по его же, помнится, наущению – показывал язык. При этом гриффиндорцы, которых он не выносил, приветливо улыбались, так и льнули к нему. И теперь вот он остался с ними один на один; Грэнжер и Уизли, хоть и раздражали, в случае чего могли все же прикрыть или подсказать. Злясь на себя за это чувство беспомощности, преисполненный брезгливости Драко по неведению совершил нечто такое, что не укладывалось в гриффиндорские рамки: внаглую втиснулся между Парвати и Лавандой. Это обратило на Гарри Поттера еще большее внимание Гриффиндора, чем обычно, и обнадежило как Парвати, так и Лаванду, которые весь завтрак наперебой ухаживали за ним.

Между тем Гарри испытывал адские муки от того, что друзья рядом, а он не может даже по-человечески поздороваться с ними. Гермиона, аккуратная и надежная во всем, до конца выдержала роль, ни взглядом, ни жестом не показав, что ее отношение к сидящему напротив Малфою изменилось. Зато Рон, как и Гарри, весь извелся. Они избегали встречаться глазами и хмурились; после этого по школе пошли слухи, что Малфой и Поттер опять чего-то не поделили и не сегодня завтра состоится дуэль.

Но все же завтрак прошел без происшествий.

Драко, правда, собирался подождать Крэбба и Гойла, но вовремя спохватился: чтоб Гарри Поттер искал с ними встречи на глазах всей школы – это насторожит даже профессора Снейпа, который принципиально считал ниже своего достоинства совать нос в дела школьников, за исключением тех случаев, когда за это можно снять баллы.

Дико набычившись, Гарри проследовал мимо себя вон из Большого Зала, сопровождаемый Крэббом и Гойлом; ему казалось, что его под конвоем ведут в тюрьму молчаливые грозные часовые.

А к Драко подошел брызжущий слюной Рон Уизли и отрывисто рявкнул:

-На тренировку, Гарри!

Вспомнив слова Джинни Уизли о новой тактике, Драко загорелся от любопытства и чуть приободрился; в конце концов, он дорого платил за эту возможность немного пошпионить.

Но Уизли ему не позволил. Зная, что среди своих чужой, он заставил команду отрабатывать завязшие в зубах стандартные маневры из самоучителя для начинающих. За это Драко кривлялся как мог и совершал дурацкие ошибки, и к концу тренировки команда чуть не плакала. Правда, метла Поттера стоила того, чтоб на ней полетать. Уизли от всего этого был в бешенстве.

-Малфой, предупреждаю, - мрачно произнес он, когда они вместе возвращались в замок, - если с метлой Гарри что-то будет не так...

“А это мысль! ” – обрадовался Драко.

-...то у него – твой “Нимбус”.

-Вот и хороший повод купить новую метлу, - улыбнулся Драко, про себя с сожалением отказываясь от такой возможности: у отца сейчас хватало серьезных проблем, чтоб беспокоить его пустяками.

Уизли выругался и выхватил “Молнию”.

В дверях их ожидала Грэнжер.

-Что так долго? – накинулась она. – Если не успеем с домашней работой, завтра придется не ходить в Хогсмид!

-Я все сделал, - брякнул Драко.

Уизли и Грэнжер странно поглядели на него, отчего он вспомнил, что он – не он.

Тем временем Гарри старался выполнять функции Драко в Слизерине. Он возмущенно сорвал с доски объявлений красочный плакат, изощренно оскорбляющий другие факультеты, который Драко вывесил накануне, и чуть было не устроил разборку по этому поводу; он не узнал портрет Салазара Слизерина. Но, если другие слизеринцы могли не замечать мелких несоответствий, Крэбба и Гойла он однозначно разочаровал. Будучи сам всегда под чутким контролем Гермионы, он не мог помочь им с домашними заданиями, тем более – по арифмантике. Выражения, которыми они, не стесняясь, охарактеризовали его интеллектуальный уровень, задевали за живое его ранимую душу.

-Отвяжитесь наконец! – не выдержал он. – Скажите спасибо, что я вообще пытаюсь тут к вам подстраиваться.

-Попробовал бы ты не пытаться! – ощетинился Гойл.

-И что тогда? Помните, я же ваш Драко, - усмехнулся Гарри и углубился в конспекты врага, честно пытаясь разобраться в них. Крэбб и Гойл сжали кулаки; затем разжали и уткнулись в свои тетради.

Драко с удовольствием раскритиковал гермионины методы самоподготовки.

-Читать пятьсот страниц от корки до корки – это не от большого ума, - объяснил он. – Я за 15 минут по диагонали прочитал эти “Заклинания” и ничего важного не упустил. Только где тебе до такого додуматься...

Грэнжер от удивления рот раскрыла; должно быть, привыкла быть непререкаемым авторитетом.

-И что толку в таком чтении? Разве это образование?

-Образование заключается не в количестве, а в качестве, - мудро заметил Драко.

-Понятно, почему оценки Гермионы на порядок выше твоих, - съехидничал Уизли.

-Эта школа вообще деградирует на глазах, - вздохнул Драко.

Грэнжер с размаху треснула книгой по столу, давая понять, что ее терпение иссякло.

-Вот вернешься в свой Слизерин и делай, как хочешь. А здесь учат, как положено. И я не допущу, чтоб ты испортил оценки Гарри. Вот, - явно пересиливая себя, она протянула ему пару свитков.

Глаза Гарри Поттера налились кровью.

-Ты за кого меня принимаешь? Чтоб я у тебя списывал?! Да я лучше смердосока напьюсь!

