Kate Falcon    в работе

    Магия - что это? Ну что за безумные вопросы задает мисс Грэйнджер? Пытаясь ответить на этот безумный вопрос с помощью квантовой электродинамики, Гермиона находит неожиданного союзника в лице Драко Малфоя, растерявшего магию. Но вы же понимаете, что всегда найдутся те, кто мешает заниматься фундаментальными исследованиями? AU: всего лишь игнорирование эпилога.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Виктор Крам
    Детектив /Приключения /Любовный роман || гет || PG-13
    Размер: миди || Глав: 3
    Прочитано: 4638 || Отзывов: 7 || Подписано: 28
    Предупреждения: AU
    Начало: 16.07.15 || Последнее обновление: 30.06.16

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

<< >>

Принцип неопределенности

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 2


Этот осенний день был по-настоящему чудесен: с самого утра солнце норовило заглянуть Гермионе в глаза, в приоткрытое окно врывался легкий прохладный ветерок, отчего колыхались светлые шторы на небольшой кухне, а багряные листья плавно опускались на крыльцо. Но, все же, этот день был отравлен безнадежно и бесповоротно, и Гермиона знала, что может винить в этом только себя. Ни легкий ветерок, ни крепкий кофе, ни дневники Гейзенберга не помогали отвлечься от мысли, что отныне и на неопределенное время ее деятельность будет тесно связана с Драко Малфоем.
По правде говоря, Гермиона не имела против него ничего особенного. После войны и судов, оправданная семья Малфоев потеряла часть своих владений, несколько утратила лоск и желание активно участвовать в политическом аппарате. Люциус и Нарцисса, насколько было известно, продали Малфой-мэнор и жили во Франции, Драко же, по понятным только ему причинам, остался в Великобритании и даже несколько лет ассистировал профессору Флитвику. К сожалению, его увлечения чарами закончились не самым лучшим образом.
Гермиона не знала, изменился ли Мафлой за эти годы, но в ее памяти все еще жил избалованный мальчишка, скорый на грубые слова и не самые достойные действия. Во времена аспирантуры она лишь краем глаза наблюдала за Малфоем, который оказался действительно талантлив в чарах: вместе с профессором Флитвиком они работали над несколькими новыми заклинаниями. Да, от него больше не слышали слова «грязнокровка», а его редкие взгляды, которые ловила Гермиона, были скорее равнодушными, чем презрительными. Но кто сможет сказать наверняка, стал ли Драко Малфой другим? После вчерашнего разговора в Больнице Святого Мунго напрашивался вывод лишь о паре добавившихся комплексах.

Гермиона тяжело вздохнула, прерывая свои размышления. Пытаясь отогнать ненужные мысли, она встала из-за стола и, забрав с собой еще теплую чашку кофе, отправилась в гостиную, где высокие напольные часы как раз начали выводить незатейливую мелодию. Как только пробило пять, в коридоре послышался шум: кажется, порт-ключ перенес Драко Малфоя прямо на стойку для зонтов. Гермиона улыбнулась, уверяя себя, что это произошло случайно, и поспешила на встречу гостю.

Он стоял в коридоре, уже вернув на место стойку и зонты, недовольно хмурясь и отряхивая рукав бежевого свитера.

- У тебя тут... пыльно, - сдержанно произнес Драко.

- Какое замечательное приветствие, - закатила глаза Гермиона. - Прости, но прислугу я не держу, а у меня последнее время есть чуть более важные занятия. Но поскольку мой дом представляет серьезную угрозу твоему кашемировому свитеру, я обязательно подготовлюсь в следующий раз к твоему приходу.

- Я и не ожидал ничего другого, - не остался в долгу Драко, выдавливая ухмылку.

Он проследил за взглядом девушки: та рассматривала кожаный чемодан, который Малфой успел поставить на пол.

- А почему ты не налегке? Я думала, у тебя будет время заглянуть домой, после того, как тебя выпишут.

- Без аппарации все перемещения занимают слишком много времени, - скривился молодой человек. - Последние несколько лет я жил в Хогсмиде.

Не объяснять же девчонке, что даже если бы у него было неограниченное количество времени, он ни за что не вернулся бы в окрестности Хогвартса. Драко понимал что, наверное, это глупо, но никак не мог забыть своих снов, преследующих его последние недели. В этих снах он иногда ехал на Хогвартс-экпрессе, иногда — аппарировал в Хогсмид, пару раз — просто брел через заросли чертополоха в полях Шотландии. Но конец его путешествий всегда был один: циклопические руины некогда прекрасного замка, поросшие болиголовом и плющом, и везде — запрещающие вход таблички. «Опасно». «Дороги нет». «Вход воспрещен». «Уходи, Малфой».

Драко очнулся от своих мыслей и заметил внимательный взгляд Гермионы. Кажется, что-то такое она успела уловить, но, как ни в чем не бывало, сделала легкий пригласительный жест рукой по направлению к гостиной:

- Располагайся, я сейчас принесу чай.

- Лучше кофе, если есть, - тут же возразил Драко.

Он не хотел показаться откровенно грубым, но сейчас в обществе Грейнджер как никогда чувствовал свою уязвимость, поэтому беспокойный разум пытался хоть как-то проявить свои позиции.

- Хорошо, - кивнула Гермиона и ушла.

Драко еще раз осмотрелся. Дом был небольшой, из скромной прихожей двери вели в гостиную и, предположительно, на кухню. Узкая лестница из темного дерева уходила на второй этаж, под ней крошечная дверца указывала на наличие чулана. Малфой аккуратно отодвинул свой чемодан к стене и прошел в гостиную: довольно просторную комнату, обставленную в классическом английском стиле. Рядом с невысоким окном с частой раскладкой стоял аккуратный диван, обтянутый темно-коричневой тканью, и два таких же кресла, на кофейном столике Драко заметил лежащие в легком беспорядке пергаменты и стопку книг. Вдоль двух стен уходили вверх стройные книжные шкафы (чего еще можно было ожидать от школьной заучки?).
«Довольно уютно» - вынужден был признать молодой человек, устраиваясь в одном из кресел. Он протянул руку за книгой, лежащей поверх рабочего хаоса на столе: это был кожаный блокнот с добротным переплетом, на плотных пожелтевших страницах мелькали немецкие слова. Драко знал немецкий крайне поверхностно, поэтому уловил лишь несколько слов и интуитивно предположил, что автором был маггл. Мелькнувшая мысль о заклинаниях перевода заставила его болезненно поморщиться. Из книжки выпал пергамент, на нем твердым почерком Грейнджер было написано «Unschärferelation» («принцип неопределенности» - нем.), нарисованы какие-то волны и незнакомые Малфою математические символы.

- Не стоит без спроса брать чужие вещи, - раздался укоризненный голос Гермионы, вошедшей в гостиную с подносом, на котором стоял кофейник, чашки и тарелка с овсяным печеньем. Печенье, кажется, было приготовлено недавно, так как его восхитительный запах ощущался через всю гостиную. Малфой неожиданно вспомнил, что давно не ел.

- Согласен, но это и не твоя вещь, не так ли? Разве запискам этого маггла не место в каком-нибудь музее? Вроде бы начало двадцатого века... Или я ошибаюсь?

- Не ошибаешься, - усмехнулась Гермиона, ставя на край стола поднос и быстро складывая пергаменты и книги. - А место этим запискам не в каком-нибудь музее, а в Обществе научных исследований имени Макса Планка в Мюнхене, куда они обязательно попадут... После того, как я с ними закончу.

Грейнджер все время реагировала немного не так, как он ожидал. Такое ощущение, что она однозначно решила не воспринимать легкие уколы сарказма и все недовольство, которое Драко готов был на нее излить. Что ж, должно быть, она тоже изменилась. И ей точно что-то нужно.

- Так что, Грейнджер, зачем я тебе понадобился?

Гермиона спокойно села на диван, напротив кресла Драко, налила кофе и молча подвинула к гостю сахарницу и сливочницу. Сосредоточенный взгляд девушки теперь переместился на стопку пергаментов.