Он вскочил и выбежал из гостиной, мечтая сокрушить по дороге стену; увы, там был всего лишь портрет. Остаток дня Драко шатался по коридорам, с отвращением поглядывая на проходящих мимо гриффиндорцев.

Вечером Крэбб и Уизли обменялись кошельками Гарри и Драко. Все же определенный кодекс чести враги соблюдали: как бы ни были сильны их взаимная неприязнь и желание насолить друг другу, ни один из них никогда бы не посягнул на деньги другого.

Назавтра стол для старост убрали, так что Гарри поглощал пищу в компании Крэбба и Гойла, Драко – Уизли и Грэнжер. Последняя, злясь после вчерашнего, под видом воспитания первокурсников весь завтрак заставляла врага подтверждать, что гриффиндорец – это звучит гордо. Тем временем Гарри получил посылку с пирожками и конфетами и, не разворачивая, отдал ее Пэнси. Та безмерно удивилась, а Крэбб и Гойл затряслись от злости, и не успокоились даже после того, как Пэнси щедро с ними поделилась.

После завтрака те и другие вместе с прочими учениками вышли из Главных дверей замка и отправились веселиться в Хогсмид. По дороге у них появилась возможность обменяться впечатлениями.

-Ну и жизнь у тебя, Поттер! Не проще ли удавиться? – своеобразно посочувствовал Драко.

-Чтоб жить в твоем Слизерине, надо быть гадюкой! – не остался в долгу Гарри.

-Но вы неплохо держитесь, - поджав губы, произнесла Гермиона Грэнжер. – То есть лучше, чем я ожидала, и со временем...

-Я не собираюсь застревать надолго, - сказал Гарри.

-И потому мне незачем совершенствовать исполнение роли, - добавил Драко.

Дойдя до Хогсмида, гриффиндорцы повернули в одну сторону, слизеринцы – в другую.

-Тоскливо с тобой как-то, - пожаловался Крэбб.

-Не жди, что я тебя буду развлекать, - сквозь зубы бросил Гарри.

-Ну что ты, гриффиндорская гордыня и все такое, - нараспев промычал Гойл.

-Идемте в “Сладкое королевство”, - предложил Крэбб. – Купишь нам по три шоколадушки.

-И ириски, - распорядился Гойл.

Гарри онемел от возмущения.

-Жадничаешь? – заметил Гойл. – Фи, как некрасиво!

-Так и быть, - вздохнул Крэбб, - карточки мы тебе отдадим, подавись и радуйся.

В “Трех метлах” Драко заказал себе содовую с зонтиком, а для дружков Поттера раскошелился на пиво. С присущей ему наглостью растолкав толпу, он сумел занять отдельный маленький столик в углу таверны.

И черта с два они были ему благодарны! Уизли насупился, а Грэнжер взялась читать нотацию – ему! – о том, как это нетипично для дорогого Гарри. Драко возмечтал, чтоб она заткнулась, и в качестве эксперимента погладил ее по голове самым издевательским образом, с умилением заглядывая в глаза. Эффект был достигнут – оба врага окаменели.

-Ты что, сдурел? – просипел Уизли.

-Ну почему же? Вернусь в Слизерин и буду рассказывать всем, какая она мягкая и пушистая. Я компромат собираю, - ответил Драко, весь кипя от злости.

-Ты!.. – задохнулась Гермиона.

-Гарри!

Драко с присными подняли головы. И те, кто их окликнул, не добавили Драко хорошего настроения. Чжоу Ченг, ловец команды Равенкло, и ко всему прочему, насколько он знал, весь прошлый год гуляла с Поттером; рядом с ней хорошо известная Драко Мариэтта Как-ее-там, которая в прошлом году здорово помогла слизеринцам, заложив всю поттеровскую тусовку. Он никогда не вел светских бесед ни с той, ни с другой.

-Ребята, я хотела извиниться. Я была неправа, - сбивчиво сказала Мариэтта.

Нервы Драко не выдержали.

-Неужели?! Да пошла ты...

Когда минут через пять равенкловские подружки отскочили от них и выбежали на улицу, а Драко в изнеможении откинулся на спинку стула, лица Грэнжер и Уизли выражали такие эмоции, которые никогда раньше не проявлялись в присутствии Драко.

-Круто! – пробормотал Рон. – То есть, хоть какая-то польза с тебя.

-Вообще-то, я не уверена, что Гарри говорил бы именно так, - придралась-таки Грэнжер, но и в ее голосе сквозило одобрение.

Выходя из “Сладкого королевства” в компании непрерывно жующих малфоевских телохранителей, Гарри успел переварить, во сколько ему обошлись их аппетиты, и потому из транса пришел прямиком в бешенство. Он дал зарок никогда больше не бояться выйти из роли Малфоя, чтоб не нести потери. На счастье Крэбба и Гойла, у них хватало ума не заговаривать с ним, а то бы он превратил их в совиный помет и растоптал.

Вдруг из-за поворота навстречу им выскочила, вся в слезах, Мариэтта из Равенкло, отчего Гарри мстительно подобрался, и все трое остановились. Через секунду выяснилось, что по пятам за ней следует Чжоу Ченг. Вскоре она догнала подругу.

-Чтоб я еще когда-нибудь тебя послушалась! – стоя вполоборота, взвизгнула Мариэтта. – Твой Поттер – просто свинья!

-Ненавижу его! – с чувством сказала Чжоу.

Гарри остолбенел. Что еще там вытворяет Малфой от его имени?!



>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100