- Угощайся, Малфой. Советую тебе расслабиться и не торопиться, так как если ты согласен сотрудничать, то работать вместе мы будем довольно долго. Хотелось бы сделать это время максимально безболезненным, если ты понимаешь, о чем я говорю.

Драко ничего не ответил, добавляя себе в кофе сахар и сливки. Гермиона продолжила:
- Трудно сказать, ты мне понадобился, или наоборот. Возможно, наша работа принесет пользу одному из нас, возможно — обоим, а, возможно, все будет напрасно и для тебя, и для меня.

- Чем ты занимаешься в своих исследованиях? - поморщившись от сомнительных прогнозов, спросил Драко.

- Я исследую физическую природу магии. Пытаюсь понять, что это, откуда возникает. Для волшебников магия — это такая же неотъемлемая часть жизни, как свет и гравитация, - с явным вдохновением пустилась в размышления Гермиона. Заметив, как нахмурился Малфой, она пояснила: - Про гравитацию я расскажу тебе позже. Те магглы, что знают о магии, например мои родители, воспринимают ее как нечто иррациональное. Для них волшебство — это нарушение законов физики. Сказка, которую невозможно объяснить.

- И что же, тебе удалось объяснить магию? Ответить, почему у одних людей она есть, у других — нет? - недоверчиво протянул молодой человек.

- Малфой, возьми печенье, я же вижу, что ты хочешь его съесть, - улыбнулась Грейнджер, - Я тоже возьму, если это поможет тебе преодолеть смущение.

«Чертова ведьма», - подумал Драко, чувствуя что начинает краснеть. Наверное, от злости. Пока в голову не полезли так хорошо знакомые мысли о пустоте, которые обычно приходили за всеми сильными эмоциями, он схватил печенье и отправил его в рот целиком.

- Прости, Грейнджер, я очень смущаюсь, поэтому ем все сразу, - произнес Драко с набитым ртом, - Вкусно. Так что там с магией?

Гермиона поморщилось, но Малфою неожиданно показалось, что она прячет улыбку.

- У меня есть теория, основанная на квантовой электродинамике. Выглядит красиво, но доказать ее крайне сложно. Я объясню, почему ты подходишь для проверки моей теории, но сначала мне нужно изложить тебе некоторое основы физики частиц и космологии.

- Мне правда нужно вникать во всю эту ерунду?

- А разве тебе не интересно? - подняла брови Грейнджер. - Кроме того, мне бы не помешала твоя помощь в проработке одной из частей теории, тесно связанной с созданием заклинаний. Насколько я знаю, у тебя имеется опыт в этой сфере.

Несмотря на старательно изображаемые зевки, Драко заинтересовался. Грейнджер была умна — кто же спорит? - и вполне могла дойти в своих исследованиях до чего-то действительно фундаментального.

- Да, я работал с профессором Флитвиком над весьма тонкими структурами новых чар. Но я все же должен спросить: ты думаешь, что в результате нашей работы мы узнаем, как вернуть магию человеку, лишившемуся ее? - наконец Малфой задал тот вопрос, который волновал его сильнее всего. Все теории, поля и частицы были абсолютно неважны, если он потерял волшебство навсегда. Если честно, ничто тогда не имело значения. Драко почувствовал, что пустота внутри шевельнулась, холодными пальцами обнимая сердце, в артериях закружились микроскопические частички льда. Он поспешно взял с тарелки еще теплое печенье.

- Думаю, это возможно, - неожиданно мягко произнесла Гермиона, - Но гарантий я дать не могу. Если магия — это то, что я думаю, мы по крайней мере теоретически сможем обосновать ее исчезновение, а потом — предсказать при каких условиях ее можно вернуть. Если можно. Мне нужно, чтобы ты рассказал, как это случилось. Как ты потерял магию, Драко?

Малфой вздрогнул, даже не заметив, что его назвали по имени, и погрузился в воспоминания.

<< >>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Rambler's Top100
Rambler's Top100